История
  • 3323
  • СЕКС в СССР БЫЛ! / или "Шерше ля фам" по-беларуски

    Андрей ТИСЕЦКИЙ



    Несмотря на то, что идеология СССР стояла на страже «облико-морале» советских граждан, и все, что было связано с половой жизнью, фактически разрешалось только в официальном браке, тем не менее спрос и предложения на запрещенные секс-услуги в СССР были. Причем не только в последние годы жизнедеятельности советской власти, о чем многие ее граждане узнали только из культового для своего времени кинофильма «Интердевочка», с актрисой Еленой Яковлевой в главной роли, вышедшего в прокат в 1989 году. Вниманию читателя предлагается несколько сюжетов по этой теме, которые имели место в Беларуси в 1950-1980-е гг.

    Послевоенные деревенские страсти


    Некоторые предпосылки увеличения послевоенного спроса на секс-услуги в нашей стране можно, например, найти в воспоминаниях, хранящихся в семейном архиве (опубликованных типографским самиздатом в виде двухтомника тиражом в 10 экземпляров в 2007 году) ныне, к сожалению, уже покойного Ивана Емельяновича Курбыко, 1922 г.р., урож. д.Погост нынешнего Солигорского района, фронтовика, полковника милиции в отставке.

    После окончания в 1950-м году двухгодичной школы ВЦСПС в Минске он был направлен на работу в центральный аппарат МГБ БССР, где и прослужил до 1954 года. В 1954-1959 гг. – инструктор Минского обкома ВКП(б). В 1959-1961 гг. – председатель Смолевичского райисполкома. В 1961-1972 гг. – служба в УВД Миноблисполкома. Последняя должность перед уходом на пенсию – начальник штаба.

    Итак, предоставим слово Ивану Емельяновичу:

    «Эту (трагикомическую) историю мне рассказал секретарь РК КПБ по зоне МТС, Концевой, инженер-железнодорожник, тихий кабинетный работник, заброшенный в Бегомльский район (ликвидирован в 1960-м г. – А.Т.) силой партбилета. Чтобы было понятно, о зональном секретаре (выдумка Хрущева) надо сказать несколько слов. Он в какой-то степени напоминал народника в период их хождения в народ. Никакой власти и никакого материального обеспечения, только умение общаться с людьми, чего, как известно, народникам как раз и не хватало – крестьяне их не понимали. В последнем случае колхозники понимали, что помочь секретарь им ничем, кроме слов утешения, не может. И на том спасибо. Может быть, случай с Концевым и не стоило бы здесь приводить, но он был характерен для ряда районов, особенно тех, где было развито партизанское движение. Мужское население сильно поредело, а в некоторых сельсоветах Бегомльского района и вовсе почти полностью уничтожено, остались одни женщины. Сложилась обстановка, как в текстильных центрах старой России и СССР: Иванове, Ярославле, Калинине и др. Для женщин это величайшая трагедия, а отсюда и соответствующие нравы и поведение.

    Концевой во время сенокоса зашел к женщинам, сушившим сено. Поговорил с ними, рассказал о международном положении и не заметил, как остался один на один с симпатичной молодой женщиной – остальные незаметно разошлись перекусить. Она предложила Концевому перекусить вместе с ней, у нее, дескать, есть и бутылочка, и закуска, а у него кроме бутерброда ничего нет и быть не может. Он начал отговариваться, она – настаивать. В конце концов, у нее лопнуло терпение: «Да ты, секретарь, посмотри хорошенько, разве я не хороша?» И, по его словам, она была действительно молода, свежа и очень хороша. «Что я, по-твоему, б...? Да я после гибели мужа не была ни с кем вот уже почти 10 лет! Эх ты, секретарь, секретарь. Ладно, давай хоть так перекусим, у тебя ведь нет ничего». И у него действительно в портфеле еды никакой не было. Все же он не согласился и ушел в другой колхоз голодным. Беда в том, что в то время столовые (чайные) были только в райцентрах и небольшие – в леспромхозах.

    История эта имела продолжение уже осенью, во время обмолота ржи. Концевой попал в этот же колхоз. Молотилка работает в разнос, пыль столбом, шум и гам. Но, увидев секретаря, женщины вытащили откуда-то пьяного тракториста и велели остановить агрегат. Секретарь только начал было говорить, как перед ним возникла потная, разгоряченная работой и смеющаяся прежняя красотка. Она схватила Концевого и с криком: «Девочки! Куча мала!» – бросила его на себя в солому. Их тут же завалили соломой. Как он ни трепыхался, но освободиться из ее объятий не мог. Когда же она отпустила, и они оба вылезли из соломы, она под смех присутствующих заявила, что между секретарем и Петей-трактористом, оказывается, нет никакой разницы. После этого раздался уже настоящий хохот. Концевой был унижен, посрамлен, уничтожен.

    После этого Концевому появляться в этом колхозе, да и в соседних было нельзя. Он ставил вопрос о замене ему зоны. Посоветовавшись с секретарем обкома партии Глебовым, присутствовавшим на партконференции и беседовавшим с Концевым, последнего вообще отпустили с сельского хозяйства на железную дорогу, где он, скорее всего, был на своем месте».


    К слову, один из моих дедов, Петр Семенович Демидчик, уроженец дер.Забашевичи Борисовского района, был 1927 года рождения, т.е. последнего военного призыва Второй Мировой войны. А служили этим хлопцам выпало как в царские времена — аж по 7 лет! Попав уже на войну с Японией, дед остался в Китае, где до 1955 года квартировали части советской 39-й Армии, и был демобилизован только в 1951 году.

    Так вот, как было уже сказано выше, и учитывая тот факт, что с парнями тогда для девчат была ну очень большая напряженка (а дед, к тому же, был еще и мужчина видный), пока он не определился по жизни со второй половиной (в смысле, моей бабушкой), бывало, что из-за него местные дивчины на танцах в деревенском клубе дрались не на шутку.

    В общем, получалось как в известной российской песне:

    Пришли девчонки,
    Стоят в сторонке,
    Платочки в руках теребят,
    Потому что на десять девчонок
    По статистике девять ребят.
    А парни важности полны,
    Придирчивы ужасно,
    И остаются вдоль стены
    Пришедшие напрасно...


    В послевоенной Беларуси это соотношение было куда более удручающим. А учитывая колоссальный спрос на мужчин, позволяли они себе, в отношениях с женским полом, многое.

    «Девятка»

    Где-то в середине – второй половине 1960-х в Борисове имела резонанс т.н. «Девятка» — дело о котором знало не так много людей, но о котором до сих пор вспоминают, приговаривая что-то вроде: «секс в СССР был»!

    А дело было так. Вопреки лукавой коммунистической демагогии, новые советские «баре» хотели жить не хуже своих коллег из стран «загнивающего» капиталистического Запада. И вот, в Борисове по ул.Труда, недалеко от СШ №10, несколькими директорами главных промышленных предприятий города, высокопоставленными исполкомовскими и партийными чиновниками, при активном содействии местных предприимчивых евреев, был организован неофициальный «Дом Отдыха», а по сути — бордель. Бригада профессиональных маляров на государственные средства должным образом его оформила, были фактически наняты на негласную работу несколько молодых женщин и девушек без комплексов, и по вечерам «лучшие люди города» в тайне от жен собирались в своем уютном гнездышке, где слушали запрещенную в СССР официальной цензурой музыку и играли в карты на содержанок, которые голыми танцевали на игральном столе, и время от времени уединялись с мужчинами в отдельных комнатах. Иногда устраивались и групповые сексуальные игрища. О том, почему все это называлось именно «девятка» говорят разное. Одни – что по числу завсегдатаев заведения, другие – по числу содержанок.

    Доподлинно же не известно, как информация об этом дошла до соответствующих органов. Одни говорят, что «малину» выявил оперуполномоченный ОБХСС Михаил Гигель, другие – агент начальника ОУР ГОВД Константина Исаенка. Но было возбуждено уголовное дело, то ли за содержание притона, то ли за растрату государственных средств. Следствие велось прокуратурой. Сел ли кто-нибудь в конечном итоге на скамью подсудимых, также доподлинно не известно. По результатам же разбирательства некоторые из завсегдатаев увеселительного заведения как будто лишились своих рабочих мест, некоторые получили строгие выговора по партийной линии, а жены «распутников» узнали, что их вторые половинки отнюдь не импотенты, как представлялось им в семейном ложе.

    Барышни из криминалистического фотоальбома


    В старом криминалистическом фотоальбоме Полоцкого ГОМа мне попались на глаза несколько фотографий 1960/70-х годов «жриц любви». Интерес представляют надписи на обороте, которые, с одной стороны, говорят за чувство юмора сделавших их милиционера, а с другой, вырисовывают некоторую «градацию» лиц, на них запечатленных ;-).

















    Там же (в альбоме) я обнаружил и фото разыскиваемой милицией миловидной дамочки, судя по всему воровки на доверии, или же клофелинщицы.




    «Чебурашка»

    Как вспоминают ветераны Борисовского ГОВД, в 1970-х, при начальнике отдела Аласенко Д.Г. (1967-1975) в районе Стеклозавода в дни зарплаты у местной пивной стала появляться барышня (как потом выяснилось, многодетная мать 7 детей, проживавшая по ул.Стекольной,8), облаченная в пальто, или плащ на голое тело, с парочкой «сутенеров-телохранителей», которые подходили к работягам и предлагали за фиксированную сумму в 3 рубля посмотреть «Чебурашку». С большей купюры давалась сдача :-) Когда кто-нибудь соглашался, то барышня распахивала перед ним свое одеяние, и счастливец имел удовольствие созерцать ее прелести, особенно внушительных размеров грудь! А за отдельную плату можно было и уединится с обладательницей выдающихся форм в одном из местных бараков, в котором она и проживала.

    В конце концов в ГОВД посыпались жалобы от жен, чьи мужья «самым бездарным образом» умудрялись спускать «кровно заработанные грошы». И вот, сработав под «работяг» несколько милиционеров попадают в подпольный бордель. «Клиента» сыграл старший участковый Петр Евгеньевич Голодок. Момент, когда он вместе с хозяйкой-проституткой попал в ее квартиру, а через непродолжительное время после этого вслед за ним туда ворвались сотрудники ОУР Петр Игнатович и Дмитрий Косов, выглядел поистине комично!

    Там в полутьме уже находились трое уже голых ожидающих своей очереди клиентов, которые при штурме двери, поспешили спрятаться. Один обнаружился под одеялом второй половины двухместной кровати. Второй – в шкафу на антресолях. А третий… в туалете на бачке унитаза, которые ранее были чугунными и устанавливались на чугунной же трубе под самый потолок.

    В отношении хозяйки «заведения» было возбуждено уголовное дело «за содержание притона». В суде его рассматривал судья Евстратьев. Пойманные с поличным клиенты, по советскому законодательству уголовной ответственности не подлегали. Однако их ожидал суровый суд общественности и не менее суровый суд собственных жен ;-).

    «Замок»


    Вспоминает Петр Евгеньевич и еще один трагикомический эпизод из своей милицейской практики.

    «Ночь. Звонок в дежурную часть горотдела милици». Из трубки отчаянный голос: «Помогите..! Мы склещились..!»

    Выбываем на место. Телефонная будка на бывшей автостанции Старого города. В ней парочка любовников. Плачут от стыда и паники. Оказалось, что где-то в кустах они в порыве страсти отдались друг другу, но женщину что-то спугнуло и у нее произошло склещивание или «замок», т.е. непроизвольный спазм женских тазовых мышц, в ходе которого мужское естество ее партнера оказалось в ловушке! Кое-как бедолаги «дотанцевали» до телефонной будки и нет, чтобы сразу позвонить по 03, так позвонили по 02! Учитывая, что это не наша подведомственность, советуем «танцевать вальс» до находящейся за мостом через Березину Первосоветской (городской) больницы, однако «входим в положение» и вызываем скорую помощь, которая и увозит жертв любви ;-).

    Так что то, что секс в СССР был, я знаю точно!» ;-)


    P.S.

    Были в Беларуси в рассматриваемый период и свои сексуальные маньяки. Но это уже совсем другая история.

    18 мая 2018 года

    11 комментариев

    avatar


    Гули, гули, гуленьки,
    Девоньки-девуленьки,
    Вы оставьте мне на память
    В сердце загогулинки.

    Не гляди, что я сердит, — По тебе же сохну-то.
    Я не с фронта инвалид — Я любовью трёкнутый.

    Выходите к Ванечке,
    Манечки-мотанечки!
    Что стоите, как старушки — Божьи одуванчики!

    В.С.Высоцкий
    0
    avatar
    Что стоите, как старушки — Божьи одуванчики!

    А где в то время отсиживались великие литвины?
    0
    avatar
    Суровые были парни в Полоцке 60-х. Ещё и деньги платили.
    0
    avatar
    Суровые были парни в Полоцке 60-х. Ещё и деньги платили.
    Картошка на сале — сильный афродизиак.
    0
    avatar
    И все гусские! Особо умилился с Ивановой. Вот вить какая Иванова!
    0
    avatar
    ibigdan 24 мая, 7:34
    Четверг — он же почти пятница…



    А по ощущениям вдруг — бац! и словно понедельник (((
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.