История
  • 2690
  • ДНЕВНИК «ГЕНЕРАЛА «ЧЕРНОГО КОТА»» или Снова о дате смерти "жупела беларуских националистов" ;-) Михала Витушки

    Андрей ТИСЕЦКИЙ

    С добавлениями на 10 марта 2018 года



    В конце минувшего 2016 года в социальных сетях с новой силой разгорелась полемика о роли Михала Витушки в послевоенном беларуском антисоветском вооруженном сопротивлении. Катализатором выступила статья исследователя Антона Рудака «Па слядах адной фальсiфiкацыi», опубликованная 7 декабря 2016 года на страницах газеты «Наша Нiва», а в электронном варианте издания — 27 июля 2017 года под названием «Як два чалавекі прыдумалі міф пра Міхала Вітушку»[1].

    Вслед за указанной публикацией на сайте Беларуского документального центра появилась и публикация историка Дмитрия Дрозда «Жив или мёртв Михаил Витушко? (документы)»[2], в котором приведена фотокопия страниц дубликата розыскного дела Михаила Витушко, хранящегося в Особом архиве Литвы, архиве бывшего Комитета государственной безопасности Литовской ССР, фонд К-30 опись 1 дело 285.




    Если опираться на эти документы, то после обучения в диверсионной школе «Дальвиц» М.Витушко был десантированный с группой агентов-диверсантов из 30 человек в ноября 1944 года в районе Вильно.



    По дальнейшим событиям существуют две общеизвестные версии. Согласно первой (чекистской) М.Витушко в конце декабря 1944 года с частью своих людей присоединился к отряду Армии Крайовой (АК) Чеслава Станкевича «Комара». В рядах этого отряда он погиб 7 января 1945 г. в бою с подразделением НКВД в Рудницкой пуще на Виленщине.

    По другой версии (исследователь Сергей Ерш), в этом бою погиб однофамилец — не Михал, а Николай (Микола)Витушко, бывший майор РККА, заброшенный немцами 17 ноября 1944 г. А Михал же десантировался позже, в ночь с 30 ноября на 1 декабря 1944 г., и успешно продолжал руководить подпольем и партизанами «Черного Кота» чуть ли не до конца 1950-х годов. Умер же он в преклонном возрасте 98 лет 27 апреля 2006 года в Германии.

    Не влезая в дебри полемики, сразу хочу обратить внимание читателя на даты из дубликата агентурного дела МГБ/КГБ Лит ССР Михаила Афанасьевича Витушки. Заведено оно было вслед за основным (беларуским) в сентябре 1949 г., прекращено — в декабре 1950-го, однако периодически пересматривалось в 1951-1956-м, 1978-м и окончательно было списано в архив лишь только в 1985 году. И это несмотря на то, что в деле имеется фотокопия советского паспорта М.А.Витушко за 1940г. Т.е. сразу напрашивается мысль, что полной уверенности в том, что в 1945 году наш фигурант был убит, у чекистов не было. А в 1949-м у них появились какие-то веские основания заняться его (или его тени?) поисками, которые периодически возобновлялись.







    В одной из своих публикаций в газете «Наша Нiва» Сергей Ерш утверждает, что информация про гибель Михала Витушки в январе 1945 года в Рудницкой пуще на Виленщине появилась благодаря тому, что оперативники советской госбезопасности не разобрались в сложной игре, которую вели немецкие спецслужбы и руководители беларуской подпольной организации «Черный Кот». «Несколько лет МГБ СССР верило, что Витушко нет в живых. После выяснилось, что они ошибались. Однако официально это не было признано, поэтому миф дожил аж до наших дней»[3].

    Для аргументации совей версии исследователь приводит свидетельства бывшего майора МГБ Виктора Иванова, который в январе 1955 года был арестован «за измену родине», а на самом деле – за участие в фальсификациях уголовных дел во времена Берии. Во время следствия он рассказал много удивительных вещей. С его слов, еще во время войны по приказу Л.Берии было изготовлено более чем 4600 советских паспортов образца 1939-1940 гг. на имена «наиболее активных предателей». Одной из задач этой акции было доказать советское гражданство лиц, которые до 1939 года жили на территории Польши Летувы, Латвии и Эстонии. Иванов свидетельствует, что эти паспорта подкладывались арестованным, а также убитым «противникам советской власти». (Уголовное дело Иванова Виктора Сергеевича №274/56-11. Архив ФСБ, Л.267)[4].

    С сентября 1944 г. до июня 1945 г. В.Иванов был прикомандирован к особой группе МГБ на территории БССР. Действовала она и в смежных районах Летувы. Иванов был участником ликвидации отряда АК около озера Кернава в январе 1945 года. Он свидетельствует, что участвовал в опознании тела «известного пособника немецко-фашистских оккупантов М.О.Витушки». Опознание базировалось исключительно на свидетельствах задержанных, т.к. доставить труп в Минск, или Москву для детальной экспертизы не было возможностей. Труп был эксгумирован, согласно показаниям нескольких аковцев. Однако в том районе в то время действовали крупные отряды АК, и чекисты не хотели отягощать себя трупом.

    В.Иванов свидетельствует, что к материалам дела был приложен паспорт М.А.Витушки, который командир особой группы МГБ получил в Москве (*Также. Л.321)[5].

    В апреле 1945 года несколько членов особой группы, в том числе и Иванова, вызвали в Москву для отчета по факту выявления «М.А.Витушки» другой группой МГБ и его ликвидацией в конце января – начале марта 1945-го. Утверждалось, что при «задержанном оказались немецкие документы на имя М.О.Витушки». Комиссия НКГБ сверила показания представителей особых групп и сделала вывод, что где бы ни закончил жизнь «враг народа», несущественно. Все чекисты-оперативники получили выговора за «служебную халатность» (* Там же, Л.326)[6].

    С.Ерш сделал из этих свидетельств вывод о наличии двойников Михала Витушки и факта существования «операции прикрытия» настоящего «Генерала «Черного Кота»»[7].

    За это же как будто свидетельствует и опубликованный на сайте радио «Рацыя», а также на своей страничке в Фейсбуке беларуским исследователем проживающим в Украине Владиславом Ахроменко скан страницы 325-326 «Алфавитного указателя врагов Советской власти с компрометирующими материалами» за июнь 1945 г., № 056 для НКГБ УССР за подписью министра МГБ СССР Меркулова.

    Согласно этого источника к лету 1945 года чекистами разыскивались:

    -Витушко М. Проживал в гор.Минске. Являлся заместителем председателя главного совета националистической организации «Белорусская народная самопомощь», созданной немцами. (Материал в 4 Управлении НКГБ СССР).
    Витушко Михаил, 1913 г.р., проживал в Смоленске, во дворе здания бывш. Госбанка, 3 этаж кв.15. Служил заместителем нач. окружной полицейской охраны г.Смоленска. Член «Национально-трудового союза нового поколения». Приметы: ниже среднего роста, блондин, нос острый. (Материал УНКГБ по Смоленской области)[8].







    Вероятно, что это одно и то же лицо, разыскиваемое по ориентировкам разных территориальных органов НКГБ, хотя у последнего и указан 1913 г.р, а не 1907 г.р., как у главного фигуранта данной статьи. Скорее всего имела место неточность в агентурных данных смоленских чекистов.

    Нет сведений о Михале Витушко и в учебном материале Высшей Школы КГБ при Совете Министров СССР «Беларуские буржуазные националисты», изданной в Москве в 1957 году[9], хотя о некоторых задержанных диверсантах «Дальвица» там написано. И это тоже может говорить за то, что полной уверенности в смерти «генерала „Черного Кота“» даже на время написания этой учебной брошюры, у чекистов не было.



    О том, что Михал Витушко не был убит в начале 1945 года свидетельствует в своих воспоминаниях, хранящихся в семейном архиве (опубликованных типографским самиздатом в виде двухтомника тиражом в 10 экземпляров в 2007 году) ныне, к сожалению, уже покойный Иван Емельянович Курбыко, 1922 г.р., урож. д.Погост нынешнего Солигорского района, фронтовик, полковник милиции в отставке. После окончания в 1950-м году двухгодичной школы ВЦСПС в Минске он был направлен на работу в центральный аппарат МГБ БССР, где и прослужил до 1954 года. Как беларус с хорошим знанием беларуского языка занимался, в том числе, и переводами переправляемых из-за рубежа беларуских эмигрантских периодических изданий. В дальнейшем на советской работе в Минском облисполкоме. В 1959-1961 гг. – председатель Смолевичского райисполкома. В 1961-1972 гг. – служба в УВД Миноблисполкома. Последняя должность перед уходом на пенсию – начальник штаба. В своих мемуарах «Жизнь моя и моих близких», написанных хорошим литературным языком в период 2002-2005 гг., он касается и темы «беларуского национализма». Этот его раздел воспоминаний мне хотелось бы привести полностью.

    «О белорусском национализме»


    «В Белоруссию представители белорусского националистического движения пришли вслед за немцами и постепенно начали заявлять о себе: с помощью немцев издавать свою газетенку, принимать участие в самоуправлении, помогать создавать полицию и т.д. Часть рядовых белорусских националистов попала в Минск после освобождения Западной Белоруссии в 1939-м году. Вот только в качестве кого: националистов или немецких агентов, – это еще вопрос. Одним из таких был Космович Дмитрий. С 1940-го года до начала войны он учился в Белорусском политехническом институте на механическом факультете вместе с Зиной (будущей женой И.Е.Курбыко, которая всю гитлеровскую оккупацию проживала в Минске – А.Т.). Он был постарше других студентов, но для «западников» это было неудивительно (поляки белорусам в институты ходу не давали). Зато несколько удивляло то, что он рвения к науке не проявлял, тогда как другие «западники» очень старались.

    В Минск вошли немцы и через несколько дней студенты к своему величайшему удивлению увидели Космовича в немецкой офицерской форме, разъезжавшего по городу на мотоцикле. Еще больше они удивились, что немцы никого из студентов комсомольцев и евреев, с которыми он учился, не арестовали. Почему? Или он был занят более важными делами, или доносить считал ниже своего достоинства? Неизвестно (Очень важное свидетельство – А.Т.).

    В годы оккупации немцы с помощью белорусских националистов сформировали для борьбы с партизанами два батальона БКО (Белорусской краевой обороны) (На самом деле к концу апреля 1944 года было сформировано 39 пехотных, 6 саперных батальонов и 1 кавалерийский эскадрон[10] – А.Т.). Первым батальоном командовал всё тот же Космович Дмитрий уже в звании гауптмана (капитана). Эти батальоны особой активности в борьбе с партизанами не проявляли. При отступлении немцев они ушли на запад. Когда переходили мост через Неман у Столбцов (80 км от Минска), немецкий генерал попытался батальон Космовича вернуть на восточный берег и бросить в бой против Советской Армии (до 1946 года Красная Армия – А.Т.), т.е. на верную смерть. Космович в ответ наставил парабеллум в живот генералу и потребовал пропустить батальон. Затем подал команду батальону: «К бою».
    Батальон ощетинился всеми имевшимися у него видами оружия и ускоренным маршем перешел через мост. Батальон понимал, что ни от Советской Армии, ни от немцев в создавшейся ситуации ему милости ждать не приходится – терять было нечего. Но почему немецкий генерал потом не попытался расправиться с батальоном и его строптивым командиром? Думаю, что скорее всего у него не было под рукой необходимых сил или было просто не до того: шла операция «Багратион».

    После этого Космович пару раз мелькнул в зоне оккупации союзников и исчез. Или его прибрали к рукам американцы, или, возможно, он махнул в одну из стран Южной Америки. О своих собратьях белорусских националистах он отзывался в последнее время резко отрицательно.

    И они того стоили. Все, кого не убили партизаны и подпольщики, бежали вместе с немцами, а точнее – впереди них. После победы над Германией они расползлись по всей Западной Германии, отдельные перебрались во Францию и даже в Англию. Западные разведки интереса к ним не проявили, и поэтому они влачили жалкое существование. Отдельные перебрались даже в Канаду. Например, т.н. военный министр (без армии) БНР (Белорусской Народной Республики) Франц Кушель работал в Канаде пожарником. Его жена (поэтесса Арсеньева, тоже националистка), когда-то написала на белорусском языке стихотворение «Магутны божа». И самое интересное, что этот текст был выдвинут (кем – не знаю) на обсуждение возможного текста к гимну нынешней республики Беларусь. Какие только финты не выкидывает история!

    Но бывают метаморфозы и похлеще, когда соратники по борьбе становятся идейными врагами. На территории Польши до 1939-го года существовали Компартия Польши и Компартия Западной Белоруссии (КПЗБ). Так вот, в КПЗБ комсомольским вожаком одно время (1925-1930 гг.) был инициативный и смелый парень Микола Абрамчик. Он с одним-двумя товарищами на подводе (так «сильно» тогда охранялась граница обеими сторонами) приезжал в Минск в типографию им. Сталина (здание сохранилось до сего времени), нагружался нелегальной литературой, малость отдыхал, встречался с руководящими товарищами и возвращался назад на территорию Польши.



    Но возникла угроза ареста и, чтобы избежать его, ЦК КПЗБ принял решение направить Абрамчика в г. Прага (в Чехословакию, ныне Чехию) на отдых и для получения образования. Во время учебы Абрамчик очень близко сошелся с видным белорусским националистом (забыл фамилию), профессором Пражского университета (Петр Кречевский? Василий Захарка?[11] – А.Т.). Влияние высокообразованного профессора на молодого и недостаточно подготовленного коммуниста оказалось настолько сильным, что последний превратился в ярого белорусского националиста. Правда, ничем особым он себя не проявил, но как самый образованный из этой шайки-лейки никому нужных и никого не представляющих «деятелей» после Родослава Островского был избран президентом Белорусской Народной Республики за границей. Ни больше и ни меньше.

    С легкой руки полковника Ачасова, склонявшего меня в первой в МГБ беседе к знанию белорусского языка, я и стал нештатным переводчиком с белорусского на русский. Мы получали белорусскую прессу из посольств во Франции, Англии, Германии и других государствах. Ее было не очень много по бедности издателей. Я ее бегло просматривал, информировал об интересующих нас материалах начальство и, если было необходимо, переводил. И вот из Лондона пошла регулярная информация о якобы действующих на территории Белоруссии белорусских (читай националистических) партизанах во главе с генералом Витушко, которые шаг за шагом освобождают Белоруссию от большевиков и уже освободили три четверти территории. Большевики остались только в городах. Мы же ничего об этом не знаем и слыхом не слыхали. Однако потом появились откуда-то данные (возможно, Штази – разведка ГДР, Германской Демократической Республики), что человек такой существует. Это белорус, бывший офицер старой (до 1939-го года) польской армии, который якобы прошел нелегально территорию ГДР и Польши, а дальше ничего не известно. Выходит, он на территории Белоруссии. Но где он и чем занимается?



























    Руководство нашего министерства, а потом и союзного начали нас поджимать. Надо найти этого Витушко во что бы то ни стало. В тот период под горячую руку мы этого легендарного и неуловимого генерала так и не нашли. Но где-то примерно через полгода было получено известие от МГБ Украины, что после разгрома одной банды при переходе через Днепробугский канал из Белоруссии на Украину (граница между республиками) на одном из убитых была обнаружена полевая офицерская сумка с документами и дневником. Материалы свидетельствуют, что их владелец был не бандеровцем, а скорее белорусским националистом.

    Мы получили эту сумку с документами. Они принадлежали «легендарному» Витушко. Я занялся переводами. Информация о его переходе в Белоруссию подтвердилась. Он добросовестно пытался выполнить задание. Вел запись проделанной работы с указанием хуторов и деревень ежедневно. И с горечью отмечал, что все его усилия оказались тщетными. Он натыкался на непонимание или явную враждебность. И ни одного человека вовлечь в свою группу ему не удалось. Тогда он пристал к одной из групп бандеровцев, которая при переходе на Украину была разгромлена, а сам он погиб. Таков был конец этой истории».




    Фото: члены опергруппы 2-Н МГБ БССР после ликвидации «бандгруппы Грица» 25 февраля 1952 года до убытия в Минск. Весна 1952г. окрестности Дрогичина. С ликвидацией подпольной вооруженной группы Лукашука («Грица») Белорусский окружной провод ОУН прекратил свое существование как организационно-структурная единица антисоветского подполья.

    P.S.


    Итак, из приведенных материалов следует, что органы советской госбезопастности «хоронили» Михала Витушку трижды. Причем и последний раз, судя по всему, у них также не было полной уверенности, что это именно тот самый — «генерал». Поэтому оперативно-розыскные мероприятия по нему продолжались и в последующие годы.

    Ну а уж если такой уверенности не было и у чекистов, то вполне вероятно, что в последнем случае (воспоминания И.Е.Курбыко, где опять фигурируют документы М.Витушки и даже его дневник) убит был совсем не он. А обнаруженные документы могли оказаться при ликвидированном боевике как случайно, так и подложены ему его соратниками с целью переиграть советские карательные органы. И даже могли быть сфальсифицированы.

    Подобные примеры в истории не единичны. Достаточно вспомнить знаменитую операцию «Мясной фарш» (англ. Operation Mincemeat) — успешная британская операция по дезинформации, проведённая во время Второй мировой войны. Операция убедила высшее германское командование в том, что союзные силы планируют вторгнуться в Грецию и Сардинию в середине 1943 года, тогда как истинной целью была Сицилия. В результате инсценированной «авиакатастрофы» в Германию попали поддельные совершенно секретные документы, содержащие детали вторжения союзников. Документы были найдены у трупа, вынесенного волнами к берегам Испании. Подробности операции были изложены в книге 1953 года «Человек, которого не было» (англ.)[12].

    Или вот еще один подходящий (уже беларуский) пример – история боевика-антисоветчика Степана Тарасевича (Асмолак).

    Беларус, крестьянин, уроженец д.Кадолбищи (около Осецкого озера). С 1918 по 1920г. был в частях Булак-Балаховича. В 1927г. появился как одиночка в лесах возле своей родной деревни. В 1927г. убил председателя сельсовета местечка Березино (нынешнего Докшицкого р-на), в начале 1930г. – начальника уголовного розыска Бегомльского района Логвинова. Действовал на тот момент Тарасевич в окрестностях местечка Бегомль, Плещениц, Зембина. Гонимый карательными отрядами, он симулировал самоубийство. Заранее приобрел в Борисове на ул.Папанина у цыган подделанный на другое имя паспорт, оставил всю свою (старую) одежду на берегу Березины с запиской: «Осточертела такая жизнь. Тарасевич», переоделся в новую одежду и съехал в Сибирь.

    Там он пробыл лет пять-шесть и вернулся назад. В 1940г. поджег в д.Волоки колхозный клуб. В этом же году убил в д.Ленч фельдшера – «сексота» НКВД. С началом немецкой оккупации Беларуси Тарасевич вышел из леса и пошел на службу в полицию. В конце 1941г. его убили советские партизаны[13].

    Следовательно, если история знает примеры дезинформации с использованием трупов, имитации смерти, а также подложными, или настоящими документами, то, учитывая все приведенные обстоятельства, в деле полемики о реальном времени смерти «генерала «Черного Кота»» еще рано ставить точку.


    P.P.S.

    Ну и, конечно же, хотелось бы, чтобы сотрудники архива КГБ РБ попытались отыскать у себя в «закромах» и опубликовать то, что когда-то переслали им их украинские коллеги.

    Ссылки:

    [1]https://nn.by/?c=ar&i=193982&utm_source=dlvr.it&utm_medium=facebook.
    [2] bydc.info/news/530-zhiv-ili-mjortv-mikhail-vitushko-dokumenty.
    [3]Сяргей Ерш. Стагодзьдзе Міхала Вітушкі. Наша Нiва за 05.11.2007; nn.by/?c=ar&i=12802; Сяргей Ерш. Дэсант у няпэунасць. Мiнск. 2012. С.80-81. kamunikat.org/usie_knihi.html?pubid=21276.
    [4]Там же.
    [5]Там же.
    [6]Там же.
    [7]Там же.
    [8]https://www.racyja.com/zapisy/sprava-1945-mikhal-vitushka-khto-dze-kali/; www.facebook.com/uladyslau.akhromienka/posts/1221043127939380.
    [9]https://drive.google.com/file/d/0B_T3PThCY39DQ0RoY0IwYW1DOHM/view.
    [10]https://ru.wikipedia.org/wiki/Белорусская_краевая_оборона.
    [11]http://wikiredia.ru/wiki/Микола_Абрамчик.
    [12]https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F_%C2%AB%D0%9C%D1%8F%D1%81%D0%BD%D0%BE%D0%B9_%D1%84%D0%B0%D1%80%D1%88%C2%BB; www.bbc.com/russian/uk/2010/12/101203_operation_mincemeat.
    [13]Юрка Вiцьiч. Антыбальшавiцкiя паустаннi i партызанская барацьба на Беларусi. Вiльня. «Gudas», 2006. C.

    20.09.2017 года
    • нет
    • 0
    • 0

    0 комментариев

    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.