История
  • 1514
  • Корпорация «Золотая Орда»

    Как воинственные кочевники – покорители Европы и Азии – сумели создать самый мощный инфраструктурный проект Средневековья
    14.06.2019. Профиль, Алексей Волынец

    Этой весной незамеченным прошел эпохальный юбилей – ровно 750 лет, как распалось государство, объединявшее Москву и Пекин. Весной 1269 г. праправнуки Чингисхана разделили на части самую большую континентальную империю в истории человечества, простиравшуюся от Евфрата до Амура, от Дуная до Янцзы… Но даже один из осколков той империи, известный нам как Золотая Орда, еще долго оставался самой большой и могущественной державой Европы – могущественной не только в военном, но и в экономическом смысле. «Профиль» расскажет о той внушительной экономике, что стояла за спиной страшных золотоордынских лучников.

    Двуглавый орел «доброго хана»
    Едва ли кто-то в современной России не слышал о сокрушительных походах Батыя и татаро-монгольском иге. Но из экономической истории той эпохи вспомнят лишь «ордынский выход», дань, которую русские князья платили завоевателям. Между тем в эпоху Дмитрия Донского только один город Хаджитархан, предшественник современной Астрахани, приносил в казну ордынских ханов в полтора раза больше налогов, чем все Московское княжество.

    Можно по-разному оценивать влияние Орды на Русь – мнения тут полярные, от крайнего негатива, традиционного еще с момента зарождения нашей исторической науки, до благостного взгляда в стиле последователей Льва Гумилева. Может, стоит присмотреться и к опыту современного Китая, который вполне сознательно трактует древние кочевые империи Евразии, от хунну до маньчжур, как славные страницы своей истории. Но в любом случае нелепо отбрасывать тот огромный исторический пласт, ту четверть тысячелетия, когда Русь была частью Орды, а царями в русских летописях и документах называли исключительно монгольских ханов.

    Мы сегодня каждый день берем в руки монетки с двуглавым орлом и не знаем, что впервые на территории Восточной Европы такие стал чеканить семь веков назад «добрый царь» Джанибек, хан Золотой Орды на пике ее могущества. Едва ли он был добрее Ивана Грозного – убивал братьев в борьбе за трон, но «добрым» назван именно русскими летописями. Этот хан обходился без карательных походов, пресекал междоусобицы князей, защитил Русь от первых попыток экспансии Литвы и обеспечил долгий мир – редкий случай в средневековой истории.

    Именно Джанибек в Крыму и на берегах Волги начал чеканить медную мелочь, украшенную стилизованным изображением двуглавого орла. Ведь кроме геральдики Византии двуглавая черная птица – «ике баш кара кош» – встречается и в древней символике кочевой Евразии. Впрочем, при «добром царе» Джанибеке к середине XIV в. впору говорить, как утверждают некоторые археологи, не о кочевой Орде, а о ее стремительной урбанизации…

    Сегодня историки насчитывают свыше сотни золотоордынских городов, и это не считая поселений Руси и Волжской Булгарии, будущего Татарстана. Чтобы нашему современнику было понятнее, скажем так: курортная Анапа и нефтяная Тюмень – это города Золотой Орды. Семь веков назад первая именовалась портом Мапа, а вторая была городом Чинги-Тура, центром обширного улуса. Ордынскую Тюмень можно отыскать даже на некоторых западноевропейских картах времен Дмитрия Донского.

    Почти все российские города на Нижней Волге, от Самары до Астрахани, имеют золотоордынских предшественников. На южной окраине Саратова семь веков назад процветал город Укек, его упоминает знаменитый Марко Поло. Другой столь же именитый путешественник той эпохи, марокканец Ибн Батута, посетил окраину Саратова 685 лет назад; в сравнении с иными ордынскими городами он описывает Укек как «город средней величины, но красивой постройки с обильными благами». По оценкам археологов, Укек населяли порядка 10 тыс. человек  – «средний город» Орды примерно равнялся Кракову, польской столице той эпохи.

    Ордынская урбанизация
    Крупные города Орды по праву нужно считать мегаполисами Средневековья. Располагавшаяся между Волгоградом и Астраханью первая столица этого государства, Сарай-Бату, насчитывала 75 тыс. жителей. Неслучайно здесь всего через два десятилетия после походов Батыя возник центр отдельной епархии Русской православной церкви. Вторая столица Орды, Новый Сарай, располагалась недалеко от Волгограда и в эпоху расцвета насчитывала 100–120 тыс. обитателей, уступая по численности населения во всей Европе только Парижу.

    При этом в черте современного Волгограда располагалось еще аж два ордынских города. Есть версия XVI века, что один из них, называвшийся Сарычин, и дал позднейшее русифицированное имя Царицын. Всего же на Нижней Волге, по оценкам археологов, насчитывается более трех десятков ордынских городов. От Волгограда до Астрахани они идут почти непрерывной цепочкой. Но накануне появления монгольских завоевателей население этого региона было минимальным. И начиная с Батыя, почти целое столетие владыки Золотой Орды как прямым насилием, так и различными льготами собирали сюда ремесленников и торговцев со всех сторон света, от Руси до Закавказья, от Венгрии до среднеазиатского Хорезма.

    Археологические материалы рисуют весьма впечатляющую картину этих мегаполисов – централизованное водоснабжение и дренажная система, многочисленные остатки керамических водопроводных труб. Столичный Сарай – это еще и целая сеть каналов с искусственными озерами. Не меньше развалин дворцов впечатляют и исследованные археологами следы ремесленных производств – отдельные мастерские явно насчитывали сотни работников.

    По материалам археологов, наружные стены храмов, дворцов, общественных зданий в тех городах сплошь украшали мозаика и цветные изразцы. То были пестрые и яркие поселения, разноцветные оазисы на зеленых берегах Волги. Как ни странно, но со стилистикой ордынской архитектуры хорошо знакомы мы все, даже те, кто ничего не знает об Орде, знаменитый храм Василия Блаженного на Красной площади, построенный в честь покорения Казанского ханства, сознательно копирует и использует именно ордынские мотивы.

    Еще одна специфика мегаполисов Золотой Орды, отличавшая их от большинства городов Востока и Запада, – полное отсутствие крепостных стен! Возникшие в зените военного могущества потомков Чингисхана, эти поселения обошлись без расходов на укрепления, полностью положившись на защиту непобедимой степной кавалерии. Позже это сыграет дурную шутку с городами Орды…

    При этом ордынская «урбанизация» не ограничивается только Нижней Волгой. Крупные поселения созданы Золотой Ордой по всей обширной территории – от города Мохши в мордовских лесах до Маджара у современного Буденновска на Северном Кавказе. Полдюжины ордынских городов насчитывают археологи на берегах и притоках Дона. Крупный город с кирпичными строениями располагался южнее современного Запорожья у Днепра – именно из него знаменитый Мамай шел к Куликову полю.

    Город Кафа, ныне Феодосия, был владением Орды и Генуэзской республики, на своем гербе и монетах помещая рядом крест святого Георгия, символ Генуи, и тамгу ордынских ханов. В эпоху Дмитрия Донского население этого крымского мегаполиса достигало 70 тыс. человек, вдвое превышая число москвичей.

    Торговые товарищества Чингисхана
    Как видим, сила Орды опиралась отнюдь не только на голую степь. Монголы, которые пришли с Батыем завоевывать Русь, уже не были дикими кочевниками. За их плечами стояло близкое, хотя зачастую и весьма кровавое, знакомство с наиболее развитыми городскими цивилизациями той эпохи. Покоренные в начале XIII в. Чингисханом и его сыновьями города Китая и Средней Азии превосходили по численности населения крупнейшие мегаполисы Европы в разы.

    При этом монголы не только хорошо понимали важность ремесла для военного дела, но и изначально обладали важным отличием от феодальной аристократии иных стран. Эту особенность хорошо сформулировали разведчики и дипломаты китайской империи Южная Сун, воевавшие с монголами долгие десятилетия. В книге «Краткие сведения о черных татарах», созданной в 1237 г., как раз когда монгольские тумены впервые вторглись на Русь, китайцы пишут о преемниках Чингисхана: «Если говорить об их торговле, то они все, начиная от владетеля татар до царевичей, князей, принцесс и прочих, отдают купцам в оборот серебро. Те же покупают всяческие товары и перевозят для торговли в дальних странах…»

    Монгольские вожди совершенно не испытывали характерного для иной военной аристократии пренебрежения к торговле и торговцам, а их завоевания катились с Востока на Запад фактически по знаменитому Шелковому пути. Занятые в международной торговле купцы вольно или невольно становились коммерческими партнерами победителей. В монгольском языке для таких купцов был отдельный термин – «уртак» или «ортак». Чуть позже коммерсанты Венеции, на практике познавшие толк в торговле с монголами, будут переводить его как «компаньон» или «товарищ».

    Собственные уртакчи, торговые товарищества, упоминаются в связи со всеми заметными вождями Монгольской империи, начиная от самого Чингисхана. Покорение монголами Средней Азии началось в 1218 г., когда власти Хорезма разграбили огромный караван – тысячи верблюдов и четыре сотни купцов, пришедших с Дальнего Востока. Среди ограбленных и убитых оказались уртакчи Чингиса и его ближайших родичей, торговавшие на деньги, добытые победами монголов на берегах Янцзы. Поэтому ровно 800 лет назад, в 1219 г., Чингисхан, не закончив покорение Китая, начал войну с хорезмшахом, владыкой Средней Азии и Ирана. Именно перипетии той войны приведут один из монгольских корпусов в причерноморские степи, где на реке Калке произойдет первое столкновение русичей и всадников Чингисхана.

    Пройдет больше столетия, и золотоордынские власти будут столь же последовательно защищать своих компаньонов‑уртакчи. В архивах Венеции сохранилась подробная дипломатическая переписка с ханшей Тайдулой (женой, матерью и бабкой нескольких ханов) по поводу ордынских купцов, ограбленных в 1353 г. где-то между Константинополем и Критом в ходе морской войны венецианцев и генуэзцев. Любопытен состав этих ордынских коммерсантов, работавших в доле с высшей монгольской аристократией, – араб Сабадин, персы Идумелик и Юсуф, греки Феодор и Калос, русские Иван и Степан.

    В ходе атаки венецианцев на генуэзцев тогда пострадали и капиталы еще незнаменитого в отечественной истории ханского родича Мамая. Его убытки оценивались в 2,5 кг золота – внушительная сумма для той эпохи, когда драгметаллы стоили на порядок дороже, чем сегодня. Венецианцам в итоге пришлось освободить захваченных купцов и выплатить в Орду компенсации. По требованию ханши Тайдулы оплатили даже работу переводчиков и бумагу, на которую в ходе переписки с итальянской республикой потратилась «достопочтенная императрица татар», как ее именуют в документах Венеции.

    Итальянские партнеры Орды
    Завоевав Восточную Европу от устья Волги до устья Дуная, подчинив Крым и сделав своим данником Новгород, монголы Батыя стали хозяевами важнейших торговых путей, игравших в ту эпоху столь же стратегическую роль для экономики, как в наше время трансграничные газо- и нефтепроводы. Создавший некогда Русь путь «из варяг в греки», соединявший Балтику с Каспием волжский путь «из немцев в арабы», сухопутный путь «из хазар в немцы» от будущей Казани до Карпат и, конечно же, северный рукав Великого шелкового пути от Аральского моря до Азовского – все стало собственностью ханов Золотой Орды на четверть тысячелетия.

    Разорив и уничтожив в ходе похода Батыя многие города, монголы почти сразу принялись за целенаправленное восстановление торговли. Итальянский монах Плано Карпини (это в его мемуарах впервые прозвучал странный этноним «монголо-татары») посетил Киев в 1244 г. Спустя всего четыре года после штурма города Батыем, он встретил в древнерусской столице массу европейских купцов из Польши, Австрии и Италии. По свидетельству арабских очевидцев середины того века, множество русских купцов встречалось им не только на Нижней Волге, у Каспия, но даже в Малой Азии, на средиземноморском побережье современной Турции.

    До нас дошли отдельные документы, которыми власти только что возникшей Орды восстанавливали международную торговлю. «Менгу Темерево слово к Ярославу князю: дай путь чист немецким гостям на свою волость», – гласит текст указа хана Менгу-Темура, внука Батыя, к брату Александра Невского. Речь о беспошлинном доступе ганзейских «гостей»–купцов с Балтики к торговому пути по Волге. Аналогичный указ есть и в отношении Смоленского княжества. Тогда же, в 1270 г. в договоре Новгорода и Владимирского княжества встречается прямая ссылка на указ ордынского «царя»–хана о свободе торговли: «А гости нашем гостите по Суждальской змли без рубежа, по цареве грамоте…»

    Сохранились и договора Орды с итальянскими торговыми республиками той эпохи. «В год обезьяны восьмого месяца в четвертый день убывающей Луны, у реки Кобан на Красном берегу мы подписали…» – столь поэтично звучат строки торгового договора 1333 г., заключенного между Венецией и imperatore Tartarorum, как в официальном переводе на латынь обозначался титул хана Золотой Орды. Точнее, лишь венецианцы считали, что они заключили договор, а у золотоордынской бюрократии это официально называлось «Хан даровал алотамговый ярлык старшим народа и общины венецианцев, чтобы их корабли совершали куплю-продажу». «Народ и община» – так золотоордынские чиновники скрестили монгольский «улус» и итальянскую «коммуну»…

    Торговый договор с Ордой заключили не только могущественные в ту эпоху Генуя и Венеция, но даже итальянская Пиза. Город – республика знаменитой падающей башни получил право коммерции в отдельной гавани близ устья Дона, именовавшейся в документах «Порт-Пизано».

    Щадящие пошлины
    Оседлав северную ветку Великого шелкового пути и иные торговые трассы Восточной Европы, монголы со времен Батыя на целое столетие оказались в необычайно удачном положении, превратившись в настоящую торговую сверхдержаву. Дело в том, что с середины XIII в. до середины XIV в. иные торговые пути, соединяющие Дальний Восток и Западную Европу, оказались крайне трудны для стабильной коммерции.

    Чуть позже Батыева нашествия на Русь другие внуки Чингисхана завоевали Иран и Ирак, но их наступление в Сирии остановили египетские мамлюки. И на век с лишним началась перманентная война монгольских ханов Персии с султанами Египта, затруднявшая, а порой и блокировавшая всю торговлю через порты Леванта (современные Сирия, Ливан, Израиль).

    Древний морской путь из Индийского океана и Красного моря через Египет в Средиземноморье также в то столетие проигрывал по удобству трансконтинентальным караванным тропам Золотой Орды.

    В Египте XIII в. пошлины на транзит товаров составляли 15% от их стоимости, а с началом долгой войны с монгольскими ханами Персии выросли до 35%. К тому же хозяева исламского Египта мамлюки – это те, кто отбил Иерусалим у крестоносцев, поэтому римские папы в то столетие регулярно декларировали запрет на торговлю католиков с сарацинами. У Орды таких проблем не было – при свойственной потомкам Чингисхана веротерпимости в Сарае даже открылась католическая епархия. Наш современник удивится, узнав, что во времена Ивана Калиты на землях Золотой Орды насчитывалось аж 18 католических монастырей.

    Но вернемся от монахов к международной коммерции, тем более что францисканцы папы римского немало способствовали торговым связям Орды с Западом. Южные конкуренты ордынских торговых путей в ту эпоху сталкивались еще с дополнительными расходами. В Делийском султанате, который к началу XIV в. контролировал почти весь Индостан и его порты, транзитные пошлины составляли 25%. Прибавим их к 35% египетских и оценим таможенные ставки Золотой Орды, установленные на порядок ниже 3%.

    К тому же монголы, покорившие Китай – главный источник шелка и основных транзитных товаров, – базировались на севере той страны, у современного Пекина. Морской торговле через далекие южные порты они предпочитали понятный им сухопутный Шелковый путь. Вдобавок ханы Золотой Орды, являясь самостоятельными правителями, еще долго декларировали приверженность формальному единству Монгольской империи. Когда в Москве княжил Иван Калита, с берегов Волги в Пекин отправляли русских и осетинских воинов служить в личной охране китайских императоров монгольской династии Юань. В ответ из Пекина даже начисляли ханам Золотой Орды, как потомкам Чингиса, долю с налогов нескольких провинций Китая – при пересчете в серебре та доля с берегов Хуанхэ в три раза превышала то, что по «ордынскому выходу» платила вся северо-восточная Русь.

    Словом, опираясь на тесные отношения с монгольскими хозяевами Пекина и учитывая все трудности альтернативных торговых трасс того времени, Золотая Орда на целое столетие с выгодой для себя обеспечила настоящий «северный поток» – бесперебойный и удобный транзит товаров между Востоком и Западом.

    Ханская таможня и «Мамай-4%»
    Бюджетные росписи Золотой Орды нам неизвестны, но, по оценкам историков, таможенные пошлины в данном государстве играли роль не меньшую, чем все налоги с покоренных народов. Кстати, для кочевников и оседлых налогообложение в Орде было разным (1% с приплода стад для первых и 10% урожая для вторых), имелись и экзотические налоги вроде особого акциза на производство стрел.

    При этом Орда обладала развитым бюрократическим аппаратом для учета и взимания всех сборов. Таможней занимались особые ханские чиновники, «тамгачи» и «тартанакчи». Первые взимали «тамгу» – полагавшийся сбор, отсюда и ведет свое начало наш современный термин «таможня». Вторые, на русском языке их именовали «весовщиками», были чем-то вроде современных таможенных брокеров – занимались учетом, взвешиванием и определением рыночной стоимости товара.

    Ордынские власти умело и целенаправленно манипулировали ставками таможенных пошлин. Например, установили, как сейчас сказали бы, «запретительную», вывозную пошлину 50% на единственный товар – необработанную кожу, когда ее слишком много стали вывозить морем генуэзцы. По немногим сохранившимся документам известно, что в 1290 г. экспорт необработанных кож из ордынских степей в Италию исчислялся сотнями тонн и давал 70% прибыли. Но это сырье требовалось в Орде для собственных ремесленников – известно, что «юфть», в том числе из Руси, тогда пользовалась высоким спросом как на Востоке, так и на Западе.

    При этом в Орде от всех сборов освободили ввоз и любые операции с драгметаллами. Держава наследников Батыя была богата, но не имела своих золотых и серебряных рудников – все золото Золотой Орды было привозным, поэтому ханы всячески стимулировали приток драгоценных металлов.

    В сентябре 1343 г. в городе Азове венецианец Андриоло Чиврано повздорил с ордынским купцом Ходжой-Омером. Купец дал венецианцу пощечину, а тот зарезал обидчика. Детали той ссоры многовековой давности нам известны потому, что вызвали грандиозные последствия для международной торговли и политики той эпохи. Пользуясь инцидентом, власти Орды подняли таможенные пошлины с 3% до 5% – это даже заставило две постоянно воевавшие и смертельно конкурировавшие торговые республики, Геную и Венецию, временно заключить мир и союз, чтобы попытаться восстановить прежние условия коммерции.

    Ордынцы тогда на уступки не пошли. Но позже, в 1356 г., «добрый царь» из русских летописей Джанибек заметил, что генуэзцы успешно вытесняют венецианцев из портов Крыма. Чтобы подогреть конкуренцию, хан предоставил Венеции право в одной из крымских бухт (Провато, у современного Коктебеля), ближайшей к генуэзской Феодосии-Кафе, торговать по прежнему таможенному тарифу 3%.

    Накануне 1380 г., готовясь к столкновению с московским князем Дмитрием, еще не Донским, ордынский властитель Мамай, чтобы заручиться поддержкой Генуи, снизил для ее купцов таможенные пошлины с 5% до 4%. Один процент в трансконтинентальной торговле – «северном потоке» Орды – значил настолько много, что был способен менять политические расклады…


    картинка не из копипасты

    16.06.2019. Окончание

    Семь столетий назад Золотая Орда, отнюдь не являвшаяся сборищем диких кочевников, контролировала основные торговые трассы той эпохи. Более века ордынский «северный поток» – пролегавший в Поволжье участок знаменитого Шелкового пути – играл ведущую роль в трансконтинентальной коммерции Востока и Запада. Конечно, мы не знаем и уже никогда не узнаем всю статистику ордынской торговли. Но отдельные цифры и детали сохранились до наших дней, и они впечатляют.

    Ордынский хлеб
    Прежде всего на Западе были востребованы ценившиеся буквально на вес золота главные товары Великого шелкового пути – собственно шелк и специи. Именно они давали главную сверхприбыль «северного потока» по-золотоордынски. В 1395 г. венецианские галеры привезли по Черному морю в Италию 22,6 т шелка и 8,7 т перца. В 1396 г. две галеры по тому же маршруту везли 14,5 т шелка и 7,5 т индиго, драгоценного и востребованного в ту эпоху красителя. В 1404 г. на двух галерах в Венецию доставили из черноморских портов Орды 28 т шелка, 20 т перца, столько же индиго, 7 т корицы и 4 т имбиря… И это цифры тех лет, когда экспорт Орды упал из-за внутренних междоусобиц и антимонгольского восстания в Китае, а Венеция проигрывала конкуренцию Генуе, резко сократив свою коммерцию в Черноморском регионе.

    Но помимо транзитных товаров, поистине драгоценных, у Орды было немало продукции собственного производства, пользовавшейся высоким спросом на Востоке и Западе. Сквозь века чудом дошел архив документов за 1289–1290 гг., принадлежавший Ламберто ди Самбучето, генуэзскому нотариусу Кафы, как тогда называлась Феодосия, главный торговый порт Крыма в ту эпоху. Только по одному контракту, заключенному 729 лет назад, капитан навы (крупного грузового судна) «Сан Маттео» обязался доставить из Крыма в Средиземное море почти 620 т зерна.

    Здесь речь уже не о транзитных товарах Дальнего Востока, а о том, что производилось на территории Орды. Трехмачтовый «Сан Маттео» вез хлеб причерноморских степей в Пизу, Геную и испанскую Малагу. Число мачт нам известно потому, что от их количества зависела портовая пошлина, взимаемая ордынскими чиновниками в гаванях Черного моря.

    В ту эпоху на юге Европы лучшей считалась пшеница итальянской Падуи и острова Родос. Следом за ними шло зерно из «портов Газарии», как итальянские торговцы именовали Приазовье. Продажа в Италии ордынского зерна давала до 50% прибыли. По оценкам историков, в отдельные годы XIV в. до трети потреблявшегося в Генуе зерна составляла продукция Орды.

    Здесь стоит пояснить, что это именно хлеб не лесной Руси, а южных степей, где крупные сельскохозяйственные анклавы XIV в., отмечают и современные археологи. Благодаря жесткой вертикали власти в эпоху расцвета Орды кочевники там мирно уживались с хлебопашцами. Венецианский дипломат Иосафат Барбаро описывает в Северном Приазовье у Дона чуть ли не колхозы под управлением ханских чиновников с коллективной пахотой и жатвой.

    Составленный в 1303 г. в Венеции «куманский кодекс» – словарь наиболее распространенного тюркского наречия Золотой Орды – содержит не только ордынские аналоги специализированной финансовой лексики типа «ломбард», но и развитую терминологию, относящуюся к земледелию. При этом для XIV в. известны факты экспорта ордынского зерна не только на Запад, в Средиземноморье, но и на Восток, в Хорезм, где цены на пшеницу были гораздо выше, чем в Придонье и Поволжье.

    Шкурный бизнес степняков
    Помимо впечатляющего экспорта зерна архив генуэзского нотариуса Феодосии за 1290 г. фиксирует вывоз из Орды 6,5 тыс. т соли, 2078 т воска и почти 4 тыс. т осетрины. Соль тогда была дорогим товаром, ее добыча в Крыму и низовьях Волги давала ханам Орды немалую прибыль, а донская и волжская осетрина, как и черная икра, уже в ту эпоху была востребованным деликатесом городских верхов Италии. Воск активно использовался не только на свечи, но был критически важен для итальянских мануфактур при производстве лучших сортов бумаги.

    Обширные зеленые степи от Дуная до Кубани и Волги, конечно же, давали и богатую продукцию скотоводства. В Орде установили строгий порядок кочевого землепользования и налогообложения степняков – ежегодно хану причиталась сотая часть приплода всех животных. Показательно, что, по данным археологов, средний рост крупного рогатого скота в цветущих южных степях Золотой Орды был почти на 10 см выше, чем скота, который разводили тогда на территории лесной Руси. Венецианский дипломат Барбаро пишет о степных стадах почти восторженно: «Прекрасные крупные быки, причем в таком количестве, что их хватает даже на итальянские бойни. Их гонят в Польшу, а некоторую часть направляют через Валахию в Трансильванию, кроме того, в Германию, а оттуда уже ведут в Италию…»

    Но, конечно, главным богатством степей были кони – основная «военная техника» той эпохи. Их экспорт приносил Орде, ханам и их купцам-уртакчи впечатляющую прибыль. По свидетельствам арабских документов, средний конь у Волги стоил 5–6 динаров, а в Индии продавался минимум в 30 раз дороже! Хотя логистика такой торговли через Иран и Афганистан была крайне сложна, но очевидцы описывают табуны до 4 тыс. лошадей, разом уходившие из ордынских степей на юг. Любопытно, что тем же путем в Индию купцы Орды везли и русские льняные ткани, пользовавшиеся высоким спросом, – в афганском Герате, «воротах Индии», семь веков назад владимирский и ростовский лен продавался с прибылью 300%.

    Еще больший барыш давала торговля мехами, ведь Орда в эпоху расцвета контролировала все пути, связывавшие основные торговые города с бескрайними лесами по обе стороны Урала. Средневековые арабские купцы, частые гости в ордынских мегаполисах на Волге, с восторгом описывают «буртасских» (мордовских) рыжих и чернобурых лис, медвежьи и волчьи шкуры от черемисов, бобровые и куньи меха от коми-пермяков. Из зауральской Югры по Каме в ордынское Поволжье поступали самые ценные меха той эпохи – горностаи и соболя.

    Путешественник XIV в. Ибн Батута описывает, как в ордынском городе Маджаре (ныне север Пензенской области) встретил купца из испанской Андалусии. Там же, в городе посреди мордовских лесов, который несколько лет был столицей Золотой Орды, марокканец Батута наблюдал, как местные купцы готовились к поездке в «страны мрака», к полярному Уралу, чтобы вести «немой торг» с аборигенами северной тайги и тундры, меняя горностаев и соболей на стеклянные бусы.

    «Горностай – лучший сорт мехов, он чрезвычайно бел. В Индийских землях шуба из него стоит 1000 золотых динаров. Соболь ниже его; шуба из него стоит 400 динаров. Одна из особенностей этих шкур та, что в них не забираются вши», – пишет Ибн Батута и подчеркивает, что на Крайнем Севере ордынские купцы приобретают меха, достаточные для такой шубы, меняя их на цветное стекло ценой в Поволжье не более 1 динара.

    Пушнина из Орды шла и в западном направлении. Объемы экспорта беличьих шкурок, самого ходового меха той эпохи, поражают и в наши дни. Например, только в 1392 г. в Генуэзскую республику привезли 1,2 млн беличьих шкурок! В 1394 г. Венеция купила в Орде 480 тыс. шкурок. Этот мех не был элитным товаром, стоил недорого, но его вывоз из Орды давал в Италии не менее 100% прибыли. Небольшие партии ордынской белки в ту эпоху продавались даже в Египте и Южном Йемене.

    Ассортимент работорговли
    Рассказывая об ассортименте международной торговли Средних веков, нельзя обойти и такой специфический товар, как живые люди. Экспорт рабов был важной составляющей ордынской коммерции. Воображение нашего современника сразу нарисует страшные картины, как злые кочевники массово торгуют несчастными покоренными русичами. Но экономическая реальность эпохи расцвета Золотой Орды была иной. Русские отнюдь не доминировали в качестве живого товара – основную массу экспортных невольников из Золотой Орды составляли кочевые тюрки, семь веков назад столь же чуждые господствующей монгольской верхушке, как и лесные народы.

    Русские жили куда дальше от основных центров работорговли, к тому же княжества северо-востока Руси пользовались сравнительно высокой автономией. Карательные походы ордынцев на Русь случались не каждое десятилетие, тогда как работорговля шла ежегодно, а многочисленные роды тюрок, кочевавших в степях от Дуная до Урала, напрямую подчинялись монгольской элите – были банально ближе и доступнее для властей и работоргового бизнеса.

    При этом в степях у кочевников куда больше была развита продажа в рабство собственных детей и родичей – в условиях нередкого падежа скота при особенностях полукочевого образа жизни, где не требовалось слишком много рабочих рук, постоянно возникал избыток лишних ртов. Тогда как у землепашцев, наоборот, в силу трудоемкости их хозяйства переизбытка рабочих рук не было, поэтому своих продавали куда меньше даже в голодные годы. Упрощенно говоря, пастухов для воспроизводства кочевой и полукочевой экономики требовалось меньше, чем пахарей и жниц в оседлом хозяйстве.

    Значительная часть рабов мужского пола, шедших на экспорт из Золотой Орды эпохи ее расцвета, продавалась целевым назначением в Египет и Сирию. Туда рабы поставлялись крупными оптовыми партиями – минимум несколько тысяч человек ежегодно (такие объемы уже давали очень весомую выручку в серебре и золоте). Продавались эти рабы в мамлюки, конные воины. И подросток из кочевых или полукочевых тюрков уже был удобной «заготовкой» кавалериста. Ребенок же русских и прочих оседлых народов в этом плане был менее удобен, а значит, как живой товар более дешев – а ведь и в ту эпоху работали неумолимые законы рынка: чем меньше спрос, тем меньше предложение…

    То есть работорговцам эпохи расцвета Золотой Орды русичи в виде рабов были куда менее интересны и выгодны, чем тюрки. Так, в Каире XIV в., где были самые высокие расценки на невольников, по данным генуэзских и венецианских купцов, молодой раб из кочевых тюрков стоил 130–140 дукатов, а такой же славянин – всего 70–80. Поэтому неудивительно, что в дошедшей до нас статистике крымской Кафы XIV в. почти 80% проданных рабов составляют различные «татары»–тюрки. Ситуация кардинально изменится лишь после распада Золотой Орды, когда Крымское ханство, где потомки Чингисхана уже окончательно ассимилируются с тюрками, сделает источником прибыли набеги на украинские и русские земли.

    Экзотические товары Орды
    Семь столетий назад из Орды на внешние рынки поставлялось и немало специфического товара. С Крайнего Севера вместе с мехами привозили моржовые клыки и даже мамонтовые бивни, ценившиеся наравне с драгоценной слоновьей костью. Известно, что ордынские купцы ездили к берегам Белого моря для добычи кречетов, из которых получались лучшие ловчие птицы – уникальный, штучный товар, ценившийся в ту эпоху дороже элитных коней и девственных красавиц. Встречаются упоминания о продажах из Орды в Египет даже экзотических шкур белых медведей.

    Если с Востока в ордынские города Поволжья, на Русь и в Европу шел китайский фарфор и фаянс, то в обратном направлении поставлялся балтийский янтарь, экзотический товар для Поднебесной. Известен целый клад, обнаруженный в подвалах Благовещенского собора Московского Кремля, – несколько чаш, блюдо и осколки сосудов из самого дорогого и качественного китайского фарфора, датируемого XIII–XIV вв., эпохой расцвета Орды. При раскопках ордынских городов обнаружены даже раковины-каури с Мальдивских островов, игравшие роль разменных монет на берегах Индийского океана и в Южном Китае.

    В Донбассе, у современной Горловки, в эпоху Золотой Орды работали рудники, поставлявшие на западноевропейские рынки «киноварь», сульфат ртути, – в Средние века самый ходовой ингредиент для производства красителей, придававших тканям красный цвет. Из лесного Великого княжества Владимирского ордынские купцы активно вывозили в Европу ныне прочно забытый товар – дубовую кошениль, или «русский кермес», как его именовали в средневековой Италии. Это сушеные насекомые, добывавшиеся из коры отдельных пород дуба, дававшие самый яркий оттенок алого, – особая ценность в Средние века, лучший источник такой расцветки. По документам XV в. известен венецианский купец Джакомо Бадоэр, вывозивший из Орды сушеных жучков многими центнерами, в поистине промышленных масштабах для той эпохи.

    Великий шелковый путь, оживленный в эпоху расцвета Орды, способствовал и транзиту нематериальных ценностей. Все мы знаем о берестяных грамотах Древнего Новгорода, а среди археологических находок в окрестностях ордынского города Укека, располагавшегося у южной окраины современного Саратова, найдена берестяная рукопись XIV в. – некто семь веков назад на берегу Волги переводил на монгольский уйгурскими буквами китайские стихи… Сам же город Укек в ту эпоху был хорошо известен даже в Испании.

    На атласе 1339 г., изготовленном (кстати, при помощи донецкой киновари из Орды) на острове Мальорка картографом Анджелино Дальорте, родственником одного из генуэзских послов к ордынскому хану Узебку, предшественник Саратова обозначен как производитель «сахарного корня». Это изначально китайское растение, известное ныне как поручейник сахарный, в Средние века, до распространения настоящего сахара, высоко ценилось за сладковатый вкус длинных корней.

    Орда – Золотая, деньги – бумажные
    Золотая Орда обладала и всем экономическим инструментарием, необходимым для успешной работы трансконтинентальных торговых путей. Достаточно напомнить, что именно Орда впервые познакомила Западную Европу с бумажными деньгами. Сами монголы впервые встретились с купюрами еще при Чингисхане в Китае, а первый дошедший до нас подробный рассказ об операциях европейских коммерсантов с ордынской бумажной наличностью относится к 1357 г.

    Тогда в крымской Кафе представители флорентийских банкиров Барди, направляясь за шелком в Китай, по требованию монгольских властей обменяли свою серебряную монету на непонятные им «желтые кусочки бумаги», изготовленной из коры шелковицы. Эту финансовую операцию европейцы провели не без сомнений и тревоги, но в 9‑месячном пути на Дальний Восток бумажный груз оказался удобнее металлического, а в далеком Пекине итальянцы без труда купили за ордынские «бумажки» вожделенный шелк.

    Бумажные купюры Золотой Орды не дошли до наших дней. Возможно, их просто не было и власти Орды использовали ассигнации, массово выпускавшиеся монгольской династией Юань в Пекине, – первые в истории человечества полноценные банкноты. Они обладали всеми реквизитами современных купюр, вплоть до надписи, предупреждающей об ответственности за подделку. Только звучала она абсолютно в духе наследников Чингисхана: «За изготовление фальшивых денег даже глава многодетной семьи будет казнен».

    В отличие от купюр, до наших дней сохранилось огромное количество серебряной и медной монеты Золотой Орды, археологи вообще отмечают крайне высокую монетизацию экономики и жизни в городах этого государства. Ордынские ханы несколько раз проводили унификацию денежной системы, добиваясь, чтобы в огромной державе обращались монеты одинакового веса и стоимости, а первая известная нам медная мелочь русских княжеств возникает в XIV в. именно под влиянием ордынского опыта.

    Помимо финансов Золотая Орда создала и выдающуюся для той эпохи транспортную инфраструктуру. Еще в годы Батыя западноевропейские очевидцы описывают целые поселки, созданные на Волге «из русских и сарацин», освобожденных от любых налогов и занимавшихся исключительно переправой людей и грузов через великую реку. Наверное, многие слышали про впечатляющую систему «ямов», почтовых эстафет Монгольской империи, пролегавших через весь континент. Московская Русь свою стратегическую систему «ямской гоньбы» наследовала именно оттуда, и не только саму организацию, но, как видим, даже терминологию.

    В Золотой Орде подобная система работала и для грузовых коммуникаций. Почти марсианская по пустынности и рельефу местность, расположенная между Каспием и Аралом (плато Устюрт), в наше время привлекает любителей экстремального туризма. Но в эпоху расцвета Золотой Орды это плато с северо-запада на юго-восток пересекала почти прямая линия из десятков обустроенных караван-сараев, главный путь из Поволжья к центру Азии. Дорога через пустыню, от города Сарайчика на реке Урал до Хорезма на реке Амударье, занимала четко отмеренное время – 20 суток на верблюдах или 40 суток на воловьих упряжках. Это не скорость гонца с письмом, а именно скорость обремененного поклажей торгового каравана.

    Ордынский мост через Урал
    Путь груженой телеги из среднеазиатского Хорезма до южного берега Крыма в эпоху расцвета Золотой Орды занимал ровно три месяца, а путь торгового каравана от устья Дона до центра современного Китая – 274 дня. Тогда как во времена расцвета Римской империи, по свидетельствам античных историков, путь грузов на этом участке занимал до четырех лет! Не обремененная грузами почтовая эстафета от Волги до Монголии по ордынским станциям – «ямам» шла всего 120 дней.

    Четкие, почти бухгалтерские описания торговых трасс Золотой Орды нам оставили сторонние, непредвзятые наблюдатели – коммерсанты Венеции, Генуи и прочих торговых республик Италии, вроде флорентийца Франческо Пеголотти. «Путь из Таны (Азова) в Китай безопасен и днем, и ночью…», – писал он в 1340 г.

    По законам Золотой Орды каравансалар, начальник каравана, обладал той же властью, что и капитан судна в открытом море. Для удобства Великого шелкового пути у города Сарайчика, крупного ордынского поселения в низовьях реки Урал, в XIV в. ежегодно после ледохода строился наплавной мост – первый постоянный мост через большую реку на границе Европы и Азии.

    Вся развитая для той эпохи инфраструктура, все великолепие Орды создавалось и процветало целое столетие после Батыя. Затем настало два века деградации и распада. Ровно 660 лет назад в Золотой Орде началась, говоря словами русских летописей, «великая замятня» – внутренняя усобица, сменившая на ханском троне за два десятилетия три десятка претендентов. «Великая замятня» совпала с резкими переменами на стартовом участке Великого шелкового пути – пока московский князь Дмитрий готовился к Куликовской битве, далеко на Востоке грандиозное восстание китайцев смело монгольскую династию. Ордынский «северный поток» сразу перестал быть самым выгодным и удобным транзитом.

    Внутреннюю стабильность Орды на короткое время восстановил хан Тохтамыш. Последний успешный захват ордынской кавалерией Москвы он начал с задержания всех русских купцов в Поволжье, хорошо понимая, что коммерция – это передача не только товаров, но и информации…

    Взлет Тохтамыша прервала грандиозная война с Тамерланом, самым могущественным и самым жестоким полководцем той эпохи. Многодневные битвы на Терке и Кондурче (современная Самарская область), в которых участвовали и русские вассалы Орды, по числу войск значительно превосходили Мамаево побоище. Нашим современникам они почти неизвестны, хотя именно там защитили Русь от характерных для Тамерлана башен из черепов. «Железному хромцу» хватило сил уничтожить лишь Елец, но почти все поволжские города Орды в 1391–1395 гг. он выжег напрочь – вспомним, что, созданные на пике могущества монголов, они не имели крепостных стен.

    Победы и расправы Тамерлана окончательно сместили транзитные потоки товаров на юг, к Персии и морским трассам Индийского океана. «Северный поток» по-золотоордынски захирел. Следующие полтора столетия поволжские города, основанные еще Батыем, деградировали вместе с распадающейся Ордой. Когда при Иване Грозном сюда пришли русские, то застали лишь осколки и развалины былого величия. 430 лет назад, в 1589 г., по указу царя Федора Иоанновича, на остатках Хаджитархана начали «ломать мизгити и полаты в Орде и тем делати» астраханский Кремль. Качественный «мамайский» кирпич из развалин ордынских городов в Нижнем Поволжье добывали еще в конце XVIII в. – Россия утилизировала наследие Золотой Орды не только в политическом смысле.

    30 комментариев

    avatar
    спасибо. знакомые из под Астрахани рассказывали о частых находках золотых монет в степи.
    0
    avatar
    Такую орду протеряли…
    +2
    avatar
    Это Тимур всё. Сам чингизидом не был и хотел примазаться, вот и развалил. Небось либерал был.
    +1
    avatar
    Сам чингизидом не был и хотел примазаться
    А я даже подозреваю кем он был )
    0
    avatar
    Небось либерал был

    масон: пирамиды любил строить

    0
    avatar
    Это всё фотошоп галимый доисторический. Маслом по мешковине.
    0
    avatar
    Обижает меня ваше недоверие: лично снимал на смартфон
    0
    avatar
    А я даже подозреваю кем он был )

    Тихо, Авгура накличите!
    0
    avatar
    Я все слышу, герр Фогель. Но не вижу чему вам там радоваться.
    Для финансистов жуткое время подступает.
    О трепетном отношении ранних чингизидов-тенгрианцев к ростовщичеству и торгашеству вы сообщили, спасибо. А что-же стало позднее, — после принятия великим ханом Узбеком веры Ислама? Какой мотив послужил тому, что веротерпимые кочевники шарахнулись к самому новому монотеизму — религии Мухаммеда?
    0
    avatar
    А что-же стало позднее, — после принятия великим ханом Узбеком веры Ислама?

    Ровно то же. Шариат не запрещает вкладывать деньги в торговлю и получать свою долю прибыли. Не в курсе?

    Какой мотив послужил тому, что веротерпимые кочевники шарахнулись к самому новому монотеизму — религии Мухаммеда?

    Не знаю и не слишком интересно. В принципе, все шаманистские верования на определённом этапе отбрасываются. Монгольские монголы стали буддистами, хазары — иудаистами, золотоордынцы — мусульманами, многие арабы до Мохаммада — христианами, или иудаистами.

    Но не вижу чему вам там радоваться.
    Для финансистов жуткое время подступает.

    Нас рать
    0
    avatar
    Шариат не запрещает вкладывать деньги в торговлю и получать свою долю прибыли. Не в курсе?
    В курсе. Но есть и разница, причем существенная. — Не расскажите, ежели взялись?
    0
    avatar
    Если вы «в курсе», то к чему рассказывать?
    0
    avatar
    Если вы «в курсе», то к чему рассказывать?
    Мал-мал польщен. Но разве весь этот форум — только для меня?
    0
    avatar
    Пока интересуетесь только вы
    0
    avatar
    хазары — иудаистами,
    Хазары не стали иудеями, но только часть их вышла из вавилонских/персидских халдеев, другая часть — была ассимилирована ими. Это что касается т.н. «белых хазар». Другая часть этого общества-химеры была в большинстве мусульманской (тюрки, булгары, каракалпаки) либо политеистической (сарматы, остатки скифов). Были и буддисты (калмыки, хотя врут что они пришли с войском монголов). Основа экон. расцвета Х. Каганата — рента на караванных путях, т.е. «трубы». Остальное — инфраструра.
    0
    avatar
    А я даже подозреваю кем он был )
    ТамерМан???
    0
    avatar
    как вариант Листерман
    0
    avatar
    Да что тут гадать. До Темира (Тимура, Тамерлана) была вода в водопроводе ордынских городов. После — ни воды, ни водопровода, ни городов
    0
    avatar
    До Темира (Тимура, Тамерлана) была вода в водопроводе ордынских городов.
    Не слышали, — его не Вова звали**?
    0
    avatar
    Тимур ибн Тарагай Барлас
    0
    avatar

    кто сказал что потеряли?
    +1
    avatar
    Россия оккупировала Орду.
    0
    avatar
    Россия оккупировала Орду.

    Небольшой и не самый лучший её кусок.
    0
    avatar
    Китай ассимилировал часть великих монголов. Другая часть перекочевала в Среднюю Азию и в Византию. Там они смешались с хеттами и стали болгарами. Дальше по Шеликовому Пути Россия. Китай будет делать китайцев из россиян.
    0
    avatar
    Дальше по Шеликовому Пути Россия. Китай будет делать китайцев из россиян.
    Велкам. Мне «узкоглазочки» нравятся. Совсем не волосатые, как еврейки или армянки. Ну и кухня неплоха. Пельмени те же але голубцы в соусах. Зов предков, знаете-ли.
    0
    avatar
    Что-ж, сделают из вас пельмени
    0
    avatar
    тараканов и сверчков тоже пользуете?
    0
    avatar
    тараканов и сверчков тоже пользуете?
    Это южная кухня, более от Индокитая заимствована. Нордические китаи насекомыми не балуют.
    0
    avatar
    Нордические китаи насекомыми не балуют.
    Как и руские ягелем, когда есть кого обожрать.
    0
    avatar
    Ранее копипастил по теме:

    А было ли иго?

    Это о том, что крестьянам совсем хреново жилось до и после монголов. А во времена Золотой орды — ничего так
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.