История
  • 3713
  • ЗА ПОРОГОМ ПОБЕДЫ / Послевоенные бандиты Смолевиччины. Из хроники событий 1945-1950 - х гг.

    Андрей ТИСЕЦКИЙ

    В редакции 16 апреля 2018 г. Материалы будут дополняться.

    Для многих любителей отечественной истории будет интересно узнать о том, что в послевоенные годы «банды буржуазных националистов» (советская терминология :-) — Авт.) и вооруженные уголовные банды да одиночки активно действовали не только в западных областях БССР, но и под самым боком столицы республики и, в частности, на Смолевиччине.

    Газета «На страже Октября» в марте 1945 г. писала:

    «В Смолевичском районе Минской области сотрудники уголовного розыска с участием начальника районной милиции П.Д.Довгаленка ликвидировали банду грабителей в составе 8 человек, которая совершила 15 тяжелых преступлений, в том числе 2 убийства. Задержано 6 гастролеров-грабителей, прибывших в район из других мест республики».



    Фото: справа — П.Д.Довгаленок

    Особое внимание руководство районной милиции уделяло возобновлению паспортной системы, благодаря которой только в первом квартале 1945г. в ходе регистрации было выявлено 7 человек, представляющих оперативный интерес для органов НКВД.

    В мае 1945 г. оперативной группой в составе П.Д.Довгаленка, участкового уполномоченного С.А.Таболича и оперуполномоченного уголовного розыска В.В.Суратовича была задержан бандитская группа, совершившая 5 грабежей граждан, в составе главаря по кличке «Глухой» и двух бывших полицаев[1].





    Через некоторое время в районе сегодняшнего хозяйственного магазина в Смолевичах участковый инспектор милиции С.А.Таболич вступил в поединок с вооруженным бандитом Жаленевичем и победил[2].

    Согласно официальной милицейской историографии:«Разоблачение скотокрадов было одной из многочисленных обязанностей работников милиции. На первый взгляд кажется, что такое преступление, как скотокрадство, нетрудно раскрыть. Однако на самом деле это далеко не так. Дело в том, что преступники нередко объединялись в воровские группы, были вооружены и очень хитро маскировались.

    Так в в Смолевичском районе Минской области действовала группа скотокрадов из 22 человек. Разоблачил эту воровскую шайку (как будто сам начальник областного управления уголовного розыска (1945-1948)) Михаил Михайлович Соловьев, который пришел на службу в милицию еще в 1922 году»[3].


    Там же есть и следующее сравнение:

    «В Минской области была уничтожена воровско-грабительская шайка «Черная Кошка», кровавый след которой пролегал по территории не только Минской, но и Барановичской области. Подобные воровско-грабительские банды были ликвидированы сотрудниками милиции в Смолевичском (выделенно мною — А.Т.), Борисовском, Светиловичском и Климовичском районах»[4].

    На самом деле это были не обычные уголовники, а настоящие смолевичские «лесные братья, атаманом у которых был бывший лихой партизан бригады «Разгром» крымский татарин Тимур Измаилов. Об этом сюжете читайте в моей исследовательской работе данного цикла: «ЗА ПОРОГОМ ПОБЕДЫ/ Тимур Измаилов — крымский татарин — беларуский партизан — антисоветский бандит»Your text to link...[5].





    Фото: на самом деле по правую руку от командира партизанского отряда „Искра“ бригады „Разгром“ Владимира Дерябина (сидит 4-й слева) — его адъютант Тимур Измаилов (3-й слева).

    Согласно книги «Очерки истории милиции Белорусской ССР 1917-1987» в 1948 году органами милиции республики в основном были ликвидированы крупные организованные воровско-грабительские банды, наносившие огромный вред государству и населению. Однако рецидивы этого чрезвычайно опасного вида преступности время от времени продолжали проявляться в 1949, 1951 и 1952 года»[6].

    Так в 1949 г. при невыясненных обстоятельствах погиб на охоте Владимир Куприянов, брат жодинского героя Советского Союза Петра Куприянова. То ли «самострел», то ли несчастный случай. Однако не исключают люди и возможность убийства: никто не знает, какие тайны мог унести в могилу бывший партизан бригады «Разгром», попавший в плен к оккупантам и прошедший через немецкие, а потом советские концлагеря.

    06.07.1949 г. возле д.Высокое (урочище Высокий лес) от рук смолевичских «лесных братьев» (бывших полицаев) погиб бывший связной отряда «Разгром» той же партизанской бригады Виктор Лукьянович Першай, который, как и В.Куприянов, летом 1943 г. был арестован, после допросов отправлен в концлагерь в Германию, а в 1946 году вернулся домой и работал мастером, техником[7].

    Из биографии смолевичского стража порядка еще с довоенного времени Владимира Николаевича Агуновича, 1912 г.р., урож. д.Лазаревка Речицкого уезда Могилевской губернии, можно узнать, что в первые послевоенные годы он в звании старшины милиции был участковым уполномоченным по Жажелковскому и Юрьевскому сельсоветах (т.е. в бывшей оперативной зоне п/б «Смерть фашизму»).



    Фото: Агунович В.Н.

    После проведения оперативно-розыскных мероприятий установил и задержал под Москвой преступника, который убил человека в д.Сутоки. Немного позже выследил и задержал в лесном массиве около д.Юрьево убийцу-грабителя Кулинковича, на счету которого значились тяжкие преступления на территории Молодеченской области[8].

    Судя по всему, именно он и убил В.Л.Першая.

    На сайте »Белорусский «Мемориал» «Жертв политического террора в СССР», а также в книге «Памяць. Самлявiцкi раен. Жодзiна», в списке репрессированных граждан находим по одному уголовному делу за 1949 г.:

    — Кулинкович Владимир Степанович, 1915 г.р., урож. д.Скураты Смолевичского района, белорус, образование н/начальное, бригадир пригородных поездов. Проживал: Минская обл., Смолевичский р-н, д. Скураты. Арестован 14 июля 1949 г. Приговорен: судебный орган 28 сентября 1949 г., обв.: 63-1 УК БССР — а/с деятельность. Приговор: 10 лет ИТЛ, 5 лет пораж.в правах, конфискация имущества, освоб. 23.09.1954. Реабилитирован 29 февраля 1972 г. Пленум Верховного суда БССР[9].

    — Календа Александр Антонович, 1916 г.р., урож. д. Липки Смолевичского р-на Минской обл.; белорус; образование н/начальное; колхозник колхоза «ЛЕНИНЕЦ». Проживал: Минская обл., Смолевичский р-н, д. Липки. Арестован 14 июля 1949 г. Приговорен: судебный орган 28 сентября 1949 г., обв.: 63-1 УК БССР — а/с деятельность. Приговор: 10 лет ИТЛ, 5 лет пораж.в правах, конфискация имущества, освоб. 23.09.1954. Реабилитирован 29 февраля 1972 г. Пленум Верховного суда БССР[10].

    — Мультан Николай Кузьмич, 1911 г.р., урож. д. Слобода Смолевичского р-на Минской обл.; белорус; образование н/начальное; колхозник, Колхоз им.Орджоникидзе. Проживал: Минская обл., Смолевичский р-н, д. Слобода. Арестован 13 июля 1949 г. Приговорен: судебный орган 28 сентября 1949 г., обв.: 63-2 УК БССР — а/с деятельность. Приговор: 10 лет ИТЛ, 5 лет пораж.в правах, конфискация имущества, освоб. 23.09.1954. Реабилитирован 29 февраля 1972 г. Пленум Верховного суда БССР[11].

    — Пилюга Иван Иосифович, 1917 г.р., урож. м.Смолевичи, бондарь Смолевичский пищекомбинат. Проживал: Минская обл., Смолевичский р-н, м.Смолевичи. Арестован 14 июля 1949 г. Приговорен: судебный орган 28 сентября 1949 г., обв.: 63-2 УК БССР — а/с деятельность. Приговор: 10 лет ИТЛ, 5 лет пораж. в правах, конфискация имущества Реабилитирован 29 февраля 1972 г. Пленум Верховного суда БССР[12].

    А вот данные на троих из них с сайта «Подвиг народа. 1941-1945»:

    — Кулинкович Владимир Степанович, 1915 г.р., 06.07.1944 г. Смолевичским РВК призван в ряды РККА. Будучи красноармейцем 673 сп 220 сд, 07.02.1945 г. был представлен к правительственной награде медалли «За отвагу»[13]. Вручена 23.02.1945 г.[14].



    — Календа Александр Антонович, 1916 г.р. Место рождения: Белорусская ССР, Минская обл., Минская обл. д.Липки. 04.07.1944 г. Смолевичским РВК призван в ряды РККА. Мл.ст-т. 673 сп 220 сд 3 БелФ 19.10.1944 г. был представлен к правительственной награде медали «За отвагу»[15]. Вручена 02.01.1945 г.[16]. 27.02.1945 г. вручен орден «Красной Звезды»[17].





    — Пилюга Иван Иосифович, 1917 г.р. Место рождения: Белорусская ССР, Минская обл. м.Смолевичи. В РККА призван в 1944 г. Красноармеец 36 гв. сп 14 гв. сд 1 УкрФ. 17.04.1945 г. представлен к правительственной награде медали «За отвагу»[18]. Вручена 28.05.1945 г.[19]. 06.04.1945 г. вручен «юбилейный» орден «Отечественной войны» II.ст.[20].



    Напрашивается вывод о том, что все они имели отношение к делу указанного выше «убийцы-грабителя» Кулинковича, мотивы деятельности которого носили прежде всего антисоветский характер.

    Опять же, согласно одного из источников отечественной милицейской историографии:

    «Потерпев поражение в западных областях республики, участники разгромленных банд переходили на территорию восточной части БССР и продолжали совершать преступления…»[21]. Надо думать, речь тут идет о рейдовых мероприятиях.

    23 октября 1955 года, издававшаяся в Западной Германии беларуская эмигрантская газета «Бацькаушчына» со ссылкой на на эфир за 18 октября того же года беларуской секции радио «Освобождение» сообщила, что по информации возвратившихся из советского плена немецких военнопленных, прибывших с территории БССР (пер. с бел. мой. — А.Т.):

    «в сентябре 1949 г. несколько сотен антисоветских партизан совершили нападение на один из лагерей принудительного труда недалеко от Минска с целью освобождения заключенных. Между партизанами и охраной произошел жестокий бой. Партизанам удалось ворваться на территорию лагеря, однако вызванные охраной на помощь части регулярной армии принудили партизан отойти в лес. Каждая сторона понесла в этом бою потери около 50 человек убитыми»[22].





    Информация эта явно и очень сильно преувеличена да искажена, однако, как говориться, «дыма без огня не бывает».

    Так, во исполнение приказа МВД СССР от 02 января 1947 г. УИТЛК в феврале реформировало ряд исправительно-трудовых колоний МВД в лагерные отделения (ЛО) и отдельные лагерные пункты (ОЛП)[23].

    В частности, на базе ИТК-9 с лимитом наполнения 1000 человек в Жодино (54 км от современного Минска) был создан 1-й ОЛП смешанного типа (мужчины и женщины)[24].

    По характеру производства, на 1946 год ИТК-9 занималась лесозаготовками[25].



    Иллюстративное фото: лагерная администрация на фоне одного из послевоенных беларуских ИТК.

    В силу же приведенных выше обстоятельств, и, в том числе, того факта, что указанная четверка была осуждена именно в конце сентября 1949 года, напрашивается мысль о том, что из Жодинского ОЛП действительно готовился массовый побег, который в какой-то мере мог быть осуществлен. И данные лица как раз могли быть к этому причастны.

    Опять же жодинская «зона» была «лесной», а побег с территории лесозаготовок организовать легче, чем из самой ИТК — ОЛП. Всего же к «лесным» зонам в БССР того периода и, в частности, в Минской области относились помимо Жодинской только ИТК-8 на ст.Новосады (Борисовский район)[26], реформированная в 1947 г. во 2-е ЛО[7].

    Учитывая же то обстоятельство, что массовый побег из «зон» расположенных в то время непосредственно в окрестностях Минска (и тем более с «партизанским штурмом» :-)), при большом количестве сконцентрированных в столице республики войск и спецслужб мыслиться заведомо фантастическим, есть все основания полагать, что некое «дело» имело место именно в окрестностях Жодино, которое тогда представляло из себя лишь небольшой пристанционный поселок, окруженный лесными массивами и болотами.

    В нашем же случае известно, что в 1949-1952 г. сотрудниками Смолевичской милиции были ликвидированы вооруженные банды вблизи д.Бабин Лес Жодинского с/Совета (бывший район базирования п/б «Смерть фашизму» и Старина – Заболотского (бывший район базирования п/б «За нашу советскую родину»)[26].







    Фото: слева — нач. Смолевичского РОМ (1945-1950) Виталий Семенович Грибов (Ордена: «Боевого Красного Знамени» и «Ленина» за 20 и 25 лет выслуги в системе НКВД, соответственно); справа — его зять Василий Никифорович Федоренко, в 1949-1952 гг — оперуполномоченный УГРо Смолевичского РОМ. Также принимал непосредственное участие в рассматриваемых событиях.

    В одном из чекистских спецдонесений, касающихся послевоенной Минщины читаем следующее:

    «Мы разрыли схрон «Черта», и его удалось вытащить живым, «Авдей» застрелился. В схроне мы обнаружили библиотеку, пишущую машинку, 7 единиц оружия и много разных вещей, принадлежащих «Белому» и его охране. «Черт» нам рассказал, что около Бережан недалеко от села Рай в схроне в двойной крыше должен быть «Сирень», и мы немедленно выехали на машине комбата, но в этом схроне «Белого» не было, там был его адъютант «Финн» и окружная проводница Марыся. Будучи у нас в спецгруппе, «Черт» мне рассказал, что в лесу недалеко от села Лесники, Борисовский район, он знает место, где в определенное время (по средам) собираются большие главари»[27].



    Фото: первые после освобождения района от гитлеровских оккупантов сотрудники Смолевичского РО НКГБ. Стоит слева — Борисов Петр Тихонович (впоследствии начальник Столбцовского, Логойского РОМ УМВД Минской области), сидит — начальник РО НКГБ Игнатьев Алексей Евстигнеевич (впоследствии начальник ОУР УМ УМВД Барановичской, Гродненской обл.).

    Лесники – это другое название деревни Прудище, расположенной недалеко от г.Борисова на территории нынешнего Пригородного сельсовета.

    Краевед из г.Борисова Владимир Кищенко в свое время рассказал мне историю, связанную с его отцом, Владимиром Леонтьевичем Кищенко, 31.12.1927 г.р., урож. села Шаровка Богодуховского района Харьковской области УССР.

    Так, 16 февраля 1943 в процессе развития наступления Советской Армии, начатого после Сталинградской битвы, Харьков был освобожден силами Воронежского фронта в ходе Харьковской наступательной операции 2.02.-3.03.1943 года. Однако контрнаступление немецких войск в марте 1943 года привело к повторной сдаче города верхмату (15 марта; 16 марта). Боясь быть вывезенным в Германию, В.Л.Кищенко ушел вместе с отступившими частями Красной армии. Не имея при себе никаких документов, парень был задержан сотрудниками этапно-заградительной комендатуры и, т.к. имел высокий рост и выглядел старше своих лет, то был отправлен на фронт в 375 СД. Был сначала стрелком, потом снайпером. Участвовал в Курской битве. В августе 1943 участвовал в Харьковско-Белгородской наступательной операции, в ходе которой Харьков был окончательно освобожден. В этой операции Кищенко В.Л. был повторно легко ранен.

    После освобождения всей области, отпросился у своего комбата в краткосрочный отпуск и съездил на малую родину, где получил в сельсовете заверенную печатью копию свидетельства о рождении, из которой следовало, что он еще несовершеннолетний. По этой справке был демобилизован. За полгода участия в войне был награжден двумя медалями «За боевые заслуги» и орденом «Красной звезды». Год был командиром ястребков в своем селе. Вылавливали бывших полицейских, сотрудников немецкой гражданской администрации, немцев, дезертиров, скрывавшихся в большом Шаровском лесном массиве. Ястребки также собирали и реквизировали по округе оружие.

    В 1945 г. В.Л.Кищенко поступил в Харьковское танковое гвардейское училище, которое закончил в 1949 году. Был отправлен служить в Беларусь, в г.Борисов, в.г.Лядище, командиром танкового взвода.



    Фото: еще курсант В.Кищенко

    В ночь на новый 1950 год Кищенко В.Л., сменившись с караула, встал на лыжи и пошел встречать Новый Год и свой День рождения в д.Бытча к невесте. Примерно в 22-23 часа в районе современного городского Елисеевского кладбища, со стороны д.Б.Стахово перед ним из леса внезапно показались трое мужчин, подозрительной внешности.

    А надо отметить, что в то тяжелое послевоенное время в военной одежде ходила больше половины страны, а погоны на плечах лейтенанта Кищенко были припорошены снегом. Поэтому незнакомцы не успели распознать в нем командира Советской Армии, офицеры которой в Беларуси, вплоть до середины 1950-х, годов табельное оружие имели на постоянном ношении.

    Моментально оценив ситуацию и, будучи ориентированным соответствующими органами о наличии в регионе антисоветских групп, а также понимая, что в ночное время простые граждане шастать по лесу не будут, лейтенант, воспользовавшись заминкой, вызванной замешательством неизвестных от внезапности встречи, выхватил из кобуры пистолет ТТ и открыл по ним стрельбу. Двое упали как подкошенные, третий скрылся в лесу.

    В.Л.Кищенко, не став задерживаться на месте, продолжил следовать в д.Бытча, куда прибыл буквально за 20 минут до боя кремлевских курантов, обвестивших гражданам страны советов начало нового 1950 года.

    Отпраздновав в семье невесты это событие, утром 1-го января военный по сельсоветскому телефону позвонил в свою в/ч и сообщил «о нападении неизвестными на советского офицера». В дальнейшем, давая объяснение сотрудникам МГБ, ему стало известно, что трое из так и оставшихся для него неизвестными мужчин, были в годы войны полицейскими, или какими – то еще коллаборационистами, были вооружены, хотя оружия он сразу и не заметил. Одного из них он убил, другого ранил. Вроде бы обоих живых чекисты задержали. На построении воинской части лейтенанту В.Л.Кищенко была объявлена благодарность.

    В этой, некогда рассказанной мне истории, интересно еще и следующее. Инцидент с офицером произошел недалеко от указанной выше д.Лесники — Прудище где «в определенное время (по средам) собираются большие главари». Трое «лесных братьев» как раз двигались в сторону деревни с той стороны д.Б.Стахово и далее со стороны Жодинского с/С и конкретно д.Бабин Лес.

    А если продолжать эту условную линию, то она веден в сторону пограничья Борисовского района с Крупским и Березинским – другой «очаг антисоветского бандитизма» в послевоенный период[28]. Причем, как и в Смолевичском районе в Крупском официально было отрапортовано о последней ликвидированной банде в 1952 г. [29].

    И хотя ночь с 31.12.1949 на 01.01.1950 гг. пришлась с субботы на воскресенье, а не на середину недели, вполне вероятно, что трое нелегалов спешили на новогоднюю встречу представителей антисоветских вооруженных групп, действовавших в рассматриваемом регионе в послевоенные годы.



    Фото: довольно распространенная среди представителей послевоенной беларуской эмиграции скаутская открытка на мотив антисоветского партизанского движения в послевоенной Беларуси. Отпечатана примерно в 1947 г. в г.Ватенштедте (Зап.Германия).


    Ремарка

    Именно на этой условной линии недалеко от д.Лесники — Прудище Пригородного сельсовета Борисовского района — в д.Студенка этого же сельсовета находится могила Иванова Петра Ивановича, до войны проживал на ст.Набелги Дрегельского района Ленинградской области России, старшина МВД БССР, погиб 06.08.1946 г.[30].

    Летом 1948 г. беларуская эмигранская газета «Бацькаушчына», издававшаяся в Западной Германии, в одной своей статье, основанной на интервью с вернувшимся из советского плена из БССР немецким солдатом, писала, в том числе, что(пер. с бел. мой — Авт.:

    «Партизанщина последнее время притихла, однако еще зимой (1947/1948 гг.) была очень сильной и действовала очень широко. В районе Борисов — Радошковичи, несколько сел были на протяжении около месяца во власти какого-то командира партизан Соколовича, который, как говорили, прислан вами туда через американцев».

    В феврале 1948 года эти партизаны были вытеснены оттуда с привлечением войсковых частей. «Партизаны распространяют свои воззвания и однажды я видел небольшую газету партизан»[31].



    Несмотря на то, что ситуация тут (как и в предыдущей рассмотренной статье этой газеты) очень сильно преувеличена, тем не менее, как я выше уже говорил, «дыма без огня не бывает».

    Так, например, известно, что в районе Радошкович бывшей Молодеченской области с осени 1948 г. действовала антисоветская группа Винцлавского — Глинки из 7 человек[32]. По 1950-й год тут действовала и антисоветская группа братьев Метлицких[33].

    На этой же линии на пограничье Смолевичского с Логойским и Борисовским районами в районе д.Бабин Лес и Юрьево действовала и какая-то часть смолевичских «лесных братьев».

    А несколько дальше, уже на пограничье Борисовского, Крупского, Белыничского и Березинского районов находился еще один очаг «бандитизма», о котором будет в моей отдельной статье.


    Вообще, по политическим и иным, не связанным с «пособничеством оккупантам» основаниям (о тех из них, кто был потом реабилитированы я еще упомяну в моей следующей статье — Авт.) уже после освобождения Смолевиччины от гитлеровских оккупантов в районе помимо «группы Кулинковича» были осуждены (из установленных):

    Абрамович Корней Антонович, 1904 г.р., урож. д. Метча Борисовского р-на Минской обл.; белорус; образование начальное; колхозник, Колхоз им.Фрунзе. Проживал: Минская обл., Смолевичский р-н, д. Белая Лужа. Арестован 24 января 1946 г. Приговорен: судебный орган 15 ноября 1947 г., обв.: 72а УК БССР — а/с агитация. Приговор: 10 лет ИТЛ, 3 года пораж.в правах, отбыв.: Севвостлаг МВД СССР, освоб. 22.09.1954 Реабилитирован 22 сентября 1954 г. Президиум Верх.суда БССР[34].

    — Альшевский Антон Викентьевич, 1913 г.р., урож. д. Высокое Лядо Смолевичского р-на Минской обл.; белорус; образование н/начальное; колхозник, Колхоз им.Маленкова. Проживал: Минская обл., Смолевичский р-н, д. Саковка. Арестован 24 июня 1950 г. Приговорен: судебный орган 14 августа 1940 г., обв.: 72 УК БССР — А/с агитация. Приговор: 10 лет ИТЛ, 5 лет пораж. в правах Реабилитирован 6 декабря 1993 г. Верховный Суд РБ[35].

    — Зыль Викентий Федорович, 1887 г.р., урож. д. Черницкая Слобода Смолевичского р-на Минского окр.; белорус; крестьянин, единоличное хоз-во. Проживал: Минская обл., Смолевичский р-н, д. Домошаны. Арестован 20 декабря 1944 г. Приговорен: ОСО 12 января 1946 г., обв.: 72б УК БССР — а/с агитация. Приговор: 5 лет ссылки, отбыв.: Тюменская и Акмолинская обл. Реабилитирован 29 декабря 1990 г. Прокуратура БССР[36].

    — Клепач Мария Борисовна, 1913 г.р., урож. д. Черниковщина Смолевичского р-на Минской обл.; белоруска; образование начальное; колхозница, К-з«Чырвоны маяк». Проживала: Минская обл., Смолевичский р-н, д. Черниковщина. Приговорена: ОСО 28 апреля 1945 г., обв.: член семьи. Приговор: 3 года ссылки, конфискация имущества, отбыв.: Красноярский край. Реабилитирована 9 октября 1992 г. Прокуратура РБ[37].

    — Попкович Степан Прокофьевич, 1893 г.р., урож. д. Николаевичи Смолевичского р-на Минской обл.; белорус; образование начальное; рабочий, 1 околод.8 дист.пути. Проживал: Минская обл., Смолевичский р-н, д. Подыгруша. Арестован 2 ноября 1944 г. Приговорен: судебный орган 10 января 1945 г., обв.: 72б УК БССР — а/с агитация. Приговор: 6 лет ИТЛ, 3 года п/п, конфискация имущества Реабилитирован 7 октября 1992 г. Президиум Минск.облсуда[38].

    — Скребель Елена Гавриловна, 1934 г.р., урож. д. Полянка Червенского р-на Минской обл.; белоруска; образование н/среднее; курсант, Т/пр.«Красное знамя», курсы трактористов. Проживала: Минская обл., Смолевичский р-н, т/пр. «Красное знамя». Арестована 16 марта 1953 г. Приговорена: судебный орган 18 апреля 1953 г., обв.: 72 УК БССР — клевета на рук.партии. Приговор: 10 лет ИТЛ, 3 года пораж.в правах Реабилитирована 3 июля 1954 г. Суд.кол.по угол.делам Верх.суда СССР[39].

    — Хрампач Роберт Павлович, 1900 г.р., урож. Польши, слесарь Жодинского машиностроительного завода. Осужден 28.06.1956(явно ошибочная дата. На самом деле не позже 1954 г.) особым совещанием при МГБ СССР к высылке в Красноярский край. Реабилитирован 22.02.1960 г.[40].

    — Шеремет Григорий Борисович, 1918 г.р., урож. д. Большое Залужье Смолевичского р-на; белорус; образование начальное; рядовой, 2-й ИПТАП-орудийный номер 16 гв.истребительно-противотанковой арт.бригады. Проживал: Минская обл., Смолевичский р-н, д. Большое Залужье. Арестован 17 мая 1946 г. Приговорен: судебный орган 22 октября 1946 г., обв.: 72б УК БССР — а/с агитация. Приговор: 10 лет ИТЛ, 5 лет пораж.в правах Реабилитирован 31 декабря 1993 г. Суд.кол.по угол.делам Верх.суда БССР[41].

    — Ярошевич Иосиф Матвеевич, 1887 г.р., урож. д. Уборки Смолевичского р-на Минской обл.; белорус; образование начальное; без определенных занятий. Проживал: Минская обл., Смолевичский р-н, м. Смолевичи. Арестован 25 декабря 1944 г. Приговорен: ОСО 15 апреля 1946 г., обв.: 8-38 УК БССР — социально опасный элемент. Приговор: 3 года ИТЛ Реабилитирован 23 марта 1992 г. Прокуратура РБ[42].

    — Доподлинно известно, что двое из них были награждены правительственными наградами:

    — Абрамович Корней Антонович, 1904 г.р. В РККА с 07.04.1944 г. Красноармеец 753 сп 192 сд[43]. 31.08.1945 г. награжден медалью «За боевые заслуги»[44].



    — Альшевский Антон Викентьевич, 1913 г.р. Призван в ряды РККА Смолевичским РВК 13.07.1944 г. Белорусская ССР, Минская обл., Смолевичский р-н. Красноармеец 707 сп 215 сд 5 А 3 БелФ. 18.01.1945 г. представлен к правительственной награде медали «За отвагу»[45]. Вручена 10.03.1945 г.[46].



    А ведь следует отметить, что Смолевичский район находится не в западных областях Беларуси, где коммунистическая социальная ломка началась на 20 (1939) и даже более лет позже (1944) после того, как этот путь прошла восточная часть нашей республики.

    Но именно здесь все тридцатые годы оперировал известный на Минщине антисоветский атаман Хододинский (cмотреть мою исследовательскую работу «ЭПОПЕЯ БЕЛАРУСКОГО „КУЛАЦКОГО“ АТАМАНА ХОЛОДИНСКОГО ИЗ СМОЛЕВИЧСКОГО РАЙОНА»)[47].

    И менно здесь в в начальный период гитлеровской оккупации население активно вступало в БНС и «самаахову» (смотреть мою исследовательскую работу «ЧЕРЕЗ КОЛЛАБОРАЦИЮ К ПАРТИЗАНЩИНЕ. БЕЛАРУСЫ. 1941-1943 гг. / Минский и Борисовский округа»)[48], а в последний ее период в СБМ и БКО (смотреть мою исследовательскую работу «ЗАБЫТЫЙ ПРИЗЫВ 1944 — го /Беларуская Краевая Оборона и Вспомогательная служба добровольных помощников Люфтваффе/ Минский округ»)[49].

    И именно здесь (вернее на пограничье с Борисовщиной и Червеньщиной) имела место последняя попытка организации в регионе национально ориентированного партизанского движения (смотреть мою исследовательскую работу «МЕЖ ДВУХ ОГНЕЙ/ национально ориентированное антинацистское подполье и партизаны в регионе Малого Полесья 1941-1944 гг»)[50], а уже после этого тут же действовала забашевская ягдкоманда (смотреть мою исследовательскую работу «ЯГДКОМАНДЫ ПРОТИВ СОВЕТСКИХ ПАРТИЗАН НА БОРИСОВЩИНЕ (1942-1944)»)[51].

    И именно здесь высадились в декабре 1944 г. беларуские диверсанты Дальвица и пытались организовать антисоветского повстанческого движения в регионе (смотреть мою исследовательскую работу «ПО СЛЕДАМ ДИВЕРСАНТОВ ДАЛЬВИЦА/ или Белые пятна операции „БЕРЕЗИНА“»)[52].

    Поэтому рассматривать, описываемые мною уже в этом исследовании, послевоенные события исключительно как банальный уголовный бандитизм, будет абсолютно не верно. И следует признать, что советскую власть в Смолевичском районе не шибко тогда и жаловали. В том числе и бывшие партизаны c фронтовиками.

    А теперь продолжу свое повествование.

    В начале 50-х годов на территории Смолевичского района вооруженная банда совершила ряд ограбление магазинов в Емельяново, Жодино, Верхменях, Курганах[53]. Для ее задержания была организована оперативная группа, в которую вошел и оперуполномоченный уголовного розыска Смолевичского РОМ капитан милиции В.Ф.Молчан.

    Недалеко от дд.Заболотье — Старина он обнаружил след одного из бандитов. После предупреждающего окрика, тот послал в милиционера автоматную очередь и кинулся наутек. Однако раненый офицер смог, теряя сознание, сделать выстрел на поражение противника[54]. Вынес с поля боя тяжело раненного товарища участковый С.А.Таболич[55].



    Фото: В.Ф.Молчан

    Возможно, что именно за связь (не исключено что родственную) с этими разбойниками и была осуждена Павлович Анна Степановна, 1908 г.р., урож. м. Смолевичи Минской обл.; белоруска; образование среднее; заведующая, Старинская начальная школа. Проживала: Минская обл., Смолевичский р-н, д. Старина. Арестована 23 декабря 1948 г. Приговорена: судебный орган 22 февраля 1949 г., обв.: 72б УК БССР — сотрудничество с нем. оккуп. Приговор: 10 лет ИТЛ, 5 лет пораж.в правах, отбыв.: Особый лагерь № 6, ст.Воркута| лаг.лтд. № 7 Речного ИТЛ, умерла 26.08.1951, в ИТЛ Реабилитирована 11 октября 1994 г. Верховный Суд РБ[56].

    Сотрудничество с немецкими оккупантами (учительствование при немцах) могло являться лишь формальным поводом для осуждения.

    Одним из членов банды, или даже ее главарем мог быть некто Бяка (Бяко)(старинная беларуская фамилия).

    Из воспоминаний Сергея Антоновича Лашука, 1926 г.р., бывшего партизана п/б «Смерть фашизму», фронтовика, подполковника милиции в отставке, старейшего из бывших сотрудников Смолевичского РОВД (записано мной, А.Т. 01.12.2015 г.):

    «На работу в Смолевичскую милицию я пришел в 1952 г. Сразу работал дознавателем. Начальником отделения дознания у меня тогда был Молчан Василий Филиппович. От него и других старых сотрудников знаю про послевоенного бандита Бяку. Был он родом из д.Черниковщина. Хорошо играл на гитаре, интересовался стариной. О том, чтобы он совершал каких-то убийства, или зверства, в том числе в годы оккупации, я не слышал. Оперировал в районе Петровичского и Драчковского сельсоветов. В перестрелке ранил Молчана. Взял его участковый Полегошко. Как-будто он ехал по лесу верхом на коне, и случайно лоб в лоб столкнулся с вооруженным бандитом, успел выстрелить первым, застрелил его».



    Фото: С.А.Лашук у здания Смолевичского РОМ. 1952 г.

    Из воспоминаний сестры милиционера В.Ф. Молчана Валентины Филипповны Лученок (Молчан), 1932 г.р., жительницы д.Старина Заболотского сельсовета Смолевичского района (записано мной, А.Т., в январе 2016 г.):

    «После войны у нас в округе по лесам скрывались бывшие полицаи. Брат мой, как демобилизовался из армии, их и ловил. Помню, что были такие Кацияны и один полицай старинский. Был там и Бяка. Наши бабы ходили в Минск на базар, а эти бандюки перенимали их на дроге в лесу в районе Заболотье – хут.Репище. Отбирали продукты, вещи и деньги.

    Где-то в конце 1940 — нач.1950-х Вася (брат) на Новый Год подстрелил за 3-м поселком (д.Старина), бывшего полицая, когда тот шел из д.Мостище(Бяку?-Авт.) в(из) д.Казинцы (Заказинец?), но и сам был ранен. Был еще такой бывший полицай, которого все звали Галюсь. Поймали его потом где-то за Минском под чужим именем. В начале 1950-х всех бандюков в округе половили».


    Из воспоминаний Геннадия Федоровича Морозова, 1937 г.р., жителя г.Смолевичи, сына послевоенного начальника Смолевичского РОМ Федора Спиридоновича Морозова (лето 1950-1954 гг.) (записано мной, А.Т., в начале 2016 г.):



    Фото: Ф.С.Морозов

    «Помню, как милиционеры привезли труп известного тогда в районе бандита Бяки и посадили его на землю, прислонив спиной к стене здания райотдела на всеобщее обозрение, чтобы население своими глазами увидело, что с ним покончено».



    Фото: первое известное групповое датированное фото смолевичских милиционеров. На фоне здания РОМ. Ноябрь 1953 г. Самодеятельность. Слева-направо: 1-й Таболич, 4-й Полегошко, 9-й Вышинский, 12-й Колесник, 18-й (крайний справа) Морозов.





    Фото: а это уже вход в старое здание Смолевичского РОМ. Конец 1950-х.





    Фото: Смолевичские милиционеры. 2-я пол.1950-х.

    Но был и еще один бандит Бяка. Последнего милиционеры поймали и осудили. Однако в 1954 году он бежал из мест отбывания наказания. По оперативным данным скрывался на родине в рассматриваемом районе. Участковый инспектор Ипполит Семенович Полегошко более пяти суток провел в засаде в месте вероятного появления беглеца и, в конце концов, его задержал[57]. Степень родства с убитым Бякой пока установить не удалось.





    Фото: И.С.Полегошко, в последствии — старший оперуполномоченный уголовного розыска, а в 1963-1965 гг, время когда Смолевичский район был ликвидирован, начальник оперативного пункта, исполнявшего, по существу, функции районного отделения милиции.

    Из рассказа Владимира Владимировича Дерябина, 1944 г.р., жителя д.Лекаревка Минского района. (Записано мною, А.Т., летом 2015 года::

    «Сразу после войны я с родителями проживал в Смолевичах в доме материных родителей. Где-то уже в 1950-е ходила у нас молва о о банде „Черная Кошка“, которая грабила магазины и людей. Но о убийствах я не слышал. Помню, как по вечерам, когда начинало смеркаться, бабушка загоняла меня в дом, а двери тщательно закрывали на запоры. Боялись бандитов».





    Из биографии Ивана Мартыновича Гончаренка, участника советско-германской войны 1941-1945 гг, бывшего начальника Жодинского поселкового отделения милиции, известно, что в 1951 г. он поступил на службу в отделение МГБ Смолевич. В 1954-м, когда после смерти Сталина аппарат МГБ претерпевал изменения, Иван Мартынович поступил на работу в милицию. Так он попал в Жодино.



    Фото: И.М.Гончаренок

    В свое время в интервью журналисту местной газеты он вспоминал, что:

    «В начале 1950-х было неспокойно. В лесах скрывались бывшие полицаи и другой сброд, повылезавший из всех щелей. Грабили население, убивали советских и партийных работников»[58].


    "- В 1951 году в Жодино началось возведение ГРЭС (нынешняя ТЭЦ), — в свое время вспоминал Иван Мартынович. — Развернулось крупное строительство, куда съехалось огромное количество людей. В связи с этим было открыто поселковое отделение милиции: порядок требовался везде и особенно на крупной стройке, где возможно было всякое… Ведь народ собрался самый разный. Подчинялось Жодинское отделение Смолевичскому отделу милиции".

    С 1953 по 1964 годы И.М.Гончаренок возглавляет Жодинскую милицию. Всего 12 человек было в его подчинении[59].



    Фото: И.М.Гончаренок. Д.Яловица. 1950-е.



    Фото: у старого здания поселкового отделения милиции в Жодино. 1950-е. Первое известное групповое фото жодинских стражей порядка.







    Фото: Первый сотрудник Жодинского ДПС ГАИ поселкового отделения милиции Иван Иванович Лущик на линии. 1950. Строительство ГРЭС.


    P.S.


    Среди плеяды послевоенных бандитов Смолевитчины отдельно стоят бывшие советские партизаны Тимур Измаилов и Иван Шагойко. Про первого я уже писал. Но именно последний более всего запомнился в народной памяти.

    Про него и будет моя следующая исследовательская работа по рассматриваемому региону:


    «ЗА ПРОГОМ ПОБЕДЫ / Иван Шагойко – лихой партизан – фальшивомонетчик – последний Робин Гуд Смолевичского района».

    Ссылки:

    [1] Грамыка А. I у мiрны час, як на вайне. Смалявiчы, 2004г., С.23-24.
    [2]Там же. С.31.
    [3]Белорусской милиции 50 лет/ Краткий очерк/ Мн. 1967. С.131; Очерки истории милиции Белорусской ССР 1917-1987. Мн. «Беларусь». 1987. С.266; Милиция Минской области 1939-2014. Изд. УП «Рифтур» Республика Беларусь. 2014. С.16; Белорусский уголовный розыск 1918-2008. Составитель Ю.В.Курьянович. Мн. «Друк-С». С.395.
    [4]Там же. С.264
    [5] bramaby.com/ls/blog/history/5900.html.
    [6]Очерки истории милиции белорусской ССР. 1917-1987. С.267.
    [7]Памяць. Смалявiцкi раен. Жодзiна. Мн. БЕЛТА. 2000. С.292.
    [8]Громыко А.С. Профессия – быть на страже. С.5-6.
    [9]Памяць. Смалявiцкi раен. Жодзiна. С.152; lists.memo.ru/index1.htm.
    [10]Там же. С.149; Там же.
    [11]Там же. С.157; Там же.
    [12]Там же. С.159; Там же.
    [13]http://podvignaroda.ru/?#id=23582565&tab=navDetailManAward.
    [14]http://podvignaroda.ru/?#id=1375817471&tab=navDetailManCard.
    [15]http://podvignaroda.ru/?#id=45370280&tab=navDetailManAward.
    [16]http://podvignaroda.ru/?#id=1501786160&tab=navDetailManCard.
    [17]Там же; podvignaroda.ru/?#id=23582726&tab=navDetailManAward.
    [18]http://podvignaroda.ru/?#id=38125560&tab=navDetailManAward.
    [19]http://podvignaroda.ru/?#id=1101036735&tab=navDetailManCard.
    [20]http://podvignaroda.ru/?#id=1516995285&tab=navDetailManUbil.
    [21]Очерки истории милиции белорусской ССР. 1917-1987. С.260.
    [22]Партызанскi бой пад Менскам. «Бацькаушчына», №43(273), воскресенье 23 октября 1955 г. С.1.
    [23]Шарков А.А. Уголовно-исполнительная система МВД Республики Беларусь. 90 лет. Мн. «Позитив-центр», 2010. C.55.
    [24]Там же.
    [25]Там же. С.51
    [26]Там же. С.55.
    [27]Там же. С.51.
    [28]Громыко А.С. Профессия – быть на страже. С.32.
    [29]http://www.minsk-region.gov.by/data/ukgb/izd-1.doc.
    [30]Андрей Тисецкий. Огонь на поражение! / Из истории борьбы с послевоенным бандитизмом в Смолевичском районе/ Милиция Беларуси. № 3, июнь 2015. С.32-33; issuu.com/mvdbelarus/docs/mb_3_2015.
    [31]Демидас В.В. Дорогами отцов/ очерки о милиции Крупщины/ Крупки, 2010г., С.27.
    [32]Памяць. Барысау. Барысаускi раен. Мн. «Беларуская Энцыклапедыя». 1997. С.511.
    [33]Як у раi. «Бацькаушчына» №22(25) за 27 июня 1948 г. С.4.
    [34]http://bramaby.com/ls/blog/history/5801.html.
    [35]Ермолович В.И., Жумарь С.В. Огнем и мечем / Хроника польского националистического подполья в Белоруссии (1939-1953). Мн. Белорусский научно-исследовательский центр документоведения, археографии и архивного дела. 1994. С.93.
    [36]Памяць. Смалявiцкi раен. Жодзiна. С.141; lists.memo.ru/index1.htm.
    [37]Там же. С.142; Там же.
    [38]Там же. С.148; Там же.
    [39]Там же. С.151; Там же.
    [40]Там же. С.159; Там же.
    [41]Там же. С.163; Там же.
    [42]Там же. С.167.
    [43]Там же. С.168; lists.memo.ru/index1.htm.
    [44]Там же. С.169; Там же.
    [45]http://podvignaroda.ru/?#id=29676432&tab=navDetailManAward.
    [46]http://podvignaroda.ru/?#id=1009095387&tab=navDetailManCard.
    [47] podvignaroda.ru/?#id=45288023&tab=navDetailManAward.
    [48] podvignaroda.ru/?#id=1421209260&tab=navDetailManCard.
    [49]http://bramaby.com/ls/blog/history/4033.html.
    [50]http://bramaby.com/ls/blog/history/4106.html.
    [51]http://bramaby.com/ls/blog/history/4077.html.
    [52]http://bramaby.com/ls/blog/history/4855.html.
    [53]http://bramaby.com/ls/blog/history/5694.html.
    [54]http://bramaby.com/ls/blog/history/5335.html.
    [55]Громыко А.С. Профессия – быть на страже. С.32.
    [56]Грамыка А. I у мiрны час, як на вайне. С.53.
    [57]Там же. С.31.
    [58]Памяць. Смалявiцкi раен. Жодзiна. С.159.
    [59]Там же. С.38.
    [60]Алехнович. Л. Война им снится до сих пор… «Жодзiнскiя навiны» за 03.03.1995 г. С.7.
    [61]Алехнович. Л. Кто, если не я! «Жодзiнскiя навiны», №100, 19 декабря 1995 г.; Милиция Минской области: история и современность. 1939-1999. Мн. Изд. «НОВИК». 1999. С.75-77.

    09 марта 2018 года
    • нет

    0 комментариев

    Автор поста запретил добавлять комментарии, вот такой он человек.