История
  • 2195
  • Послевоенная эпопея копыльского бандита Чайки

    Андрей ТИСЕЦКИЙ



    Следы-отголоски лихой разбойничьей славы некоторых из послевоенных беларуских бандитов можно отыскать и в дни сегодняшние, по прошествии уже более 70 лет после окончания советско-германской войны 1941-1945 гг.

    На сегодняшней Минщине один из таких, безусловно, Чайка.


    Из воспоминаний ветерана Копыльского РОВД Адама Адамовича Перегуда, 1937 г.р., урож. д.Н.Докторовичи Грозовского с/С Копыльского р-на (записано в июле 2017г.):



    Фото: Перегуд А.Н. 1970-е.

    «Свою службу в милиции я начинал сельским участковым. В том числе обслуживал и д.Якубовичи, откуда знаю подробности истории про бандита Чайку.

    Так вот, Чайка — это псевдоним. Фамилия его была Цвирко, а Чайкой назвался от одноименной реки, что течет возле его родной деревнеи Якубовичи. Был он фронтовиком, ранен в руку и, надо думать, списан по ранению. Поработал немного в милиции. Как-будто был в офицерском звании. По неизвестным мне обстоятельствам был уволен из органов и затаил обиду на власть, встав на путь бандитизма. Грабил магазины. Про него в округе широкая поголоска шла.

    Был Чайка — Цвирко очень дерзким. Так, рассказывали, что как-то пришел он посреди белого дня в столовую в Копыле, сел никем не опознанный за стол потрапезничать, а где-то рядом с ним за другим столом только отобедал начальник районной милиции Белько М.Е. (возглавлял райотдел милиции с ноября 1948 по 1960 гг. – А.Т.). Дождавшись, когда последний выйдет из столовой, и сам поев, Чайка присел за стол, где до этого сидел офицер, и на салфетке написал: «Михаил Еремеевич, хотел тебе 100 гр. налить, да ты уже ушел". ;-)

    Шуму потом было… Ходил он по округе один. Но были у него и подельники. Действовали они, в частности в Бобовнянском сельсовете. Знаю также, что в Клецком районе тогда базировалась банда Здрока. Доходила она до дд.Филиповичи и Мацкевичи нашего Копыльского района".



    Фото: Слева — начальник Копыльского РОМ МГБ Белько М.Е., справа — начальник РО МГБ Федоров П.И. 24.10.1950 г.

    «Много шуму в районе наделало убийство Чайкой офицера Советской Армии Черных, родом из д.Зараковцы.
    Их трое братьев было Черных и все старшие офицеры Советской Армии. Тот, (Георгий Васильевич) шел куда-то по лесу, присел по нужде, а недалеко по своим делам в лесу оказался Чайка. Погоны у армейца были золотистыми, и когда они сверкнули издалека перед глазами бандита, то он подумал, что это милицейская, или чекистская засада, да сходу и выстрелил, убив того майора. Потом понял, что ошибся, но было уже поздно.



    Фото: братья Черных. Георгий Васильевич сидит справа.

    Чайка забрал у бездыханного Черных находившийся при нем пистолет, который у него и найдут потом наши оперативники уголовного розыска, которые, вместе с присланными им на помощь операми из ОББ УВД Бобруйской области, его в конце концов и взяли. Как-будто по суду Чайку потом расстреляли».


    Ремарка

    Согласно исторического формуляра Копыльского РОВД, руководил операцией по задержанию Чайки и принимал личное участие в ней еще довоенный милиционер отдела старший оперуполномоченный уголовного розыска Владимир Низакович Бабареко. Там же указано, что Чайка был рецидивистом, и помимо того, что убил майора Советской Армии Черных, приняв его за сотрудника милиции, ограбил в Копыльском районе несколько магазинов.



    Фото: УГРо Копыльского РОМ. 1947-1950-е гг. Справа-налево — ст.опер. Бабареко Владимир Низакович, опер. Слонимский Л.В., опер. Станкевич Николай.



    Фото: Оперуполномоченный УГРо Копыльского РОМ Слонимский Л.В. 20.10.1948 г. Двор РО МГБ. Один из тех, кто занимался поимкой Чайки.

    По воспоминаниям старейшего на лето 2017 года копыльского милиционера Макова Михаила Ивановича, 1925 г.р., уроженца Случчины, фронтовика, бандита и поймали во время очередной магазинной кражи. При этом он пытался шутить: «Да, был чайкой, а оказался вороной». Связанного по рукам и ногам его охраняли четверо сотрудников милиции[14]. Надо думать, сработала засада. О планирующемся же «деле» милиции скорее всего стало известно от лиц из ближайшего окружения Цвирко. Часто в таких случаях это были женщины.



    Фото: Военнослужащие, задействованные в операции по задержании Цвирко-Чайки. д.Гулевичи Копыльского района. 1949 г.

    А старейший сельский участковый инспектор Копыльщины Зинкевич Георгий Никодимович, 1928 г.р., проживающий в д.Гулевичи Копыльского района, изложил мне июле 2017 года следующие подробности убийства Г.В.Черных:



    Фото: УИМ Зиневич Г.Н. в центре. Нач. 1950-х.

    «Я знал сестру убитого майора Черных Веру Комаровскую (по мужу), которая работала в Братковичах в магазине. К ней и пошел из Раковцев, находившийся на побывке на родине, офицер. Шел он туда не один. И вот на лесной дороге в районе Савичей им на пути попался, шедший навстречу, Чайка. Тот увидев блеск погон на плечах майора, подумал, что это милиция и выстрели в офицера, убив того наповал».

    Из сохранившихся рукописных тезисов доклада к 80-летию беларуской милиции бывшего начальника ОУР Несвижского РОВД Марьяна Иосифовича Янчевского, бывшего партизана, одного из первых послевоенных чекистов Несвижского района, следует, что банда Чайки состояла из 7 человек и действовала она, в том числе, и на Несвижчине. В машинописных же воспоминаниях Янчевского М.И. в историческом формуляре Несвижского РОВД Чайка фигурирует как атаман одной из банд, действовавших в районе в период 1951-1953 гг.

    К сожалению, дела оперативного учета МВД до 1956 года включительно находятся в архиве КГБ, доступ в который для исследователей крайне ограничен, что не позволяет на настоящий момент получить исчерпывающую информацию по бандиту Цвирко-Чайке.

    Однако, среди награжденных участников советско-германской войны 1941-1945 гг. на сайте «ПОДВИГ НАРОДА» можно найти 6 уроженцев д.Якубовичи по фамилии Цвирко. Четверо из них в 1985-1986 гг. были награждены «юбиленым» орденом «Отечественной войны» II ст., и, следовательно, их мы вычеркиваем из списка сразу.

    Один из двух оставшихся, Цвирко Иосиф Михайлович, 1894 г.р., красноармеец, не подходит по годам. На 1949 год, например, ему было уже 55 лет.

    Остается только Иван Иванович Цвирко, 1915 г.р., в РККА с 1941 года Место призыва: Кагановичский РВК, Белорусская ССР, г. Минск, Кагановичский р-н. Место службы: 699 ИПТАП 18 ОИПТАБР РГК. Награжден медалью «За отвагу» за то: «что в наступательных боях с 5 по 8 мая в районе Воккендорф – Фрейденталь под огнем противника вынес с поля боя восемь (раненых) бойцов с их оружием, проявив при этом мужество и отвагу»[2].



    Однако вопрос Чайка ли это, пока остается открытым. И тем не менее…

    На белорусском «Мемориале» жертв политических репрессий в СССР находим:

    Цвирко Иван Иосифович: Родился в 1877 г., д. Якубовичи Копыльского р-на; поляк (?); образование н/начальное; сторож, Копыльская райбольница. Проживал: Минская обл., Копыльский р-н, д. Якубовичи. Арестован 23 августа 1937 г. Приговорен: Комиссия НКВД СССР и Прокурора СССР 27 декабря 1937 г., обв.: 68 УК БССР — агент польской разведки. Приговор: ВМН Расстрелян 24 января 1938 г. Место захоронения — Слуцк. Реабилитирован 14 сентября 1960 г. Военный трибунал БВО[3].

    И если моя версия о том, что Иван Иванович Цвирко – это и есть пресловутый Чайка, верна, а Иван Иосифович – это его отец (а других представителей фамилии из д.Якбовичи на сайте я больше не нашел), то все становится на свои места. А именно, вырисовывается один из самых логичных вариантов развития начала криминальной эпопеи.

    Бывшего фронтовика берут на службу в милицию. Спецпроверку же он проходит по головотяпству кадровиков. Тот факт, что будущий бандит Чайка являлся сыном «врага народа» сам он скрывает, однако чуть позже эта информация все же всплывает, и следует немедленное увольнение из рядов НКВД-МВД. После чего, бывший уже, милиционер и встает на путь открытой конфронтации с законами советской власти.

    Еще один Цвирко вне закона


    Известен и еще один однофамилец Чайки, которого в послевоенные годы долгое время разыскивала копыльская милиция.

    Из воспоминаний Исаака Давыдовича Сагановича (Исторический формуляр Копыльского РОВД), бывшего партизана, одного из первых, после освобождения Беларуси от гитлеровских оккупантов, районного участкового уполномоченного:



    Фото: УИМ Саганович И.Д. 22 июля 1953 г.

    «Почти 30 лет отдал я делу служения закону и людям. Работал участковым инспектором на территории Блевчицкого, Лешнянского и Братковского сельсоветов. За годы службы было раскрыто много разных преступлений, не одному человеку помог найти правильный путь в жизни.

    Однако больше всего запомнилось убийство в д.Быстрица в послевоенные годы. В то время я с семьей жил в этой деревне.

    Ночью в своей хате была убита 65-летняя Ольга Коляда. Как сегодня помню, прибегает утром ко мне сосед Коляды и говорит, что подозрительно тихо во дворе у соседки: печь не топится, в хлеву кричат поросята, а хозяйки не видно нигде. Когда зашли во двор, увидели следы на снегу, которые вели на огород и дальше в сторону д.Булатники. В хате возле печи лежала окровавленная хозяйка с проломанным черепом. Из хаты пропали кожаная куртка, которую сын привез из Германии и две бутылки самогона.

    В ходе расследования выяснилось, что в день перед убийством к женщине заходил сосед Сойчик и видел в хате молодого хлопца, который попросил у него закурить. Мужчина обратил внимание, что на правой руке у того не хватает половины указательного пальца. В дальнейшем эта примета фигурирует при розыске убийцы как особенная.

    Цвирко – житель Булатников – представился бывшим сослуживцем сына хозяйки, с которым будто бы служил в Германии. Известно, женщина с радостью приняла хлопца, хорошо угостила и пригласила на ночлег. А утром…

    По следам с начальником райотдела Белько и оперуполномоченным Бабареко дошли до Булатников. Однако тут допустили ошибку: убийца нас увидел через окно и успел сбежать в д.Черногубово, где жил его дядька, который в то время работал секретарем в сельсовете.

    Родич выдал Цвирко справку на фамилию Римашевского, с которой тот выехал в соседний Цлецкий район. Уже Римашевским преступник, отслужив в армии, вернулся уже на Несвижчину, женился.

    Прошло 8 лет со дня убийства. Все это время Цвирко был в розыске и особенной приметой убийцы значился покалеченный указательный палец на правой руке.

    И вот как-то по делам мне пришлось быть в Несвижском районе.

    Захожу на местную мельницу, а мне мужики говорят, что какой-то подозрительный человек у них живет, путается, рассказывая про себя. Я спросил, какие особенные приметы есть у этого человека. И услышав про правую покалеченную руку, попросил разрешения у начальника райотдела проверить подозрительного человека.

    Когда зашли в хату, Римашевский-Цвирко побелел как стена, и во всем признался. Все 8 лет человек не жил, а гнил, каждую минуту ожидая ареста. Нашлись и вещественные доказательства преступления: с чердака жена принесла старую желтую кожаную куртку, из-за которой была загублена жизнь женщины.
    Суд приговорил убийцу к 10 годам лишения свободы…».


    P.S.


    Известен на нынешней Минщине и еще один бандит по фамилии Цвирко, но его дела связаны со Столбцовским и Несвижским районами послевоенной Барановичской области[3].

    Ссылки:

    [1]Татьяна Ларченко. Военное везение Михаила Макова. «На страже» за 8 мая 2015 года; mvd.gov.by/main.aspx?guid=133635.
    [2]http://podvignaroda.ru/?#id=28766767&tab=navDetailManAward.
    [3] lists.memo.ru/index23.htm.
    [4]Памяць. Стаубцоускi раен. Мн. «Беларуская энцыклапедыя». 2004. С.593-594; bramaby.com/ls/blog/history/7485.html.

    10 мая 2018 года

    1 комментарий

    avatar
    «бездыханный Черных»
    не шкада мне гэтага эсэсаўца… шкада, што дагэтуль невядома, колькі вёсак беларускіх спалена браццямі
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.