История
  • 571
  • Операция «Энтеббе»



    Читал про израильскую военщину, и наткнулся на эту операцию. Статья в Вики читалась как захватывающий блокбастер. Может и вам от корона-новостей отдохнуть поможет )


    Сама статья. Немного её подрезал.

    27 июня 1976 года боевики пропалестинских организаций НФОП и Революционные ячейки захватили пассажирский самолёт Airbus A300B4-203 компании «Air France», следовавший рейсом Тель-Авив — Париж. По приказу террористов самолет совершил посадку в аэропорту Энтеббе близ столицы Уганды Кампалы. Пассажиров и команду самолёта удерживали в старом здании аэропорта. 29 июня террористы отделили 83 заложника с израильскими паспортами от других заложников и перевели их в отдельную комнату. Пассажиры с неизраильскими паспортами и нееврейскими именами были освобождены (всего 47 человек). На следующий день угонщики позволили 101 неизраильскому заложнику улететь на прибывшем самолёте «Air France». Экипаж самолёта отказался покинуть заложников. Всего осталось 105 заложников — израильские граждане, евреи и экипаж во главе с его командиром Мишелем Бако. Все они находились под угрозой гибели.

    Состав террористов: восемь из НФОП, Вади Хаддад, а также двое левых террористов из «Революционных ячеек», Вильфрид Бёзе (англ.) и Бригитта Кульман (англ.). Поддержку террористам оказывал пропалестинский режим Уганды Иди Амина. Захват заложников был предпринят, чтобы вынудить правительства ряда государств освободить 53 заключённых (среди них члены РАФ и «Движения 2 июня»), находящихся в тюрьмах на территориях Израиля, Франции, ФРГ, Швейцарии и Кении

    27 июня Airbus A300B4-203 (бортовой номер F-BVGG) рейса AF139 компании Air France, совершавший рейс Тель-Авив—Афины—Париж, готовился вылететь из международного аэропорта Эллиникон в Афинах. На его борту находились 252 пассажира и 12 членов экипажа. Вскоре после вылета в 12:30 самолёт был захвачен сводной террористической группой из 4-х человек, в состав которой входили 2 члена организации «Народный фронт освобождения Палестины» (крыло внешних операций) и двое немцев из организации «Революционные ячейки» Вильфрид Бёзе (нем.) и Бригитта Кульман (англ.). Угонщики приказали экипажу лететь в Бенгази (Ливия)[14]. Там самолёт простоял 7 часов, в ходе которых была проведена заправка топливом. У одной из заложниц начались преждевременные роды, её отпустили и отправили в больницу. Самолёт вылетел из Бенгази и 28 июня в 15:35 (сутки спустя после вылета из Тель-Авива) приземлился в аэропорту Энтеббе (Уганда). В Энтеббе к четырём террористам присоединились ещё четверо. Террористы выдвинули требование об освобождении 53 палестинцев (40 отбывали заключение в Израиле и 13 — в тюрьмах Кении, Франции, Швейцарии и ФРГ). В случае невыполнения их требований до 1 июля 1976 года террористы угрожали начать расстреливать заложников.

    Террористы выделили из числа заложников группу евреев и израильтян. В 2011 году один из заложников Илан Хартув заявил, что угонщики отделили только израильтян. Один из евреев, переживший Холокост, показал террористу Бёзе регистрационный лагерный номер, вытатуированный на его руке. Бёзе заявил, что является не нацистом, а лишь идеалистом.

    Согласно показаниям Илана Хартува, террористы прямо заявляли заложникам, что они настроены против Израиля, а не против евреев. Среди освобождённых пассажиров было несколько евреев, в том числе 2 студента института йешивы из Бразилии.

    Неделю заложников удерживали в транзитном зале аэропорта Энтеббе (сейчас — старый терминал). Некоторые из заложников были освобождены, но 106 продолжали пребывать в заключении. Террористы угрожали перебить их, если Израиль не выполнит их требований.

    После заявления террористов о том, что экипаж самолёта и нееврейские пассажиры будут освобождены и посажены на другой самолёт авиакомпании Air France, который прилетит в Энтеббе, чтобы их забрать, командир экипажа Мишель Бако (фр. Michel Bacos) заявил угонщикам, что он несёт ответственность за всех пассажиров, включая тех, кто остался, и что он не покинет их. Французская монахиня также отказалась уйти, настаивая, чтобы вместо неё улетел один из заложников, но угандийские солдаты затолкали её в ожидающий самолёт Air France. Всего осталось 85 израильских и неизраильских, но еврейских заложников и 20 прочих, большинство из которых составил экипаж Airbus A300.


    Да́да У́ме И́ди Ами́н (17 мая 1925 — 16 августа 2003) — угандийский военный и государственный деятель, президент Уганды в 1971—1979 годах. Генерал, а затем фельдмаршал угандийской армии.

    Деятельность Амина не ограничивалась террором против собственного населения. Иди Амин вел весьма активную внешнюю политику. Советский Союз снабжал его оружием, Ливия предоставляла финансовую помощь, а Организация освобождения Палестины присылала советников. Имея прочные связи с Муаммаром Каддафи и Организацией освобождения Палестины, которой даже было предоставлено бывшее израильское посольство, Амин разрешил террористам из НФОП (Палестина) и «Революционных ячеек» (ФРГ), угнавшим 27 июня 1976 года в Афинах самолёт французской авиакомпании «Эйр Франс» (рейс 139), посадить его в международном аэропорту Энтеббе, второго по величине города страны.

    Амин рассматривается критиками как создатель одного из самых жестоких тоталитарных режимов в Африке[1], правление которого ознаменовалось усилением экстремистского национализма и трайбализма. Согласно подсчётам, проведенным после свержения Амина, потенциальными жертвами его репрессий стали от 300 тыс. до 500 тыс. граждан Уганды (~ 1,58 — 2,63 % от 19-миллионного населения), не менее двух тысяч он убил лично.

    После того как президент Иди Амин позволил нескольким палестинским террористам присоединиться к угонщикам, стало ясно, что дипломатического решения с угандийским правительством найти не удастся. Угонщики начали разделять заложников на группы: тех, кому разрешалось уйти, и тех, кто вынужден был остаться. Долгое время считалось, что Израиль пытался найти дипломатическое решение вопроса и не оставалось другого выхода, кроме как разработать план атаки. Однако рассекреченные в 2015 году Израилем документы об операции свидетельствуют о том, что изначально планировался силовой вариант операции и переговоры были только отвлекающим маневром.

    За неделю до проведения операции израильское правительство пыталось найти политические средства для освобождения заложников. Кабинет министров Израиля был готов освободить палестинских заключённых, если военное решение представится невозможным. Отставной офицер ЦАХАЛа Барух «Бурка» Бар-Лев в течение многих лет знал Иди Амина и был его личным другом. По просьбе кабинета министров он множество раз разговаривал с Амином по телефону, пытаясь договориться об освобождении заложников, но эти переговоры не имели успеха. Правительство Израиля рассчитывало также на помощь американского правительства. Израильтяне надеялись на то, что США попросит президента Египта Анвара Садата связаться с Амином и предложить ему освободить заложников.

    Согласно рассекреченным документам, египетское правительство под руководством Садата попыталось договориться как с фронтом освобождения Палестины, так и с правительством Уганды, для чего отправило специального посланника Хани аль-Хасана для ведения переговоров с Угандой, однако переговоры не состоялись, так как к тому времени израильтяне уже провели операцию.

    1 июля (предельный срок, установленный террористами) израильское правительство вступило в переговоры с угонщиками с целью добиться переноса срока до 4 июля. Амин также поддержал эту просьбу, обратившись к террористам. Это означало, что он сможет совершить дипломатическую поездку в Порт-Луи (Маврикий), чтобы передать пост председателя Организации африканского единства Сеусагуру Рамгуламу. Перенос срока имел критическое значение для израильской армии, поскольку давал достаточно времени, чтобы достичь Энтеббе.

    3-го июля кабинет министров Израиля одобрил операцию под командой генерал-майора Йекутиэля Адама. Заместителем командира стал Матан Вильнаи. Проведением наземной операции командовал бригадный генерал Дан Шомрон.

    Началось планирование операции, которое включало в себя преодоление вооружённого сопротивления со стороны угандийских солдат. Бывший тогда министром обороны Шимон Перес вспоминает, что командующий ВВС Израиля Биньямин Пелед поинтересовался, собирается Перес захватить только аэропорт Энтеббе или всю Уганду?

    Я спросил: в чём разница? В ответ он заявил, что для захвата Энтеббе понадобится 100 бойцов, а для того, чтобы захватить всю Уганду, — 500. Я сказал ему, что ограничусь Энтеббе, что захватывать всю Уганду нет необходимости.

    Один из командиров спецназа Муки Бецер 4 месяца находился в Уганде с военной миссией Армии обороны Израиля и хорошо знал уровень подготовки солдат угандийской армии. Выяснилось также, что аэропорт Энтеббе строила израильская фирма и нашлись чертежи. Моссад отправил в Уганду своего агента, которому удалось сделать несколько фотоснимков в аэропорту. Согласно данным военной разведки, в районе Энтеббе находилось 21 тысяча угандийских солдат и 267 единиц бронетехники. В самом аэропорту было 50 боевых самолетов МиГ-17 и МиГ-21.

    Подполковник Йошуа Шани, ведущий пилот операции заявил, что израильтяне вынашивали альтернативный план по выброске военно-морских коммандос в озеро Виктория, с целью спасти заложников. Предполагалось, что коммандос доплывут на резиновых лодках до аэропорта, расположенного на берегу озера Виктория. После истребления террористов и освобождения заложников они должны были потребовать у Иди Амина свободный проход домой. Этот план был отставлен, поскольку у израильтян не оставалось времени.

    Шани также заявил «Вся операция была спланирована за 48 часов. Планирование операции подобно другой военной операции могло занять месяц, два, полгода или больше, у нас было только два дня, мы могли проработать только 2 % плана, оставив 98 % на импровизацию».

    Моссаду удалось построить чёткую картину местонахождения заложников, числа террористов и уровня участия угандийских войск благодаря информации, полученной в Париже от освобождённых заложников. В ходе подготовки к операции командование армии обороны Израиля консультировалось с израильскими фирмами, участвовавшими в строительных проектах в Африке в 1960-е и 1970-е годы, в том числе ЦАХАЛ возвела частичную копию терминала аэропорта с помощью гражданских строителей, некогда построивших оригинал.

    В ходе планирования операции стало ясно, что, несмотря на сочувствие к заложникам, которое могли испытывать лидеры некоторых стран Восточной Африки, никто не хотел навлекать на себя гнев Иди Амина (Уганда к тому времени превосходила соседей в военном отношении), помогая правительству Израиля провести любую потенциальную акцию или вторжение на угандийскую территорию. Самолётам Локхид С-130 «Геркулес» Армии обороны Израиля не хватило бы горючего, чтобы долететь до Кампалы и обратно без дозаправки (с учётом загрузки и соображений операции). Также не было возможности произвести заправку 4—6 самолётов в воздухе так далеко от воздушного пространства Израиля. Кроме того, самолёты Армии обороны Израиля, несущие вооружение, не могли нарушить воздушное пространство какой-либо суверенной страны без специального разрешения правительства этой страны, в противном случае нарушение воздушного пространства могло быть расценено как акт прямой агрессии. Было ясно, что проведение операции невозможно без помощи, по меньшей мере, одного из правительств региона Восточной Африки, но ни одно из них, включая Кению (логически несомненный выбор), не желало идти против Иди Амина или палестинцев. Некоторые члены еврейско-израильской общины в Найроби (включая влиятельного еврея Блока — владельца сети отелей) использовали своё немалое политическое и экономическое влияние на президента Кении Джомо Кениату, чтобы поддержать усилия дипломатической миссии Израиля в Найроби. В результате израильскому правительству удалось добиться разрешения для самолётов боевой группы ЦАХАЛ пересечь воздушное пространство Кении и приземлиться для дозаправки в международном аэропорту имени Джомо Кениаты.

    В отместку за участие семьи Блок и еврейско-израильской бизнес-общины в Кении, боевики Народного фронта освобождения Палестины 31 декабря 1980 года подорвали отель «Норфолк» (The Norfolk hotel), входящий в сеть Block Hotels. Этот террористический акт стал первым случаем проявления международного терроризма на территории Кении. 13 человек разных национальностей погибло, 87 получили ранения.

    Согласно интервью Associated Press от 5 июля 2006 года с одним из организаторов рейда Муки Бецером из Моссада, оперативники подробно расспросили освобождённых заложников. Бецер сообщил об одном из пассажиров, французском еврее, обладавшим военной подготовкой и «феноменальной памятью», позволившей ему дать очень полезную информацию о числе и вооружении террористов. После нескольких дней сбора информации и планирования, четыре самолёта ВВС Израиля С-130 «Геркулес» под покровом ночи тайно вылетели к аэропорту Энтеббе, обойдясь без помощи диспетчеров Энтеббе.

    Спасательная операция

    Самолёты, выполнявшие операцию, пролетели над Шарм-эш-Шейхом и вышли на международную линию полётов над Красным морем, придерживаясь высоты не более чем в 30 м, чтобы избежать обнаружения египетскими, суданскими и саудовскими радарами. У южного выхода из Красного моря авиагруппа повернула на юг и пролетела над Джибути, затем повернула к Найроби, пролетев западнее Сомали и над районом Огаден (Эфиопия), после чего направилась на юго-запад через Восточно-африканский рифт и озеро Виктория.

    Самолёты с десантом сопровождали два самолёта «Боинг-707». На борту первого Боинга находился полевой госпиталь. Этот самолёт приземлился в международном аэропорту имени Джомо Кениаты. На борту второго Боинга находился командующий операцией генерал Йекутиеэль Адам. В ходе операции второй Боинг кружил над Энтеббе.



    Израильтяне приземлились в Энтеббе в 23:00 (UTС+2), загрузочные люки самолётов были открыты заранее. К зданию терминала направилась колонна из джипов Land Rover, во главе колонны был чёрный «мерседес»: у противника должно было сложиться впечатление, что Амин или другое высокопоставленное лицо едет к терминалу со своим эскортом. Израильские водители ехали быстро, как и водители кортежа Амина. По дороге двое угандийских часовых (осведомлённых, что Иди Амин недавно приобрёл белый мерседес на смену чёрному) приказали кортежу остановиться. Коммандос перестреляли часовых из бесшумных пистолетов. Один из коммандос, ехавших в джипах вслед за мерседесом, заметил, что часовые ещё живы, и немедленно добил их огнём из своей штурмовой винтовки. Опасаясь, что угонщики преждевременно поднимут тревогу, штурмовая команда немедленно бросилась в атаку.

    Штурмовики выскочили из своих автомашин и ринулись к терминалу. Заложники находились в главном холле здания аэропорта, прямо прилегающем к взлётно-посадочной полосе. Перед тем как ворваться в терминал, коммандос объявили через громкоговоритель: «Падайте на пол! Падайте на пол! Мы — израильские солдаты» на иврите и на английском. Жан-Жак Маймони, 19-летний иммигрант из Франции (который заявил угонщикам, что он израильский еврей, хотя у него был французский паспорт) остался стоять и был по ошибке застрелен израильским командиром роты Муки Бецером и другими солдатами, принявшими его за террориста. Другой заложник, 52-летний Паско Коэн, менеджер израильского фонда медицинского страхования, был смертельно ранен огнём коммандос. 56-летняя еврейка из России Ида Борохович, эмигрировавшая в Израиль, попала под перекрёстный огонь и была убита.

    Согласно показаниям Илана Хартува, к моменту начала операции в холле с заложниками из террористов находился только Вилфрид Бёзе. Сначала он направил свой «калашников» на заложников, но «немедленно пришёл в себя» и приказал им прятаться в туалетах. По словам Хартува, Бёзе стрелял только по израильским солдатам, а не по заложникам.

    Один из израильских коммандос закричал на иврите «Где остальные?», имея в виду террористов. Заложники показали на дверь в главный холл аэропорта. Израильские коммандос бросили туда несколько ручных гранат, затем зашли внутрь и застрелили трёх оставшихся террористов, тем самым завершив штурм. В это время приземлились другие самолёты С-130, из которых выехали бронетранспортёры, задачей которых было создать защитный периметр в ходе ожидаемого часа для дозаправки, а также уничтожение угандийских истребителей «МиГ», находящихся в аэропорте, чтобы предотвратить преследование израильтян после планируемого ими вылета из аэропорта, и сбор разведданных.

    Перестрелка в зале аэропорта продолжалась 1 минуту и 45 секунд.
    Завершив налёт, израильская штурмовая группа вернулась к самолётам, и начала посадку заложников на борт. В ходе посадки угандийские солдаты обстреляли их с диспетчерской вышки. Израильские коммандос ответили огнём из своих штурмовых винтовок. Вспыхнула короткая, но ожесточённая перестрелка. Израильский командир Йонатан Нетаньяху был ранен выстрелом в горло, и почти мгновенно умер[23], став единственным из коммандос, убитым в ходе операции. По меньшей мере пятеро других коммандос получили ранения. Израильтяне обстреляли вышку из лёгких пулемётов и гранатомётов РПГ, подавив огонь угандийцев. Вся операция заняла 53 минуты, на штурм ушло полчаса. Все семеро угонщиков и от 33 до 45 угандийских солдат были убиты. 11 самолётов Миг-17 ВВС армии Уганды были уничтожены на земле в аэропорту Энтеббе. Из 106 заложников трое были убиты, одна осталась в Уганде, приблизительно 10 были ранены. 102 спасённых заложника улетели в Израиль через Найроби.

    Через час после начала операции, первый самолёт с заложниками вылетел в Найроби на дозаправку, а ещё через 42 минуты Уганду покинул последний израильский самолёт.

    Офицеры угандийской армии отправились в госпиталь и убили 74-летнюю еврейку Дору Блох, израильскую иммигрантку из Британии, и нескольких докторов и медсестёр, которые, вероятно, пытались помешать убийцам. В апреле 1987 года угандийский министр юстиции Генри Куэмба, в то время генеральный прокурор, рассказал комиссии по правам человека в Уганде, что два армейских офицера, выполняя личный приказ Амина, выволокли Дору Блох из госпиталя и застрелили её, тело бросили в багажник автомобиля с номерами угандийской разведки. В 1979 году, после свержения режима Амина в результате угандийско-танзанийской войны, останки Доры Блох были обнаружены у сахарной плантации в 32 км к востоку от Кампалы.

    Президент Уганды считал, что Кения, через территорию которой прибыли израильские самолёты и где они дозаправлялись, вступила в сговор с Израилем. Иди Амин приказал убивать кенийцев, проживающих в Уганде, в отместку Кении за помощь, оказанную Израилю при проведении операции. В результате были убиты 245 человек

    За свой отказ уехать (и впоследствии покинуть своих пассажиров и заложников), как предлагали террористы, капитан Бако получил выговор от руководства компании «Эр Франс» и был на некоторое время отстранён от работы.

    Позднее Бако удостоился высшей награды Франции (ордена Почётного Легиона). Остальные члены экипажа получили орден «За заслуги».

    На борту самолёта было 248 пассажиров и 12 членов экипажа. Четверо из них были убиты и десять получили ранения. Из 260 человек, находившихся на борту, 256 вернулись домой.

    2 комментария

    avatar
    Знатная была заварушка.
    Тока она не называлась «операция Энтеббе», википедия вас обманывает.
    Говорят, что «Шаровая молния».
    Что бы вы понимали… Штабисты всегда дают странное название для военной операции, что бы никак нельзя было его связать с конкретными действиями, ибо режим секретности.
    Для примера… контрнаступление под Сталинградом называлось операция «Уран», размещение ракет на Кубе операция «Анадырь», вторжение в СССР «Барбаросса»…
    Так всегда и везде.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.