Геополитика
  • 303
  •  1

    It’s crazy what’s going on. Гэта вар'яцтва, што адбываецца. To szalone co się dzieje. Те, що відбувається - це божевілля. То, что происходит - это безумие

    Joint Press Conference of President Trump and NATO Secretary General Stoltenberg

    Q What do you think that European countries have to fear from Russia if this tension continues?

    PRESIDENT TRUMP: Well, I want to just start by saying hopefully they’re going to have to fear nothing, ultimately. Right now there is a fear, and there are problems — there are certainly problems. But ultimately, I hope that there won’t be a fear and there won’t be problems, and the world can get along. That would be the ideal situation.

    It’s crazy what’s going on — whether it’s the Middle East or you look at — no matter where the — Ukraine — you look at — whatever you look at, it’s got problems, so many problems. And ultimately, I believe that we are going to get rid of most of those problems, and there won’t be fear of anybody. That’s the way it should be.

    We have a very big problem in North Korea. And, as I said, I really think that China is going to try very hard, and has
    +5
    Геополитика
  • 593
  •  7

    Дальнейшие шаги России в Сирии: проигнорировать, пойти на эскалацию, отвлечь внимание, ослабить напряженность?

    Москва ввела свои войска в Сирию, бросив вызов Обаме. Но Трамп ведет иную игру.

    Питер Доран (Peter B. Doran
    inosmi.ru/politic/20170411/239101638.html

    В искусстве управления государством есть одно золотое правило: не блефовать. И есть второе золотое правило: быть готовым, когда тебе бросают вызов. Барак Обама, а теперь и Владимир Путин столкнулись с этими правилами в Сирии. Нанесенный на прошлой неделе по Сирии ракетный удар был не просто демонстрацией американской боевой мощи. Он поставил с ног на голову всю логику путинской военной авантюры в этой стране. В мгновение ока все расчеты России на Ближнем Востоке из выигрышных превратились в проигрышные. Из-за этого ракетного удара Путин оказался на краю высокого обрыва. И спуститься вниз ему будет очень сложно.

    В 2012 году бывший президент Барак Обама задал весьма сомнительные для сверхдержавы стандарты блефа, проведя свои печально известные «красные линии» в связи с применением химического оружия в Сирии. На самом деле,
    +1
    Геополитика
  • 525
  •  6

    Россия, Запад, Украина — наш бермудский треугольник

    Михаил Таратута, жур-ст

    В эти дни мы вспоминаем события 2014-го года в Крыму, даем им оценку, говорим о последствиях присоединения полуострова к России и мощнейшей российской поддержки сепаратизма в Восточной Украине, что некоторые называют вмешательством. Но вот интересный вопрос: знай Кремль, что за этими действиями последуют санкции, нанесшие заметный вред нашей экономике, что последует исключение России из «Восьмерки» и понижение статуса страны в западном мире до можно сказать нерукопожатного, последует реальная война с убитыми, с разрушениями и беженцами и пр. и пр. — знай российское руководство обо всём этом заранее, пошла бы Москва по другому пути в отношении Украины?

    Думаю, что да, пошла бы. Не было бы ни аннексии Крыма, ни поддержки сепаратизма — цена тех политических решений оказалось слишком высокой. Если я прав, то возникает другой вопрос: почему наши политики допустили такой просчет, почему не смогли предугадать реакцию Запада? И почему реакция Запада оказалась столь
    +5
    Геополитика
  • 563
  •  14

    Чем опасно столкновение Трампа и Ким Чен Ына

    Корейский узел


    Остановить ядерную программу Пхеньяна военным путем невозможно без серьезных потерь для Сеула. Но самим США таким образом удастся избавиться от угрозы ядерной атаки, пусть и ценой американо-южнокорейского союза. А это может заинтересовать президента Трампа, который скептически говорит о существующей системе американских союзов, в том числе и с Южной Кореей

    В отличие от России в остальном мире жизнь в начале января не останавливается, и первые дни нового года принесли тем, кто так или иначе заинтересован в судьбах Корейского полуострова, весьма важные новости, которые, возможно, станут предвестником более чем серьезных проблем.

    Собственно говоря, новости свелись к обмену заявлениями. Первого января в своей традиционной новогодней речи (впрочем, на этот раз выполненной в весьма необычной манере) высший руководитель КНДР Ким Чен Ын сказал, что в ближайшее время Северная Корея произведет испытания межконтинентальной баллистической ракеты, которая, подразумевается, в
    0
    Геополитика
  • 640
  •  1

    Ваў

    +4
    Геополитика
  • 626
  •  6

    Георгий Почепцов: Сегодня не информационная, а пропагандистская война



    Пропаганду старались не изучать до совсем недавнего времени, считая, что это феноменом далекого прошлого. Он должен был исчезнуть с арены с уходом со сцены тоталитарных режимов. Но все оказалось не так просто. Новые информационные возможности дали новый всплеск развитию пропаганды, поскольку она может мимикрировать под любые типы информационных и виртуальных продуктов.

    Отметим и некоторые терминологические замечания. Информационные войны — это термин от военных прошлого или от журналистов сегодняшнего дня. Американские военные используют теперь термин информационные операции, объясняя это тем, что войной можно заниматься только в военное время, а что же делать в мирное.

    Пропаганда, пропагандистская война направлена на массовое сознание, а информационные войны/операции могут быть направлены на индивидуальное. Отсюда следуют разные акценты. В случае информационных операций идет работа с рациональным материалом, в случае пропагандистских войн — с эмоциональным. То есть для
    +4