Геополитика
  • 483
  • Крым и Абхазия: взгляд с Запада



    17.11.2017 Gwendolyn Sasse (ссылки не копировал)

    Как меняются общественные настроения в Крыму


    После присоединения Крыма к России в марте 2014 года доступ на полуостров был серьезно ограничен, в том числе для родственников с Украины и иностранных журналистов. По большому счету, Крым превратился в terra incognita.

    В марте – мае 2017 года Центр восточноевропейских и международных исследований (ZOiS) провел опрос, дающий редкую возможность оценить общественные настроения в регионе (полный доклад будет опубликован в ближайшем будущем). Опрос проводился в форме личных интервью на основе репрезентативной выборки – 1800 жителей крымских городов и деревень в возрасте от 18 лет. Мы также добавили в выборку еще двести крымских татар, чтобы они были адекватно представлены в исследовании.

    Опрос показывает, что за последние годы в Крыму произошла масштабная переориентация социальных и политических связей. Только 12% опрошенных после 2014 года ездили в какие-либо регионы Украины, а 44% говорят, что их контакты с украинскими родственниками стали более редкими. Подавляющее большинство респондентов хотели бы, чтобы границу между Крымом и Херсоном стало проще пересекать, причем в обоих направлениях.

    Крым в целом довольно замкнут на себя: за последние три года только 22% респондентов ездили в Россию и всего 3% – в другие страны. Из региона идет отток населения: у 21% опрошенных кто-то из родственников или друзей уехал из Крыма после событий 2014 года, 10% сами обдумывают возможность отъезда. Самое популярное направление миграции – Москва и другие регионы России. Жизнь в Евросоюзе не слишком привлекательна для крымчан – этот вариант готовы выбирать менее 8% из тех, кто рассматривает возможность уехать.

    Около половины респондентов говорят, что действия России в 2014 году были для них неожиданными. При этом жители Крыма, включая крымских татар, согласны, что украинские власти не заботились о развитии региона. Около трети респондентов считают это главной причиной событий 2014 года.

    События последних лет укрепили скорее региональную крымскую, а не русскую идентичность жителей полуострова. Хотя это не мешает крымчанам доверять федеральной российской власти гораздо больше, чем местной крымской.

    Большинство опрошенных считают, что в Крыму сейчас нет межэтнической напряженности. С этим утверждением «полностью» или «в какой-то степени» не согласны 20% опрошенных, то есть недовольны существующей ситуацией не только крымские татары (их в регионе около 12%). Такое же соотношение проявляется и в реакции на запрет российскими властями Меджлиса – главной политической организации крымских татар; 80% поддерживают это решение, а 20% не согласны с ним «полностью» или «частично».

    Большинство опрошенных говорят, что цены в Крыму с 2014 года выросли. Ответы на более конкретный вопрос о личных финансах показывают, что оценки крымской и российской экономики – в целом позитивные – и повседневный опыт населения Крыма расходятся. 27% опрошенных могут позволить себе только самое необходимое. Еще 23% говорят, что им хватает денег на пропитание, но есть трудности с приобретением одежды; 35% в состоянии покрыть повседневные расходы, но вынуждены брать кредиты для более дорогостоящих покупок; 10% могут позволить себе дорогостоящие товары, но автомобиль им не по карману. Лишь 3% говорят, что в состоянии приобрести автомобиль.

    Очевидно, что в Крыму непростая политическая ситуация и условия для опросов там не идеальные, но это не означает, что к мнению жителей региона не стоит прислушиваться. Невозможно точно сказать, до какой степени ответы на политически значимые вопросы о статусе Крыма отражают реальные убеждения опрошенных. Если не брать в расчет крымских татар, то 86% жителей Крыма говорят, что если бы референдум состоялся повторно, результат был бы таким же, но среди опрошенных крымских татар с этим согласны уже 52%.

    Результаты опроса лучше рассматривать скорее как указание на общие тенденции, чем как точные измерения. Крымские татары по-прежнему относятся к новой власти куда скептичнее остальных, а Россия в отношениях с ними предпочитает репрессивные методы, что не может не вызывать недовольства.

    Проведенный нами опрос четко показывает, что связи Крыма с Украиной во многом разорваны, с поездками в другие регионы России есть трудности, четкие международные ориентиры для жителей полуострова отсутствуют и при этом Крым практически полностью интегрирован в российское медиапространство. С учетом всего этого в обозримом будущем в Крыму вряд ли возможны какие-либо перемены в общественном мнении по вопросу о присоединении к России. Но также ясно, что финансовое положение большинства жителей полуострова сложное, а значит, Москве нужно будет очень осторожно работать с высокими ожиданиями крымчан от российской экономики, а также с их доверием к федеральной власти, которое пока значительно сильнее, чем к крымской.

    Английский оригинал текста был опубликован в Strategic Europe, 6.11.2017



    15.11.2017 Thomas de Waal (ссылки не копировал)

    Издержки изоляции. Почему ЕС должен активнее заниматься Абхазией


    На фоне тлеющей Украины и пылающей Сирии легко забыть о более старых, но до сих пор неурегулированных конфликтах. Прошло уже четверть века с начала грузино-абхазского противостояния, ключевой вопрос которого – статус Абхазии – по-прежнему далек от разрешения. А в следующем году исполнится десять лет российско-грузинской войне 2008 года, после которой Россия признала независимость Абхазии, отчего шансов на всеобъемлющее урегулирование стало еще меньше.

    Хорошо уже то, что насильственная фаза конфликта закончилась и градус взаимной неприязни сейчас гораздо ниже, чем в 1990-х; стороны не грозят друг другу уничтожением. Но было бы ошибкой называть этот конфликт замороженным, как это делают некоторые комментаторы. Там по-прежнему необходимо внимание международного сообщества. Обе стороны пытаются выстроить собственную реальность и ждут ее признания друг от друга, когда оппонент «образумится». Тбилиси представляет себе новую Грузию, которая сближается с Европой и становится настолько привлекательной, что Абхазия неизбежно захочет к ней присоединиться. Абхазские власти, в свою очередь, считают, что республика и так уже функционирует как независимое государство и поэтому Тбилиси в конце концов придется признать ее таковым.

    В начале октября мне довелось увидеть, что предлагает Грузия абхазам. В селе Рухи, которое находится в паре километров от моста через реку Ингури, разделяющую западную Грузию и Абхазию, недавно открылся новый торговый центр, а теперь строится большая новая больница. В прибрежном селе Ганмухури планируется построить пятизвездочную гостиницу. Эти проекты открывают новые «возможности для той стороны», говорил министр иностранных дел Грузии Михаил Джанелидзе на выступлении в Чатэм-хаусе в Лондоне 24 октября.

    Министр был искренне убежден, что Тбилиси предлагает заблудшим абхазам прекрасную сделку – если, конечно, они согласятся ее принять от правительства Грузии. За последний год около тысячи абхазов бесплатно воспользовались услугами грузинской системы здравоохранения. Это главный успех грузинской политики мягкой силы, нацеленной на то, чтобы перетянуть Абхазию на свою сторону. Но текущий результат объясняется тем, что делалось это все ненавязчиво. Местные жители, с которыми я разговаривал, сомневаются, что, когда откроется новая больница, желающих станет заметно больше: это слишком демонстративный шаг, слишком откровенный сигнал. Большинство абхазов – а их около 250 тысяч – и без Грузии найдут где лечиться.

    Чем отвечает абхазское правительство на грузинские заигрывания? Министр иностранных дел Абхазии сказал мне вежливо, но твердо: «Грузины не понимают одной простой вещи. Мы в них не нуждаемся. Мы уже двадцать пять лет живем без них».

    Сейчас, через 25 лет после войны, столица Абхазии Сухум (грузины называют ее Сухуми) наконец-то выглядит как нормальный кавказский город: оживленная торговля, пробки на дорогах. Следов войны 1992–1993 годов уже практически не осталось – главным образом благодаря российскому финансированию, которое покрывает около 60% бюджета республики. Абхазия научилась обходить некоторые трудности, связанные с международным непризнанием. К примеру, появилась платежная карта «Апра», которую принимают на территории республики.

    Однако политическая жизнь в Абхазии остается очень нестабильной, по-прежнему чувствуется раскол в обществе, возникший после событий 2014 года. Тогда президент Александр Анкваб был вынужден уйти в отставку, а на новых выборах победил Рауль Хаджимба. Бывший министр иностранных дел Сергей Шамба описывает ситуацию так: благодаря российскому признанию жителям республики теперь доступна новая роскошь – возможность ссориться друг с другом. «После войны [2008 года] главный внешнеполитический вопрос был разрешен, и наша внутриполитическая борьба усилилась, потому что внешняя угроза сошла на нет», – объясняет он.

    Особенно от этого страдают 30 тысяч грузин, живущих в районе Гали. Когда-то конфликт начался с жалоб Абхазии на дискриминацию со стороны Тбилиси, но теперь именно абхазские грузины столкнулись с наиболее серьезным ограничением своих прав. Эта опасная ситуация, как и в целом положение дел с правами человека в Абхазии, подробно описывается в докладе Томаса Хаммарберга и Магдалены Гроно, подготовленном для Евросоюза. Начиная с 1993 года статус грузин в Гали остается в подвешенном состоянии: они живут под юрисдикцией Абхазии, но пытаются поддерживать связи с родными по другую сторону реки Ингури, в Грузии. В последние несколько месяцев абхазские власти закрыли почти все пропускные пункты на Ингури, утверждая, что там есть проблемы с безопасностью. К концу года открытым должен остаться только один пункт пропуска – по дороге в грузинский город Зугдиди на другом берегу реки.

    Обучение в школах в Гали теперь ведется не на грузинском, а на русском языке, которым местные дети владеют гораздо хуже. Из-за этого многим родителям приходится посылать своих детей в школы через границу в Зугдиди.

    Между тем исполнительная власть в Абхазии слаба, а влияние России растет. В этом году Москва открыла в республике новое огромное здание российского посольства, подчеркивая свою незаменимость в качестве партнера. Возможности для работы иностранных НКО в Абхазии сужаются, и есть опасения, что в республике, вслед за Россией, будет принят закон об «иностранных агентах», ограничивающий их деятельность.

    Международная изоляция Абхазии – давняя проблема, у которой несколько причин. Это и опасения Тбилиси, что там начнется некая международная активность, которую Грузия не будет контролировать. И гордость многих абхазских чиновников, настаивающих, что их устроит только полноценное международное признание, а это невозможно. И нежелание России допустить серьезное международное участие в жизни республики. Наконец, это «усталость от Абхазии», возникшая в Европе после войны 2008 года.

    Но сохранение этой изоляции ни к чему хорошему не приведет. По уровню вложений в Абхазию Евросоюз никак не может равняться с Москвой. С 2008 года ЕС выделил на помощь республике около 50 млн евро, а Россия – в десять с лишним раз больше. Здесь определенно требуется более активное международное участие, особенно в отношении тех групп населения, которые страдают от изоляции и которым могли бы пригодиться европейские ноу-хау – например, обедневшие фермеры или студенты.

    Фонд Карнеги в Европе выражает благодарность правительству Швеции и Фонду Роберта Боша за финансовую поддержку этой публикации

    Английский оригинал текста был опубликован в Strategic Europe 30.10.2017

    5 комментариев

    avatar
    Мнения экспертов Карнеги центра в Москве являются интересными, но больше выражают мнение и точку зрения авторов — сами они судя по их био не были ни в Крыму. ни в Абхазии — исследование за столом = desk research
    +1
    avatar
    Около половины респондентов говорят, что действия России в 2014 году были для них неожиданными.
    вось усё, што дастаткова ведаць пра гэты «РыФерэндум»
    0
    avatar
    А з астатніх 50% — можа 80% ведалі пра гэта як пра небяспеку. 20% былі на зарплаце у РФ.
    Некалі ж даследаванні будуць праведзены?
    0
    avatar
    вось усё, што дастаткова ведаць пра гэты «РыФерэндум»

    От того что референдум был «неожиданным» он не исчезает как факт.
    Не говоря уже о том факте, что инициатором процессов в Крыму были местные элиты. И знаменитыми «зелеными человечками» взявшими под контроль здание крымского парламента и границу на перешейке были бойцы крымских силовиков, приехавшие из Киева, после победы Майдана.
    С угрозами уголовного преследования со стороны победителей над головами и с угрозами в адрес семей. Как победители хвастались знанием адресов проживания бойцов Беркута мы все прекрасно помним.

    Такова политика. Не хочешь договариваться, учитывать чужие интересы — считая оппонента слабым — будь готов к тому что он найдет более сильного союзника и, в свою очередь, выйдет за рамки предыдущего статус-кво, опираясь на силу — ровно так же как это сделали вы.
    -4
    avatar
    он найдет более сильного союзника и, в свою очередь, выйдет за рамки предыдущего статус-кво, опираясь на силу — ровно так же как это сделали в
    а гэта менавіта «вы» дзелалі?
    Вы народ высялялі з іх Радзімы ў 1944-м — каб ачысціць для свайго саюзніка Рузвельта? А можа і Чэрчыль спрычыніўся менавіта да ачышчэньня Крыма — нездарма ж ягоная жонка ад імя Чырвонага крыжа раз'яжджала па СССР — з бельмамі на ўсе вочы:
    В период Второй мировой войны являлась президентом «Фонда помощи России Красного Креста» («Aid to Russia Fund»), действовавшего с 1941 по 1951 год и оказавшего большую помощь Советскому Союзу медикаментами, медоборудованием для госпиталей, продуктами питания. Всего за годы войны «Фондом помощи России» госпожи Черчилль было собрано средств на общую сумму более 8 миллионов Британских фунтов (около 200 миллионов современных деньгах).
    В марте 1945 года по приглашению советского Красного Креста Клементина Черчилль приехала в СССР и посетила Ленинград, Сталинград, Ростов-на-Дону, Кисловодск, Пятигорск, Одессу, Ялту и другие города[. Из Крыма через Одессу Клементина Черчилль выехала в Москву, где ей был вручён Орден Трудового Красного Знамени; здесь она встретила День Победы.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.