Геополитика
  • 523
  • Встреча изгоев



    2017 — 11 — 01 Ирек Муртазин ( irek_murtazin )

    Зачем Путин полетел в Иран?


    Президент России прилетел в Тегеран и встретился с президентом Ирана. Примечательно, что встреча произошла буквально через несколько дней после обнародования «списка Госдепа» с названиями российских компаний и организаций, которые подпадут под новые санкции США.

    Напомню, список был обнародован 27 октября. А сегодня – 1 ноября. Президент России вроде бы даже не собирался лететь в Иран, но скоропостижно изменил свои планы… К чему понадодобилась такая спешка? Кому и что решил продемонстрировать Владимир Путин этим экстренным визитом в Иран?

    Вот на что обратил внимание президент Института мировой экономики и международных отношений РАН Александр Дынкин оценивая новый санкционный список:

    — Основной закон, в соответствии с которым вводятся эти санкции, — это закон о противодействии противникам США, где Россия была поставлена рядом с Ираном и Северной Кореей. Он был принят 2 августа, и администрация президента должна была через 60 дней создать некий список компаний, чтобы подвергнуть их этим санкциям, — так что с публикацией они даже опоздали. В этом списке компании военно-промышленного комплекса и спецслужбы. По спецслужбам все просто: это свидетельство того, что американцы не хотят никакого взаимодействия по противодействию терроризму. В таких условиях, наверное, и наши спецслужбы работать с США не станут, раз такие истории начинаются.

    Вероятнее всего, удар придется по обмену базами террористов между нами и ними. Американцы заморозят его с нового года, а российские спецслужбы могут и прямо сейчас, что, конечно, очень нездорово. То есть, если будет готовиться какой-то чрезвычайный [по масштабам] террористический акт, США, конечно, предупредят Россию, если речь будет идти об угрозе уровня 9/11, но если речь пойдет о каких-то локальных рутинных спецоперациях, никто никого предупреждать не станет: ни они нас, ни мы — их….

    — …В целом, по структуре всех компаний из списка, по структуре политики введения санкций, можно сказать, что остается некая вариативность действий и с той, и с другой стороны. Я полагаю, что возможно предложение некоего торга со стороны США. Не исключено, что будут обсуждаться некие сделки, в результате которых санкции могут быть смягчены. Но какие это могут быть сделки — пока можно только спекулятивно предполагать. Если бы в США структурно устоялась система принятия решений и проведения внешней политики, можно было бы ожидать, что за этим списком последуют некие предложения по каким-то разменам или торгу с Москвой. В текущей ситуации таких вариантов нельзя исключать, но их вероятность невысока.

    www.novayagazeta.ru/articles/2017/10/29/74381-zaprety-radi-sdelok

    Что интересно расширение санкционного списка США коснулось не только России, но и Ирана. В документах, обнародованных Минфином США буквально вчера, говорится, что ограничительные меры распространяются на командира Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Мохаммада Али Джаафари, буровой компании Oriental Oil Kish, компании Sepanir Oil & Gas Energy Eng. Co., одной из крупнейших иранских компаний Tidewater Middle East Co…. И именно в Иран экстренно вылетел Владимир Путин. Уж не для того ли, чтобы переговорить с президентом Ирана, обсудить, что делать-то будем?



    2 НОЯБРЯ 2017, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

    ПЕРВЫЙ СРЕДИ… ПАРИЙ


    Владимир Путин совершил однодневный визит в Тегеран. Официальный повод – трехсторонняя встреча с иранским президентом Хасаном Рухани и главой Азербайджана Ильхамом Алиевым. По итогам этой встречи главный российский начальник сказал все положенные слова о расширении и углублении сотрудничества в сфере экономики. Было подчеркнуто намерение способствовать урегулированию в Сирии. Путин не забыл даже извиниться перед простыми тегеранцами, что его кортеж заставил их стоять в многочасовых пробках.

    Однако очевидно, что главный российский начальник прибыл в иранскую столицу не для вполне заурядных переговоров, которые в очередной раз не принесли никаких существенных результатов (следующая встреча этой «тройки» состоится в 2018-м в России). Тегеран находится ныне в центре сразу нескольких международных конфликтов. Еще больше обострились отношения с Соединенными Штатами. Дональд Трамп заявил о намерении разорвать «ядерную сделку» с Ираном, согласно которой санкции в отношении этой страны отменялись в обмен на отказ от попыток создать атомную бомбу. Американский президент обвинил Тегеран в поддержке террористов по всему миру и в том, что его действия не соответствуют духу «ядерной сделки». Белый дом отказался подтвердить Конгрессу то, что Тегеран выполняет условия соглашения. Немалые претензии к Ирану и со стороны столь непохожих государств, как Саудовская Аравия и Израиль. И Эр-Рияд, и Тель-Авив озабочены, что именно иранцы станут главными бенефициарами победы над террористами из ИГИЛ в Сирии. При этом, если саудитов волнует общее укрепление иранских позиций в регионе, то израильтян – вполне конкретные вещи: выход подразделений Корпуса стражей исламской революции и «Хезболлы» на границы еврейского государства.

    Только что в Москве с помпой принимали саудовского короля. Министр обороны Сергей Шойгу побывал в Израиле, где иранская тема была одной из главных в ходе переговоров с тамошним главой военного ведомства Авигдором Либерманом. По итогам контактов с Шойгу тот даже написал в своем Twitter: «Иран пытается упрочить свои военные позиции в Сирии, я сообщил российскому министру: Ирану необходимо понять, что Израиль не позволит Ирану сделать это».

    В этой ситуации было бы логичным предположить, что Владимир Путин побывал в Тегеране в качестве переговорщика от лица мирового сообщества, чтобы сделать политику Ирана более приемлемой для других ближневосточных игроков. Напомню, что в те далекие времена, когда Владимир Путин не правил Россией, а она сама не вставала все время с колен, выдвигалась идея, что именно Москва, пользуясь советскими связями со странами-изгоями, будет доносить до них мнение других государств. Концепцию эту реализовать не удалось. Авторитарные лидеры прекрасно понимают: переговоры надо вести не с посредниками, а с главными «действующими лицами». Поэтому Путин, пытавшийся брать на себя роль главного переговорщика, оказывался в дурацком положении. Так, например, случилось в 2000-м, когда он побывал у Ким Чен Ира. Это сейчас российский президент утверждает, что северокорейский тиран рассказал ему, что обладает ядерной бомбой. Однако тогда Путин поспешил на саммит «восьмерки» на Окинаве с совсем другой, благой вестью: Ким Ир Сен пообещал-де отказаться от своей ракетной программы. Вскоре тот сообщил, что просто пошутил. Похожая ситуация случилась и в 2006 году с иранским президентом Ахмадинежадом. После тяжелых переговоров за закрытыми дверями Путин с облегчением констатировал, что Тегеран принимает предложения по прекращению ядерной программы. А потом иранец сказал, что он всего лишь намерен внимательно эти предложения изучить…

    Путинские партнеры-диктаторы старались всякий раз обставить переговоры таким образом, чтобы создалось впечатление: Москва является их союзником и покровителем. Вот, кстати и сейчас иранский президент заявил о стратегическом партнерстве с Россией. Впрочем, следует признать, по мере внутреннего развития путинского режима, его нараставшего антагонизма с Западом Кремль от роли переговорщика переходил к роли главного мирового изгоя. Неслучайно на встрече Путина с Верховным лидером Ирана аятоллой Али Хаменеи обсуждались совместные действия по изоляции… Соединенных Штатов (по крайней мере, это следует из сообщения, размещенного на сайте Хаменеи).

    «Мы можем отразить американские санкции и изолировать США с помощью отказа от доллара и замены его национальными валютами в двусторонних и многосторонних экономических операциях», — предложил главный аятолла главному российскому начальнику. И назвал Путина сильным и ответственным человеком. «Именно поэтому мы можем сотрудничать с Россией в решении больших задач, требующих усилий великой державы», — констатировал Хаменеи. В положительной реакции российского собеседника он, похоже, не сомневался…



    2 НОЯБРЯ 2017 Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, профессор:

    Этот саммит трех государств – России, Азербайджана и Ирана – был запланирован еще в прошлом году, во время аналогичной встречи в Баку. Но в результате он прошел в очень сложное время и оказался как нельзя кстати. На нем обсуждались вопросы и трехсторонних отношений, и двусторонних отношений между каждой парой участников. Но из всего огромного списка тем, затронутых в Иране, стоит выделить три направления, которые наиболее важны в современной обстановке.

    Во-первых, экономическая проблема. Там рассматривали все аспекты экономического сотрудничества трех стран, но главным вопросом является транспортный коридор «Север-Юг», который соединил бы Индийский океан с Балтикой и Европой. Решения по этому вопросу чрезвычайно важны. Сама идея возникла не сегодня, ею занимаются уже лет 15, но с переменным успехом. Страны, основавшие этот коридор, то есть Россия, Азербайджан и Иран, действительно много сделали для создания необходимой инфраструктуры. Но пока что коридор не показал свою эффективность до конца. Хотя он мог бы иметь большое значение для всех трех государств. Путь товаров из Индийского океана в Европу сократился бы в несколько раз по сравнению с движением через Суэцкий канал. Что, соответственно, сделало бы эти товары дешевле, увеличив доход стран, по территории которых коридор проходит. И если на саммите было достигнуто соглашение по этой теме или хотя бы определены какие-то политические моменты, необходимые для его эффективной работы, то это положительный момент. Потому что решения на самом высшем уровне будут теперь спущены исполнителям, и можно надеяться, что в ближайшие годы путь «Север-Юг» станет эффективным.

    Следующий важный вопрос это Сирия. Он обсуждался в Тегеране очень интенсивно. Сейчас для Сирии наступает важный момент. «Исламское государство» практически разгромлено. Не будем говорить сейчас о дальнейшей судьбе этого террористического движения, которое может принять другие формы. Но на территории Сирии и Ирака роль «Исламского государства» сокращается. И становится вопрос о будущем Сирии. И тут роли России и Исламской республики Иран, которые непосредственно включены в гражданскую войну в Сирии, оказываются очень значимыми. Однако в одиночку никто проблему Сирии решить не может. Тут нужна очень широкая база, включающая всех основных игроков, как внешних, так и внутренних. Под внутренними я, конечно, не имею в виду террористические организации, а только те оппозиционные Башару Асаду группы, которые террористами не являются. И в Тегеране президенты Путин и Роухани обсуждали этот вопрос, а также будущую роль и место Ирана в послевоенной Сирии. Практически все игроки в этой стране выступают против присутствия там Исламской республики. Так что этот вопрос чрезвычайно сложен, но как-то его решить придется, потому что без Ирана достичь полного умиротворения Сирии невозможно.

    Наконец, третий момент – «ядерная сделка». Администрация президента Трампа и он лично выступают резко против нее, заявляя о возможном выходе Соединенных Штатов. Но Москва в очередной раз подтвердила, что Иран выполняет все положения документа. Интересно, что практически все остальные страны, включая близких союзников США, также выступают за сохранение сделки, так что тут Америка оказывается в одиночестве.

    0 комментариев

    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.