Геополитика
  • 3596
  • Как Европа завоевала мир



    Foreign Affairs

    За период с 1492 года по 1914 год европейцы завоевали 84% земного шара. Основывая колонии, они распространили свое влияние на все обитаемые континенты. Между тем такой исход, разумеется, не был неизбежным. Историки, социологи и биологи десятилетиями спорили о том, почему Европа поднялась на вершину, несмотря на то, что изначально многие общества Азии и Ближнего Востока намного обгоняли ее по развитию?

    Пока удовлетворительного ответа на этот вопрос нет, хотя он крайне важен, так как именно европейская мощь долгое время определяла все — от того, кто будет осуществлять торговлю рабами, до того, кто разбогатеет, а кто так и не сможет выбиться из нищеты.

    Кому-то причины европейского преобладания могут показаться очевидными: европейцы первыми провели индустриализацию и вдобавок у них был иммунитет к таким губительным для туземного населения болезням, как оспа. Однако последнее соображение само по себе не объясняет даже завоевание Америки, так как многие молодые воины из числа коренных американцев смогли пережить эпидемии. Колонизацию Индии оно тоже не объясняет, так как у индийцев был иммунитет, аналогичный европейскому. Индустриализация тоже не может служить объяснением — еще до ее начала европейцы успели захватить более 35% планеты. Разумеется, ключевую роль сыграло европейское лидерство в области технологий для производства огнестрельного оружия, строительства военных кораблей и возведения крепостей. Однако все ведущие цивилизации Азии тоже знали порох, и огнестрельное оружие у многих из них было.

    Так что же обеспечило Европе успех? В первую очередь, особая мотивация европейских политических лидеров, побуждавшая их не просто воевать, но и тратить на это огромные суммы. Да, европейские монархи, разумеется, строили дворцы, но даже гигантский Версаль обошелся Людовику XIV меньше, чем в 2% дохода от налогов. Остальное ушло на войны. Он, как и другие европейские короли, с детства знал, что он должен добыть себе славу на поле битвы. При этом войны правителям Европы почти ничем не грозили — даже потерей трона в случае поражения. В других местах у правителей была другая мотивация, зачастую приводившая к военной слабости. Скажем, в Китае императоры считали правильным поддерживать налоги на низком уровне и заботиться о пропитании народа, а не стремиться к военной славе, которой были одержимы европейские короли.

    Поэтому — и по ряду других причин — неевропейские правители не могли угнаться за прогрессом Европы в военном деле. Огромные военные расходы европейских стран позволяли военачальникам закупать новое оружие, строить корабли, экспериментировать с тактикой, фортификацией и снабжением. В процессе они учились на своих ошибках и совершенствовали технологии. А так как европейские страны были небольшими и находились близко друг от друга, им было легко извлекать уроки из чужих неудач и перенимать чужие достижения. Когда в 1628 году шведский король Густав Адольф одним из первых построил двухпалубный боевой корабль, этот корабль почти сразу же затонул. Однако шведский флот и прочие европейские флоты быстро выяснили, в чем заключались ошибки, и уже к 18 веку научились строить корабли с несколькими батарейными палубами, бывшие не только более устойчивыми, но и более маневренными и способными к более дальним походам, чем корабли 17 века.

    За пределами Европы политические и военные условия не позволяли военному делу — и особенно технологиям, связанным с порохом, — развиваться такими же огромными темпами. Скажем, у того же Китая было намного меньше налоговых денег, которые он мог тратить на армию и флот, чем у европейцев. В конце 18 века налоги во Франции в пересчете на душу населения были в 15 раз выше, чем в Китае, а в Англии они превышали китайские в 40 раз. Вдобавок изрядную часть китайских военных расходов тратил не на новые рода войск, а на конных лучников, которые лучше, чем мушкетеры могли противостоять главному врагу Китая — кочевникам. Кроме того Китай нередко оказывался преобладающей силой в Восточной Азии, которой мало кто рисковал бросить вызов. Соответственно, у него не было стимулов наращивать военные расходы. В результате порох в Восточной Азии использовался намного меньше, чем в Европе.

    Среди европейских держав такой преобладающей силы не нашлось. А после того, как европейцы добились лидерства в пороховых технологиях, китайцам стало трудно за ними угнаться — слишком далеко от них был центр прогресса.

    В 19 веке Европа продолжала лидировать в военной сфере. Налоги росли, индустриализация продолжалась. Вдобавок порожденные Промышленной революцией прикладная наука и инженерная отрасль дали европейцам возможность совершенствовать технологии не только с помощью войн, но и с помощью исследований, дополнявших и развивавших то, чему европейцы научились на полях сражений.

    К 1914 году Европа не только достигла глобального военного преобладания, но и стала получать гигантские налоговые доходы, которые сильные страны могли тратить на войны. Во Франции и в Германии реальные налоговые поступления в пересчете на душу населения увеличились за 18-й и 19-й века не менее чем в 15 раз. Этот огромный налоговый потенциал невозможно объяснить ростом подушного дохода, вызванным индустриализацией. Скорее, речь идет примерно о таком же технологическом рывке, как и в случае с порохом — только в области налоговой технологии, а не военной. Плоды этого пожинали политические лидеры, успешно договаривавшиеся с элитами о росте налоговых поступлений и развивавшие на эти деньги армии и флоты.

    Значение этой способности взимать налоги не стоит недооценивать. Китай не мог добиться таких налоговых поступлений даже в 19 веке, а у стран субэкваториальной Африки до сих пор отсутствуют возможности нормально собирать налоги, что и мешает им обеспечивать своим гражданам такие базовые общественные блага, как безопасность.

    У Европы было и еще одно преимущество: ее купцы активно использовали порох для завоеваний, колонизации и военно-торговых экспедиций. Хотя обычно такие экспедиции требовали официального разрешения, власти часто поощряли авантюристов искать богатства за рубежом. Проблем с приобретением оружия или наймом опытных ветеранов, способных обучать новичков, у них тоже не было. К 17 веку подобные частные экспедиции породили гигантские торговые предприятия, которые привлекали на зарождавшемся европейском рынке капитала огромные средства для финансирования зарубежных авантюр. Например, Голландская ост-индская компания была не только частным инструментом голландской внешней политики, но и первой компанией, начавшей торговать своими акциями.

    Наконец последнее различие между Европой и остальным миром связано с ее политической историей. С 221 года до н. э. Китай чаще всего был единой империей. Эта империя быстро сумела создать централизованную бюрократию, привлекавшую местные элиты на государственную службу и заставлявшую их заботиться о выживании государства. Государственная служба помогала объединять империю, и пока эта империя была сильна и едина, прочие восточноазиатские государства опасались на нее нападать. Это означало, что у Китая не было причин искать новых врагов или новые возможности.

    Напротив, Западная Европа не знала прочного единства со времен Римской Империи. Вместо этого на ее территории веками сражались отряды во главе с вожаками, напоминавшими современных полевых командиров. Постоянная война взращивала победоносных военачальников, а также порождала укоренившуюся вражду между лидерами, которая формировала устойчивые политические границы. Именно эта вражда—а вовсе не физическая география —не позволяла никому надолго объединить Западную Европу в империю наподобие китайской. В долгосрочной перспективе в Западной Европе победили те военачальники, которые научились взимать большие налоги на свои войны. В результате Европа получила королей, тративших гигантские средства на военное дело и не имевших, говоря словами Макиавелли, «ни других помыслов, ни других забот, ни другого дела кроме войны».

    Без полной концентрации на войне и невероятных способностей взимать налоги европейских империй бы не было. Именно войны и налоги обеспечили Европе технологическое лидерство. Они дали европейцам возможность вести завоевания и подчинять местное население малыми силами. Без этого европейцы, вероятно, в любом случае разбогатели бы — и даже, может быть, все равно бы рано провели индустриализацию — однако явно не правили бы к 1914 году миром.

    26 комментариев

    avatar
    Меня всегда удивляло поведение Германии. Очень странно, но колоний немцы имели мало. Колониальную политику начали поздно, развивались плохо. Однако, были и остаются лидерами технического прогресса.
    0
    avatar
    Статья маловразумительная и не блещет доказательствами. Налоги повышать бесконечно невозможно, не разорив население.
    0
    avatar
    Потому что никакой Германии элементарно не существовало.

    Рост от Брандендурга к Пруссии к Германии был бесконечно болезненным, и тот Бранденбург вообще стирали пару раз с лица Земли. Кабы не поделы Речи Посполитой, то Германия бы и не возникла.



    Вот тут очень полезная книжка на эту тему

    0
    avatar
    Что-то подобное я и представлял. Рассказы про немецкий дух завоевания, которые я слышу со времён школы, как-то не укладываются в историю.
    Тем не менее, удивительно что такая нация как немцы не добилась в имперском плане почти ничего. Если сравнивать с Португалией — на мой взгляд слабой страной Европы. Хотя, поговаривают что именно имперская политика сделала Португалию такой, какая она есть.
    0
    avatar
    Ну потому что не было никакой «немецкой нации». Обьединение Германии это вторая половина 19-го века, т.е. вчера. И обьединялся народ весьма разный по языку (разные варианты немецкого различались чуть ли не до уровня голландского), по религии и истории. Бавария вообще по всем понятиям должна была быть отдельным государством.

    Та «немецкая империя», о которой Вы говорите — вот она сегодня вся и есть. Чего наскребли, то и зацементировали в нацию.
    0
    avatar
    А как же славное прошлое с ЛЫцарями и славными поражениями? Где тевтонский дух и славная история? Мы же так гордились своими победами над этими немцами...
    0
    avatar
    Те немцы, к слову говоря, в Германии не жили. Они жили в трех местах — сначала в Палестине, потом в Прибалтике у Риги, потом в Прибалтике в Пруссии. Поимели их во всех трех местах поочередно все три раза.

    А подьем Германской империи был связан не с лыцарями, а с классом юнкеров. По-нашему, разбогатевшие до уровня лэндлордов крестьяне, что переехали в города, отучились в универах и решили, что схватили бога за бороду.

    Вдобавок, очень большое количество университетов, что возникли из-за очень большого количества полу-независимых земель.

    В итоге Германия стала чем-то вроде Силиконовой долины 19-го века. Технологический переворот, совмещенный с политической экспансией, породил эту нацию…
    0
    avatar
    Тема затронута интереснейшая, но обьяснение ее дурацкое.
    0
    avatar
    Где-то читала, что какой-то там китайский император приказал потопить даже имеющиеся тогда в Китае те допотопные корабли, типа, нам и дома хорошо, в дальние страны нам не надо, и этим надолго затормозил развитие китайского флота. Если уж на это пошло, автору можно было бы опереться и на этот аргумент. Но даже с этим как-то неубедительно.
    Может, Европа проводила экспансию, в том числе, и войнами, из-за правила, по которому имение отца достается по определению старшему сыну, а остальные дети идут лесом и ищут себе пропитание самостоятельно? А свободной земли в Европе к тому времени уже не осталось, и пришлось этим бедным родственникам бросаться на борьбу с какими-нибудь сарацинами в крестовых походах или поиск всяких Индий, кругосветных путешествий и т.п.
    0
    avatar
    Тут причин наверняка туева хуча (пардон за мой французский).

    Но я думаю, что очень много параллелей будет с Римской Империей, та тоже расширялась. Расширения происходило благодаря экономическим причинам в первую очередь. Особенно увеличению империи способствовало желание «увеличить налогооблагаемую базу» — естественное желание любого государства, к тому же помноженное на нехилый личный интерес всех участников того или иного военного похода. Кстати в древнем Риме были как императоры-экспансионисты, так и императоры-хозяйственники. Наиболее типичный пример (ИМХО)экспансиониста — Великий Цезарь, а к хозяйственникам я бы причислил Клавдия (император, правивший после Калигулы). Кстати Клавдий известен тем, что привел в порядок экономику и финансы после недолгого правления разухабистого Калигулы. Причем отличился на этом поприще именно применением экономических методов, а военные методы применял крайне редко и неохотно.

    Римская империя развивалась в пределах Европы/западной Азии, тогда как европейская цивилизация размахнулась на весь мир. Думаю, что это стало возможным из-за развития определенного уровня технологий, в первую очередь в военной области и в области морских перевозок. А что касается мотивации — ну так как в Римской империи так и в Европе она была одинакова — жажда увеличить налогооблагаемую базу плюс личный интерес.

    Кроме того схожи методы управления европейскими колониями и римскими провинциями.
    0
    avatar
    Э нет, тут не согласен. И статья то же самое говорит — если бы Европа была единой империей, то ничего бы она не завоевала. Европейская Империя, к примеру, может спокойно выжить без Индокитая, а вот Голландия не может — потому что если она не захватит Индокитай, то его захватит Англия и обрубит Голландии импорт спайсов. Бедные туземцы в этом случае отгребают вообще не за свои грехи.

    Трюк был именно в конкуренции, но при этом все это разнообразие стран было завязано в единую сеть — Христианство с сурер-узлом в Риме. То есть европейцы были единой системой, но не как мерво-лежащий кирпич, а как видоизменяющаяся текущая вода.

    Система, состоящая из конкурирующих элементов, но завязанных вместе общими внутренними правилами и общими внешними ценностями по отношению к окружающим, вообще является идеальным механизмом развития и экспансии. Сильнее любой империи. Это я про модель для Интермариума, если что ;-).
    +1
    avatar
    Можно поподробнее с аналогией про Междумрорье?
    0
    avatar
    Это не совсем так, пани Людмила.

    Во-первых, Китай являлся огромнейшей морской державой, которая в относительном выражении не превзойдена до сих пор (у них было под 4 тысячи океаноходящих кораблей — у ВМС США сегодня их всего чуть больше трех сотен). Китайские корабли были не просто массивными, они были чуть ли не плавающими городами. До сих пор толком не ясно, как они их строили такими большими.









    Во-вторых, когда Вы пишите про «примитивные» суда, Вы видимо представляете себе их маленькие кораблики, времен европейской колонизации. Но даже эти маленькие кораблики поздних эпох были долгое время более эффективными в бою, чем европейские каравеллы.

    К примеру в Битве при бухте Ляолуо (1633) знаменитый китайский адмирал Жен Жилонг раздел голландские парусники на орехи, даже не смотря на то, что тем помогали пираты. И это небольшими джонками.

    В-третьих, дело с уничтоженным флотом было так.

    Во времена династии Мин был такой, наверное, самый знаменитый китайский флотоводец Чжэн Хэ. Он снарядил восемь крупномасштабных экспедиций во все концы света (в китайском понимании). До Европы они не плавали, но в Европу при этом же императоре были снаряжены огромные караваны.

    Пути Чжэн Хэ


    Собрав всю информацию о мире император убедился, что остальное человечество — сущие недоразвитые варвары. Для сохранения высокого ментального уровня своей цивилизации они решили не соприкасаться с этими варварами. Поскольку в силу своей слаборазвитости варвары из Европы до них доплыть/доехать не могли, то достаточно было перестать плавать к ним, чтобы не общаться с этой «западной ватой».

    Правды сказать, что те экспедиции и караваны были на столько массивные, на столько огромные, что на них оказалась истрачена чуть ли не вся казна. И посмотря на то, что Чжэн Хэ привез взамен (а вдобавок он потерял уйму народа) императорская канцелярия тупо запретила океанские плавания, как не окупающие себя.

    Сначала ввели запрет на строительство кораблей больше двух мачт, а потом и вовсе флот попилили. Хуже того, когда европейцы стали приплывать спустя два века, то людям запретили селиться ближе скольких-то километров к побережью, дабы не общаться.

    Они и подумать не могли, что дикие неотесанные европейцы из 15-го века в 17-ом сами приплывут к ним с продвинутым вооружением, технологиями и неутолимой алчностью.
    +1
    avatar
    Почему — то все думают что все страны и все регионы должны развиваться одинаково и с одинаковой скоростью. А ведь это не так — то одни регионы вырываются вперёд — то другие. Так в 500-г самыми «продвинутыми» были китайцы, в 900-е — арабы, 1400 — среднеазиаты. И у всех их были империи и не маленькие! Или другой пример — Германия -1913 г — второе место в мире по уровню промышленности в 1938 — 3-е в 1980 — 4. А сечас её обогнал не только Китай но и Индия. Не удивлюсь что через пяток лет ФРГ опустится ниже Аргентины или даже Нигерии.
    0
    avatar
    Не удивлюсь что через пяток лет ФРГ опустится ниже Аргентины или даже Нигерии.

    Не верю.:J
    0
    avatar
    А чего -тут верть!? Ещё наберут с десяток — другой миллилов дармоедов — и прщай немецкое чудо!
    0
    avatar
    Пусть сперва наберут, миллионов эдак с 20-30.8-)
    0
    avatar
    Да, тема очень интересная затронута, но объяснение не слишком развернутое. Почему именно европейцы такие воинственные не объяснено. Таким же образом Марроканцы, Египтяне или Нигерийцы могли оказаться колонизаторами, ведь им также приходилось постоянно воевать из-за тесного местоположения между другими странами, но они-то не стали колонизаторами. Так что одного объяснения с воинственностью и налогами недостаточно.
    0
    avatar
    комментарий был удален
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.