Геополитика
  • 616
  • Восток — дело тонкое


    В предыдущей статье о Японии мы коснулись возможности ее вооружения ядерным оружием. Как уже для всех очевидно, эта возможность может быть реализована практически мгновенно и не случилось этого только по причине отсутствия политической воли. Япония напоминает воина, который искоса поглядывает на свой меч, стоящий на почетном месте, но не решается взять его в руки. Он знает, что руки помнят, что с ним делать, а если его взять, то выпустить будет невозможно. Что в таком случае бывает, все соседи Японии знают на собственном опыте. Но складывается впечатление, что эти самые соседи делают все, чтобы у старого самурая просто не осталось выбора. В первую очередь, это делает даже не КНДР, а Китай. Именно его действия могут побудить японский боевой дух вернуться из храма Ясукуни и стать на то место в японском обществе, где он был долгие века.

    КИТАЙ

    На самом деле, Китай проводит масштабную программу модернизации своей армии, в которой легко улавливаются две основные тенденции. Они обусловлены тем, куда Пекин проецирует свою военную мощь. Очевидно, что географическое положение КНР предполагает всего несколько направлений чисто сухопутных военных операций, основным из них является северное направление – Дальний Восток и Сибирь, пока принадлежащие РФ. Собственно говоря, первые мощные усилия по модернизации вооруженных сил были направлены именно на сухопутные войска. С огромной скоростью принимались на вооружение образцы бронетехники, артиллерии, ракет, мобильных систем ПВО и прочего. То есть, начальный импульс получила армия, но потом акцент был смещен на авиацию, а теперь – на флот.

    Складывается впечатление, что в Поднебесной изменилось представление о том, в каком направлении следует наращивать ударный кулак. Сейчас сухопутные войска утратили тот мощный импульс модернизации, который был изначально и, скорее всего, тому есть три причины. Первая – изменился вектор силы. Вторая — руководство КНР пришло к выводу, что уже достигнуты необходимые кондиции именно сухопутных войск. Третья – возможно, пересмотрены функции сухопутных сил. Чисто ударная нагрузка армии смещается в сторону выполнения оккупационных задач, а для такой функции у нее, действительно – избыточные возможности.

    Такие изменения могут быть вызваны тем, что война с Индией если не снята с повестки дня, то несколько утеряна ее целесообразность. Примерно то же самое и с южным направлением. Особого приза там нет, а проблем будет масса. В первую очередь, это коснется связи с Африкой, где Китай закрепляется все сильнее.

    Но основным фактором, повлекшим такие изменения в оценке роли армии, может быть смена тактики в отношении РФ. Дело в том, что руководство Московии легко продавилось на то, чтобы удовлетворять Китай за счет ресурсов Дальнего Востока и Сибири. Грубо говоря, на проститутке не обязательно жениться, чтобы получить от нее все, что нужно, за небольшую плату. Москва, в отношение удаленных территорий, согласилась на роль старой, потасканной, а потому – недорогой шмары. Китаю просто нет смысла захватывать эту территорию, он и так оттуда выгребает все, что нужно. Справедливо рассудив, что собственной территории ему и так достаточно, а тем более – пустынных просторов, Китаю просто нет смысла пристегивать к себе еще один огромный кусок пустыни. Это лишь с первого взгляда кажется, что не о пустыне речь, а о большой, бескрайней тайге. Ничего подобного. Китайцы очень быстро превращают эту тайгу в пустыню. Они выпиливают и вывозят все, а с учетом достаточно сурового климата, тайга там восстановится лет через 100-200, до этого там будет пустыня.

    В общем, Пекину там ничто не мешает развернуться таким образом, каким ему нужно. А тем временем, руководство Китая, прищурив глаза, наблюдает за тем, как московские власти подтачивают фундамент своей страны и держат в готовности армию для того, чтобы вовремя подхватить дармовые территории.

    То есть, армии отводится новая функция – оборонительная. Они просто войдут на территорию РФ, без боев и сопротивления даже местного населения. Войдут и встанут на новых рубежах, демонстрируя свое присутствие. Всем, кому захочется изменить ситуацию, придется иметь дело с НОАК. Это тем более вероятно, что местное население уже не против такого хода событий. Они уже лет десять используют исключительно китайскую продукцию, сносно освоили ханьский или какой там, язык. Те, кто побогаче, давно обзавелись жильем в Китае, как их руководители – прикупили себе недвижимость в Европе и Штатах. Процесс идет одинаково для тех, и для других. Просто сибиряки и жители Дальнего Востока едут в Китай лечиться, учится, отдыхать ровно так, как это делают Соловьевы и Керимовы. Китай для них стал родной гаванью. Так что Китай просто находится в готовности, чтобы воспользоваться ситуацией и все сделать без единого выстрела и при полной поддержке местного населения. Кстати, китайские товарищи хорошо изучили технологию аннексии Крыма и шлют своим российским коллегам – пламенный привет.

    Именно по этой причине Китай сейчас активно смещает акценты на перевооружение своего флота. Причем, в первую очередь, это касается его ударной части. Как известно, у Китая имеется один авианосец «Ляонин», который они переделали из авианосца «Варяг», ржавевшего на николаевской верфи и проданного как металлолом. В следующем месяце начнутся ходовые испытания второго авианосца, примерно такого же класса как и Ляонин. Взлетная палуба там тоже имеет трамплин, а внутренности доработаны на современный лад и уже кроме электроники была заменена и вся остальная механизация и автоматизация. Одновременно с этим, ведутся работы по подготовке к строительству другой пары авианосцев, более похожих на американские образцы, в первую очередь – по своей внутренней идеологии. Это уже будут корабли с прямой палубой и катапультами. Китайцы утверждают, что не будут использовать паровые катапульты, а сразу планируют установить их более продвинутую версию – электромагнитные, как у новейших американских авианосцев класса «Джеральд Форд».

    Оно и понятно, паровая катапульта занимает больше места и имеет несравнимо большую массу. То есть, новые катапульты позволяют снизить тоннаж авианосца, без потери его функциональности. Казалось бы, такое изменения не слишком существенно, на фоне огромного количества других корабельных систем, но на самом деле, речь идет об изменении самой идеологии авианосца.

    Катапульты позволяют запускать более тяжелые машины или машины с большим количеством топлива и боекомплекта. Это – выгодно отличает их от авианосцев трамплинного типа, куда следует помещать очень специфичные аэропланы. Известно, что американские авианосцы имеют в составе авиакрыла не только ударные самолеты, но и ДРЛО, РЭБ, танкеры и грузовики. Все это разгоняется катапультой и составляет единый механизм палубной авиационной группы.

    Великобритания – родоначальница трамплинов, разработала свой Си-Харриер, именно для такого устройства взлетной палубы. Совки пытались сваять подобие Харриеру – Як. Но он оказался дешевой поделкой и скорее нырял, чем летал, а его боевые свойства и вовсе сводились к нулю. Тогда и было принято решение запилить фронтовые самолеты под нужды палубной авиации. В общем, получилось не лучше. То есть, ущербной была сама концепция. Если ты не умеешь толком сделать самолет именно под трамплинную палубу, то не городи этот сарай вообще. Но в совке были другие приоритеты и получилась смесь бульдога с носорогом, которой россияне до смерти запугали дельфинов у берегов Сирии. Падающие самолет испортили им настроение на долгие годы.

    В общем, Китаю понадобилось всего несколько лет на то, что в совке так и не смогли принять. Там начинают строить нормальный авианосец и усиленно экспериментируют с самолетами, которые должны быть приспособлены к условиям катапультного старта.

    В первую очередь речь идет о Shenyang J-15 Flying Shark, который китайцы переделали из российского Су-27. Собственно говоря, от своего прародителя, там остались только российские двигатели AL-31, все остальное, включая планер, обшивку и тем более – авионику, китайцы довели до ума и поставили все свое. По сути это – другой самолет. И вот теперь они экспериментируют с машинами, у которых усилен планер и созданы новые варианты шасси, заточенные на катапультирование. Ожидается, что к спуску на воду третьего авианосца, будет выпущена модель J-15S, котрая будет не только доработана для требований базирования на наовом авианосце, но и получит бортовые системы от нового J-16, что уже полностью изменит машину, в которой и намека не с=останется от российского Су. В любом случае, уже начата программа подготовки 400 пилотов палубной авиации, для обоих типов авианосцев.

    Понятно, что китайцы сделали вывод и с того факта, что российские представления о функциональности авиагруппы не предполагали наличие других самолетов, кроме ударных. Китайцы работают и над этим, а пока решается вопрос с тем, на базе какой машины будет реализованы функции ДРЛО, а пока используют для этого вертолет Changhe Z-8. Там понимают, что это – временная мера и потому – идут испытания палубных вариантов JL-9, оказавшихся неудачными и уже поставлен вопрос о необходимости запуска в работу нового, специально разработанного JL-10.

    То есть, работа кипит и ударная составляющая флота стремительно трансформируется, что не может вызвать ответной реакции соседей.


    ЯПОНИЯ

    Как отмечают специалисты, с хорошо нажравшимся крокодилом, в принципе, можно проделывать всякие трюки, даже свою голову можно ему поместить в пасть, главное – не коснуться ее изнутри. У рептилии срабатывает рефлекс и она ее захлопывает с неотвратимостью гильотины. В общем, Китай проделывает различные трюки примерно с таким же успехом. Конечно, там имеется довольно развитая промышленность, огромная армия и бесконечный мобилизационный потенциал. Все это есть, оно не свалилось вчера или позавчера. Около ста лет назад японцы, в составе экспедиционного корпуса, довольно успешно крушили огромные массы китайских армий. Знаменитый эпизод «Нанкинской резни», японцы поясняли, в частности – презрением к противнику, не желающему сойтись в открытом бою и при малейшей возможности – драпающему изо всех сил. Конечно, это не оправдание, но исторический факт, против которого не попрешь. Армия Мао бродила по просторам Китая, без особого желания воевать с захватчиком. Она специализировалась на гражданской войне, а потому – не снискала себе ни викторий, ни лавров успешных боевых операций. Больше того, до японцев там довольно успешно действовали небольшие, по численности, вооруженные силы различных колониальные силы, но японская оккупация оказалась наиболее жесткой и тотальной.

    Нам трудно понять весь комплекс мотиваций, почему японская армия вела себя таким образом, но ее умелые и результативные действия вряд ли кто-то может оспаривать даже сейчас.

    Ход Второй Мировой Войны в Тихоокеанском регионе показывает, что страна Восходящего солнца разворачивала империю в такой формат, при котором она была за шаг до полного обеспечения себя всеми ресурсами. Не случись Перл Харбор, еще не известно, как бы все обернулось. Американцы сумели остановить японскую экспансию уже на ближних подступах к Австралии, северо-восточное побережье которой уже стало доступно для налетов японской авиации.

    В общем, в самих США битву за Гуадалканал считают одной из самых тяжелых и кровопролитных. Именно по ее результатам, напрягая все силы, Штаты смогли только остановить Японию от высадки на побережье Австралии. Впереди были эпичные битвы, в результате которых удалось перехватить инициативу, но это стоило огромных ресурсов и жертв. Причем, обе страны вели бои на удаленных ТВД, за тысячи километров от своей территории. Сложность проведения подобных операций не идет ни в какое сравнение с чисто сухопутными баталиями. И все это смогло устроить небольшое по площади и относительно небольшое, в плане численности населения, государство.

    Японцы умеют доводить боевые действия до уровня кровавого искусства. Мало того, такие умения жестко вплетены в их традиции, историю и культуру. Пробуждение к жизни духа японского милитаризма – опасная штука для любого смельчака, а уж тем более – для соседей. Помимо того, что свойства и возможности этого духа хорошо известны, он еще и легок на подъем. Как мы отмечали выше, сейчас он искусственно сдерживается до того момента, пока не возникнет повод сбросить путы ограничений.

    В самом ужатом и ограниченном виде, флот сил самообороны Японии, составляет 114 кораблей и 45800 добровольцев или по нашему – контрактников. То есть, сейчас этот флот укомплектован профессиональными военными.

    Основной ударной силой флота является группировка из 46 эсминцев и фрегатов, оснащенных в соответствии с требованиями современной войны, а кое где – имеют технологические преимущества над любыми другими кораблями сходного класса. Для того, чтобы понять вес этой ударной группировки, надо бы ее с чем-то сравнить, так вот, численность эсминцев и фрегатов Японии превышает таковую Великобритании и Франции. Самым оснащенными, в плане огневой мощи, являются эсминцы класса «Конго»: Конго, Киришима, Миоко и Чокай. Они построены по американским лицензиям и представляют собой переработанный эсминец класса «Арли Бьорк». Там тоже имеется система «Иджис» и пакетные пусковые установки для ракет, но большая часть электроники бортовых систем – местного производства и местного же дизайна.

    Эсминцы имеют на своем вооружении противоракеты SM-2MR и перехватчики баллистических ракет SM-3 Block IB, которые вскоре будут заменены более новой версией Block IIA. Кроме того, в пакет входят ПКР Гарпун. Как отмечают специалисты, пары таких эсминцев достаточно для того, чтобы обеспечить ПРО почти над всей территорией Японии. Что характерно, эсминцы названы именами линкоров и крейсеров Императорского флота Японии. Это к слову о спящем духе войны.

    Кроме эсминцев и фрегатов, уже принят на вооружение вертолетоносец «Изумо». По своей сути это – легкий авианосец с полноразмерной взлетной палубой, лифтами и «островом» в котором имеется центр управления авиационным движением. Почти тридцать тысяч тонн водоизмещения дают возможность использовать палубные F-35B, что может превратить корабль в куда более грозную силу, чем сейчас. На верфях полным ходом идет строительство второго корабля этого класса «Кага».

    Любители истории легко узнают эти названия. Их носили авианосцы Императорского флота. Между прочим, в японской прессе несколько раз называли корабли класса «Изумо» авианосцами, после чего следовала жесткая критика и последующее опровержение. В Японии, в отличие от Китая, уже был флот собственных авианосцев, и там прекрасно понимают назначение этих кораблей. Поэтому, там очень не хотят называть их авианосцами.

    Подводный флот Японии пополняется подводными лодками классов «Оясио» и «Сорю». Эти названия тоже пришли из времен мощного Императорского флота. Это – высокотехнологичные машинки, которые способны доставить неприятности любому морскому противнику.

    Заметим, в отличие от Китая, Япония отнюдь не бряцает железом, и даже пытается замять моменты, которые нечаянно происходят. Правительство Японии не сняло ногу с тормоза и тем не менее, уже имеет современный мощный флот. Что же будет, когда у Токио лопнет терпение и там просто устанут спокойно смотреть на милитаристские демарши Китая и КНДР?

    Учитывая изложенное выше и то, что мы писали о возможности начала программы ядерного вооружения Японии и того, что там все больше сторонников такого мероприятия, кто-то доиграется и таки разбудит спящего самурая. Именно этим сейчас заняты в столицах двух соседних, Японии, государств.

    anti-colorados

    0 комментариев

    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.