История
  • 924
  • Диды воевали



    На иллюстрации: Альгерд, Милош Обилич, Витовт, Ян Жижка, Янош Хуниади, Скандерберг, Влад Дракула, Стефан Великий, Пал Кинижи

    История Восточной Европы — это такая полу-мистическая штука, про которую никто ничего не знает (включая самих восточноевропейцев), но которая при этом ощущается местными обитателями часто реальнее событий позапрошлой недели. Каждый из населяющих ее народов безудержно гордится чем-нибудь из 14-го века, ревниво сравнивая себя с какой ихней Хранцией. И хотя индивидуальные претензии каждого гордого племени редко попадают в учебники более крупных соседей, мало кто глядит на весь регион в целом. Ведь тогда можно легко погибнуть под завалами событий, дат, имен и противоположных трактовок. Именно поэтому их чаще предпочитают не знать, довольствуясь локальными стереотипами. Однако такой подход не подарит вам интересной беседы в местном пабе, и поэтому на помощь спешит шпаргалочка по основным батхердам самого боевого региона Старого Света.

    Итак, хронология 11-ти веховых битв средневековой Восточной Европы в преломлении через дно пивной кружки.

    1) Битва на Синих Водах, 1362


    Главное историческое поражение монголов в Европе, после которого Украина вошла в Великое Княжество Литовское, сделав его Великим Княжеством Литовским и таки Русским. Это событие стало поворотным в истории региона, открыв дорогу эпохе Ягеллонов. На минуточку, именно Альгерд стал первым в истории великим князем русским (до него великие князья были киевские, плюс один король Руси — Данила Галицкий). И да, под «русским» имеются в виду украинские земли, а под «литовским» — беларуские.

    Альгерд — князь Витебский, позже Литовский, тот самый из мема про «я твою Москву шатал» — был весьма ушлый парень. В молодости в стиле Семи Самураев подрабатывал супергероем в Пскове, отвечал за его оборону — но от короны там отказался. Обженившесь на последней княжне из полоцких Рогволодовичей объединил все будущие беларуские земли и апгрейднул на них ВКЛ в формат исторического бестселлера. А чтобы не останавливаться на достигнутом, решил вломить тем, кому никто никогда еще не вламывал — монголам. При чем для адреналина трем ханам сразу: Кутлуг-Бею, Хаджи-Бею и Демир-Бею. Сказано-сделано. И бывшая Киевская Русь ушла в профит, впервые объединив земли от Балтики до Черного моря.

    2) Битва на Косовом поле, 1389




    В это самое время, на юге региона в раж входили турки османы. При чем без монголов там тоже не обошлось, которые за век до того расчистили османам дорогу уничтожив империю турок сельджуков. И вот эти самые османы давай захватывать один кусок Балкан за другим. Сообразив, что сие безобразие пахнет керосином, один из принцев уже развалившейся Сербской империи, некто гражданин Лазарь Хребелянович, кинулся подбивать соседей снова объединить силы, дабы навалять сией напасти. Уговорил боснийцев, албанцев, отдельный болгар, рыцарей госпитальеров из Хорватии, и даже некоторых чехов и венгров. Но османы наглым образом привели на битву в два раза больше народа.

    В общем, мочилово получилось редкой степени офигенности. Всех сербских рыцарей вырезали просто в ноль. Включая Лазаря, которого успели захватить и казнить прямо на месте. И хотя сами османы вроде как тоже не очень выиграли, быстренько ретировавшись после таких потерь, на сербской стороне нарожать адекватное количество мужчин до следующей битвы было физиологически не реально. Сербии пришел де-факто капец, хоть и не сразу.

    Интересен момент, что 12 сербских рыцарей во главе с принцем Милошем Обиличем прорубились до самого султана Мурада и прикончили его. Младший из двух сыновей султана — Баязид — оказался смекалистым малым, эту новость братцу Якубу не рассказал и прикинулся, мол батя зовет его в свой шатер для новых указаний. Когда Якуб пришел, солдаты Баязида его задушили, а сам Баязид стал султаном. Профит.

    3) Битва на Ворскле, 1399

    Битву на Синих Водах и Битву на Косовом Поле много где пиарят. Но гораздо большим — раза эдак в три — сражением было то, что произошло на речке Ворскла в нынешней Украине (что интересно, в том же самом месте, где 310 лет спустя состоится Полтавская Битва). Пишут про Ворсклу не часто, потому как проиграли. Но замес был интересным.

    Всего 12 лет спустя официального принятия христианства в ВКЛ, Витовт решил соорудить собственный крестовый поход против монголов. И даже по-взрослому получил на него благословение от папы Бонифация IX. С такой весомой ксивой он стал собирать рыцарей со всего региона. Крестовый поход это не просто война — по понятиям того времени за него прямиком попадали в рай или как минимум в Википедию — чего только за лайки не сделаешь.

    Подписалось огромное множество знатных родов из Литвы, Руси, Польши, Молдавии, Валахии (т.е. современной Румынии) — одних принцев набралось более 50. Тевтонскому ордену Витовт в 34-й раз перезаложил Жамойть, чтобы получить их поддержку тоже. Ягайлова жена Ядвига, правда, раскусила, куда дело клонится, и польским рыцарям рекомендовала не хайпать. А клонилось вот куда:

    Хан Золотой Орды Тохтамыш рассорился с великим эмиром Тимуром / Тамерланом. Тот прогнал его из орды и прислал на его место Тимур Кутлука и Эдигея. Тохтамыш пришел к Витовту и говорит: «Короче, если ты поможешь мне разбить этих двух выскочек, я тебе отпишу все русские земли (это в смысле Москву включительно)». Витовт понял, что это шанс не только все собрать под собой, но и разорвать Кревскую унию с Польшей. Поэтому и решил выложиться по-максимуму. Все рыцари собрались в Киеве и двинулись на восток. Но судьба распорядилась иначе. Во-первых монголы привели 90 тысяч против менее 40 у Витовта (хоть и с лучшим вооружением). Во-вторых, устроив фейковое отступление, монголы разорвали силы Витовта и разбили их частями. В битве погибли два родных брата Ягайлы — Дмитрий и Андрей, погиб молдавский господарь Стефан и еще два десятка иных принцев. Витовт потерял выход к Черному морю, а почуявшие слабость Новгород и Псков устроили восстания чтобы уйти из под контроля Литвы. Кревскую унию разорвать не удалось и вместо этого пришлось подтвердить ее Виленско-Радомской Унией. Sic transit gloria mundi.

    4) Грюнвальдская Битва, 1410




    С востока регион давили монголы, на юге поднимались османы, а на севере нарисовались тевтоны. Задалась же эпохочка! По дороге из Палестины тевтоны уже успели нахамить в Трансильвании, за что их выгнал венгерский король Андрей II. И вот теперь, злоупотребив гостеприимством мазовецкого князя и наплевав на сарацинов Акре, развязали экспансию на вполне христианские Польшу и ВКЛ. При чем, как уже писалось, Витовт и сам всего 11 лет назад устроил собственный крестовый поход по всем ватиканским понятиям. Т.е. формально, под Грюнвальдом одни крестоносцы дрались с другими крестоносцами.

    Про Грюнвальд многого писано-переписано, эта битва определила развитие региона на столетия вперед. Войска Польского королевства в союзе с ВКЛ, при участии рыцарей из современных Чехии (включая будущего лидера гуситов Яна Жижку, про которого речь ниже), Молдавии, Румынии, а также татарских отрядов хана Джелал ад-Дина, списали немецкий орден в утиль. Из 40 хоругвей ВКЛ, 28 были из беларуских земель, 8 — из украинских, 4 — из современных литовских.

    С советских времен пошла привычка рисовать эту битву в эдаких расовых тонах столкновения славян и германцев. В реальности это было больше сражение славяно-балтов и славяно-балто-немцев, поскольку у ордена почти 60% были совершенно в доску местные, т.е. такие же, как и у его противников.

    5) Гуситские войны, 1419-1434




    Гуситы Яна Жижки запомнились тем, что как жернова перемалывали один крестовый поход за другим. Перемололи ажно пять штук, и проиграли в итоге не крестоносцам, а самим себе, разделившись на две части — хардлайнеров и богемных тусовщиков — которые весело вздули друг дружку. До этого, успели помочь полякам в войне с тевтонами и отвоевать целый выход к Балтике, где и помыли свои сапоги. Главный успех гуситов был в умелом сочетании прогрессивного ручного огнестрельного оружия и мобильной конструкции из эдаких средневековых тачанок, известной как Вагенбург.

    Первым селебрети там был, конечно, Жижка, который в Битве на Витковой Горе (1420) с 60-ю солдатами (ага, это не описка — шестьдесят, а по некоторым данным — двадцать восемь) умудрился раздеть на орехи не то 4000, не то 9000 рыцарей. Но на самом деле основные сражения пришлись на его преемника Прокопа Лысого (известного в Чехии как Прокоп, естественно, Великий), который в Битве под Домажлицами (1431) с 55 тысячами гуситов напугал 120 тысяч всяких немецких маркграфов, электоров и прочих принцев. Вдобавок, гуситы постоянно пытались всучить корону Богемии нашему Витовту, за что тот добавил во всю эту историю свой спецназ под началом кузена Сигизмунда Корибутовича. Последний чуть сам не стал королем ентой ихней Богемии и после смерти Жижки привел гуситов к победе в Битве под Липанами в 1434.

    6) Битва под Варной, 1444



    Это эдакий анти-Грюнвальд. У Ягайлы был сын — Владислав — который родился, когда отцу было уже под 70. Представьте себе расти в королевском семействе, крутейшем в Центральной Европе, где и отец, и дед Альгерд больше напоминают полу-мифических богов из далекого прошлого, а корону получаешь в 10 лет отроду и тобой наперебой пытаются манипулировать все вокруг. Легко себе представить как Владиславу это все быстро осточертело и как он хотел доказать, что он тоже сам чего-то стоит. Поэтому, когда Венгрия тоже предложила ему свою корону, он с удовольствием согласился — абы только свалить из этого чертового Кракова. Ни недовольство польской магнатерии не желавшей делиться монархом, ни гражданская война в Венгрии против женушки усопшего короля его не остановили. В свои 16 лет Владислав стал королем от Адриатики до Балтики.

    Только был один catch. Папа Евгений IV обеспечивал ему существенную поддержку, но в обмен надо было рассчитаться небольшим крестовым походиком против османов. Правой рукой Владислава в Венгрии стал Янош Хуниади (к которому мы ещё вернёмся). И вот они вдвоем собрали рыцарей из всего региона — Польши, Венгрии, литвинов и русинов ВКЛ, хорватов, чехов, предков румын из Валахии и Молдавии, болгарских партизан, кучку немецких крестоносцев и даже армян — и двинули на турок. И все казалось классно до того момента, пока союзники венецианцы их тупо не кинули. Вместо того, чтобы подогнать Владиславу флот поддержки, они взяли у тех, кто заплатил лучше — у османов, и перебросили их в три раза большую армию прямо под нос Владиславу и Хуниади.

    Чехи сразу сказали: это попа, давайте построим Вагегбург — у нас хорошо получается, перестреляем всех к чертям из прикрытия. Но Владислав ответил, что это не по-рыцарский, так понтов не намайнишь. Началась битва и какое-то время наши даже сводили ее в ничью. Но потом Хуниади отбежал помочь правому флангу и сказал Владиславу стоять на месте и ничего не трогать руками. Вместо этого горячий вьюноша взял 500 рыцарей и решил лично пробиться прямо к султану в лобовой атаке через турецкую пехоту. То же мне, Милош Обилич хренов. Все предсказуемо кончилось, когда простой турецкий пехотинец подсек коня Владислава, а упавшему королю тут же на ходу отрубил голову. Армия вмиг деморализовалась и все проиграла. А вместе с головой Владислава отлетела и мечта о восточноевропейской империи. Один Хуниади едва спас какие-то мелкие остатки армии.

    7) Осада Белграда, 1456

    Хуниади вообще был абсолютно легендарной личностью для всего региона, а его наследие еще долго влияло на ход истории (включая его сына Матиаса Корвина, ставшего знаменитым венгерским королем). После поражения под Варной, Венгрия и Польша разделились обратно. Вместо этого Польша объединилась с ВКЛ под королем Казимиром Ягеллоном, младшим братом Владислава. Хуниади же стал регентом Венгрии при малолетнем короле той самой дикой вдовы, с которой Владислав воевал раньше.

    Обширные владения Яноша Хуниади позволили ему самому финансировать целые армии наемников, преимущественно чехов (бывших разбредшихся гуситов), поляков, венгров, молдован и трансильванских немцев. Хуниади продолжал помаленьку месить османов то там то сям, заодно отсыпая то австрийцам, то чешским головорезам Яна Искры. И вот в какой-то момент времени, остатки Сербии не заплатили османам дань и султан Мехмед послал карательную экспедицию. Осознавая ключевое значение Белграда для прохода к Венгрии через Дунай, Хуниади послал свой отдельный польско-чешско-венгерский батальон в город. А сам стал собирать собственный крестовый походик и спешить на выручку.

    На Косовом поле у турок было 40 тысяч. К Варне они привели уже 60 тысяч против 20 тысяч Владислава. В этот раз Хуниади сам насобирал 60 тысяч и стоял радостный как пожарные штаны. Но турки привели под 100 тысяч. «Твою ж мать, — подумал Хуниади, — партеногенез у них что ли?»

    При этом, более половины армии Хуниади были полуодетые крестьяне, присоединившиеся к крестовому походу чисто пожрать. Это было слабостью их армии, но которая в итоге обернулась ее фортуной.

    Когда османы начали бомбить Белград — бывший на то время одной из наиболее укрепленных крепостей Европы — сначала у них все пошло вполне не плохо. Пробили дырку в стене и давай совать в нее янычар. Насовали столько, что в городе начался пожар — не иначе как от трения — который этих янычар многих и спалил. Остальных дорезали сербы.

    Обе стороны взялись передохнуть. Пока отдыхали, полуголодные венгерские крестьяне повылазили в эту самую дырку и без приказа решили малек пограбить турецкий обоз. Турецкая кавалерия этот финт заметила, обрадовалась и кинулась атаковать мародеров. Но в условиях тесного обоза пеший и голодный венгерский крестьянин куда эффективнее конного турка и блицкрига не вышло. Тут уже Хуниади с пацанами заметили это дело со стен и тоже выбежали наружу помогать крестьянам. Спонтанно началась ключевая битва. Весь турецкий левый фланг завяз в сражении. А в это время остатки армии Хуниади соорудили мостик из своей речной флотилии и обошли через речку турков сзади. Правый фланг турок, видимо, решил, что это всё такой шумный антракт и продолжили жевать шаурму. А к тому моменту, когда дожевали, спасать уже было нечего и раненого султана самого еле унесли с поля.

    Победа Хуниади под Белградом задержала продвижение османов в Венгрию на сотню лет. Правда, победители радовались не долго. В их лагере разразилась чума, от которой там же умер и сам Янош.

    8) Восстание Скандербега, 1443-1468

    Албания. Урожденный Георг Кастриоти был совершенно уникальной личностью. Его дед погиб на Косовом поле воюя с турками. Маленький Георг рос заложником при дворе султана, чтобы обеспечивать покорность его отца Ивана Кастриоти. За свою жизнь Георг успел побывать православным при рождении, мусульманином при дворе султана и католиком на протяжении своей военной жизни. Прозвище Скандербег он получил за храбрость, происходило оно от тюркского Искандер Бег, т.е. Александр Великий (в смысле Александр Македонский). Добившись расположения при дворе султана, он был отправлен в составе армии против Яноша Хуниади. Но во время Битвы при Нише тихонечко свалил вместе с 300 албанских всадников и направился прямиком на историческую родину. Прибыв к главному городу Круя, он всучил турецкому губернатору поддельное письмо и тем самым завладел городом. А в это время Владислав Ягеллон как-раз объявил тот самый крестовый поход под Варну, что и послужило главным стимулом к восстанию албанцев.

    Только в отличе от неудачника Владислава, Скандербег оказался исключительно талантливым полководцем и много лет — сродни гуситам — перемалывал одну армию за другой. При чем с гораздо большим разрывом сил. Одной из ярких побед стала турецкая осада Круи в 1450-ом, когда всего 8000 солдат Скандербега изнасиловали весь мозг 100,000 — 120,000 турецкой армии. Большая часть гарнизона спряталась за городом, и как только турки шли в очередную атаку, албанцы сразу атаковали их в тылу. Дело длилось с мая по ноябрь, в итоге османы оставили 20 тысяч убитых под стенами города против 1 тысячи солдат Скандербега и увалили восвояси. Подобную партизанщину Скандербег применял постоянно, то вымания османов из крепостей малыми отрядами, то устраивая рейды по их территории. Но наиболее явную победу Скандербег получил под Абуленой. За полтора десятилетия восстания албанцы на столько набили руку и дисциплину, что Скандербег смог устраивать совершенно неожиданные тактики. Вот и в этото раз он разделил свои 16 тысяч на три группы, которые выматывали 80-ти тысячную турецкую армию, а потом в один момент ударили по лагерю османов с трех сторон сразу и порубили на салат 30 тысяч из них. Абулена стала самой знаковой победой этого восстания.

    Формальными — и весьма хреновыми — союзниками Скандербега были венецианцы и неаполитанцы. Но гораздо больше пользы приходило от Яноша Хуниади, который тиранил турок с другой стороны Балкан. В один момент Скандербег даже чуть не примчался к Хуниади на помощь, но сербский деспот Бранкович не дал пройти по его территории. После смерти Хуниади Скандербег остался главным врагом султана, но даже очередная 100-тысячная армия снова присланная к Круе опять потерпела поражение.

    Восстание гуситов длилось 15 лет. Восстание Скандербега — 24 года. Скандербег ушел не побежденным на поле боя, умерев в итоге от малярии.

    9) Ночная Битва под Тарговиште, 1462

    Дракулой Влада III Цепеша из рода Басарабов при жизни называли не часто. Это имя популяризировал Брэм Стокер в 1897 году, превратив его в поп-культурный персонаж. В истории же он известен как Цепеш или Коло-сажатель за то, сколько турок он посадил на кол. В реальности Влад был весьма ярким персонажем, без которого современной Румынии, вероятно, не было бы. Он не только основал Бухарест, но и своей войной против турок добился того, что Валахия не исчезла с карты мира, как это вышло в какой-то момент с Венгрией.

    Так же как и Скандербег, Влад вырос при дворе султана в качестве заложника и проявил себя знатным янычаром. Но в ислам переходить отказался и в итоге сбежал в Венгрию к Хуниади, где тот поставил его начальником гарнизона на границе с Валахией. Когда после осады Белграда турки и венгры разошлись по домам изрядно потрепанные, Влад воспользовался ситуацией и со своим гарнизоном вторгся в Валахию. Встретившись с армией местного воеводы, они решили вместо битвы разобраться дуэлью. Победил Влад и стал правителем Валахии в тогдашней ее столице Тарговиште.

    После этого Влад стал серьезной занозой в заднице султана. Во-первых, Валахия перестала платить дань. Во-вторых, Влад укрепил Валахию полностью реформировав ее финансы, преимущественно мечом. Сначала нанял себе армию наемников — потом заставил бояр платить налоги, от которых они раньше были освобождены — не согласных бояр пустили под нож, а их владения пополнили казну — за вырученные средства ввел обязательный военный тренинг для всех крестьян в период между урожаями — и наконец, ввел таможню и стал собирать налоги на границе. Все просто: бабки делаю армию, которая делает еще бабки, которые еще укрепляют армию, ну и так далее. В-третьих, окончательно окрепнув, Влад устроил такой адский рейд по северу турецкой Болгарии, что в живых там турок почти не осталось, а болгарские крестьяне начали массово восставать преисполнившись духом победы.

    Султан Мехмед потерял всякое терпение и выпустил огромную 90-тысячную армию на маленькую Валахию. Так и не дождавшись обещанной помощи от венгерского Матиаса Корвина, Влад вынужден был разбираться с вторжением сам. Естественно, преимущественно тактикой выжженой земли и всякой партизанщиной. Изрядно потрепав турок до их подхода к Тарговиште, Влад в итоге организовал ночную атаку на их лагерь сразу с двух сторон. Владу удалось прорубиться почти до самого султана, но из-за опоздавшей второй половины своих войск ему в итоге пришлось спасаться назад. Турки еще долго пытались поймать Влада, но в ответ получали только ночные атаки. Их мораль окончательно просела, когда они вышли на дорогу, усеянную тысячами турецких солдат насаженных на кол, разлагавшихся под палящим солнцем. Победить Влада силой турки не смогли, поэтому подложили ему политическую свинью, оставив после себя брата Влада — принца Раду, который тут же вернул боярам их свободы от налогов. Влад бы победил и его, если бы чешские наемники Яна Искры не арестовали Влада по приказу короля Матиаса, дабы избежать дальнейшего обострения с турками.

    10) Битва при Васлуи, 1475

    Но если искать самую большую битву средневековой Восточной Европы, то это будет и не Грюнвальд, и не Косово, и не Белград, и даже не осада Круи. Это будет местечко Васлуи в Молдавии. Причем, что интересно, победа была музыкальная. Но по порядку.

    Стефана III привел к власти отдельный военный контингент того самого Влада Дракулы из соседней Валахии при поддержке Яноша Хуниади. В итоге Стефан станет одним из самых талантливых правителей в истории региона — за просто так титул «Великий» не дают.

    История все та же типичная: перестал платить дань, отказался сдать порты в устьях Дуная и Днестра, начал рейдить османских союзников и вообще разговаривать без уважения.

    Решили наказать. Собрали армию таких размеров, что с трудом влезла в эту ихнюю Молдавию. Стефан тщательно подготовился — по всему югу Молдавии все деревни спалили, людей и скот увели, всю воду отравили и рассадили партизан. Стефан лихорадочно писал письма христианским королям, но эффект был скучный. Поляки прислали 2000, венгры где-то столько же, еще пяток пришел от трансильванских стрельцов и всё. Абсолютное большинство армии были молдаване.

    Стефан смог подкараулить турок в таком месте, где им надо было перебираться через мост, а потом идти на ощупь в тумане по узкой горной долине. В конце долины турки услышали бой военных барабанов и сначала обрадовались, что наконец догнали основные силы Стефана. Но через туман они не видели, что за барабанами был очень небольшой контингент венгерских стрельцов, тяжелой польской и легкой молдавской кавалерии. Войска Стефана начали атаковать и убегать, заманивая турок все глубже и глубже в долину, где их ждал град стрел и снарядов от лучников и пушек по горам. Когда турки окончательно растянулись, неожиданно с левой стороны опять заиграли барабаны. Турки, ожидая атаку слева стали лихорадочно перестраиваться. Вместо этого атака главных сил прилетела им в спину с правой горы. Оказывается, барабаны и армия могут ходить отдельно ;-).

    Стефан потом еще не раз воевал и с поляками, и с венграми, и с валахами, и с наемниками Яна Искры — и все у него получали на орехи. Зато турки уже поняли к тому времени, что ну эту Молдавию нафик.

    11) Битва на Хлебовом поле, 1479



    Чтобы понять события на Хлебовом поле надо сначала понять, что такое Черная Армия Венгрии. Черная армия — одна из самых первых и самая большая профессиональная армия в средневековой Европе. После гуситских войн осталась куча боевых нетрудоустроенных гуситов, которые шлялись и бандитствовали по региону. Многих из них подобрал под себя Ян Искра, который у нас уже тут несколько раз всплывал. Ян постоянно воевал с Хуниади и взял под контроль большую часть Словакии. Сын Хуниади — король Венгрии Матиас Корвин — прикинул бабки и решил, что дешевле этих парней будет нанять и использовать с толком в свою пользу. Неожиданно для себя, получилась очень эффективная сила, в которой единственной работой этих людей была война. А состав армии расширился далеко за пределы чехов. Сначала туда начали набирать поляков и немцев, а потом добавились литвины, русины, молдаване, швейцарцы, сербы и собственно венгры.

    В 1479 году османы отправили крупный экспедиционный корпус дерибанить Трансильванию. Воеводой в ней был Стефан Баторий. Нет, это не тот Стефан Баторий что жил в Гродно — это другой, который был сыном Стефана Батория, что погиб под Варной знаменосцем у Владислава. Он еще был дядей Стефана Батория, что воевал под Мохачем. Не путать только со Стефаном Баторием, тоже воеводой Трансильвании, только на 50 лет позже. Это все, кстати, разные люди. Глядя на фамильное дерево Баториев, очень удивляешься, что кого-то звали не Стефан.

    Турки не знали, что Баторий уже вызвал себе на помощь Черную армию под командованием Пала Кинижи, и рьяно кинулись в бой. У Батория было три колонны: венгров, валахов и трансильванских саксов — и всех их почти уже разбили, когда в самый ответственный момент появились иностранные легионеры Кинижи, и в стиле атаки рыцарей Рохана слетели с горы под звуки труб и барабанов. Особо отличились 900 сербов Дмитара Якшича. Дальше пошла уже откровенная резня турок. Тех, кто сбежал, добили местные крестьяне в лесах. Свыше 30 тысяч турецких солдат остались лежать на Хлебовом Поле, что стало важной психологической победой, отбившей турецкое желание шастать по Трансильвании.

    — Формально, Средневековье принято заканчивать с приходом 16-го века, когда в регионе начинается эпоха Ренессанса. В реальности же, водоразделом, наверное, стоит считать середину века, когда Битва под Мохачем в Венгрии и Ливонская Война в ВКЛ положили конец правлению Ягеллонов в четырех королевствах: Венгрии, Богемии, Польше и Литве. До этого момента была еще и Битва под Оршей 1514 года, когда наши наваляли Москве, и Ведрошская битва 1500, когда Москва наваляла нашим, но это уже начало совсем другой истории. Истории, которой, вероятно, не было бы, если бы не рисковая ставка Витовта на Ворскле и горячая (кхе, холодная) голова его племянничка Владислава под Варной.

    Мiкiта Лабанок

    2 комментария

    avatar
    душевно.
    спасибо пан Курманбек за полезную информацию.
    +2
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.