Геополитика
  • 426
  • Зачем и кому это НАТО



    Худшее опасение НАТО: поражение от России в войне

    Роберт Фарли (Robert Farley)

    Проведенная недавно исследовательским центром RAND военная игра со сценарием российского наступления на прибалтийские страны привела к возобновлению разговоров о новой холодной войне. Эта игра наглядно показала, что НАТО будет трудно помешать российским войскам оккупировать Прибалтику, если альянс будет полагаться на те неядерные силы, которые в настоящее время находятся в регионе.

    Эта военная игра ценна тем, что она продемонстрировала тактическую и оперативную реальность, которая поможет в формировании более масштабного стратегического мышления. Но в данном случае пресса своими сообщениями в большей степени запутала представления о взаимоотношениях между Россией и НАТО, чем прояснила их. Короче говоря, натовские войска никогда не предназначались для разгрома советских/российских вооруженных сил на границах альянса. Вместо этого НАТО подкрепляет свои политические обязательства угрозой расширения конфликта и вывода его за рамки той войны, которую хочет вести Россия. Сегодня, как и в 1949 году, НАТО обеспечивает сдерживание угрозой эскалации.

    Ранние годы
    Давайте все проясним окончательно. С момента создания НАТО до 1970-х годов западные военные стратеги считали, что Варшавский договор с легкостью одержит победу в случае начала неядерной войны в Европе. Военные планы крупнейших натовских держав зачастую сводились фактически к тому, чтобы отступить до Ла-Манша быстрее наступающих танков Красной Армии. НАТО намеревалась по мере необходимости применять оперативно-тактическое ядерное оружие с целью сдерживания советского наступления. Но это неизбежно повлекло бы за собой ответные действия Советов (и они были готовы к такому развитию событий).

    Представление о том, что НАТО проиграет в военном конфликте ни в коей мере не противоречило идее о способности альянса сыграть важную роль в недопущении войны. Во-первых, НАТО определенно была в состоянии затруднить жизнь Советскому Союзу. Разгромить коалицию в составе британских, немецких и американских войск было бы намного труднее, чем одержать победу над Западной Германией, выступающей в одиночку. Более того, расширив масштабы войны, НАТО могла создать огромные трудности Советам в других частях мира. Подавляющее превосходство Североатлантического альянса на море и в воздухе (имеется в виду авиация большой дальности) обеспечило бы мощный удар по интересам Москвы за пределами Евразии, даже если бы советские войска одержали победу на центральном фронте.

    И самое важное заключается в том, что Франция, Британия и Соединенные Штаты имели возможность нанести стратегические ядерные удары по Советскому Союзу в ответ на его успешное наступление с применением обычных сил и средств. Такая угроза должна была заставить Москву серьезно задуматься. Даже если бы американский президент отказался обменять Берлин на Нью-Йорк, Советам пришлось бы серьезно беспокоиться о силах ядерного сдерживания других натовских стран.

    Активная оборона / воздушно-наземное сражение
    Мнение о том, что НАТО может одержать военную победу над войсками Варшавского договора, возникло лишь после войны Судного дня. В ходе того конфликта высокоточные неядерные боеприпасы нанесли такой урон наступающим войскам (на Голанских высотах и на Синайском полуострове), что американские военные стратеги поверили в свою способность остановить советское наступление. Заняв оборонительные позиции и направив наступающие танки Красной армии в крупные огневые мешки, войска НАТО могли помешать и даже сорвать советское наступление, не допустив отхода войск на территории Германии. Такая оборона дала бы НАТО время и возможность для переброски дополнительных сил и средств из США в Европу с целью проведения глубоких наступлений и нанесения ударов по системе тылового снабжения и связи Варшавского договора в Восточной Европе, а также для причинения ущерба советским интересам в других частях мира.

    После 1982 года концепция воздушно-наземного сражения вернула на поле боя маневр, поскольку американское командование поверило в свою способность одержать победу над Красной армией в ходе маневренных боевых действий. Взаимодействие сухопутных войск и ВВС позволило проводить наступление на всю глубину советских позиций, в силу чего мощная и грозная Красная армия вместе со своими восточноевропейскими союзниками превратилась бы в хаотичную мешанину. В то же время ВМС США могли подготовиться к нанесению удара по советской периферии с использованием авиации и морских десантных операций, а также к уничтожению ценнейших бастионов советского атомного подводного флота. Такая концепция не предусматривала защиту каких-то определенных натовских территорий. Военные стратеги признавали, что Советы в начале войны смогут добиться некоторых успехов в ходе наступления.

    В таком контексте новости о том, что Россия может одержать победу в локальном конфликте с применением неядерных средств над небольшими странами НАТО, находящимися на ее границах, вызывают гораздо меньшую тревогу. Если не считать непродолжительный период в 1990-х годах, когда российская армия была слаба и уязвима, Москва всегда обладала возможностью угрожать НАТО своими неядерными силами и средствами. Надо сказать, что альянс взялся за подготовку планов обороны прибалтийских стран лишь спустя несколько лет после их вступления в этот военный блок. При этом он исходил из того, что вера в альянс и его силу, а особенно в его способность нанести ответный удар по советским интересам в других частях Европы являются достаточно мощным сдерживающим фактором.

    Проведенная исследовательским центром RAND военная игра показала, что Россия сможет захватить Прибалтику, а затем удерживать ее какое-то время. Но уже в самом начале конфликта Москва будет нести серьезные издержки и потери, поскольку натовские войска начнут наступление на Калининградскую область, Приднестровье и другие российские и пророссийские территории. Военно-морской флот России может подвергнуться мощным ударам со стороны натовских подводных лодок и авиации. Удары дальней авиации ослабят российские ВВС и систему ПВО. Короче говоря, Россия может захватить Прибалтику, но при этом издержки от ее удержания существенно превысят ее ценность. Именно так НАТО видела свою концепцию сдерживания и устрашения в 1949 году, и именно так эта концепция работает сегодня.

    Роберт Фарли часто публикует статьи в The National Interest. Он автор книги The Battleship Book. Фарли преподает в Паттерсоновской школе дипломатии и международной торговли (Patterson School of Diplomacy and International Commerce) при Университете Кентукки.

    0 комментариев

    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.