История
  • 1147
  • Игры памяти

    Статья опубликована в № 4256 издания Ведомости от 06.02.2017 под заголовком: Метафизика власти: Игры памяти

    Философ Александр Рубцов об отношениях научной, государственной и частной истории



    Историческая тематика сейчас выходит на первый план в идейных дискуссиях, провоцируемых идеологической самодеятельностью при власти. Обсуждение ведется в жанре «полемики на поражение», по дворовому принципу «убийство драке не помеха». Как ни странно, самое низкопробное и грязное словоизвержение наблюдается сейчас именно в борьбе за неприкосновенность исторического мифа (или, наоборот, за «прикосновенность» соборных сооружений, что по сути то же). Реакция на вопросы, в сообществе нормальных людей вполне обсуждаемые спокойно и рационально, вдруг оказывается мгновенной и визгливо-истерической, будто человеку вместо аргумента что-то прищемили. «Холодная гражданская война» на этом идейном поле все чаще переходит в горячую фазу.

    Однако в данном разговоре под историей обычно понимается прежде всего историческая фракция идеологии и пропаганды. История как наука в формате академического знания остается на втором плане, если не вовсе исчезает в околоисторическом тумане СМИ, официальной риторики, публицистики, книжного сочинительства и пропаганды, паразитирующей на истории. Разрыв между наукой и промыванием мозгов оказывается здесь вопиющим, но это мало кого смущает, причем по обе стороны. История, историософия и историография как составляющие идеологии не считают нужным хотя бы оглядываться на науку и интересоваться мнением профессионального сообщества. И наоборот.

    Ситуация отчасти новая. Даже в советской модели научная идеология, де-факто доминировавшая в режиме идеократии, старалась поддерживать хоть какое-то соответствие между мифом и собственно знанием. Это проявлялось в давлении на науку (которого сейчас существенно меньше, если не считать самоцензуры и привычки держать нос по ветру). Но это и несколько стреножило идеологическую фантазию, вынужденную оглядываться на авторитет историков-профессионалов. Сейчас эти «берега» соединяют разве что скандалы с диссертациями функционеров, содержание и методы защиты которых вызывают смешанное чувство стыда и отвращения.

    Однако насколько пропаганда не интересуется позицией историков, настолько же и само научное сообщество в целом предпочитает дистанцироваться от скандальных коллизий, хотя здесь есть что предъявить вежливо, весомо и зримо.

    Идеологией и академическим знанием позиции истории в обществе не исчерпываются. Еще одну такую субстанцию вскрыло глубинное исследование исторического сознания и культуры памяти, проведенное в рамках проекта «Какое прошлое нужно будущему России» (Вольное историческое общество при поддержке Комитета гражданских инициатив; соавторы социологической части – Григорий Юдин и Дарья Хлевнюк). Исследование показало, что наряду с огосударствленной и героизированной историей набирает силу и иной пласт знания о прошлом – неофициальная, локальная и во многом приватная история, которой занимаются на местах обычные люди, исследующие прошлое семьи, места или событий, связанных с близкими судьбами. Сейчас эта в самом строгом смысле слова гражданская инициатива становится массовой и системной. Среди обычных людей становится естественным, правильным и по-своему нормальным интересоваться этой близкой историей, исследовать ее и знать, обмениваться этим знанием «по горизонтали», между собой.

    Если теперь представить себе в целом всю эту конструкцию из трех историй – академической (научной), идеологической (пропагандистской) и, наконец, приватной (гражданской), то выявляется система сложных взаимоотношений между ними с весьма неожиданными притяжениями и отталкиваниями.

    Уже отмечалось добровольно-принудительное дистанцирование друг от друга между историей научной и «историей» официально-идеологической. Примерно такое же дистанцирование есть и между государственной мифологией и знанием приватным (в проекте эти две истории так и названы: «первая» и «вторая»; при этом приватное знание названо здесь «второй» историей только с учетом масштабов публичной представленности, но никак не по значению, а тем более не по отношению к первичности предмета). Героический миф от власти не особенно интересуется этим низовым и повседневным знанием; в свою очередь и сама эта «история граждан» не вступает в полемические или хотя бы конкурентные отношения с «историей государства», занимаясь своим частным и честным делом спокойно и помимо власти. Пока явного конфликта здесь нет, но стоит вспомнить, как и почему Сталин в свое время столь методично, безжалостно и именно в первую голову расправился с «короедами» – с краеведением, и сейчас кажущимся совершенно не опасным для власти. Те люди наверху знали, что делают (не боюсь дать подсказку, поскольку сейчас опыт искоренения «второй истории» вряд ли повторим).

    Не последнюю роль играет здесь и скрытая конкуренция «первой» и «второй» истории. Пусть они явно не спорят, но на фоне живого интереса к подлинной и близкой истории государственная мифология побед, правлений, подвигов и присоединений выглядит для людей куда менее интересной и значимой (что также выявлено в исследовании). В этом смысле нынешнее шприцевание мозгов исторической мифологией все более напоминает советскую идеологию, прежде всего ориентированную на потребление самой властью в режиме яростного самоудовлетворения. В этом «мифе для себя» все должно было сойтись и успокоить, примирить с Большой Историей, а то, что для остальных все это могло быть смешно или неинтересно, уже не имело значения. Продвижение нынешней мифологии все так же напоминает идейную мастурбацию, публичность которой лишь еще более отвращает публику вне номенклатуры. Результативность этой бюджетоемкой деятельности не равна нулю, но ее КПД низок, а отчетность составляет отдельное направление креативной мифологии.

    На фоне дистанцирования и отталкивания между историей «гражданской» и «государственной» тем более интересно неформальное сближение «второй истории» с историей научной, академической. Между ними почти нет или как минимум явно недостает связей организационных, но, как ни странно, обнаруживается много общего в этике и методологии подхода, в самом характере отношения к предмету, в самом стиле работы с материалом. Достаточно отметить навык критики внутренних и внешних источников, свойственный как строгой науке, так и «второй» истории, но сейчас практически утраченный нынешним подобием журналистики и самим обыденным сознанием, привыкающем верить во все подряд, включая то, что люди сами же воспринимают как «полезную ложь».

    «Вторая история» ориентирована на выявление и восстановление исторической правды, и делает она это, минуя идеологические и политические догмы, по возможности безоценочно, без прямого расчета на политическую утилизацию. В этом она сближается с базовыми принципами и фундаментальным этосом академической науки. Что в целом неудивительно: научная честность и порядочность в жизни – свойства родственные, это качества людей одной породы.

    Правда, здесь есть своя проблема. О. Георгий Флоровский писал: «Позже всего просыпается в русской душе интеллектуальная совесть – строгость и ответственность в познании». Тем более надо ценить, когда эти свойства в народе все же проявляются, причем без специального внешнего воздействия. Однако людям, испорченным пропагандой, трудно поверить, что даже публикация списочного состава органов НКВД в своей главной интенции может быть вовсе не связанной с мотивами мести и симметричного преследования. В свою очередь, и сама эта мгновенно-невротическая реакция на подобные публикации связана даже не столько с испугом от разоблачений и их возможных последствий, сколько с общим ощущением, что нечто непредсказуемо сильное тихо отбивается от рук, выходит из-под контроля, напитывается крамольной самодеятельностью и самостоятельностью – гражданской инициативой. Сам факт, что кто-то позволяет себе что-то возражать, вызывает шок, выбивающий мозг.

    Что, впрочем, тоже не ново, поскольку в полной мере вымещается в отношении власти к академической науке, в равной мере гуманитарной, точной и естественной. Наука в собственном смысле слова всегда была и будет образцом честности, порядочности и достоинства – а потому живым укором для всякого рода отвязанной идеологии и политики.

    Автор – руководитель Центра исследований идеологических процессов

    40 комментариев

    avatar
    нечто непредсказуемо сильное тихо отбивается от рук, выходит из-под контроля, напитывается крамольной самодеятельностью и самостоятельностью – гражданской инициативой.
    толькі б не было вайны
    0
    avatar
    Если теперь представить себе в целом всю эту конструкцию из трех историй – академической (научной), идеологической (пропагандистской) и, наконец, приватной (гражданской),
    Я-бы назвал такую историю не приватной, а общественной, ибо она и рождается среди членов будущего гражданского общества, не приемлющих мифы гос. пропагандистской лжи: как героизации роли нужных вождей, так — и очернения или обеления личностей и процессов в истории.
    Кста, все то же касается и новой беларусской мифологии, которая пока хоть и не находится под заботой государства, но является проявлением некоего ультра-нигилизма экзальтированных барышень, чьи предки, видимо, несколько сотен лет скрывались на лесных хуторках, но «на самом деле» вели свое происхождение то-ли от велико-литвинской шляхты, то ли — от баронов и магистров крестоносных орденов. Такая «рафинация» своего благородного происхождения — что есть, как не результат лукавого мифотворчества, только в этом случае — именно приватного? Нет, я не против (в психо-терапевтических целях). Но что-то мне подсказывает, что был не малый промежуток истории, когда носители благородных и свободолюбивых порывов нещадно уничтожались большевиками разных мастей. Куда деться от факта жесткого «отрицательного отбора» 20-го века?
    0
    avatar
    Куда деться от факта жесткого «отрицательного отбора»?
    Нікуды не дзецца. І адбор гэты праводзіўся цягам, як мінімум, стагоддзя. Такая вайна забівала найперш разумных. Выжыўшыя елі савецкае і амаль страчвалі магчымасць вярнуцца да чалавека чалавечнага. Іх фронт змаганьня праходзіў у глыбіні кожнай душы. Але іх дзеці наследавалі значна большай глыбіні часу. Таму ўсё проста: ідэалагічную хлусню — вон.
    Наука в собственном смысле слова всегда была и будет образцом честности, порядочности и достоинства
    Кожны мае магчымасць зрабіць высновы з гістарычных фактаў — навука гісторыя пішацца мовай звычайнай, зразумелай паспалітаму чалавеку. І кожны з нас сваеасаблівы фіксатар гісторыі.
    Кста, все то же касается и новой беларусской мифологии, которая пока хоть и не находится под заботой государства, но является проявлением некоего ультра-нигилизма экзальтированных барышень, чьи предки, видимо, несколько сотен лет скрывались на лесных хуторках, но «на самом деле» ведущих свое происхождение то-ли от велико-литвинской шляхты, то ли — от баронов и магистров крестоносных орденов. Такая «рафинация» своего благородного происхождения — что есть как не результат лукавого мифотворчества, только в этом случае — именно приватного? Нет, я не против (в психо-терапевтических целях).

    1. Благароднае — гэта благое.
    2. Не сваё паходжаньне найперш цікавіць, напрыклад мяне, а сутнасьць гістарычных тэрмінаў — славяне, русь, літва, палякі і г.д. І менавіта гэта — магчымасьць для кожнага мець доступ да мора інфы, з дапамогай якой кожны можа зрабіць свае высновы — «вызывает шок, выбивающий мозг» у русска-савецкіх «скрэпак» рознага памеру
    -1
    avatar
    Одним словом «руссике нивинаваты».
    0
    avatar
    Наука в собственном смысле слова всегда была и будет образцом честности, порядочности и достоинства – а потому живым укором для всякого рода отвязанной идеологии и политики.
    Этот укор и вас касается, мистер. Ибо налицо: «не читал, но осуждаю».
    0
    avatar
    Однако людям, испорченным пропагандой
    Они ведь испорчены и невинауватыя?

    Как не ныкай, основная мысля не желает прятаться.
    0
    avatar
    Ааа! — Вы все продолжаете низовой техперсонал компании — уборщиц, сантехников и охранников винить в банкротстве фирмы, произошедшего по вине растрат и огромных штрафов за несоблюдение антимонопольной политики и недобросовестную конкуренцию? %)
    Кто-то может сказать, что: «экий же вы настырный антипопулист». Однако, мне, как «стороннику коспирологических теорий», — сразу очевидны ваши симпатии к жуликоватому высшему менеджменту этого ЗАО. Может, даже в доле.
    Что, пан Зиг, своих обеляем..? ;)
    0
    avatar
    Ааа! — Вы все продолжаете низовой техперсонал компании — уборщиц, сантехников
    Вся беда в том, что как только ваш сантехник вылазит чуть вверх, тут же оголяет задницу и начинает поливать оставшихся внизу.
    Всегда.
    За это он автоматически становится врагом русских.
    0
    avatar
    тут же оголяет задницу и начинает поливать оставшихся внизу.
    Это-ж не вас, надеюсь? За что-же вы так не любите пролетариев, пан Зиг?
    Да и потом, если вспомнить, когда это у нас последний раз секьюрити пускали сантехников в директорское кресло? Может, это у вас так запросто, а я просто не представляю. У нас за такое даже «двушечкой» не отделаешься. Нет, яйца к площадной брусчатке прибивали, конечно, — бывало такое. Но это-же «акция» перформанса, и не вверху, а наоборот — внизу. Да и человек совсем странный, чрезвычайно секс. озабоченный, художником себя называл. Теперь к вам, в Европу, убежал от местного непонимания.
    0
    avatar
    Да и потом, если вспомнить, когда это у нас последний раз секьюрити пускали сантехников в директорское кресло?
    Гирькин, это фамилие ни о чем не говорит?
    0
    avatar
    Гиркин — проф. военный, наемник с двойным/израильским гражданством. Это — тот самый ваш секьюрити, который по спец. заданию технологического цеха Володина-Суркова-Малофеева «бермутил воду во пруду».
    0
    avatar
    За что-же вы так не любите пролетариев
    ,
    Нет хуже барина, чем вчерашний холоп.
    +1
    avatar
    Примеры в студию!
    0
    avatar
    Любой, признанный вам лично русский, находящийся у власти.
    Называйте фамилию и будем искать красно-комсомольской участие в распиле достояния советских граждан.
    А пока смотрите кино
    0
    avatar
    Есть такие люди — шабесгои, коллаборационисты, наймиты или подпевалы, типа кости затулина или… Ну вот пусть даже того милиционэра, которого недавно хлопнули на Донбассе (славянское лицо, это так). Такие люди из местного населения были у любой оккупации. Я-же не виню вас, мистер Зиг, в зверствах немецких оккупантов по отношению к евреям БССР? Хотя масса беларусов и поляков с энтузиазмом помогала им.
    Нет. Просто у вас очень низкая функция. Чинить рознь, помогать путенцам и прочим нелюдям, господствующим среди нас, в том числе и благодаря таким искусственным раздраям и разводкам.
    -1
    avatar
    Я-же не виню вас, мистер Зиг
    Я не настолько стар, что б иметь влияние на те события.

    В отличие от современных, совершаемых под русское молчание и русские аплодисменты.
    0
    avatar
    В отличие от современных, совершаемых под русское молчание и русские аплодисменты.

    Апплодисменты вы слышите от ваших собратьев, только с этой стороны. Есть еще, однако, наемная туземная массовка, но о них мы все сказали выше.
    -1
    avatar
    Апплодисменты вы слышите
    Про молчание я не зря сказал. Его тоже очень хорошо слышно.
    0
    avatar
    Про молчание я не зря сказал. Его тоже очень хорошо слышно.
    А вот здесь — оно подавляет со всех сторон. Или в РБ какое-то другое, «родное» молчание?
    Почему только к пуговицам претензии?
    0
    avatar
    Почему только к пуговицам претензии?
    Чьих войск «нет» в Украине, и кого они там защищают?
    Чьей «славы» отжат город Севастополь?
    Кого там не бросили?
    Мир чей?
    Только внимательно, не пытаясь подменить слово русский.
    0
    avatar
    Чьих войск «нет» в Украине,
    Гибридных, наемных, оккупационных. Теперь в России они служат тем-же целям. Поэтому и цели сопротивления должны быть едины.
    0
    avatar
    Примеры в студию!

    Бдыщ!!!

    +2
    avatar
    Так это же ваш, герр Рупрехт, германский цыган (как тут говорили). А если по фамилии — то украинец. %)
    -1
    avatar
    Вы просили примера из грязи в князи, я дал вам его.
    0
    avatar
    Он не русский. И сейчас плавно перемещается из «братьев» в «жиды».
    0
    avatar
    И сейчас плавно перемещается из «братьев» в «жиды».
    Ошибаетесь. Наоборот, удалением от Кремля и даже риторикой он демонстрирует удаление от чаяний «богоизбранных»
    0
    avatar
    Вы просили примера из грязи в князи, я дал вам его.

    Это-ж было в контексте русских грязей-князей, согласно теории пана Зига.
    0
    avatar
    Свіньня з рогамі — гэта колішнія арандатары, якія стаялі між панам і селянінам. Сваю ролю яны адыгралі і падчас падзелаў РП(разам са свабодалюбівымі казакамі), а потым сталі ўсім — разрушылі мір насілья, бач… І яны і ёсьць русскія. Якая розніца мне, што там нехта габрэй — у 2017-м? Піша кірыліцай, русскімі словамі — ён русскі.
    -1
    avatar
    Примеры в студию!

    А.Г. Лукашенко
    В.В. Путин
    0
    avatar
    А.Г. Лукашенко кто-нить видел в Израиле? — Или в феске/тюбетейке? Может он был замечен в связях с сионистской общественностью? Почему его всегда глумили российские жидо-СМИ? И почему такого-же отношения не замечено в отношении Путина?

    0
    avatar
    А.Г. Лукашенко кто-нить видел в Израиле?
    Вы ижесекундно мониторите его?
    0
    avatar
    Нее. Я еще пока не на пенсии.
    Хотя, если-бы я знал, что он продержится на троне лет 10, то — махнул бы к вам (даже если служить в БЕСТАПО). Ибо кремле-кагал совсем достал.
    0
    avatar
    Можа не дайшла каштоўная бандэроль, дык вось паўторна:
    Свіньні рогі атрымалі ў 1917-м. Падчас вайны і скарыстаўшыся дапамогай супрацьлеглага ваюючага боку. Так толькі свіньні робяць. А чаму пан увесь час бароніць гэтае свінарогае царства, якое насамрэч загубіла і многіх габрэяў?
    -1
    avatar
    Как не ныкай, основная мысля не желает прятаться.
    Удивитесь таки, но А. Рубцов (автор) — этнический (но не галахический) еврей. Фейсом его надо помахать или так поверите?
    0
    avatar
    Удивитесь таки
    Если это сильно влияет на посыл «руския невинаватыя», то уж махайте. )
    0
    avatar
    Ну вот — наш человек.


    И часики не кучерявые. Обычные часики человека — философа.
    0
    avatar
    И биография какая то куцая. Сразу царем стал. Может и ваш.
    0
    avatar
    Может и ваш.
    Если судить по философии, то определенно наш. Не отрицаю. Мы готовы принять каждого искренне радеющего и солидарного. Черепа мерить и на носы заглядываать не будем.
    0
    avatar
    :) а размер груди?
    0
    avatar
    Так бы сразу и сказали: кто вам осанну поет — тот русский, остальные жиды.
    Хотя раньше это называлось однопартийцы.

    А нормальных 3(три) нашлось. На всю рассею.
    +1
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.