История
  • 1480
  • БЕЛАРУСКИЕ КРИМИНАЛЬНЫЕ СТРАСТИ 1960-х / К 100-летию беларуского уголовного розыска

    Андрей ТИСЕЦКИЙ

    Фото будут дополняться



    Поздравительный адрес к 50-летию советского уголовного розыска начальнику Пуховичского РОВД (1960-1972) Михаилу Федоровичу Вардамскому, который до этого был последним начальником Заславльского РОМ (1958-1959) до ликвидации района, а еще ранее работал в уголовном розыске, в том числе в ликвидированной в 1954 году Полоцкой области. Фото (1964-1965) приведено ниже.



    К 1960-м годам милиция в Беларуси в основном ликвидировала послевоенный уголовный бандитизм, однако до конца этого сделать так и не удалось. Остались и другие неразрешенные криминогенные проблемы.

    Вопреки избирательной памяти некоторых представителей старшего поколения бывших граждан страны Советов, жизнь в ней в рассматриваемые годы была далеко не такой радужной, как некоторые из них пытаются представить молодому поколению, и не ограничивалась «самым вкусным в мире мороженным», да достижениями в освоениями космоса ;-).

    Так, знаменитое хрущевское сокращение Советской Армии 1960-го года на 1,2 млн человек, с одной стороны, конечно же сократило налоговую нагрузку на работающих граждан, однако в краткосрочном периоде вызвало всплеск безработицы, особенно массовой в крупных промышленных центрах.

    К этому можно прибавить и, в целом, неудачные результаты экспериментов в сельском хозяйстве (освоение целины и «кукурузная» компания), в результате чего хлеб и мука стали исчезать с полок магазинов. Сам хлеб во многих местах стал суррогатным с изрядной примесью муки из того же гороха, например, был невкусным и товарный вид имел только в свежеиспеченном виде. Потом корка затвердевала, а изнутри хлеб просто рассыпался в муку.

    В 1962-м году в Минске люди по утру где-нигде находили на заборах, или деревянных строениях прибитые гвоздями батоны, рядом с которыми было выведена надпись: «РУССКОЕ ЧУДО». Милиция сбивалась с ног, совершала целые рейды, чтобы обнаружить «диверсантов». Правда, как будто, безрезультатно.

    А старожилы г.Борисова вспоминают случаи, когда в то же самое время где-нибудь на заборе можно было найти распятую и прибитую гвоздями кошку, рядом с которой была выведена надпись: «При Ленине – жила, при Сталине – сохла, а при Хрущеве – сдохла».

    Само-собой разумеющееся, что эти, а также некоторые другие обстоятельства существенным образом повлияли на криминогенную ситуацию в БССР.

    Тем не менее, тогдашний лидер страны победившего социализма, Никита Сергеевич Хрущев, посчитал, что с преступностью у нас в основном покончено и велел переименовать МВД в МООП (Министерство Охраны Общественного Порядка), считай в Министерство профилактики. Старые бывалые милиционеры расшифровали эту аббревиатуру по-своему: «Министерство Олухов Ожидающих Пенсии».

    Эпопея с МООП закончилась в 1969 году уже при Брежневе, который, по легенде, с высокой трибуны заявил, что: «Как крали, так и крадут. Переименовывайте систему обратно в МВД».

    Вниманию читателей я представляю небольшую подборку из беларуских криминальных историй милицейской подведомственности этого неспокойного, во многом схожего с «лихими 90-ми», десятилетия.

    Дела борисовские (Ограбления магазинов СЕЛЬПО)


    На стыке десятилетий по Борисовскому району прокатилась волна из 6-8 дерзких краж в сельских магазинах СЕЛЬПО, напомнив старым милиционерам и местному населению лихие послевоенные годы.
    Как выяснилось в последствии, это было делом рук банды из трех человек, возглавляемой неким Белым, родом откуда-то из-под д.Велятичи. По воспоминаниям подполковника милиции в отставке, Федора Ивановича Стрельченка, 1936 г.р., урож. Борисовского района, который осенью 1960-го прибыл из Школы проводников служебных собак в г.Нальчике в чине мл. лейтенанта в Борисовский ГОМ для дальнейшего прохождения службы, он, вместе с опергруппой в составе ст. оперуполномоченного Н.Гончарика, оперуполномоченного В.Хацкевича и участкового Ф.Кульшы, выбывали в д.Велятичи для задержания главаря банды. Как будто искали его в старой заброшенной хате на краю деревни. Сначала был арестован сам Белый, а в ходе дальнейших оперативно-поисковых мероприятий и два его подельника. Среди обворованный ими магазинов был и расположенный в районе Дома Отдыха за д.Гливино.



    Фото: оперуполномоченный ОУР Борисовского ГОМ Ф.И. Стрельченок. Нач. 1960-х



    Фото: опера ОУР Борисовского ГОМ. Слева-направо: Стрельченок Ф.И., Карпиевич В.А., Шутов Е., Хацкевич В. Сер. 2-я пол. 1950-х.



    Фото: г.Борисов, выезд на место происшествия. Справа — следователь Борисовского ГОМ Зарембо С.В., в центре — оперуполномоченный Музыкантов А.Д.

    Фото: оперуполномоченный ОУР Борисовского ГОМ Н.Гончарик. Нач. 1960-х



    Фото: УИМ Борисовского ГОМ Ф.Кульша

    Улицы в Гомеле и Речице


    В 1960 г. в ходе расследования убийства участкового инспектора 1-го отделения милиции г.Гомеля Филиппа Ивановича Чачина сотрудниками уголовного розыска с участием оперуполномоченного уголовного розыска областной милиции Тимохина была установлена и задержана бандитская группа, которая помимо этого преступления убила таксиста и на протяжении 2-х лет совершала кражи личного и общественного имущества. Сам старший лейтенант милиции Ф.И.Чачин погиб 4 мая 1960 года при их задержании в момент попытки проникновения в магазин, с целью совершения кражи. Его именем названа улица в г.Гомеле.


    19 апреля 1960 года при исполнении служебного долга – при проведении мероприятий по борьбе с незаконной рыбной ловлей р.Днепр в районе Речицы были застрелены браконьерами из охотничьего ружья милиционер Речицкого РОМ сержант милиции Сенькин Иван Андреевич и инспектор рыбнадзора Чижик.

    В 1962 году именем И.А.Сенькина была названа одна из улиц г.Речицы.



    Взрыв на минском вокзале


    24 октября 1960 года прогремел взрыв, унесший жизнь двоих человек. А дело обстояло так.
    Старшина Воробьев Николай Иванович нес службу у билетных касс Минского пригородного вокзала. Показался подозрительным молодой мужчина. Старшина решил доставить его в дежурную комнату милиции для проверки. На пути к дежурке задержанный достал из кармана коробку спичек, зажег сигарету и тут же быстро поджег бикфордов шнур, торчавший у него из-под пиджака. Раздался огромной силы взрыв, в результате которого милиционер с неизвестным погибли на месте. Установить для кого предназначалась толовая шашка, не удалось. Не исключено, что старшина Воробьев ценою своей жизни предотвратил большую беду.



    Фото: старшина милиции Воробьев Н.И.

    Побег с фантазией


    В апреле 1967 года в г.Орше под видом военнослужащего пытался совершить побег из ИТК-8 осужденный, который достал военное обмундирование и изготовил к ним старшинские погоны. Однако намерениям беглеца не было суждено осуществиться, благодаря бдительности контролера по надзору старшины Иванова.

    Раскрытие преступлений прошлых лет (Воложинский р-н Минской обл.)


    Из воспоминаний ветерана Воложинской милиции Гарасюка Сергея Иосифовича, 1935 г.р., (записано летом 2017 года):



    Фото. УИМ Гарасюк С.И. с братом (справа) и сельчанами. Нач. 1960-х

    «На работу в милицию в Воложинский РОМ я пришел в 1961 году. Был назначен сельским участковым уполномоченным. Обслуживал, в том числе, ликвидированный Забрезский сельсовет. В этом же году я раскрыл два тяжких преступления 10-летней давности, совершенных в 1951 году. А преступления эти были — изнасилование и убийство двух женщин. Одна из них из д.Долевичи шла с молоком и пропала. Трупп ее нашли в урочище Козы. Рядом с ней был обнаружен листок от отрывного календаря за 12 апреля 1951 год, который потом стал одним из главных, обличающих преступника улик. Вторая девушка жила в д.Харитоны и шла через лес в д.Подберезь за известью, побелить хату перед пасхой. Ее истерзанный труп нашли в урочище возле д.Ворони. Его и теперь местные зовут Кровавое место, Кровавое урочище.

    В ходе проделанной оперативно-розыскной работы, я установил, что преступления эти мог совершить местный лайдак Колька Лохматый. Имел он квартиру в Богданове, а потом попался на кражах и сидел. И вот он должен был возвратиться домой. Ехал поездом на ст. Богданово, где мы его уже ждали и взяли. В доме у него был обнаружен старый отрывной календарь за 1951 год. Далее была проведена эксгумация тел убитых, в результате которой были получены дополнительные обличающие вину преступника доказательства».




    Фото: сотрудники Воложинского РОВД. Нач. 1960-х гг.

    Два Гайдука


    5 ноября 1961 года от рук группы хулиганов из восьми человек при охране общественного порядка в клубе лесохимзавода в г.Борисове погиб (был зарезан) дружинник Анатолий Степанович Гайдук. Дело это имело большой резонанс и 27 декабря этого же года парня посмертно наградили орденом «Красной Звезды» с формулировкой «За мужество и самоотверженность, проявленные при охране общественного порядка».



    Фото: А.С.Гайдук

    А 27 июля 1962 года шоферы Узденского лесопункта Е.Пивовар и В.Богинский вместе с рабочими П.Т.Мпхначом, П.П.Махначем и М.Малашевичем, подвыпив, направились на танцы в сельский клуб д.Рубежевичи Столбцовского района. У входа в клуб они стали приставать к работницам чайной Елене Мелешко и Ирине Кузьмич.
    Девушки попытались призвать хулиганов к порядку. Тогда Пивовар бросился на Ирину с кулаками и стал ее избивать.

    Крики девушки услышал дежурный местной народной дружины шофер колхоза им.Я.Коласа Иван Викентьевич Гайдук. Он поспешил на помощь, но Е.Пивовар и П.Махнач набросились на дружинника и нанесли ему несколько смертельных ножевых ран в грудь.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 декабря 1962 года Иван Викентьевич Гайдук был посмертно награжден медалью «За отвагу».

    Одна из улиц в Столбцах названа в его честь. Имя И.В.Гайдука носит также одна из улиц его родной деревни.



    Фото: И.В.Гайдук во время службы в Советской Армии







    Фото (иллюстративные): милиционеры вместе с дружинниками.

    Последний беларуский «лесной брат» и банда братьев Кузьма (Лидский р-н Гродненской обл.)


    В июле 2017 года при посещении бывшего начальника ОГАИ Кореличского РОВД Хауста Владимира Васильевича, 1939 г.р., урож. Кореличского района, в милиции с 1963 года, на вопрос «А когда в районе взяли последнего „лесного брата“?» он сам ничего пояснить не смог, а вот его жена несколько отклоняясь от точности заданного вопроса рассказала, что:

    «В 1961 году в Лидском районе где-то на хуторе милиция брала последнего послевоенного вооруженного нелегала. Сдал его, как будто, сам хозяин хутора, которому он порядком поднадоел. Была перестрелка, в ходе которой бандит ранил милиционера. Последнему был поврежден позвоночник, и он стал инвалидом-колясочником. Над ним взяла шефство одна из Лидских школ. А от государства он получил пенсию и машину- «инвалидку".

    Обо всем этом писала „Гродненская правда“ в одном из номеров за 1961 год. Газетная вырезка с этой статьей хранилась у меня очень долго до переезда в новую квартиру».


    Интересно, что ни в одном источнике на тему послевоенного антисоветского вооруженного сопротивления я не нашел сведений о том, кто же был последним «лесным братом» в БССР?

    Тем не менее, исследователь Евгений Семашко в своей известной книге «Армiя Краева на Беларусi» (Мн. Выдавецкае таварыства «Хатка». 1994. С.239) приводит несколько фамилий таких последних разыскиваемых органами госбезопасности и милиции нелегалов на территории Гродненской области, и, в частности, на Лидчине, дальнейшая судьба которых автором не выяснена:

    — Артых, Ходыко (Хадыка), Людковский, Мурин, Пухальский.


    По информации же ветерана Лидского РОВД Бориса Леонидовича Чистякова, 1940 г.р., который в 1971-1977 гг. возглавлял аппарат уголовного розыска районной милиции (беседовали в августе 2017 г.), и старший брат которого также работал в послевоенной лидской милиции, последним ликвидированным только в начале 1960-х главарем послевоенных антисоветчиков на Лидчине был указанный выше Ходыко (Хадыка).

    Ремарка

    Возможно это именно тот самый командир антисоветской партизанской группы «Черного Кота», ликвидированной в начале 1947 года в районе Заславля, о чем я писал в своей исследовательской работе «ЧЕРНЫЙ КОТ» ПОД ЗАСЛАВЛЕМ /или Моменты жизни милиционера Петра Довгаленка — bramaby.com/ls/blog/history/4068.html

    По информации же Б.Л.Чистякова, последнее резонансное дело 1960-х на Лидчине было связано с фактами нескольких грабежей, совершенных бандой из двух братьев по фамилии Кузьма, жителей г.Лида, на вооружении которых были нож и пистолет. Бандиты совершили несколько преступлений по району. В частности, ими был ограблен хутор Барановских в районе д.Тябы Дубровенского сельсовета, где при родителях была изнасилована дочь хозяев — Ева. По приговору суда один из братьев был приговорен к высшей мере наказания-расстрелу, а второй был осужден к 15 годам заключения.





    Фото: начальники лучших районных аппаратов ОУР на слете отличников милиции МООП БССР. Секция уголовного розыска. Прим. сер. 1960-х. Сидит крайний слева — нач. ОУР Лидского РОМ А.М. Цыбулев.



    Фото: нач. ОУР Лидского РОВД Б.Л.Чистяков. 2-я пол. 1970-х.

    Об убийстве милиционера Шимко Н.А. (Несвижский р-н Минской обл.)

    В 1963 году солдат срочной службы, прихватив из оружейной комнаты два пистолета с боекомплектами к ним, самовольно покинул расположение своей воинской части и 20 июня на окраине г.Барновичи ограбил одинокого прохожего. На следующий день грабитель ворвался в магазин в д.Студенка Несвижского района и угрожая оружием, забрал из кассы всю денежную выручку. Оперативную группу по розыску и задержанию преступника возглавил заместитель начальника Несвижского РОВД по оперативной работе капитан милиции Николай Александрович Шимко.

    Выбыли с Студенку, однако преступник уже успел скрыться. Установив приметы и возможные пути движения грабителя, Шимко приказал двум милиционерам и проводнику с собакой Джульбарсом искать след, а сам вместе с инспектором уголовного розыска Л.А.Корсаком. на мотоцикле отправился к железной дороге, чтобы перекрыть ее.

    Едва успели выехать из деревни, как их остановил колхозный пастух Бруй, который подтвердил подозрение, что разыскиваемый направится в сторону железнодорожной станции. Посадив Бруя на заднее сиденье, немедленно выехали наперехват. Возле пос.Городея увидели мелькнувший за забором чей-то силуэт. Шимко вел мотоцикл. Корсак приподнялся из коляски, чтобы разглядеть, кто там за оградой? Неожиданно из-за забора раздались два выстрела, один из которых оказался для Шимко смертельным.



    Из воспоминаний старейшего сотрудника ОБХСС Несвижского РОВД Дубовика Михаила Николаевича (записано весной 2017 г.):



    Фото: слева — Дубовик М.Н., справа — нач. ОБХСС Несвижского РОВД Егоров И.Т. 2-я пол. 1960-х.

    «Вопреки выдуманной потом легенде, солдата-грабителя застрелил не Леня Корсак, а тот сам застрелился, когда осознал, что, хотя и ситуативно, но убил милиционера, и что его за это ждет смертная казнь. Николай Шимко тоже совсем не ожидал, что нарвется на пулю, и поэтому вел себя беспечно. За что и поплатился. Я потом случайно ехал в одной машине, в которой ехала и мать этого солдата, которую вызвали на опознание тела, и чтобы забрать труп сына. Оказалось, что его отец был военным в звании подполковника, и служил где-то на Смоленщине».

    А Николай Шимко посмертно был награжден орденом «Красной Звезды». Его имя навечно занесено в списки личного состава Несвижской милиции. Его именем также названа одна из улиц города.

    Хочу обратить внимание читателя, что в Несвиже милиционер проработал менее года, а ранее работал старшим оперуполномоченным уголовного розыска в довольно спокойном в криминальном плане Пуховичском районе (1952-1956), а затем учился в Высшей школе милиции РСФСР. Поэтому инстинкт самосохранения, в отличие от местных милиционеров из западных районов Беларуси, которых в послевоенные годы активно отстреливали как криминальные, так и антисоветские элементы, у него был развит не столь сильно, что возможно, и повлияло на его судьбу.



    Фото: построение оичного состава Несвижского РОМ. Нач. 1963 г. Проводят начальник отдела милиции Нарубин. Рядом стоит зам. по оперативной части — Шимко.



    Фото: сотрудники Несвижского РОМ на входе в отдел. 1963-1965 гг.

    Криминальная эпопея на границе двух областей (г.п.Березино Минской области – Белыничский район Могилевской)


    «6 сентября 1964 года, при проведении поиска вооруженного преступника на территории Белыничского района Могилевской области, отличилась оперативная группа под командованием старшего лейтенанта Метельского И.М. За короткое время боевая задача была с успехом выполнена. Воины действовали тактически грамотно, смело и решительно. Вооруженный бандит был пойман и обезврежен».

    Это строки из приказа о поощрении.

    Из интервью с Василием Игнатьевичем Тарасевичем, 1941 г.р., урож. г.Кобрина, подполковником внутренних войск МВД СССР запаса:

    «В 1964 году вторую роту в/ч 3214 перебросили в Белыничи. Нужно было искать преступника, который напал на милиционера, ранил и забрал пистолет. Утром мы туда приехали, а вечером его уже задержали вместе с милицией».

    Из воспоминаний (май 2014, май 2018 гг.) старейшего сотрудника уголовного розыска Минской области (а может и всей республики – А.Т.) Василия Игнатьевича Дылевича, 1925, урож. д.Лысовичи Минского района, участника советско-германской войны 1941-1945 гг., бывшего советского партизана, полковника милиции в отставке. В период 1960-1970-е гг. замначальника ОУР УВД Миноблисполкома, в период 1970-1980-е гг. — его начальник (Записано: май 2014, май 2018 гг.):



    Фото: Дылевич В.И. 1970-е.

    «В середине 1960-х годов поступила информация о зверском убийстве женщины в г.п. Березино. Я выбыл на место. Там уже был прокурор Червеньского района Н.М. Насеченко, т.к. в 1962 г. Березинский район был ликвидирован и до 1965 г. входил в состав Червеньского. Потом снова был восстановлен.

    По выбытию на место преступления, было установлено, что убита продавец небольшого ведомственного магазина Бобруйского речного пароходства. Тогда по Березине от Бобруйска и до Борисова ходили небольшие пассажирские пароходы. Магазин размещался под мостом.

    Как потом насчитали судмедэксперты всего убитой было нанесено более 60 ударов шилом в район груди. Женщина она была полная и убийца долго не мог достать до сердца.

    В ходе оперативно-розыскных мероприятий был установлен подозреваемый, еще не достигший совершеннолетия житель соседнего райцентра – г.п.Белыничи, уже Могилевской области.

    Я вместе с Насеченко выбыл туда. А после нашего прибытия, там произошло из ряда вон выходящее происшествие. Как-то узнав, что его разыскивает милиция, преступник перерезал путы попавшемуся ему на глаза коня, вскочил на него и помчался к своему дому на краю поселка. Там парень стремглав кинулся к фундаменту дома, где было оборудовано окошко в подпол, и где у него в тайнике был припрятан револьвер-наган. Парень схватил его, снова вскочил на коня и поскакал к зданию районной милиции. Забежав в кабинет начальника райотдела, он наставил на него револьвер. Начальник отдела, майор, бывший сотрудник НКВД, стал медленно подыматься из-за стола, т.к. растерялся и не знал, что ему делать. Преступник нажал на курок, но… последовала осечка. Видно отсырели патроны. Парень так же внезапно, как ворвался в помещение отдела милиции, выскочил оттуда прочь, вскочил на кон и скрылся.

    Началось преследование, которое продолжалось, в том числе, в лесу. Уже в населенном пункте, преступник, пытаясь перевалиться через забор, был на другой стороне схвачен. Во время задержания оказал сопротивления, кусался, лягался, выл как дикий зверь. Парень этот вообще был диким, неуравновешенным, каким-то зверенышем, Маугли. А вот физически был очень крепким. На суде от смертной казни его спасло только то, что ему не было еще и 18 лет. Получил большой срок наказания. Возможно он и сейчас еще жив и проживает у себя на родине».




    Фото: во дворе Белыничского РОМ. Сер. 1960-х. Милиционеры вместе с дружинниками.



    Фото: ´Оперативная группа в составе старшего оперуполномоченного уголовного розыска т. Стрежа Г.Е., следователя т. Королькова В.И. и участкового уполномоченного т. Свирейко В.Б. готова к выезду на место происшествия (Белыничский райодтел милиции, 1967 г.)´.


    Во время рассматриваемых событий начальником Белыничского РОВД являлся Мартынов Василий Исакович (1963-1964). Его племянник, Иван Мартынов, в 2016 году на сайте Проза.ру оставил про него и рассматриваемые события следующие строки:

    «12 июля 1941 года дядя 18-летним юношей был призван на службу и провоевал до последнего дня войны командиром отделения в роте связи разведбатальона. Награждён орденом Славы третьей степени за форсирование Днепра, Орденом Отечественной войны второй степени, орденом Красной Звезды, многими медалями. Сразу после войны принимал участие в ликвации бандеровских банд, в одной из операций получил от бандеровца удар кованым сапогом по левой почке (последствия проявились позднее). Обучаясь в Каунасской школе по подготовке командного состав милиции, принимал участия в борьбе с «лесными братьями». Сутками приходилось сидеть в болотной жиже, выслеживая их логово. Выезжал и в Могилеве на ликвидацию банд.

    Являясь самым образованным среди сотрудников милиции, обладал огромным оперативным мышлением, а его обходили и с наградами, и с продвижением по службе. Я расскажу только о последней его операции.

    Житель Белыничского района д.Задруцкой Слободы, возвращаясь из Минска, остановился в Березино и потребовал у буфетчицы автовокзала деньги, и когда та отказалась выполнить его просьбу, нанёс ей около шестидесяти ударом шилом. Получив сообщение и определив наиболее вероятное место укрытие бандита, дядя сам выехал лично на его задержание, зная, какое это трудное и опасное дело. Вместе с офицером Стрежем они быстро нашли предполагаемый дом матери убийцы. Дядя зашёл в дом, а помощник остался вести наружное наблюдение.

    По непонятной причине Стреж пропустил бандита в дом, который, увидев дядю, выхватывает пистолет и стреляет в упор, но пистолет дал отсечку. Дядя стремиться стрелять по ногам преступника, но его мать хватает руками дядю сзади, и её сын, выбив окно, пытается скрыться, но далеко убежать не успевает. Милиция блокировала его в перелеске и вызвала на помощь внутренние войска. Вместо достойной оценки действий по задержанию опасного преступника, имеющее на дядю «зуб» высшее руководство, усиливает его моральную травлю. Устав от постоянных придирок, он покидает органы милиции».


    Последние беларуские лесные разбойники (Сенненский р-н Витебской обл.)


    5 сентября 1964 года был ранен при задержании преступника, а 6 сентября умер участковый уполномоченный отделения милиции Сенненского райисполкома ст.лейтенант Синкевич Алексей Андреевич, 1923 г.р., уроженец д.Каменка Сенненского района Витебской области, бывший партизан.

    А дело обстояло так.

    Житель д.Осиновка Ярослав Москалев уже в школе прослыл отъявленным лодырем и хулиганом: еле переползал из класса в класс, да так и не добрался до выпускного. Повзрослев, не на одном месте работы долго не задерживался – ни в совхозе «Ходцы», ни на Сенненском льнозаводе, ни в Полоцком леспромхозе. Женившись, бросил жену, сошелся с другой, которую также бросил.

    И вот сигнал: в новогоднюю ночь некто, разбив окно школы д.Латыголово, украл киноаппарат. К утру снежная поземка замела следы похитителя. Но все же вора случайно видел подросток Толя Синьков. Когда поутру в доме Москалевых появился участковый Синькевич, мать Ярослава в ответ на вопрос о местонахождении сына деланно развела руками: уехал, а куда неизвестно.

    Его следы обнаружили в Курганской области РСФСР, в Шадринском районе, где Москалев устроился было учеником в школу механизации сельского хозяйства. Пока искали Москалева, тот успел подмять под себя своего однокашника по училищу восемнадцатилетнего Виктора Изъедугина, по характеру мягкотелого и бесхарактерного.
    Попытался Москалев сбыть украденный киноаппарат, однако никто не хотел его покупать.

    Буквально накануне ареста Москалева в школе механизаторов пропало несколько новых бушлатов, украденных Изъедугиным по заданию своего старшего товарища. Вместе с ними исчезли и Ярослав с Виктором. Только киноаппарат лежал под койкой Москалева.

    А на Сеннинщине вдруг объявились два вооруженных разбойника.

    Сначала два дня прожили у матери Москалева в Осиновке, а на третий, захватив побольше продуктов и лопаты, отправились подальше в лес, на маленький островок, окруженный болотистыми зарослями. Вскоре там появились две землянки. В одной жили Москалев и Изъедугин, а в другой они хранили принесенные с собой продукты, а позднее награбленные у местного населения вещи. И оружием успели обзавестись: охотничье ружья – у Москалева, малокалиберная винтовка – у Изъедугина.

    Подошли к концу взятые с собой продукты. Голод погнал воров на соседний большак. Сначала они ограбили киномеханика Ивана Болдешкина, отобрав у него велосипед. А потом, затаившись в придорожных кустах, стали подстерегать школьников, спешивших по большаку в школу, и забирать у них все съестное.

    Москалев как-то увидел из засады шагающего по большаку Толю Синькова, как уже было мною сказано выше, ранее сообщил участковому милиционеру, кто украл в новогоднюю ночь киноаппарат. Пуля, выпущенная Москалевым, пролетела мимо и подростку удалось убежать.

    Это покушение на убийство превратило вчерашних воров в опасных для населения бандитов и вынудило сотрудников милиции принять самые решительные меры к ликвидации опасности, нависшей над жителями близлежащих деревень.

    Районный отдел милиции перешел на казарменное положение. В оперативную группу, которую возглавил начальник райотдела Назаров, зачислили Синькевича, госавтоинспектора Вячеслава Шевкуна, старшего инспектора уголовного розыска областного управления милиции Новикова и проводника служебно-розыскной собаки Матеша со своим четвероногим напарником Рексом.

    Под круглосуточное наблюдение были взяты все места, где могли появиться преступники. Следили и за домом матери Москалева.

    Три ночи провела оперативная группа в засаде поблизости от дома Елены Москалевой в Осиновке (по другим сведениям — в Латыголево), но преступники не появились. В дневное время было организовано скрытное наблюдение за домом и его хозяйкой. Внешне Москалева как будто не проявляла особенной озабоченности и беспокойства, только стала чаще обычного наведываться в продуктовый магазин. Вдруг ей стразу три килограмма копченой колбасы понадобилось, потом пять банок консервов, наконец, две бутылки водки. И каждый раз, вернувшись домой, сразу укладывала покупки в и без того разбухшую сетку, почему-то хранящуюся не в доме, даже не в сенях, а снаружи, под скамейкой у окна.

    Удалось незаметно для Елены Москалевой осмотреть содержимое сетки. Кроме продуктов в ней было чистое мужское нательное белье. Да еще записка с адресом человека, у которого сын со свои дружком смогут найти пристанище, когда наступят холода.

    На четвертую ночь Москалев появился во дворе дома и при попытке его задержания Синкевичем в упор выстрели ему в грудь, после чего, воспользовавшись темнотой, скрылся. Имеются сведения, что даже завладел его табельным пистолетом. По дороге в больницу милиционер скончался. Началось преследование.
    Виктора Изъедугина Назаров, Шевкун и Матеша с помощью Рекса догнали и схватили незадолго до рассвета. А Ярославу Москалеву удалось скрыться.

    Припертый к стенке, Изъедугин привел милиционеров к бандитским землянкам на лесном островке, рассказал о брате Москалева, который время от времени оказывал им помощь.

    Гибель Синькевича подняла на ноги весь район. Ярослав Москалев метался как затравленный волк: куда ни сунься, везде добровольческие посты и дозоры из жителей окрестных деревень и даже райцентра. Сутки поисков. Вторые. В мероприятии участвуют и военнослужащие оперативного полка войсковой части 3214. Прочесывание лесов не прекращалось ни на день и наконец преследователи прижали разбойника к чащобе на берегу озера Ольшаны. Видя, что от людского гнева и неминуемого возмездия не уйти, разбойник покончил с собой.

    Участковый инспектор милиции Синькевич А.А. посмертно был награжден орденом «Красной Звезды». Его именем названа улица в Сенно, он навечно зачислен в списки сотрудников Сенненского РОВД Витебской области.



    И снова криминальные страсти Гомельщины


    17 февраля 1965 года оперативной группой под руководством оперуполномоченного уголовного розыска УОПП Гомельского областного Совета депутатов трудящихся Михаила Федоровича Малайчука в Кормянском районе в д.Заболотское был задержан особо опасный вооруженный преступник Лебедев. Накануне была получена оперативная информация, что тот может скрываться у своего приятеля в д.Заболотское. Опергруппа выехала на место. Был уже вечер, когда сотрудники милиции вошли в деревню, оставив машину на подъезде, чтобы не привлекать к себе внимания. Сначала был окружен один из домов. Дверь на замке. Сарай также закрыт. Осмотрели дом, чердачное помещение… Ни души. Остался сарай. Открыли дверь. Лениво жует жвачку корова. Сарай и весь чердак до отказа, по самую крышу, набиты сеном. И тоже, как будто, ни души. Решили осмотреть чердак. Первым по лестнице взобрался руководитель опергруппы Малайчук. За ним еще двое оперативных работников. Сбросили немного сена и обнаружили лаз вниз. И вдруг прогремел выстрел. Малайчук упал. Бандит выскочил с дымящимся пистолетом в руке, но сделать новый выстрел ему не дали: вырвали оружие, сбили с ног. Спасти коллегу не удалось.

    Посмертно М.Ф.Малайчук был награжден орденом «Красной Звезды». Его именем названы улицы в г.п.Корма и г.Гомеле.



    5 января 1966 года в дежурную часть Чечерского райотдела милиции поступило сообщение, что некие Ежов и Перников на почве мести намереваются свести счеты с односельчанином Колодиным. На задержание злоумышленников немедленно направился находившийся в здании райотдела заместитель начальника капитан милиции Иван Иванович Балахонов. Задержав Ежова, но не обыскав его, т.к. дело происходило посреди улицы, милиционер повел его в райотдел, придерживая за локоть. Однако буквально за несколько метров до входа в здание отдела милиции, задержанный выхватил из кармана пистолет и выстрелил в грудь милиционера. Пытаясь избавиться от державшей за локоть руки, он бил рукояткой по пальцам, выкручивая их, но безуспешно.

    Истекая кровью, капитан милиции удерживал Ежова до тех пор, пока на того не навалились прохожие и подоспевшие сотрудники райотдела.

    Через несколько часов от полученного ранения милиционер скончался. На месте его гибели установлена мемориальная доска.



    Барановичские криминальные страсти




    Из машинописных воспоминаний бывшего начальника Барановичского РОВД (1963-1977) подполковника милиции Ивана Иосифовича Косинского, 1924 г.р., урож. д.Ст.Копыль Копыльского района Минской области:

    «В 1965 году группой преступников было совершено разбойное нападение на семью, проживающую на хуторе в районе Городищенской птицефабрики.

    Преступники натянули на головы капроновые чулки, проникли через чердак в дом, связали двух женщин, истязали их, требуя ценности и деньги. Заполучив таким путем деньги, они оставили избитых до потери сознания и связанных потерпевших в доме, заперев снаружи дверь на замок, и скрылись.

    Дежурный по райотделу получил запоздалое сообщение о случившемся происшествии. Сразу же на раскрытие преступления выехала опергруппа, до приезда которой капитан милиции Рогович В.Л. и участковый инспектор ст. лейтенант милиции Кривицкий Н.Н., мобилизовав общественность, перекрыли все пути отхода преступников в сторону Барановичей. Силами дружинников были перекрыты все основные и полевые дороги, установлено наблюдение за автостанцией, т.е. всеми возможными местами появления бандитов.

    К концу дня дружинники сообщили на оперативный пункт милиции в г.п.Городище, что двое подозрительных неизвестных вышли из леса на дорогу Барановичи – Городище и пытаются остановить попутную автомашину, чтобы уехать в направлении г.Барановичи. Опергруппа без промедления выехала на место и на дороге задержала подозрительных, которыми оказались жители д.Подлесейки: отец и сын Карачуны. В последствии под тяжестью улик они сознались в совершенном преступлении. Так при умелой организации работы сотрудников милиции и общественности, в течение суток было раскрыто тяжкое преступление – разбой.

    В августе 1966 года из УВД поступило сообщение, что из Брестского гарнизона дезертировал военнослужащий, захватив с собой автомат ППШ, множество боеприпасов и на автомашине ГАЗ-69 движется по трассе Брест – Минск в сторону Минска.

    Получив такую вводную от дежурного по райотделу, мною было дано распоряжение инспектору ГАИ ст. лейтенанту С.И. Кучеренко, стоявшему в то время на посту ГАИ «Березовка», перекрыть дорогу Брест – Москва в районе Березовки на мосту грузовым автотранспортом, т.к. преступник, проехав Кобринский, Березовский и Ивацевичский районы, на требование работников ГАИ и милиции не останавливался, а лишь увеличивал скорость. Т. Кучеренко С.И. до подъезда опергруппы отдела милиции и солдат полка МВД перекрыл дорогу на мосту рефрижератором. Преступник, заметив издали, что дорога перекрыта, сходу развернул автомобиль и двинулся в сторону д.Лесная. Ввиду прохода поезда через станцию, на путях был закрыт шлагбаум и преступник был вынужден остановиться. А в это время подоспела опергруппа, которая без единого выстрела задержала опасного преступника. Он даже не подозревал, что все произойдет так быстро.

    За проведение этой операции руководством УВД Брестского облисполкома, командиром в/ч №34445 и начальником Брестского гарнизона вся опергруппа была поощрена».


    Некоторые подробности этой операции приведены и в рукописных воспоминаниях одного из непосредственных участников, указанного выше Кучеренко Сергея Ивановича, 1927 г.р., урож. Полтавской области УССР, в последствии начальника ОГАИ Барановичского РОВД:

    «Помню один из моментов в моей милицейской работе. Где-то в 1964(?) году ночью я нес службу на мосту (Слуцкая развилка). При мне из вооружения был только пистолет «Макарова», а также служебный мотоцикл К-650. Из Слуцка мне позвонил инспектор ГАИ, сообщив, что в моем направлении на автомашине ГАЗ-67 движется солдат-дезертир, вооруженный автоматом ППШ. Инспектор добавил, что его требование остановиться дезертир проигнорировал, и что машина движется на большой скорости.

    Я быстро организовал перекрытие автодороги грузовиками, а также сообщил в военную комендатуру и дежурную часть РОВД.

    Дезертир на мои требования остановиться, объехал по обочине устроенную ему преграду, и поехал в направлении д.Лесино. Я последовал за ним. Организованное преследование настигло дезертира на подъезде железнодорожному переезду у д.Лесино. Как раз в это время переезд был закрыт и я, посоветовавшись с военными из комендатуры, решил его перехитрить — выманить из кабины, т.к. мы понимали, что если я к нему пойду, то он откроет автоматическую стрельбу.

    Один из военнослужащих, который был в гражданской одежде, и с которым предварительно обговорили все тонкости ситуации, подошел к автомашине дезертира и попросил у него закурить. Когда дезертир передавал сигарету, просунув руку в отрытое окно двери, военнослужащий резко дернул за ручку, открыл дверь и без промедления схватил лежащий у того на коленях автомат за ствол, таким образом обезоружив его.

    Позже дезертир признался, что если бы я к нему подошел, то он сразу открыл бы огонь на поражение».






    Фото: руководство барановичского РОВД. 1970-е.

    Покушение на ограбление почты в Плещеницах (Логойский р-н Минской обл.)


    Из воспоминаний полковника милиции в отставке Федора Евсеевича Глушакова, 1930 г.р., бывшего начальника Смолевичского РОВД (записано в марте 2016 года):

    «Несмотря на то, что Плещеницкий район был ликвидирован в 1962г., Плещеницкий отдел милиции Логойского РОВД просуществовал по 1965 года и я являлся его последним начальником. Где-то за 8 месяцев до ликвидации отделения милиции в городском поселке имела место резонансная попытка ограбления местного почтового отделения.

    А дело было так.

    На то время в поселке был только один домашний телефон — у первого секретаря партийной поселковой партячейки, который проживал в доме по соседству со мной. И вот как-то вечером после того, как я уже пришел со службы домой, он забегает ко мне и говорит, что ему позвонил дежурный по райотделу и попросил срочно передать, что в настоящий момент происходит вооруженное ограбление местного почтового отделения, и что он выбывает на место, с целью пресечения преступления.

    Дежурил тогда старый опытный участковый инспектор, участник ВОВ, Кишкурно Вячеслав. Причем дежурил один. После того, как кто-то из граждан сообщил ему о происшествии, он позвонил первому секретарю, чтобы тот оповестил меня, а я поднял на ноги личный состав отделения. После этого участковый взял в оружейной комнате автомат ППШ и бегом бросился (никакого транспорта у него тогда под рукой не было) через лесок в сторону почты. Увидев подбегающего вооруженного милиционера, преступники, а было их несколько человек открыли по нему огонь, в том числе (если память мне не изменяет) и из автоматов. Однако в Кишкурно никто не попал. В ответ и он открыл огонь по бандитам из ППШ (как мы потом подсчитали истрачено им было 30 патронов, т.е., считай, пол диска). Вмешательство в ограбление сотрудника милиции спасло от неминуемой смерти кассиршу. Преступники же бросились в лесной массив, где у них стоял мотоцикл, сели на него и помчались в сторону Минска. Я позвонил в УВД Миноблисполкома, с целью включения в действие плана «Перехват», а потом, вместе с прибывшими на место подчиненными и простыми гражданами, организовал преследование в количестве 10-15 человек на 5 мотоциклах.

    Однако преступникам удалось оторваться от погони. Они на полном ходу промчались через Логойский район. На одном из стационарных постов ГАИ на въезде в столицу республики сотрудники милиции попытались остановить бандитов, однако те стали стрелять по ним на ходу, не снижая скорости, и сумели прорваться через заслон в большой город, где им удалось затеряться. По имеющейся в моем распоряжении информации, их удалось обезвредить, правда значительно позже. Дело это имело большой резонанс как в УООП области, так и в МООП республики, так как считалось, что на время совершения преступления организованная преступность у нас была окончательно ликвидирована».



    Фото: преследование грабителей.





    Фото: Проведение разового техосмотра транспортных средств Плещениц и сельсовета на центральной площади городского поселка. 2-я пол. 1960-х.



    Фото: сотрудники Плещеницкого РО Логойского РОМ. 1965 г. Сидит в центре Глушаков Ф.Е.



    Фото: Тоже. 2-й справа стоит УИМ В.Кишкурно.

    «Девятка» и «Золотое» дело (г.Борисов и г.Бобруйск)


    Где-то в середине – второй половине 1960-х в Борисове имела резонанс т.н. «Девятка» — дело о котором знало не так много людей, но о котором до сих пор вспоминают, приговаривая что-то вроде: «секс в СССР был»!

    А дело было так.

    В Борисове по ул.Труда, недалеко от 10 СШ несколькими директорами главных промышленных предприятий города и высокопоставленными городскими чиновниками при активном содействии местных предприимчивых евреев был организован неофициальный «Дом Отдыха», а по сути — бордель. Бригада профессиональных маляров на государственные средства должным образом его оформила, были фактически наняты на негласную работу несколько молодых женщин и девушек без комплексов, и по вечерам «лучшие люди города» в тайне от жен собирались в своем уютном гнездышке, где слушали запрещенную в СССР официальной цензурой музыку и играли в карты на содержанок, которые голыми танцевали на игральном столе, и время от времени уединялись с мужчинами в отдельных комнатах. Иногда устраивались и групповые сексуальные игрища. О том, почему все это называлось именно «девятка» говорят разное. Одни – что по числу завсегдатаев заведения, другие – по числу содержанок.

    Доподлинно же не известно, как информация об этом дошла до соответствующих органов. Одни говорят, что «малину» выявил оперуполномоченный ОБХСС Гигель, другие – агент начальника ОУР ГОВД Исаенка. Но было возбуждено уголовное дело, то ли за содержание притона, то ли за растрату государственных средств. Следствие велось прокуратурой. Сел ли кто-нибудь в конечном итоге на скамью подсудимых, тоже доподлинно не известно.

    По результатам же разбирательства некоторые из завсегдатаев увеселительного заведения как будто лишились своих рабочих мест, а их жены узнали, что их вторые половинки отнюдь не импотенты, как представлялось им в семейном ложе.

    В это же самое время в Бобруйске в 1966 году в узких кругах гремело дело по обвинению группы местных евреев в незаконном обороте золота и валюты.

    Из воспоминаний ветерана Бобруйского РУВД Сакадынца Михаила Федосовича, 1928 г.р.(записано летом 2017 года):

    «Дело было в середине 1960-х. По делу проходили также отец и сын Садовские. Старший был заготовителем, имел маленький склад. Скупали золото и валюту. Старший Садовский, будучи под следствием умер с СИЗО, а сына выпустили. Не исключено, что за взятку. Он работал дантистом в стоматологической поликлинике. Потом выехал в Израиль».

    Из воспоминаний ветерана Бобруйского РУВД Зембицкого Леонида Семеновича, 1934 г.р.(записано летом 2017 года):



    Фото: Л.С.Зембицкий. 1963-1965 гг.

    «Старший Садовский жил на ул.К.Маркса. В подвале у него одних ковров нашли 30 штук! И целый клад золотых изделий! Сын, Яша, жил на привокзальной площади. Возглавлял группу преподаватель автотранспортного техникума еврей Хигир.



    Фото: фасад Бобруйского автотранспортного техникума. Нач. 1950-х гг.



    Фото: милиционеры Бобруйского ГОВД. Сер. 1960-х гг.

    Когда их всех судили, то он уже работал в Минске. Тогда сняли с должности и отправили в отставку (благо выслуга уже позволяла) начальника горотдела милиции подполковника Пугача Сергея Васильевича, т.к. выяснилось, что Хигир часто подвозил его в Барановичи, где у обоих были родственники".


    Слуцкие криминальные страсти 1967-го


    А вот три криминальных сюжета за 1967 год по Случчине.

    Из исторического формуляра Слуцкого РОВД известно, что 19 февраля 1967 года в дежурную комнату отделения милиции Слуцкого горисполкома поступил сигнал о том, что житель д.Михейки Василий Шилович, вооружившись охотничьим ружьем и находясь в нетрезвом состоянии, застрелил Ольгу Коржевич и свою мать Агафью Шилович. Рабочего АТП Михаила Кракосевича, попытавшегося вместе с другими односельчанами обезоружить преступника, тяжело ранил, и тот скончался в течение нескольких минут.

    Шилович поджег свой дом, занял удобную позицию и, имея запас патронов, стрелял в каждого, кто к нему приближался. Им был ранен Н. Козловский.

    Оперативной группой в составе начальника горотдела милиции Л.М. Войтенкова, милиционера О.И.Карпучек и дружинника-шофера АТП В.А. Метельского удалось захватить и обезоружить бандита. При задержании преступник ранил входившего в опергруппу начальника пожарной инспекции Н.М. Бельского, дружинника В.А. Метельского и начальника ГОМ Л.М. Войтенкова.

    За задержание вооруженного преступника Н.М. Бельский был награжден орденом «Красная Звезда».

    11 октября 1967 года в Слуцкий РОВД обратилось командование воинской части с просьбой оказать содействие в задержании вооруженного дезертира. На розыск преступника был направлен проводник служебно-розыскной собаки Владимир Степанович Серченя. Собака Дон взяла след и привела через некоторое время на полянку леса, где в стогу и скрывался дезертир. При задержании у него было изъято 1000 штук патронов и 10 пистолетов. Командующий БВО наградил В.С. Серченю золотыми часами.

    А 12 октября 1967 года произошли известные массовые беспорядки в самом Слуцке, вызванные предвзятым, по мнению горожан, судом над коммунистами Гапановичем и Сытко, забившими до смерти Николаевского, в результате чего жители стали забрасывать камнями помещение суда, работников милиции и солдат войск МООП, а затем подожгли здание.

    Свыше 80 солдат внутренних войск и работников милиции получили телесные повреждения. Старшая судья Г.И. Алексеева и начальник КПЗ С.И. Татур погибли.

    За участие в беспорядках в Слуцке к уголовной ответственности привлекли 12 человек. Несколькими десятилетиями позже белорусские СМИ уточнили эту информацию: всего следствие КГБ довело до суда дела 17 участников беспорядков. Суд определил им от 6 до 15 лет заключения.



    Фото: сотрудники Слуцкого РОВД. 1967 г. Сидит крайний справа начальник райотдела Л.М.Войтенков.




    Фото: сотрудники ОУР Слуцкого РОМ. 1963-1965 гг.

    Улица в Лиде


    29 октября 1967 года в послеобеденное время участковый уполномоченный Лидского ГРОВД лейтенант милиции Тихон Васильевич Грицкевич отправился на дежурство вдоль оживленной трассы вместе с дружинниками С.Абрамовичем и Л.Кудло. При остановке лихача на мотоцикле, его пассажир, находившийся в пьяном виде и с охотничьим ружьем застрелил милиционера.
    Решением исполкома городского совета депутатов трудящихся одна из улиц Лиды названа именем погибшего при исполнении служебного долга участкового уполномоченного.



    Фото: проверки на дорогах.



    И снова борисовские криминальные страсти


    В один из майских вечеров 1967 года милиционер патрульно-постовой службы Борисовского ГОМ Василий Иванович Кушнер исполнял обязанности помощника дежурного по горотделу милиции. Около 22 часов по телефону поступило сообщение, что в один из домов по ул.Чапаева проникли неизвестные и оттуда раздаются крики о помощи. Кушнер немедленно выбыл на место происшествия. Вокруг дома собралась толпа любопытных. Попасть в дом сразу не удалось – дверь была закрыта изнутри. От соседей узнал, что хозяева – пожилая супружеская пара.

    Раздумывать было некогда. Милиционер разбил окно и вскочил в темную комнату. Луч фонарика высветил притаившегося у стены мужчину с обрезом двуствольного охотничьего ружья в руках. Исход поединка решали секунды. Только мгновенная реакция стража порядка позволила ему уклонится от смертельной пули, вонзившейся в нескольких сантиметрах от него в стену. Резкий прыжок в сторону спас и от второго выстрела, прозвучавшего следом. Воспользовавшись ситуацией, преступник выпрыгнул в окно. Напуганные выстрелами любопытные расступились перед вооруженным бандитом, освободив ему путь к бегству. Но преступнику уйти не удалось. После недолгого преследования В.Кушнер настиг его, свалил с ног и подмял под себя, а подбежавшие мальчишки помогли скрутить проволокой руки и ноги находившегося в розыске ранее судимого.

    4 ноября 1967 года Василий Иванович Кушнер был награжден правительственной наградой орденом «Красной Звезды».



    Фото: В.Кушнер (справа) с водителем ГОВД Шибалко.

    5 января 1968-го был убит командир отдельного взвода ППС капитан милиции Иосиф Игнатьевич Давидовича.



    Фото: И.Г.Давидович

    Из воспоминаний Здислава Михайловича Корицкого, 1943 г.р… майора внутренней службы в отставке, жителя г.Борисова (записаны в 2016 году):

    «После окончания Харьковского пожарно-технического училища МООП УССР я был направлен на работу инспектором в г.Борисов в Борисовский РОМ, который в то время размещался по ул.Гоголя в Старом Городе рядом с бывшей тюрьмой. Я прибыл для прохождения службы в Борисов 8 октября 1964 года. Состоя в штате райотдела милиции приходилось выполнять и милицейские функции. Это и дежурство по РОМ (тогда штатных дежурных не было), и выезд на место происшествий, конвоирование в суд арестованных, дежурство по линии ГАИ, т.к. у меня был служебный мотоцикл, а транспорта в то время в отделе милиции было: грузовая машина ГАЗ-51, да ГАЗ-69".


    Фото: Зд.М. Корицкий (слева).

    «Часто всплывают в памяти отдельные случаи разных происшествий. Вот одно и них.

    Шел декабрь (на самом деле январь. – А.Т.) 1968 года. По графику дежурств по РОМ я заступил с утра на дежурство вместе с помощником. Где-то после 14 часов дня поступил звонок из городской больницы, что туда был доставлен гражданин из д.Б.Ухолода с проникающим ранением острым предметом в области грудной клетки.

    Я сразу выехал в больницу. По разрешению врача побеседовал с потерпевшим, который пояснил, что в этот день он зашел в дом своей соседки поговорить по поводу растопки бани. В доме соседки сидел за столом ее родственник, который, будучи в нетрезвом состоянии, стал ругаться на него, а затем достал из кармана отвертку и ударил ею потерпевшего в грудь, после чего собрался и ушел. Фамилия последнего была Соболь. Я записал объяснение потерпевшего, вернулся в отдел, доложил начальнику РОМ майору Диковицкому А.А. (А.А.) о происшествии, сделал запись в Журнале учета происшествий и доложил дежурному по УВД области».



    Фото: А.А.Диковицкий за трибуной.

    «Потерпевший еще пояснил, что этот гражданин Соболь живет в г.Н.-Борисове по ул. 3-го Интернационала. Спустя некоторое время поступил звонок от ст.оперуполномоченного уголовного розыска капитана Гончарика Н.И., который находился в д.Б.Ухолода по служебным делам. Был такой порядок в РОМ, что, находясь на районе, надо было отзваниваться в РОМ. Я сообщил т.Гончарику Н.И. о происшествии, и уведомил о том, чтобы он посмотрел тот дом, где произошло происшествие. Спустя некоторое время Гончарик Н.И. перезвонил и сказал, что Соболь якобы уехал на пригородном автобусе в г.Борисов».



    Фото: ст.оперуполномоченный ОУР Борисовского РОМ Гончарик Н.И. 1960-е.

    «К концу дня я вместе с водителем-милиционером выбыл по указанному адресу по ул.3-го Интернационала. Дома была жена гр-на Соболя, которой мы сообщили о том, что натворил ее муж, на что она ответила, что его уже неделю нет дома. После получки он уходит в запой и дома вообще не появляется. Мы досмотрели дом, сарай, погреб, чердак и сказали хозяйке, чтобы каким-то образом сообщила в милицию, если ее муж тут появится.

    Был где-то 1-й, или 2-й час ночи, я с помощником (если память мне не изменяет это был ст. сержант Николай Шалак) несли дежурство, как вдруг к нам в дверь начали стучать».



    Фото: милиционер Н.Шалак. 1950-е.

    «Когда я открыл дверь, то на пороге стоял начальник городской пожарной охраны Очаковский Валентин Петрович и водитель, сержант милиции Шибалко из ГОМ, которые сообщили, что по ул.3-го Интернационала горит жилой частный дом. По приезду пожарных машин, гражданин с топором набросился на пожарных, стал рубить пожарные рукава и сами машины и что топором нанес удар по голове капитану милиции Давидовичу Иосифу Игнатьевичу, который лежит без сознания. Еще мне сообщили, что по преступнику уже стреляли, у кого-то кончились патроны и поэтому они поехали в РОМ за помощью».



    Фото: Стоит (справа) В.П.Очаковский. Сидит (крайний слева) Зд.М.Корицкий. 2-я пол. 1960-х.






    Фото: водитель Борисовского ГОВД Шибалко.

    «Вот такую я получил вводную, из чего следовало, что мне следует ехать с приехавшими и помочь обезвредить преступника. В то время мне шел 25-й год, энергии было много. Я занимался лыжным спортом, пожарно-прикладным и легкой атлетикой. Когда сел в машину вместе с начальником пожарной охраны и, зная, что капитан Давидович ранен, начал обдумывать свои действия не месте. Оружие я уже имел право применять, а на ремне у меня висел в кобуре пистолет с двумя обоймами патронов. Хотя на улице стоял мороз, но полушубок я надевать не стал – чтобы было легче передвигаться на месте. Когда мы подъехали к месту пожара, то я увидел, что капитана Давидовича укладывали в проходящий автобус, чтобы вести в больницу. Выскочив из УАЗика, я спросил, где преступник. Мне сказали, что он лежит возле пожарной машины то ли убитый, то ли раненый и показали где. А произошло там следующее.

    Этот гражданин Соболь, который ранил человека в д.Б.Ухолода, добрался домой. Когда жена ему сказала, что его ищет милиция за то, что он ранил человека, он, находясь в состоянии сильного алкогольного опьянения, устроил в доме погром, поломал мебель и все, что попадало под руку, выгнал из дома семью, ранил топором квартирантку, распоров ей ухо, после чего сложил поломанную мебель и другую рухлядь посреди одной из комнат в кучу и поджег. Когда во двор к нему заскочил сосед, пытавшийся его утихомирить, то кинулся на него с топором, и преследовал, пока тот не заскочил к себе обратно во двор, успев закрыть калитку на запор. Соболь стал рубить топором калитку, а когда через непродолжительное время прибыли пожарные машины, стал препятствовать тушению пожара, топором выбивать стекла фар в пожарных машинах, рубить пожарные рукава».



    Фото: пожарный расчет ППЧ-1 г.Борисова. Крайний справа — начальник ППЧ-1 Н.А.Костриков.





    Фото: тот самый покореженный Соболем ЗИЛ-130.

    «К этому времени к месту пожара на машине прибыл капитан Давидович, который знал Соболя как дебошира (а также, по сведениям указанного выше Василия Ивановича Кушнера, проходил по осени 1967-го по уголовному делу о краже велосипеда – А.Т.). Давидович уже сдал после службы табельное оружие, когда поступило сообщение о семейном скандале в доме Соболя. Так как кроме одного сержанта милиции никаких других свободных сотрудников в ГОМ в этот момент не оказалось, Иосиф Давидович вызвался вместе с ним по пути домой разобраться с конфликтом. Зайдя во двор, офицер увидел дебошира с топорами в руках. На требование сотрудника милиции успокоится и бросить их, находившийся в пьяном угаре хозяин дома отреагировал очень агрессивно и ринулся на милиционера. В завязавшейся схватке офицер сумел вырвать один топор из руки преступника, но, поскользнувшись, потерял равновесие и упал. В этот момент Соболь нанес ему удар вторым топором по голове.

    В это время мимо проезжал на мотоцикле К-750 военный патруль от комендатуры. Была установка от комендатуры патрулировать на мотоцикле в составе двух солдат и офицера. Когда патруль подъехал к месту пожара и остановился, то гр-н Соболь подбежал к военным и топором стал бить по мотоциклу: выбил фару, погнул бензобак, побил свечи. Офицеру от патруля находящиеся рядом люди сказали, чтобы он применил табельное оружие, на что тот ответил, что не имеет права стрелять по гражданским лицам.

    А Соболь продолжал буйствовать. Каким-то образом на месте происшествия оказался оперуполномоченный уголовного розыска из ГОМ мл.л-нт милиции Пашков (Николай). Он предъявил служебное удостоверение офицеру патруля и предложил ему передать пистолет для обезвреживания преступника, на что тот согласился. Пашков громко предупредил Соболя, что будет применять оружие, на что последний бросил в милиционера один топор. Пашков увернулся и сделал один выстрел вверх, а два – в преступника. А у офицера патруля в пистолете было всего три патрона, т.к. больше на службу им не давали.

    Видя такое положение вещей, и что Соболь продолжил бить по пожарной машине, начальник пожарной охраны и сержант, который приехал на место происшествия с Давыдовичем, приехали ко мне в, недалеко расположенное от места происшествие, здание РОМ за помощью. Но Пашков все же нанес Соболю два ранения, а тот раненый еще сумел побить стекла в одной из пожарных машин, после чего упал возле заднего колеса без чувств. Т.е. весь инцидент закончился еще до моего прибытия на место происшествия.

    Хотя я, в какой-то степени, был и не верующим человеком, но мысленно перекрестился, что мне не пришлось стрелять в человека.

    Капитан Давидович, не приходя в сознание, умер в больнице. А Соболь в тюремной больнице вскрыл себе вены и умер».


    Ремарка

    По сведениям В.И. Кушнера, когда тот пришел в сознание, находившиеся с ним в палате пациенты, узнав от персонала больницы, что он убил милиционера, пытались его, Соболя линчевать (Василий Иванович в разговоре с ним ошибочно называл фамилию Сурмач – А.Т.). После чего, последний, понимая, что ему светит высшая мера наказания, распорол себе ложкой швы, наложенные врачами на ране на животе, отчего и скончался.

    «По произошедшему в Борисове происшествию состоялась коллегия УВД Миноблисполкома, на которой всю ответственность «возложили» на пожарных, которые не смогли утихомирить преступника. Начальник ППО г.Борисова т.Очаковский В.П. был освобожден от занимаемой должности, а затем вновь восстановлен.

    Я иногда бываю в районе Борисовского РУВД и, проходя мимо фасада здания, невольно бросаю взгляд на каменный валун, где на памятной доске увековечены фамилии погибших при исполнении служебного долга сотрудников борисовской милиции, и в памяти всплывают события той трагической ночи на ул.3-го Интернационала».





    Фото: памятный знак погибшим при исполнении служебного долга борисовским стражам порядка. Однако далеко не всем.

    Большой переполох в Гумнах 1968 года, (Крупский р-н Минской обл.)


    А вот этот сюжет как-то не хочется называть и криминальным. Скорее он больше социальный и во многом глубоко трагичный в судьбе отдельно взятого человека в условиях тогдашней социалистической действительности, и как-бы является значительно более поздним отголоском трагедии жителей д.Гумны Крупского района, о которой я писал в одном своем исследовании «СОВСЕМ ДРУГАЯ ВОЙНА 1941-1944/ или Оборонные деревни на Малом Полесье» — bramaby.com/ls/blog/history/6553.html.

    Про дела, о которых пойдет речь, в 2014 году мне рассказали замечательный крупский краевед Михал Адамович Барауля, 1950 г. р., проживающий в д. Ст.Слобода Крупского района и его младший брат Николай, 1952 г.р., проживающий в самих Гумнах. Обобщенную картину тех событий я и представляю на суд читателей.

    Василий Артемьевич Синяк, в годы войны не по своей воле попал в самаахову Гуменкого гарнизона. Альтернативой была смерть его и всей семьи. Потом вместе со всем составом деревенского гарнизона был переведен в полицию.

    После освобождения Беларуси от гитлеровских оккупантов был призван в ряды Красной Армии. Штурмовал Кенигсберг. Чуть позже был осужден за службу немцам и отбывал срок в лагерях ГУЛАГА. Вернулся. Начал работать в колхозе, однако, трудодни-галочки душу не грели. Захотел завести своего коня, однако тогда, уже при Хрущеве, это крестьянам запрещали. Тогда Василий Синяк завел вола, которого использовал как тягловую силу, но за которого его на все лады склоняли представители местной власти, хотя со своим кормильцем он помогал и односельчанам. Был мастером на все руки. С первой женой у него было два сына и одна, или две дочери, которые уже имели свои семьи и жили отдельно от родителей. Имелась у Василя и зазноба в недалекой от Гумнов д.Красное уже соседнего с Березинского района.

    И вот где-то в начале лета 1968 года произошел конфликт с сестрой жены, которая была замужем за бывшим партизаном Александром Прысь и длительное время настраивала против Василия свою сестру. Виной тому был, в том числе, и пресловутый вол. Дом семьи Прысь находился напротив через улицу. И вот, в пылу ссоры с женой и свояченицей, Василий Синяк объявил жене, что уходит от нее и пропади они пропадом. Забрал из дома свои инструменты, вытащил на двор самое ценное и объявив супруге, что пусть идет жить к детям, подпалил свою хату, которую когда-то собственноручно и построил. От огня загорелись и соседние дома. Всего сгорело три-четыре дома с приусадебными строениями. А вот дом Прысь огонь не тронул.

    Осознав, что за содеянное последует строгая кара закона, и не желая больше попадать на лагерные нары, виновник пожара стал нелегалом. На островке среди болота где-то между в треугольнике с Гумнами и Красным построил себе шалаш-будан и стал там жить. Откуда-то достал припрятанную с войны винтовку и после первых попыток поймать его силами милиции и общественности, пустил через кого-то слух, что если от него не отстанут, то он спалит все Гумны. Слова эти дошли до односельчан и властей, после чего шум в районе поднялся неимоверный. Информация дошла и до Минска. В самой деревне постоянно стали дежурить несколько сотрудников районной и даже приданные силы столичной милиции, а сами жители организовали патрулирование. Прочесывание близлежащих лесов не дало никаких результатов. Василий Синяк оставался неуловим».



    Начальник районной ГПИ Жук И.М., инспектор Лизуро В. и оперуполномоченный ОУР Крупского РОВД Монич Е.А. за разработкой плана мероприятий по раскрытию преступления (поджога) в д.Гумны.




    Фото: начальник ОУР Крупского РОВД А.Ю.Метельский. В последствии начальник РОВД.

    «Прошло уже два, или три напряженных для всех жителей гумновцев месяца, и вот, к делу по поимке нелегала решил подключиться Семен Иванович Барауля, который во всеуслышание заявил, что изловит поджигателя. Как бывший партизанский командир, он хорошо знал местные леса. Знал он, и места возможного нахождения Синяка.
    В помощники ему вызвался пойти Михаил Иванович Гоман, который только-только демобилизовался с флота и жаждал решительных действий.

    И вот засада на лесной тропинке. Издалека показывается виновник районного переполоха. В это время из-за сосны высовывается сивая голова Бараули. Синяк заметил именно эту седину, развернулся и бросился бежать прочь. Вдогонку ему прогремели выстрелы из охотничьего ружья Миши Гомана. Несколько дробин попало в верхнюю часть бедра.

    Синяку удалось тогда скрыться, однако от полученного ранения у него поднялась температура, потом начался жар и где-то через день он тайно появился в Гумнах, где тайком же постучался в дом сына, жена которого работала фельдшером. Сын отца в дом не пустил и велел спрятаться в заброшенной пуне бывшего лесопильного завода, старое деревянное здание которого к тому времени уже разобрали. Чуть позже невестка хотя тайно и оказала первую медицинскую помощь свекру, обработала и перевязала раны, но категорически заявила, что покрывать его она не будет, им и так позора хватило. Поэтому пусть решается и сдается властям.

    Кто-то увидел, как фельдшерица в темное время суток с большой сумкой, проследовала в убежище своего свекра, а потом через какое-то время проследовала обратно, смекнул что к чему, и через какое-то время после этого вокруг заброшенной пуни уже толпились милиционеры и кое-кто из местных жителей. Задержанного увезли в район, где после проведения всех необходимых следственных действий состоялся суд, на который вызывали потерпевших и свидетелей. Однако из числа местных жителей на нем был только Николай Адамович Барауля, которого, в связи с достижением шестнадцатилетия, в тот день как-раз приписывали к районному военкомату, и он был вызван в райцентр для прохождения медкомиссии. К тому же его отец настойчиво наказал сыну сходить на суд, чтобы точно знать, чем там это дело закончилось.

    Судебный приговор оказался на удивление мягким. А накануне, после задержания Василия Синяка, в Гумны приезжали какие-то милиционеры в штатском, ходили по пепелищу бывшего дома Синяков, как будто что-то осмысленно искали и нашли какую-то металлическую коробку, содержимое которой так и осталось для жителей Гумнов неизвестным. Поползли слухи, что там были припрятанные с войны ценности, которыми их владелец откупился от суда и следствия, получив минимальный срок наказания. Сыграло свою роль и то обстоятельство, что на момент ареста, винтовки при задержанном не оказалось, никаких преступлений он с ее помощью не совершил, а на суде она вообще не фигурировала.

    Отсидев буквально несколько лет, Василий Артемьевич Синяк условно-досрочно и освободился. Решением местных властей ему было запрещено дальнейшее проживание в Крупском районе. Да ему это было и не нужно.

    Поселился он у своей зазнобы в Березинском районе всего за четыре километра от Гумнов.

    Теперь уже мало кто помнить про ту эпопею 1968-го. Да и адекватную оценку причины и следствия тех событий никто никогда официально не делал.

    Улика в протезе (Молодеченский р-н Минской обл.)


    Из воспоминаний Дылевича В.И. (записано в мае 2014, мае 2018 гг.):

    «В мае 1969 года в д.Беница Молодеченского района в своем доме на почве ограбления был убит А.А.Андриевский, сторож местного костела (Святой Троицы), а его дом, который был расположен рядом с ним, был подожжен. Молодежь, которая поздним вечером возвращалась из кинотеатра, потушила пламя. При осмотре места происшествия был обнаружен труп Андриевского с проломленным черепом. Я выбыл на место как представитель УВД Миноблисполкома для оказания практической помощи по раскрытию этого тяжкого преступления. Со мною из минских товарищей в группе также были старший оперуполномоченный уголовного розыска УВД подполковник А.И.Верещако, а также работник прокуратуры Захаров. Способ убийства был очевиден. Преступник душил жертву проволокой и бил по голове, после чего поджег дом.

    Довольно быстро вышли на подозреваемых. Установили, что из мест лишения свободы возвратился некто И.Пичухо, по кличке Зверь, отбывший наказание за грабеж. Проживал он вместе с матерью. Ежедневно уезжая на работу в город, он просил у нее стакан водки и 30 копеек на автобус. Второй подозреваемый был несовершеннолетним. Решено было допросить бывшего зека, узнать, где он находился в момент убийства односельчанина. На допросе Зверь поносил милицию, стучал кулаком в грудь, но Верещако что-то заметил, подозвал судимого и попросил отстегнуть протез ноги. При осмотре в нем был обнаружен тайник, а там 4800 рублей. Объяснения инвалида об их происхождении не подтвердились. Тактично построенный допрос загнал в угол ранее судимого, и тот начал давать признательные показания, в том числе о вовлечение в преступление несовершеннолетнего, с которым они вместе и совершили ограбление с убийством».


    Вокзальный сейф (ст.Барановичи-Полесские)

    В 1969 году на ст.Барановичи-Полесские украли из кассы сейф. Четыре дня искали «отважного». Нашли в кустарнике искореженный ящик. Во время дежурства Виктора Михайловича Фатькина, задержали подозрительного молодого человека без документов. Кстати, местного. Одет с иголочки. Внимание милиционера привлек торчащий из кармана выглаженного костюма ржавый гвоздь с блестящим кончиком, как будто-им ковыряли что-то металлическое.

    Интуиция не подвела. В тот же день ранее судимый Терехов давал признательные показания.



    Фото: сотрудники Молодеченского ГОВД. 1963-1965 гг.





    Фото: сотрудники ОУР Молодеченского ГОВД.

    Из криминалистического фотоальбома Полоцкого ГОМа


    В старом фотоальбоме Полоцкого ГОМа мне попались на глаза несколько интересных фотографий задержанных за криминал лиц, которые я и представляю на суд читателя.



    Судя по наградным колодкам на пиджаке (7-8, все боевые награды без юбилейных) — вор — участник советско-германской войны 1941-1945 гг., т.е т.н. «польски вор», «поляк». Если это, конечно, его награды. Личность не установлена.

















    P.S.


    А далее были самые спокойные в криминальном плане годы советской власти – годы т.н. брежневского застоя 1970-1980-х. Но это уже совсем другая история. И сосем другие криминальные истории.


    Литература:

    1. История милиции Белорусской ССР (1917-1967 гг.) / Краткий очерк / Минск. 1967.
    2. На боевом посту. Сборник. Мн. Изд. «Мастацкая лiтаратура», 1973.
    3. Тимошенко И.О. Солдат милиции. Мн. Изд. «Беларусь». 1976.
    4. Непримиримые ведут поиск / Очерки и рассказы о милиции / Мн. «Мастацкая лiтаратура». 1978.
    5. Очерки истории милиции Белорусской ССР 1917-1987. Мн. «Беларусь». 1987.
    6. Иванов Г.И., Иванов А.Г. Герои белорусской милиции. Мн. Академия МВД Республики Беларусь. 1995.
    7. Милиция Минской области 1939-1999 / История и современность/ Мн. Изд. «Новик», 1999.
    8. По велению долга / Очерки и материалы об истории Борисовского ГОВД (1917-2000). Под редакцией подполковника милиции Ю.А.Лукашева. Борисов. 2000.
    9. Прокуратура Минской области. 1922-2002. Молодечно. УП «Типография «Победа». 2002.
    10. Транспортная милиции / История и современность / Мн. «ФУАинформ». 2004.
    11. Солдаты Могилевской милици: научно-популярное издание. Могилев. УПКП «Могилевская облтипография им. Спиридона Соболя». 2004.
    12. Память. Сотрудникам органов внутренних дел и военнослужащим внутренних войск МВД Республики Беларусь, погибшим при исполнении служебного и воинского долга, ПОСВЯЩАЕТСЯ. Мн. БЕЛТА. 2006.
    13. Внутренние войска МВД Республики Беларусь. История и современность. Мн. «ФУАинформ», 2008.
    14. Белорусский уголовный розыск / 90-летию службы посвящается / Мн. «Друк-С». 2008.
    15. Призвание служить людям. Материалы об истории милиции Березинского РОВД 1917-2007 гг. / под ред. А.И.Казюка / Мн. ВЭВЭР. 2008.
    16. Владимир Дорошевич. Смотреть на мир добрыми глазами. Рассказы и очерки о сотрудниках милиции Минской области, малоизвестных и забытых фактах, событиях. Мн. «Артия Групп», 2010.
    17. Марина Кунявская Гриф «секретно» не снят. Советская Белоруссия. 09.11.2010; www.sb.by/articles/grif-sekretno-ne-snyat.html.
    18. Прокуратура Минской области. 1922-2012. История и современность. Мн. «Адукацыя i выхаванне». 2012.
    19. www.proza.ru/2016/07/02/1399

    14 мая 2018 года

    1 комментарий

    avatar
    хлеб и мука стали исчезать с полок магазинов. Сам хлеб во многих местах стал суррогатным с изрядной примесью муки из того же гороха, например, был невкусным и товарный вид имел только в свежеиспеченном виде. Потом корка затвердевала, а изнутри хлеб просто рассыпался в муку.
    В 1962-м году в Минске люди по утру где-нигде находили на заборах, или деревянных строениях прибитые гвоздями батоны, рядом с которыми было выведена надпись: «РУССКОЕ ЧУДО». Милиция сбивалась с ног, совершала целые рейды, чтобы обнаружить «диверсантов»
    Не, ну чо? И тогда милиция была с народом и сегодня она с ним же. Сбиваются с ног родимые, потеют, запихивая студентов да бабок по автозакам. Не хотят, суки, диверсанты поганые, муку с горохом и лебедой жрать. Хорошо хоть царь добрый и справедливый, дай бог ему здоровьечка, завсегда с массами.U_u
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.