История
  • 884
  • Блицкриг на мéте



    Viasat History выпустил сериал «Важнейшие события Второй мировой войны в цвете». Как бы про WWII всё уже давно рассказано и показано, однако, открыл для себя нечто новое: оказывается, при нападении на Францию вся группировка войск сидела на метамфетамине, что позволило им без сна наступать трое суток подряд.


    В 1930-е годы фармацевты фирмы Temmler Werke[de] в Берлине использовали его как стимулирующее средство, получившее коммерческое название «первитин» (нем. Pervitin). Начиная с 1938 года его применяли систематически и в больших дозах, как в армии, так и в оборонной промышленности (таблетки первитина официально входили в «боевой рацион» лётчиков и танкистов под названием нем. «Panzerschokolade» — танковый шоколад)[3][4]. Накануне вторжения во Францию военнослужащим Вермахта было выдано 35 миллионов доз первитина[5].

    Популярностью первитин пользовался и у вождей Третьего рейха, наряду с кокаином. В частности, Гитлер получал инъекции первитина от своего личного врача Теодора Морелля начиная с 1936 года, а после 1943 — по нескольку раз в день[3][6]. Благодаря инъекциям первитина Гитлер был более общительным, энергичным, физически активным и бодрствовал поздно ночью[7].

    Немного погуглив, нашел ещё пару статей с DW и BBC

    Наркотики в Третьем рейхе

    Начиная с 1938 года, вещество применяли систематически и в больших дозах как в армии, так и в оборонной промышленности. В последние годы войны это достигло просто невероятного размаха, хотя и противоречило официальной нацисткой идеологии, пропагандировавшей воздержание и здоровый образ жизни.

    За употребление опиума или кокаина можно было попасть в концлагерь, а вот первитин выпускали и не только для «нужд фронта». В продаже даже появились шоколадные конфеты с начинкой первитина. Это называлось «Panzerschokolade» — танковый шоколад. Считалось даже, что первитин менее пагубно, чем кофе, сказываются на организме. Только после того, как стало ясно, что рост числа преступлений и самоубийств среди «потребителей первитина» не случаен, что они заметно агрессивнее, остальных сограждан, продукт был изъят из продажи и даже запрещён министерством здравоохранения.

    В вермахте первитин начали широко применять уже на первой стадии второй мировой войны, видимо для того, чтобы приучить солдат к ней. Так, в ходе польской кампании пилоты бомбардировщиков, экипажи подводных лодок, медперсонал, офицеры в штаб-квартире фюрера – все получали этот препарат. Но уже тогда врачи предупреждали, что при его регулярном употреблении период восстановления организма становится всё длиннее, а действие наркотика всё слабее. Это непроизвольно приводит к увеличению дозы. Дальнейшее применение препарата вызывает нервные расстройства вплоть до коллапса.

    Фюрер снял с медиков моральную ответственность

    Для фюрера, однако, проблема «износа человеческого материала» не представляла особого интереса, особенно на последнем этапе войны. Это доказывает директива верховного командования вермахта, принятая в 1944 году:

    «Возможные осложнения (от применения препаратов) и даже потери не должны беспокоить совесть медиков. Ситуация на фронте требует от нас полной отдачи».

    А в концентрационном лагере Заксенхаузен полным ходом шли испытания нового лекарства против усталости – Energiepille, таблетки, несущие заряд бодрости, нечто вроде сегодняшних «экстази». Это была смесь кокаина, эвкодала – деривата морфия и известного нам первитина. Это новое вещество должно было помочь экипажам малых подводных лодок типа «Seehund» до 4 дней находиться в плавании, сохраняя при этом полную боеготовность. Чтобы проверить действие препарата, его давали заключённым концлагерей. Людей заставляли совершать многодневные марш-броски. За сутки необходимо было пройти 90 километров. На отдых заключённым давалось не более 2 часов в день.

    Третий рейх возглавляли наркоманы

    Нацисты, посадившие страну на наркотики, естественно, пользовались ими и сами, хотя, как известно, это не соответствовало гитлеровским теориям, где чистота нравов и здоровый образ жизни были культовыми понятиями. Министр пропаганды, шеф-идеолог третьего рейха Йозеф Геббельс сидел на морфии, поскольку считал, что болен решительно всем. Так, 13 апреля 1943 года Геббельс, поставив самому себе диагноз рак, пишет в своём дневнике об «ужаснейших коликах в почках» и «варварских болях»,

    «которые удаётся снять только профессору Морелю (Morell), который сделал мне укол морфия. Он погружает меня в, своего рода, наркотический сон. Только так я могу справиться с моими болями».

    Никакого рака у Геббельса не было. 6 июня 1944 года он записывает в дневник: «В штаб-квартире фюрера в Оберзальцберге (Obersalzberg) меня ожидает большое количество работы, совещаний, встреч. Профессор Морель, однако, поможет мне улучшить моё немного покачнувшееся здоровье. Он также стал большим подспорьем для фюрера в последнее время ».

    К концу войны пошатнулось не только здоровье Геббельса, но и его рассудок. 1 мая 1945 года, сидя вместе со своей семьёй в одном из бункеров Берлина, он приказывает умертвить шестерых своих детей. «Не бойтесь. Доктор сделает вам укол. Этот укол сейчас делают всем детям и солдатам». После этого врач — тот же Морель — сделал каждому из детей инъекцию морфия, а через 20 минут фрау Геббельс лично вложила в рот каждому из них ампулу цианистого калия.

    Геринг четверть века был морфинистом

    Постоянным клиентом профессора был и рейхсмаршал Геринг. Уже во время первой мировой войны он, будучи летчиком-истребителем, добивался повышения остроты ощущений при помощи кокаина. С морфием он познакомился в 1923 году во время «пивного путча». Рьяно защищая в тот день Гитлера, Геринг был ранен. Дабы он не попал в руки баварской полиции, товарищи по партии тайно переправляют его в Австрию. Этот нелёгкий переход ему удаётся выдержать только, благодаря морфию. Правда, из его железной хватки Герингу вырваться уже никогда не удастся. В 1925 году он ложится в клинику, чтобы покончить с морфием. Но всё завершается лишь серией попыток покончить с собой. В конце концов его выписывают.

    В конце второй мировой войны, когда рейхсмаршал попадёт в плен к американцам, они найдут в его двух больших чемоданах 20 000 ампул с морфием. Естественно, Геринг их больше никогда не видел. Ему пришлось проходить курс принудительной терапии. На процессе он выглядел, явно, иначе, чем прежде, но говорить о долгосрочном успехе лечения в данном случае невозможно — в 1946 году Геринг покончил с собой после того, как был приговорён к смерти.

    Мы помним, что уже упоминавшийся профессор Морель, который, кстати, и сам был знатным «джанки», являлся, по словам Геббельса, хорошим «подспорьем» для фюрера. Морель снабжал Гитлера невероятными количествами первитина, кокаина, стрихнина, белладонны (Belladonna), гормонального тестовирона (Testoviron), кардизо (Cardizo) и корамином (Coramin). В книге Вернера Пипера (Werner Pieper) «Нацисты под винтом» (Nazis on Speed) один из очевидцев рассказывает:

    «Никого так часто не вспоминали в окружении Гитлера как Мореля. Фюрер сам то и дело спрашивал, а куда это запропастился доктор Морель со своими снадобьями?»

    Уровень наркотической зависимости третьем рейхе

    Берлинский писатель Норман Олер (Norman Ohler) потратил пять лет на поиски архивных материалов о наркозависимости в «третьем рейхе», причем, как он утверждает, наркотики употребляли чуть ли не все — от простых солдат вермахта до самого Гитлера. Его книга «Der totale Rausch» (в русском варианте: «Третий рейх на наркотиках») переведена на 24 языка (в том числе и на русский). Как родилась идея книги?

    Норман Олер: Как-то одному моему другу попала в руки старая упаковка «первитина», выпущенная во время Второй мировой войны. Под этим названием, начиная с 1920-х годов в немецких аптеках продавался метамфетамин. Это наркотик, у которого сегодня много имен: мет, голубой лед, кристалл… Меня это очень заинтересовало. Первым делом я нашел в интернете исследование об использовании метамфетамина в вермахте. Его автор — историк медицины — познакомил меня с документами из Федерального военного архива. Потом в другом архиве, в Кобленце, я стал изучать дневниковые записи Теодора Морелля (Theodor Morell) — личного врача Гитлера. Нашлись материалы по истории, рассказывающие об истории фирмы Temmler, выпускавшей первитин. Наконец, я съездил в Заксенхаузен и Дахау: в этих концлагерях ставили эксперименты с наркотиками. На работу над книгой у меня ушло в целом пять лет.

    DW: Каков был размах употребления наркотиков в вермахте?

    — Есть несколько цифр. Перед наступлением на Францию вермахт заказал 35 миллионов доз первитина. А солдаты одной из армий, участвовавших в нападении на Советский Союз, за один лишь месяц употребили 100 миллионов доз. Это очень много.

    С 1940 года существовала даже государственная программа. Дело в том, что в то время первитин считался легальным стимулятором, а не наркотиком. Уже в начале Второй мировой войны, во время германского наступления в Польше, эти таблетки были у каждого санитара. Они выдавались по желанию солдат. Кстати, тогда первитин еще свободно продавался в аптеках. И перед наступлением на Францию вышел приказ об использовании стимуляторов, в котором детально указывалось, сколько таблеток можно выдавать солдатам: сначала одну, через 12 часов — вторую. Прием первитина был добровольным. Метамфетамины в то время не считались наркотиками — это было легально, как кофе. Солдаты не знали о возможных негативных последствиях. Было известно, что таблетки подавляют страх и повышают боеспособность. Они вызывали чувство бодрости, уверенности в себе, снижался болевой порог.

    — То есть что-то вроде фронтовых сто грамм, которые были в Красной Армии… А теперь этот метамфетамин запрещен как наркотик.

    — Да. Но состав препарата тот же самый. Только в 1930-е годы он выпускался в Берлине в промышленных объемах, а сегодня изготовляется нелегально в подпольных лабораториях в Восточной Европе.

    — Армии других стран использовали подобные стимуляторы?

    — Нет, это чисто немецкое изобретение. В тот день, когда солдаты вермахта вторглись во Францию, из французских винных регионов было отправлено 3500 грузовиков с вином на фронт, в помощь армии. Но что такое красное вино против самого сильного наркотика?

    В начале войны метамфетамин не использовала ни одна армия. Лишь потом, когда над Англией начали сбивать немецкие самолеты и в кабинах летчиков находили упаковки первитина, и тогда Королевские британские ВВС запустили собственную программу стимуляции пилотов.

    — Известно, что действие первитина было недолгим, всего несколько часов.

    — Да и подСталинградом никакой первитин уже не помогал. Я говорил с бывшим санитаром вермахта, ему сейчас 96 лет. Он раздавал первитин солдатам под Сталинградом, и это не работало. Потому что краткосрочная стимуляция потеряла смысл. Первитин был хорош для блицкрига, а в условиях затяжной войны фронтовые сто грамм оказались гораздо эффективнее. Можно сказать, что, в конце концов, водка победила первитин.

    — Гитлер тоже употреблял стимулирующие препараты…

    — Причем больше всех! Его личный врач вводил ему внутривенно более 90 разных веществ. Гитлер познакомился с Теодором Мореллем в 1936 году. Морелль уже тогда слыл экспертом по внутривенным инъекциям. У него была частная практика в центре Берлина и к нему ходили знаменитости. Тогда инъекции витаминов были в моде. За ужином Гитлер пожаловался на боли в животе, и Морелль сказал, что может помочь. Через какое-то время Гитлер сделал его своим личным врачом.

    И чем ближе была развязка Второй мировой, тем больше стимулирующих препаратов принимал Гитлер. Среди них были опиаты, кокаин… Он практически стал наркоманом. В своих дневниках врач называет его «пациентом А.»(Адольф) или «пациентом Ф.» (фюрер) и подробно фиксирует, сколько и чего он ему ввел. В конце войны Гитлер прятался от мира в бункере не только из бетона, но и из фармакологии: он полностью потерял связь с реальностью.

    В апреле 1945 года у Морелля закончились все запасы, и у Гитлера началась настоящая ломка. Врач послал своих помощников на мотоциклах искать оставшиеся запасы в аптеках в разбомбленном Берлине. В конце концов, Гитлер наорал на врача и выгнал его. Морелль успел на один из последних самолетов улететь в апреле 1945 года из осажденного Берлина в Мюнхен. После войны американцы арестовали его, и он какое-то время провел в заключении. Морелль тяжело болел, почти потерял речь. Летом 1948 года он умер в больнице.

    — P.S.
    Сам сериал от Виасат достаточно неплох. Раскрашенные кадры не напрягают, скорее напоминают художественные фильмы. Есть много интересных моментов, да и историки неплохие (Германия, США, Польша).

    11 комментариев

    avatar
    — Армии других стран использовали подобные стимуляторы?

    — Нет, это чисто немецкое изобретение.

    Некоторые еще как употребляли *lol*
    СТРАХ И НЕНАВИСТЬ В ЛАПЛАНДИИ: АМФЕТАМИНОВЫЙ РЕЙД АЙВО КОЙВУНЕНА
    +1
    avatar
    1938 — Германия (наступающая армия)
    1942 — Финляндия (отдельные отряды)

    Как бэ да. Немецкая фишка.
    0
    avatar
    Пусть автор поинтересуется темой кокаина в русской революции и гражданской войне.,- очень много интересного узнает…
    0
    avatar
    Про революционеров-марафетчиков кончено же слыхал. Ниже пан le_fay дал ссылку на эту тему.

    А вот накормить целую армию метамфетамином и гнать три дня — про такое первый раз услышал.
    0
    avatar
    На самом деле проблема эта была не только в Германии
    Большевики тоже баловались например.
    www.narcom.ru/publ/info/802
    0
    avatar
    Ну всё, ништячок! Теперь вата может объяснять все успехи (да и вообще действа) немецкой военщины тем, что последняя плотненько сидела на говнеце, а не прочими факторами.
    +1
    avatar
    Ну вы бы хоть почитали текст.
    В долгосрочной перспективе стимуляторы не работали. По этой причине от них и отказались.
    Регулярное употребление мета приводит к депрессии при отказе.
    Водка — лучший депрессант. Невозможно отказаться.
    0
    avatar
    Ну вы бы хоть почитали текст.
    Не понимаю, в чем мое утверждение по сути отличается от Вашего.
    0
    avatar
    таблетки первитина официально входили в «боевой рацион» лётчиков и танкистов под названием нем. «Panzerschokolade»

    Panzerschokolade — это НЕ таблетки. И, насколько знаю, даже не конфеты. А плиточный шоколад с первитином.

    Были и другие варианты, в т.ч. и таблетки
    0
    avatar
    плиточный шоколад с первитином
    Гитлерюгенд на спидах ))
    0
    avatar
    Были и другие варианты, в т.ч. и таблетки
    Читал о немецких «штурмовых сигаретах» в Италии.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.