Геополитика
  • 472
  • Зато мы делаем ракеты!..

    Линки не копировал, фото не обязательно из самих статей и не обязательно все



    Опубликовано 2017-11-30 13:39:57, Обновлено 2017-12-01 09:40:24 KBS World Radio

    СК опубликовала фотографии с места пуска ракеты «Хвасон-15»


    В среду агентство ЦТАК опубликовало на своём сайте 42 фотографии с места пуска ракеты «Хвасон-15». На них также запечатлён и лидер КНДР Ким Чон Ын, лично присутствовавший на пусковой площадке в наблюдательном пункте. На фото показан весь цикл — от подготовки к запуску ракеты до его осуществления. Проведя анализ фотографий, эксперты пришли к выводу о том, что «Хвасон-15» является не модифицированным вариантом «Хвасон-14», а новой ракетой. В отличие от одноступенчатой «Хвасон-14», «Хвасон-15» имеет две ступени. Кроме того, её транспортно-пусковая установка длиннее как минимум на 2 метра. Также указывается на более крупную по размеру боеголовку и более притупленный дизайн. Не исключается, что ракета имеет отделяемую головную часть. Между тем, на сайте ЦТАК также было выложено видео ракетного пуска.



    01.12.2017 Грани (сокращено)

    Дальнобойщики

    Южная Корея: Новые ракеты КНДР способны достичь Вашингтона

    Новые ракеты КНДР «Хвансон-15» способны долететь до Вашингтона. Об этом говорится в отчете министерства обороны Южной Кореи парламенту страны об испытании этой модели ракеты, которое Пхеньян провел в среду, сообщает Yonhap.

    В южнокорейском военном ведомстве утверждают, что максимальная дальность полета новых ракет составляет более 13 тысяч километров.

    Министерство обороны Южной Кореи признало новое ракетное испытание КНДР успешным.

    В среду Центральное телеграфное агентство Кореи объявило о новом успешном запуске ракеты. Как утверждалось, «Хвансон-15» достигла высоты в 4475 км и пролетела на расстояние 950 км, после чего на 53-й минуте полета «точно поразила морскую цель». В Пхеньяне заявили, что новая военная разработка КНДР «значительно мощнее» своих предшественниц и способна достичь «любого района» на территории США.



    29 Nov 2017 Обзор прессы | InoPressa: тема дня

    Ким Чен Ын грубит Трампу на языке ракет


    Новое северокорейское ракетное испытание показало: теперь под прицелом сталинистского режима даже Вашингтон. Династия Кимов не боится совершать безумства: Пхеньян недавно впервые вполголоса пригрозил НАТО, пишут СМИ. Трамп, по словам его чиновников, будет придерживаться политики сплачивания государств вокруг экономического давления на Северную Корею, подкрепленного угрозой военных действий.

    «Медленно, но верно двигаться к финальной цели — устройству, оснащенному ядерной боеголовкой, которое сможет держать под прицелом США», — в этом видит суть постоянных северокорейских испытаний журналист Corriere della Sera Гуидо Олимпио. Последнее испытание стало 20-м в 2017 году и было проведено после долгой паузы: это запуск межконтинентальной ракеты, которая, согласно авторитетным экспертам, имеет дальность 13 тыс. км, а значит, может поразить даже американскую столицу, передает автор.

    Лишь несколькими часами ранее заместитель министра иностранных дел России Игорь Моргулов предупредил об «апокалиптических» рисках кризиса, но назвал хорошим знаком то, что Северная Корея не проводила ракетных испытаний с «далекого» 15 сентября.

    «В эти месяцы Ким вкладывал ресурсы, проворачивал операции с зарубежными странами, чтобы получить технологии и преодолеть технические препятствия, но, самое главное, он не уступил ни на миллиметр», — говорится в статье.

    Дипломатические источники выражают опасения по поводу внешне бескомпромиссной линии северокорейского лидера, который не принял спецпредставителя, посланного недавно Китаем, информирует Олимпио. «Скорее это было не грубостью, а подтверждением желания Кима продолжать свой длинный путь к полному ракетно-ядерному арсеналу», — отмечает автор. Спутниковая съемка показывает: Ким «действует независимо от санкций и международного давления, он не сходит со своего пути и пока не намерен положить на стол переговоров свою оборонную систему».

    Пришло время отнестись к северокорейской проблеме всерьез, пишет обозреватель Die Welt Торстен Крауэль, комментируя северокорейские ракетные испытания.

    Полет межконтинентальной ракеты продлился 54 минуты, максимальная высота составила 4,5 тыс. км, дальность полета — порядка 960 км. «Запуск межконтинентальной баллистической ракеты „Хвасон-15“ с дальностью действия порядка 13 тыс. километров означает следующее: теперь Ким Чен Ын может взять на прицел на востоке не только Японию или Гуам, но и всю территорию США», — говорится в статье.

    На западе, продолжает автор, ракеты Пхеньяна смогут достичь не только Китая или Казахстана: «на мушке могут оказаться Германия и вся Европа — и даже все соседние регионы вплоть до Тенерифе и островов Зеленого Мыса».

    «Последняя коммунистическая диктатура, единственная страна, сохраняющая приверженность сталинистским партийный ритуалам, поднялась на один уровень с Америкой, Китаем и Россией», — отмечается в статье.

    «Незадолго до падения в Японском море баллистическая ракета распалась, видимо, на три части. Правда и в том, что запущенная в сторону Европы ракета должна пролететь сначала над территорией северо-восточного Китая и практически над всей территорией РФ — опасная провокация как в политическом, так и в дипломатическом плане, против единственных соседей, поддерживающих мало-мальски плодотворные отношения с режимом в Пхеньяне», — указывает Крауэль.

    «Однако династия Кимов, во-первых, не раз доказывала, что не боится совершать безумства в классическом понимании внешнеполитических норм. Во-вторых, Пхеньян недавно впервые вполголоса пригрозил НАТО, когда альянс провел учения по противоракетной обороне у берегов Шотландии, — напоминает автор. — В-третьих, северокорейская ядерная боеголовка будет представлять угрозу и в том случае, если взорвется на высоте 2 км в распавшейся на части ракете. И наконец, если учитывать, в каком темпе развиваются ракетные технология Кима (неважно, с чьей научной поддержкой), складывается впечатление, что ракеты Пхеньяна скоро перестанут разваливаться в воздухе».

    Стоит ли ждать после запуска межконтинентальной ракеты нового испытания водородной бомбы? — задается вопросом автор публикации.

    «Если мы должны будем начать войну, чтобы положить всему этому конец, мы сделаем это. Если войне с Северной Кореей суждено начаться, то только потому, что Северная Корея ее спровоцировала», — заявил CNN сенатор-республиканец Линдси Грэм.

    «Германии не может быть безразлично то, что планирует и делает Пхеньян», — резюмирует немецкий журналист.

    «Во вторник Северная Корея запустила межконтинентальную баллистическую ракету, которая летела выше и дольше, чем запущенные ранее, и это стало дерзким вызовом, брошенным президенту Трампу, после того как он вернул страну в список государств — спонсоров терроризма», — пишут журналисты The New York Times.

    Президент осторожно отреагировал на новости о запуске, заявив: «Это ситуация, с которой мы будем иметь дело». Министр обороны Джим Мэттис сильнее выразил обеспокоенность, сказав о техническом прогрессе, продемонстрированном 53-минутным полетом ракеты.

    В среду Северная Корея заявила об успешном испытании недавно разработанной межконтинентальной баллистической ракеты «Хвасон-15», которая, по ее словам, способна ударить тяжелой ядерной боеголовкой куда угодно в континентальной части США.

    Дэвид Райт, член «Союза обеспокоенных ученых», сказал изданию, что эта ракета показала себя лучше двух других, запущенных в июле, и продемонстрировала потенциальный радиус действия, превышающий 8 тыс. миль, то есть способность достичь Вашингтона или любого другого места в континентальной части США, передают авторы статьи.

    «Это поигрывание мускулами с целью показать США, что они продолжают добиваться успехов», — заявил Райт. Он отметил, что северные корейцы в попытке увеличить радиус действия ракеты могли зарядить ее имитационной бомбой, которая практически ничего не весила. Так что преодоленное ею расстояние, хотя и впечатляет, не означает автоматически существование действующей межконтинентальной баллистической ракеты, способной нести термоядерную боеголовку.

    «По словам высокопоставленного чиновника Белого дома, значение запуска не следует переоценивать. Белый дом ожидал некоего возмездия после того, как на прошлой неделе он вернул Северную Корею в список государств — спонсоров терроризма», — говорится в статье.

    Трамп, по словам чиновников, будет придерживаться своей политики по сплачиванию государств для применения экономического давления на Северную Корею, подкрепленного угрозой военных действий. Госсекретарь Рекс Тиллерсон осудил запуск ракеты, но добавил: «Дипломатические варианты остаются возможными и открытыми — пока что».



    30 ноября 2017 Василий Головнин

    Баллистическая дипломатия

    Ким Чен Ын пытается ракетно-ядерным шантажом склонить США к переговорам. В ответ — ужесточение санкций

    Ветхие деревянные суденышки, временами с мертвецами внутри, регулярно прибивает сейчас к северо-западному побережью Японии, обращенному к Северной Корее. Самая жуткая находка была сделана 27 ноября — на мель села семиметровая лодка, в которой пограничники обнаружили восемь покойников — некоторые уже обратились в скелеты. Рядом в лодке были остатки пачек северокорейских сигарет.

    Перед этим в различных местах японского побережья тоже находили убогие, деревянные суденышки и мертвецов. Впрочем, попадаются и живые: 29 ноября японцы у острова Хоккайдо, например, обнаружили длинную открытую лодку с командой из десяти северных корейцев: они сообщили, что вели промысел кальмара, движок в открытом море поломался, думали — всем конец. Судя по всему, их вернут через Китай в КНДР.

    Всего с начала года японцы обнаружили у своего побережья уже более сорока целых или разломанных рыболовецких шхун такого рода. В Токио напрямую связывают это с влиянием международных санкций, которые оказывают все более разрушительное воздействие на экономику Северной Кореи. Отчаянно нуждаясь в валюте, Пхеньян продал права на промысел у своих берегов китайцам. А собственных рыбаков бросил на всех имеющихся в наличии суденышках в японскую экономическую зону, богатую кальмаром и крабом.

    Партийная печать КНДР приравнивает такой промысел к сражению на фронте, и с людскими потерями при этом не считаются — пусть ветхие шхуны тонут, но некоторые ведь возвращаются с драгоценным уловом, который можно потом сбыть контрабандой за юани в Китай.

    Покупка морепродуктов у КНДР запрещена в сентябре санкциями Совета Безопасности ООН, но эту меру Пхеньян отчаянно пытается обходить. Ему теперь многое что нельзя делать — например, продавать за границу все свои основные экспортные товары — уголь, железную руду, текстиль. Совбез приказал сворачивать сделки на использование за границей северокорейских рабочих, поскольку это тоже дает Пхеньяну валюту. Наконец, в сентябре были введены довольно суровые ограничения на поставки в КНДР нефти и нефтепродуктов.

    Такие меры предприняли в ответ на небывалую активизацию в нынешнем году военных программ Пхеньяна — также запрещенных решениями Совбеза ООН. В сентябре в КНДР провели уже шестое ядерное испытание. Было объявлено о взрыве водородного заряда, и эксперты склонны этому верить. Дважды летом испытывали прототипы межконтинентальной баллистической ракеты. Через территорию Японии без предупреждения запускали ракеты средней дальности. Однако после последних и наиболее жестких санкций ООН наступила пауза — с 15 сентября Пхеньян воздерживался от новых пусков и взрывов. Это породило надежды на некий поворот в его политике — но они оказались напрасными.

    29 ноября из района Пхеньяна с мобильной установки была запущена межконтинентальная баллистическая ракета нового типа. Ее отправили по предельно крутой траектории — в высшей точке она достигла почти 4,5 тыс. км, по прямой прошла 950 км и упала в 250 км от побережья Японии.

    Эксперты рассчитали, что при нормальном боевом пуске ракета будет иметь дальность, более чем достаточную для удара по Нью-Йорку или Вашингтону.

    Об этом торжественно объявил и Пхеньян — он уведомил, что получил теперь возможность поразить ядерными боеголовками цели на всей территории США. Правда, пока не вполне ясно, имеются ли у него такие боеголовки.

    Цель северокорейского лидера Ким Чен Ына, как полагают в Сеуле и Токио, — угрозами вынудить США пойти на прямые переговоры с КНДР как с равноправной ядерной державой. Ну, как в свое время с СССР. Эксперты в Южной Корее полагают, что попытки налаживания такого диалога могут начаться уже в ближайшее время. Пхеньян хочет признания своего ядерного статуса, надеется добиться мирного договора и установления дипломатических отношений с США, отмены всех санкций. В обмен на некоторые уступки типа ограничения или прекращения ракетных испытаний.

    США пока отрицают возможность такого диалога, ссылаясь на то, что Пхеньян ранее более двадцати лет подряд путем имитации переговоров ловко дурачил мировую общественность и выиграл время для развития своих ракетно-ядерных программ. Вашингтон и Токио требуют максимального нажима на КНДР по всем направлениям, чтобы заставить ее изменить политику. США, Южная Корея и Япония наращивают масштабы военных маневров в регионе, к которым временами привлекались до трех ударных авианосных групп. В начале декабря пройдут новые американо-южнокорейские учения с участием беспрецедентного количества авиации.

    В ответ на испытание 29 ноября США призвали страны мира разорвать все отношения с КНДР и полностью прекратить ей поставки нефти. Такие слова, конечно, обращены в первую очередь Китаю и России.

    Пекин, со своей стороны, крайне недоволен поведением Пхеньяна — только на прошлой неделе КНДР посетил высокопоставленный эмиссар Китая, который обсуждал условия, на которых Северная Корея откажется от новых испытаний. Договориться не удалось — и ракетный пуск 29 ноября, сразу же после неудачи этих консультаций, выглядит как пощечина Пекину. Положение Китая очень непросто — он видит реальную угрозу военного конфликта у своих границ, но очень не хотел бы и хаоса на севере Кореи в результате тотального введения, например, запрета на поставки нефти, которая идет в основном из КНР.

    Вместе с Россией Пекин предлагает размен — Пхеньян замораживает ракетно-ядерные испытания, а США и их союзники резко сокращают масштабы военных учений в регионе. На такой основе предполагается выйти на новые переговоры, в ходе которых, мол, будут решены все проблемы. В Вашингтоне и Токио пока подобный план отвергают — там делают ставку на экономическое истощение КНДР и не исключают военного удара как крайней меры. Ситуация накаляется, и новые повороты возможны в середине декабря, когда в Совбезе ООН предполагается провести совещание на уровне министров для решения того, что делать дальше с непокорной Северной Кореей, которую санкции все больше загоняют в угол.



    27 НОЯ, Андрей Ланьков

    Угроза с запада: почему Ким Чен Ын больше не может рассчитывать на Пекин


    Китайские руководители не захотели проверять на своем опыте, готов ли Дональд Трамп развязать войну на Корейском полуострове, и сменили позицию в отношении КНДР, которой придерживались много лет

    В пятницу, 24 ноября, Китай объявил о закрытии Моста дружбы через реку Ялуцзян, соединяющего Китай с КНДР. Официально — из-за необходимости ремонтных работ, причем с северокорейской стороны. Никакой политики, хотя поверить в это трудно. Отношение Китая к Северной Корее ухудшается, и процесс этот идет очень быстро. Перемены начались в сентябре, после того как Совет Безопасности ООН принял резолюцию №2375, предусматривавшую дальнейшее ужесточение санкций против Пхеньяна. Резолюция была реакцией на взрыв термоядерного заряда и серию испытаний новых межконтинентальных баллистических ракет, способных достичь территории континентальных Соединенных Штатов.

    Рациональный Пекин
    Само по себе принятие жесткой резолюции не является чем-то неожиданным: санкции против КНДР, впервые веденные в 2006 году, ужесточались с каждым очередным ядерным взрывом или ракетным запуском. Однако в прошлом все эти грозные резолюции не слишком серьезно воспринимались Китаем. Там последовательно соблюдали санкции в той мере, в какой они касались военного производства: ни о поставках комплектующих для ракетных и ядерных программ, ни о поставках оружия в Северную Корею речь давно уже не идет. С другой стороны, китайские власти всегда находили лазейки, чтобы проигнорировать общеэкономические санкции.

    Эта позиция, которую Китай занимал до самого недавнего времени, вполне рациональна. КНР, как и другие ядерные державы, включая Россию, негативно относится к разработке Северной Кореей ядерного оружия. В Китае опасаются, что северокорейская ядерная программа нанесет смертельный удар всему режиму нераспространения. Существует большая вероятность, что вслед за ядерной Северной Кореей на военно-политической карте мира появятся сначала ядерная Южная Корея и ядерная Япония, а потом ядерный Тайвань и даже ядерный Вьетнам. Все упомянутые государства находятся с Китаем в непростых отношениях, так что именно он станет главной жертвой развала системы нераспространения, которая худо-бедно работает уже полвека.

    Однако опасения по поводу северокорейского ядерного оружия в Пекине обычно перевешивались опасениями, связанными с геополитической ситуацией в Северо-Восточной Азии. Китаю не нравится Северная Корея, развивающая ракетно-ядерную программу, но ему еще меньше нравится Северная Корея, находящаяся в состоянии хаоса. В Пекине всегда опасались, что излишне суровые санкции спровоцируют экономический кризис в КНДР, который при неблагоприятном стечении обстоятельств приведет к падению режима Ким Чен Ына и гражданской войне. Кроме того, велика вероятность, что такой кризис закончится объединением страны по германскому образцу и бедный Север будет захвачен богатым Югом, который, скорее всего, и после объединения останется союзником США.

    Однако во время голосования по резолюции №2375 китайские дипломаты проявили небывалый энтузиазм по поводу предложенных американцами дополнительных санкций, и именно эта поддержка позволила принять резолюцию в рекордные сроки.

    В конце сентября китайское правительство официально объявило, что на протяжении 120 дней, то есть до начала января, все совместные китайско-северокорейские предприятия на территории КНР должны быть закрыты. Было объявлено и о закрытии в Китае всех счетов северокорейских физических и юридических лиц. Это означает, что КНР покинут не только хорошо заметные северокорейские рестораны, но и не столь заметные северокорейские программисты, работающие в некоторых китайских городах.

    Было также объявлено, что китайские власти прекратят завоз рабочей силы из Северной Кореи. Сейчас в Китае находятся около 30 тыс. северокорейских рабочих. Значительная часть их зарплат изымается властями КНДР. Впрочем, жалеть этих рабочих не приходится, так как остающихся у них денег достаточно, чтобы работа в Китае оставалась крайне привлекательной для большинства жителей КНДР, попасть туда можно только за взятку. Предпринимателям, использующим труд северокорейских рабочих, по партийно-государственной линии разъяснили, что продление трудовых контрактов с гражданами Северной Кореи в создавшейся ситуации нежелательно. Учитывая, что большинство контрактов заключается на два года, получается, что к концу 2018 года большинство северокорейских рабочих покинут территорию Китая.

    Естественно, возникает вопрос: почему Китай вдруг пошел на изменение своей традиционной позиции, которая вполне соответствовала его долгосрочным интересам?

    Непредсказуемые Штаты
    Скорее всего, причины следует искать в действиях президента США Дональда Трампа. На протяжении последних нескольких месяцев он всячески демонстрирует готовность использовать военную силу в качестве решения северокорейской проблемы. В районе Корейского полуострова наращивается американское военное присутствие, а сам президент и близкие к нему люди прозрачно намекают, что готовы применить силу, если КНДР не согласится свернуть или приостановить свою ракетно-ядерную программу.

    Некоторые из вашингтонских наблюдателей, правда, считают, что вся воинственность Трампа — это дипломатический спектакль. Нужно, чтобы Китай занял более жесткую позицию, а Северная Корея свои позиции смягчила и была готова к переговорам с Вашингтоном. Но доказать эти предположения невозможно. Может быть, именно поэтому реплики Трампа возымели действие на Пекин. Китайские руководители не захотели на своем опыте проверять, готов президент США пойти на вооруженный конфликт или нет.

    Если готов, то теперь Китай сталкивается уже не с двумя, а с тремя неприятными альтернативами. Первая — сохранение ядерной Северной Кореи. Вторая — кризис и дезинтеграция ее режима. Третья — война у границ Китая. Понятно, что это самый неприятный сценарий.

    Поэтому китайское руководство решило подстраховаться и использовать имеющиеся у него рычаги для оказания давления на Северную Корею. Рычагов этих немало, ибо Пекин контролирует примерно 85% всей северокорейской внешней торговли. Даже частичное введение Китаем эмбарго на торговлю с Северной Кореей нанесет всей ее экономике тяжелый удар.

    Впрочем, главный козырь Китай решил пока не использовать. Речь идет о поставках в Корею нефти и жидкого топлива по субсидируемым ценам. Прекращение поставок может полностью парализовать экономику КНДР, которая, кстати, в последние годы вышла из кризиса и растет впечатляющими темпами — 4–5% в год.

    Скорее всего, занимая жесткую позицию, Китай рассчитывает на то, что Северная Корея дрогнет и согласится на приостановку своей ядерной программы. Даже если в ближайшее время Пхеньян не пойдет на уступки, позиция Китая может заставить Трампа повременить с силовыми мерами, пока не станет ясно, приносят ли китайские санкции желаемый эффект. Это означает, что возможный конфликт будет отложен на год или два, а за это время много чего может произойти и в Вашингтоне, и в иных столицах.

    Таким образом, Трампу, кажется, удалось одержать дипломатическую победу: уже два месяца Китай действует на северокорейском направлении так, как рассчитывает Вашингтон. Впрочем, едва ли можно считать эту победу долгосрочной. Скорее всего, китайская жесткость, вызванная американским давлением, будет сохраняться лишь постольку, поскольку сохранится само давление. Как только Вашингтон смягчит позицию или его отвлекут другие проблемы, Китай, скорее всего, вернется к старой тактике.

    Что касается ситуации в самой КНДР, то до недавнего времени санкции ООН вообще не оказывали на нее какого-либо видимого влияния, но на этот раз все может сложиться иначе. Понятно, что ответственность за возможный кризис пропаганда будет возлагать на внешние силы, но непонятно, насколько в это поверят сами северокорейцы, уровень жизни которых опять снизится как раз тогда, когда жизнь вроде бы стала налаживаться. Резкое падение уровня жизни может спровоцировать острый внутриполитический кризис. Впрочем, китайские эксперты и дипломаты в частных разговорах не только демонстрируют жесткость, но и заверяют, что не хотят никаких радикальных перемен в КНДР и не будут доводить дело до крайности. Сомневаться в искренности моих китайских собеседников и коллег не приходится, однако есть сомнения в том, что китайцы смогут точно определить, где находится опасная грань, и вовремя остановиться.



    30.11.2017 Андрей Ланьков

    От защиты к нападению. Может ли ядерная программа Северной Кореи стать наступательной


    В последнее время весь мир стал свидетелем ракетной канонады, доносящейся с Корейского полуострова: Пхеньян ускоренными темпами создает ядерный потенциал. Тем временем Вашингтон, а если точнее, то в первую очередь Совет национальной безопасности и ближайшие советники Трампа находятся в непростых размышлениях, какие именно долгосрочные цели преследует Ким Чен Ын, столь решительно взявшийся за продвижение ядерной программы.

    Наращивание потенциала
    До недавнего времени с его целями, казалось, все было ясно. За исключением небольшого количества особо упрямых правоконсервативных идеологов, все в Вашингтоне, равно как и в других мировых столицах понимали: работа северокорейцев над ядерным оружием, начатая еще в 1960-е годы и ускорившаяся в начале 1990-х, продиктована опасениями по поводу безопасности КНДР. В зависимости от личных политических предпочтений эти опасения можно описать как «беспокойство за будущее страны» или «беспокойство о сохранении режима» – это вопрос вкуса.

    Иначе говоря, северокорейское руководство, несмотря на тяжелейшие проблемы в экономике, не жалело сил на ракетно-ядерную программу в первую очередь потому, что хотело избежать печальной судьбы режимов Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи. И это в целом понимали в мировых столицах.

    Более того, до недавнего времени подразумевалось, что Северная Корея не представляет прямой угрозы для США и в чисто техническом плане. В распоряжении северокорейских военных просто не было средств доставки, которые бы позволяли им нанести удар по континентальной территории Соединенных Штатов. Конечно, теоретически Пхеньян мог проявить изобретательность и, например, спрятать ядерный заряд в трюме обычного обшарпанного рыболовного траулера, который потом был бы отправлен куда-нибудь к берегам Калифорнии и там подорван (о возможности такого варианта давно уже говорили всерьез, и не только в США). Тем не менее отсутствие средств доставки успокаивало.

    Северокорейская ядерная программа все равно вызывала беспокойство, но в первую очередь потому, что создавала опасный прецедент. В отличие от Индии, Пакистана и Израиля КНДР в свое время подписала Договор о нераспространении ядерного оружия и использовала это обстоятельство, чтобы легально получить доступ к некоторым ядерным технологиям. Потом она, как известно, вышла из Договора о нераспространении и успешно разработала ядерные заряды. Понятно, что этот прецедент не вызывал восторга у США и других официально признанных ядерных держав, включая Россию и Китай. Тем не менее прямой угрозы для США не было.

    Однако на протяжении последних лет ситуация изменилась кардинальным образом. Ким Чен Ын, придя к власти, не был удовлетворен тем уровнем ракетно-ядерного потенциала, который был создан его отцом. Хотя многие специалисты считали, что и этот уровень был достаточным для минимального сдерживания Соединенных Штатов и иных потенциальных противников.

    Ким Чен Ын начал вкладывать немалые средства в ускоренное развитие ракетно-ядерной программы и за пять лет правления добился куда больших успехов, чем ожидали зарубежные эксперты. За время его правления Северная Корея не только провела четыре ядерных взрыва, но и успешно разработала термоядерный заряд, который был испытан в сентябре этого года.

    Еще важнее здесь то обстоятельство, что за годы правления Ким Чен Ына впечатляющих успехов добились северокорейские ракетчики. В частности, им удалось создать межконтинентальную баллистическую ракету «Хвасон-14», которую впервые испытали в июле 2017 года. Все четыре запуска ракет этого типа оказались успешными. «Хвасон-14» способна поражать цели на большой части континентальной территории США – в частности, в зоне ее досягаемости находятся Сан-Франциско и, возможно, Нью-Йорк, хотя Вашингтон и города южной части США в эту зону, кажется, пока не попали.

    Одновременно северокорейские инженеры успешно работают над созданием твердотопливных ракет и баллистических ракет подводных лодок. Пока в северокорейском подводном флоте есть только одна подводная лодка, оборудованная для запуска баллистических ракет, но данные спутниковых снимков не оставляют сомнений в том, что в ближайшее время количество таких лодок вырастет.

    В результате Северная Корея стала третьей после Китая и России страной в мире, которая в состоянии нанести удар по континентальной части Соединенных Штатов, и это обстоятельство сильно меняет всю ситуацию. Раньше США, если бы решили принять участие в новом вооруженном конфликте на Корейском полуострове, рисковали лишь жизнью своих солдат. В новых обстоятельствах потенциальная цена подобной военной акции (необходимой, например, в рамках союзнических обязательств по отношению к Южной Корее) может измеряться сотнями тысяч и миллионами жизней простых американских граждан – обитателей крупных американских городов.

    Могут повторить
    В этой обстановке в Южной Корее стали задумываться о том, насколько они могут полагаться на обязательства, взятые США в былые годы. Далеко не все в Сеуле сейчас уверены, что Соединенные Штаты будут готовы, как часто говорят, «пожертвовать Сан-Франциско, чтобы спасти Сеул». Именно этим вызван резкий рост интереса Сеула к идее создать собственное южнокорейское ядерное оружие.

    Вдобавок многие стали осознавать, что в нынешней ситуации у Северной Кореи появилась теоретическая возможность перейти от оборонительной стратегии к наступательной. Сейчас, когда Северная Корея в состоянии нанести удар по США, Ким Чен Ын и его окружение могут попытаться завершить дело, некогда начатое, но проваленное дедом нынешнего северокорейского руководителя, – попытаться объединить Корейский полуостров под властью семьи Ким.

    Как известно, сразу же после создания КНДР, в 1948 году, Ким Ир Сен начал активную дипломатическую кампанию, направленную на то, чтобы получить у Москвы и Пекина благословение на «операцию по освобождению Южной Кореи», жители которой, как считал Ким и его окружение (возможно, вполне искренне), «страдали под гнетом американского империализма и лисынмановской клики».

    Ким Ир Сен, проявив немалое дипломатическое мастерство, в конце концов убедил Сталина в том, что военное решение северокорейской проблемы вполне реально. Сталин и Ким Ир Сен исходили тогда из того, что американцы не захотят или не успеют вмешаться в конфликт и спасти своих сторонников в Сеуле от разгрома. Как выяснилось, эти расчеты были ошибочными: США в конфликт вмешались, и в результате корейская война окончилась вничью.

    Однако сейчас у северокорейского руководства может возникнуть ощущение, что в нынешней ситуации рано или поздно будет подходящий момент для повторения неудачной попытки 1950 года. Если в Вашингтоне у власти будет слабый президент или США увязнут в каких-то внутри- или внешнеполитических проблемах, в Пхеньяне могут подумать, что им удастся не допустить вмешательства американцев в их конфликт с Югом – «внутренние дела корейского народа» – под угрозой ядерного удара.

    Такой конфликт будет представлен именно как внутреннее дело единой корейской нации, истинный лидер которой, конечно же, находится в Пхеньяне. К тому же наличие ядерного оружия дает Пхеньяну решающее военное преимущество над Югом – и руководство КНДР относится к числу тех немногих правительств мира, которые могли бы такое преимущество использовать. Таким образом, запугав США и нейтрализовав Юг – угрозами или реальным тактическим применением ядерного оружия, Северная Корея может (теоретически) объединить страну под своим контролем.

    Насколько велика вероятность такого поворота событий, сказать сложно, но о том, что такой поворот событий возможен, сейчас говорят специалисты не только в Вашингтоне, но и в иных странах – в том числе и в тех, отношения которых с Соединенными Штатами трудно назвать идеальными.

    Правда, сама по себе вероятность того, что Ким Чен Ын начнет мечтать о завоевании Юга, значит не так много. В конце концов, на протяжении большей части истории генеральные штабы всех армий в основном готовились к конфликтам, которые там так и не произошли. Можно, например, вспомнить, что весь XIX век французский флот готовился к решительным сражениям с британцами – каковых, как известно, так и не случилось. Наличие теоретической возможности и желания вовсе не означает, что тот или иной сценарий реализуем и будет реализован на практике.

    Управление рисками
    Даже забыв о роли США и потенциале южнокорейской армии, можно понять, что Южная Корея едва ли станет для Севера легкой добычей. Южная Корея превосходит Северную по объему ВВП в 30–60 раз, а по численности населения – в два раза. В истории действительно были случаи, когда более развитые в экономическом плане общества захватывались не столь богатыми, но решительными соседями. Однако в последние века во всех этих случаях на стороне бедного, но агрессивного соседа обычно было хотя бы численное преимущество.

    Нынешняя политика Ким Чен Ына также не похожа на политику человека, готового начать поход на Сеул и Пусан. Ким Чен Ын по-прежнему активно тасует руководство вооруженных сил. За шесть лет его правления на посту начальника Генерального штаба побывали пять человек, а на посту министра обороны – шесть. Для сравнения: за все 46 лет правления его деда Ким Ир Сена в КНДР было восемь начальников Генштаба и шесть министров обороны. Постоянные чистки и перемещения в армии показывают, что Ким Чен Ын вряд ли сейчас готовится к активному наступлению. Вдобавок Ким Чен Ын активно занимается проблемой увеличения уровня жизни населения и вкладывает немалые средства в развитие гражданской экономики. Все это едва ли является индикатором близкого конфликта.

    Тем не менее в Соединенных Штатах все громче звучат разговоры о том, что в нынешней ситуации КНДР готовится к внезапному удару, который может быть нанесен в ближайшее время. Беспокойства американским дипломатам и военным добавляет то обстоятельство, что многие считают (скорее всего, несправедливо) Ким Чен Ына иррациональным и непредсказуемым лидером, который мотивирован какой-то непонятной, но явно агрессивной идеологией. Неслучайно, что в последние год-два в Вашингтоне с большим интересом читают работы американского культуролога и историка-корееведа Брайана Майерса, который уже не одно десятилетие доказывает, что КНДР, несмотря на всю свою псевдосоциалистическую оболочку, в действительности является ультраправым государством, цель и смысл существования которого – завоевательные походы (точнее, один такой поход – на Юг), а идеология – перекрашенный японский милитаризм образца 1941 года. Независимо от того, имеет ли построение Брайана Майерса (человека в профессиональных кругах, безусловно, уважаемого) отношение к реальности, сам факт его популярности среди американских элит говорит о многом.

    Спор о северокорейских намерениях носит не слишком академический характер. Если в Вашингтоне решат, что КНДР готова не просто рассматривать (на уровне, скажем, планов Генерального штаба) теоретическую возможность завоевания Юга, а реально собирается начать такую войну в ближайшем будущем, то наиболее логической позицией США и их союзников является нанесение упреждающего удара. Понятно, что такой удар приведет к досрочному началу войны на Корейском полуострове – но сторонники этой стратегии считают, что лучше начать войну сейчас, чем ждать, когда Северная Корея будет представлять еще большую угрозу и нарастит еще больший ракетный потенциал.

    К счастью, подобная точка зрения пока разделяется меньшинством американских экспертов и лиц, принимающих решения, в том числе и явным меньшинством в Госдепартаменте и Пентагоне. Однако число ее сторонников быстро увеличивается, и это обстоятельство не может не вызывать тревогу.

    9 комментариев

    avatar
    Тем временем корейцы бегут от чучхе с его ЯОй и Хвасонами

    22 ноября, 2017 Гордон m.gordonua.com/news/worldnews/pobeg-severokoreyskogo-soldata-v-yuzhnuyu-koreyu-video-218597.html
    Побег северокорейского солдата в Южную Корею. Видео

    Появилось видео побега северокорейского солдата в Южную Корею. Запись обнародована в Facebook www.facebook.com/bbcrussian/videos/10155166683593325/
    «Русской службы ВВС». Так, беглец на автомобиле приехал к границе двух государств, а потом его машина съехала на обочину вблизи границы с Южной Кореей. К этому моменту в погоню пустились северокорейские пограничники. Солдат выскочил из машины и побежал в сторону границы, однако представители КНДР начали стрелять ему вслед. Им удалось ранить беглеца, однако приблизиться к нему они не смогли – мужчина уже находился на территории Южной Кореи. Раненый, он упал в кучу листьев, где с наступлением темноты его подобрали южнокорейские пограничники.

    Военнослужащий вооруженных сил КНДР был ранен 13 ноября во время бегства через демилитаризованную зону в Южную Корею.

    Южнокорейская сторона отмечает, что военнослужащему была оказана необходимая медицинская помощь, его госпитализировали. По словам чиновника Объединенного штаба, вооруженные силы Южной Кореи находятся в полной боевой готовности и готовы к провокациям со стороны КНДР.

    Формально КНДР и Южная Корея до сих пор находятся в состоянии войны, так как после военного конфликта 1950–1953 годов так и не подписали мирное соглашение.

    После 1953 года, по данным агентства Associated Press, около 30 тысяч граждан КНДР бежали в Южную Корею, хотя в большинстве случаев это происходило не через демилитаризованную зону, а через Китай.

    Демилитаризованная зона находится под совместным контролем возглавляемого США командования ООН и Северной Кореи и охраняется с обеих сторон сотнями тысяч военнослужащих. Считается, что на территории зоны установлено более миллиона мин.

    0
    avatar
    К вопросу о МБР с ЯОй

    Только за последние семь лет произошли двенадцать крушений ракет-носителей и разгонных блоков. Аварии случались чуть не со всеми типами космических кораблей («Протон-М», «Рокот», «Союз-У», «Союз-2.1а», «Союз-2.1б», «Союз-2.1в») после пуска с самых разнообразных космодромов («Байконур», «Плесецк», морская платформа в Тихом океане, «Восточный»). В итоге была потеряна целая армада спутников и «грузовиков». Впрочем, ответственный в российском правительства за ВПК вице-премьер Дмитрий Рогозин успел поздравить всех собравшихся на космодроме. Сразу после пуска он заявил присутствовавшим журналистам: «Дорогие коллеги, от себя лично и от всей коллегии ВПК сердечно поздравляю вас с успешным пуском ракеты. Мы по старой доброй русской традиции набили необходимое количество шишек, но теперь нам проще и яснее, с кем работать, как работать, как четко обеспечить абсолютный контроль». Как стало понятно через некоторое время, с полным контролем дело опять не заладилось. Это, кстати, тот самый Дмитрий Рогозин, который еще в апреле 2016 года громогласно заявил, что эпоха неурядиц и аварий в отечественной космической промышленности завершена!..

    И, возвращаясь к религиозной составляющей проблемы российского космоса… Нашлись-таки комментаторы, у которых хватило цинизма в данных драматичных обстоятельствах указать на то, что, дескать, в советские времена никто космические корабли не освящал, а летали они и дальше и дольше… В этой связи позволю себе дилетантское предложение. А, может, попробовать провести смелый эксперимент: во время следующего пуска обойтись без священника на стартовой площадке и посмотреть, чем закончится дело?

    ej.ru/?a=note&id=31859

    Лучше чучхе принять: оно работает
    +1
    avatar
    Русские ракеты в КНДР лучше летают чем в РФ.
    Ирония.
    0
    avatar
    Ой. Я ошибся. КНДР демонстрирует только удачные пуски.
    Теперь я понял почему они там так радуются все после старта.
    0
    avatar
    еперь я понял почему они там так радуются все после старта.
    У них рагу из рогозина уже раз шесть изготовили бы.
    +1
    avatar
    После 1953 года, по данным агентства Associated Press, около 30 тысяч граждан КНДР бежали в Южную Корею
    Интересно, а сколько бежало из Юж.Кореи в Северную?
    0
    avatar
    я тоже об этом подумал ))
    ~ столько же, сколько из ФРГ в ГДР ;)
    0
    avatar
    Шредер даже дальше нарезал.
    0
    avatar
    паны не забыліся, што самі народжаны чучхейцамі — толькі русскаязыкімі?' На савецкіх штыках прыйшоў гэты злачынны маразм у Карэю.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.