Геополитика
  • 1804
  • Foreign Policy: Оставьте это дело Владу (и Верховному лидеру)



    Дэвид Роткопф

    Когда президент Ирана Хасан Рухани встречался в прошлую пятницу с журналистами в Нью-Йорке, он подчеркнуто заметил, что Иран и Россия не объединяют усилия в составе «коалиции» в Сирии. Они делятся разведывательными сведениями. Они обсуждают стратегию. Они постоянно поддерживают связь. Но коалиция? Нет.

    Спустя два дня правительство Ирака тоже объявило, что делится разведывательными сведениями с Россией, Ираном и Сирией. Так что, пожалуй, Рухани выражался буквально, когда отрицал наличие коалиции с Россией — ведь в действительности у Ирана коалиция с Россией, Ираком и Сирией.

    Рассказывая о некоалиционной коалиции, Рухани без колебаний подчеркнул, что взгляды Тегерана на ситуацию в Сирии очень близки взглядам русских. Он назвал их «зеркальными». Затем, вспоминая о своей беседе с Владимиром Путиным накануне создания российской военной группировки в Сирии, он рассказал о выраженном российским президентом желании вмешаться в ситуацию в этой стране, дабы начать «более эффективную» кампанию против «Исламского государства».

    Более эффективную, чем у кого, спросите вы. (А надо ли спрашивать?) Смысл понятен. Путин, который считает крах в Сирии местной проблемой режима в Дамаске, играющего роль бастиона в борьбе с распространением экстремизма и с его проникновением в российское подбрюшье, не очень-то высоко оценивает действия против ИГИЛ, которые идут под руководством США. На самом деле, выступая в понедельник в Организации Объединенных Наций, Путин дал понять, что США ничего не делают для борьбы с ИГИЛ, заявив: «Надо наконец признать, что кроме правительственных войск президента Асада, а также курдского ополчения в Сирии с „Исламским государством“ и другими террористическими организациями реально никто не борется».

    Что любопытно, по словам Рухани, Путин рассказал ему, что он во время беседы с американским президентом известил Барака Обаму о своих планах поддать жару. Это вызывает тревогу, потому что Соединенные Штаты были явно не подготовлены к российской эскалации, хотя многое говорило о том, что это случится.

    На самом деле, как сообщают различные средства массовой информации, включая Washington Post, Обама до сих пор пытается понять, какой должна быть его следующая полумера в Сирии. Может, ему надо набрать больше твитов из Совета национальной безопасности? А может, выступить с очередной речью о том, насколько плохи у нас варианты действий в этой стране? Естественно, в своем выступлении в ООН в понедельник он не дал никаких ясных ответов — ни о чем. (Если вы его пропустили, вот краткое изложение: «Доброе утро. Кексы. Единороги. Радуга. Путин злой. Большое спасибо»).

    Возможно, я несправедлив. Несмотря на то, что наши действия против ИГИЛ явно не дают результата, в том числе, и из-за сфабрикованных разведсведений, и что эта экстремистская группировка наращивает силы по многим важным направлениям, вполне может быть, что все это — часть грандиозного плана американского президента. Он хотел уйти из этого региона. Он не хотел вводить туда американские войска. Он хотел, чтобы какая-то страна или группа стран из этого региона приняла эстафетную палочку. И именно это сейчас и происходит.

    Путин неоднократно демонстрировал, что он без колебаний направит туда войска (пусть даже иногда они не в полной униформе, к примеру без знаков различия — как на Украине). Да и Иран не колеблется, расширяя влияние в регионе посредством своей армии, военных советников и боевиков, находящихся на его обеспечении, а также используя имеющиеся в его распоряжении экономические, политические и разведывательные средства. Как сказал один высокопоставленный израильский представитель, правительство Биби Нетаньяху считает, что Иран в последние дни перебросил в Сирию около 1 500 военнослужащих. Правительства в Дамаске и Багдаде давно уже стали заложниками благорасположения не таких уж и незнакомцев из Тегерана и Москвы. Все эти игроки считают усиление ИГИЛ и гражданские войны в Сирии и Ираке прямой и серьезной угрозой своим ключевым интересам (в отличие от других региональных игроков, сделавших свои ставки в Сирии — типа Турции, Саудовской Аравии или Катара).

    По этим причинам, а отнюдь не из-за уведомлений Путина, президент Соединенных Штатов со своими советниками должен был знать, что лучше всего его желаниям отвечает эта готовая сражаться с ИГИЛ некоалиционная коалиция. А поскольку Соединенные Штаты в последнее время предпринимают шаги по предоставлению новых полномочий иранцам, и в то же время спускают на тормозах те проблемы, из-за которых мы можем оказаться в еще большей конфронтации по отношению к Путину, Асаду и иракцам, становится понятно, что президент с большим удовольствием дает им возможность поступать так, как они поступают.

    Теперь план Обамы становится понятен. Мы уйдем из Сирии и Ирака, оставив их русским и иранцам. Обе эти измученные войной страны находятся в состоянии хаоса. У США нет политической воли для наращивания своего участия. Ну что здесь может пойти не так? Каковы могут быть долговременные последствия, если мы позволим русским и иранцам продолжать свою понятную и пока успешную стратегию по расширению влияния в собственном общем географическом окружении?

    Эта стратегия заключается в содействии расколу у соседей, чтобы затем прийти и усилить свое влияние на них по кусочкам, одновременно ослабив их оппонентов. Благодаря такому подходу Россия получила часть территорий Грузии и Украины. Этим объясняется ее демонстрация силы в Беларуси и Прибалтике. Используя такую тактику, Иран усиливает свое влияние от Ливана до Йемена (не говоря уже о Сирии и Ираке).

    Неважно, что Россия агрессивно позиционирует себя в качестве соперника США во всем мире, а у Путина из-за экономических и демографических бедствий внутри страны есть всего один козырь, чтобы сохранять 80-процентные рейтинги популярности: возрождение «российского величия» посредством агрессии за рубежом. Неважно, что он душит демократию, серьезно увеличивает военные расходы, модернизирует ядерные силы и нагнетает военную истерию. Неважно, что разрушается ключевой баланс между шиитами и суннитами на Ближнем Востоке, и что сунниты терпят одну неудачу за другой (во многом по собственной вине). Неважно, что буквально на каждое поражение суннитов приходится победа иранцев. Неважно, что Иран и Россия это самые опасные игроки в мире, и что встревоженный Пентагон включил их в списки своих потенциальных врагов под первыми номерами.

    Если в годы Второй мировой войны наши умонастроения сводились к «победе любой ценой», то в годы правления Обамы американским девизом стал «уход любой ценой».

    В то время как самозваные «реалисты» приветствуют сдержанность и непревзойденное мастерство президента Иа-Иа в подчеркивании недостатков американских действий, а защитники президента выдвигают несомненно обоснованный аргумент о том, что катастрофическое вторжение в Ирак довело нас до того положения, в котором мы оказались, они упускают из виду один исключительно важный факт. Что сделано, то сделано. Мы там, где мы есть. Давайте признаем, что Ирак был катастрофой. Давайте согласимся с тем, что арабская весна стала раной, которую сами себе нанесли режимы, пренебрегшие обязательствами перед своими народами и современностью. Давайте скажем, что никаких хороших вариантов у нас в Сирии не было.

    Когда американский президент оказывается в паршивой ситуации, не имея хороших вариантов действий, мы все равно должны думать о том, как наилучшим образом продвигать американские интересы. (Дурное предчувствие по поводу иностранных боевиков, потоки устремившихся в Европу беженцев, а также стратегические последствия длительного контроля над Ближним Востоком — все это подчеркивает, что у нас все-таки имеются долгосрочные интересы, а аргумент «это не наша проблема» наивен и недальновиден.) «Слишком трудно» и «я не хочу играть» это неприемлемые ответы, потому что они ведут как раз к тому, что мы получили: врагов, захвативших инициативу и запустивших потенциально перманентный процесс перераспределения власти и влияния в стратегически важном регионе земного шара.
    (Между прочим, скоро в этом ряду окажется и Афганистан — еще одно место, где американские планы потерпели полную неудачу. Иран уже пытается усилить свое влияние на Афганистан, поскольку политические междоусобицы в Кабуле, колебания и усиление ИГИЛ создают условия для роста нестабильности в этой измученной стране).

    Кстати, это отнюдь не значит, что российско-иранская команда с легкостью разобьет экстремистов. Я также думаю, что на данный момент их основная цель не в этом. Они стремятся завоевать что-то вроде плацдарма, который гарантирует им важные рычаги влияния на будущее политическое урегулирование в Сирии, если таковое начнется. Они смогут либо сохранить Асада у власти, либо обеспечить ему руководство на весь переходный период, а затем выбрать его преемника или наложить вето на его кандидатуру. Таким образом, обе страны гарантированно получат то, чего им хотелось больше всего — сохранение своего влияния в Дамаске. Этого требуют их региональные стратегии. А поскольку Соединенные Штаты, Европа, сунниты и даже израильтяне будут довольны таким положением вещей, потому что ИГИЛ будет обуздан, а потоки беженцев иссякнут, есть немало шансов, что российско-иранский гамбит сработает. Они получат то, что хотят, а мир, включая Обаму, назовет это победой.

    Поможет ли это аналогичным образом стабилизировать Ирак? Не исключено. Но в чем состоит их цель там: в восстановлении власти Багдада над всей страной или просто над значительной частью ее территории? Что будет, если ИГИЛ оттеснят к иорданской границе, но он сохранит свою активность? Что будет, если в результате интересы суннитов в Ираке будут сведены к минимуму, а иранская угроза странам Персидского залива примет угрожающие размеры? Эти вопросы Вашингтон должен был задать до того, как уступать лидерство тем, у кого нет ценностей Обамы, но есть отсутствующая у него сила воли, чтобы действовать.

    Когда недавно на круглом столе в редакции Foreign Policy мои гости дискутировали о том, какой мировой лидер лучше всех укреплял международное влияние своей страны в годы правления Обамы, все закончилось соперничеством за первое место между иранским верховным лидером Али Хаменеи и Путиным. Третье место получил глава квази-государства Абу Бакр аль-Багдади (Abu Bakr al-Baghdadi). Иными словами, главными победителями стали враги США, которые воспользовались нерешительностью, недальновидностью и разобщенностью западных лидеров для укрепления собственного положения и позиций тех стран или образований, которые они представляют.

    Но на круглом столе не было никакой узкопартийной пристрастности. Два участника (я и Роза Брукс (Rosa Brooks)) работали в демократических администрациях. Наша беседа, какой бы она ни была, стала признанием наиболее тревожных элементов по внешней политике Обамы. В геополитике, как и в физике, природа не терпит вакуума.

    11 комментариев

    avatar
    Обама чмо, но кто в этом виноват? Уже не американские ли избиратели? Демократы США? 8-)
    А не фик было делать из негра-гастарбайтера президента США. Идиоты.
    0
    avatar
    Вы не поняли «казачковый» посыл этого иксперта (грамотного, кстати). «Подковырнув», обвинив Барака Хусенйновича в слабости БВ-политики гегемона, он поддрачнул драчливых дурачков, чьи коготки там уже увязают. Причем, Иран к дурачкам отнести нельзя, он там реально решает свои насущные задачи. А вот что там делает ВВС из «Северных Палестин», какие цели и в чью пользу там достигает кремлевский марионеточный дурачок — довольно многоуравнительная задача. Ясно одно — он уже давно в загоне «цугцванга», и все его действия на внешнеполитической арене — в ущерб будущему и настоящему России и ее граждан. У власти — дурак, марионетка и вредитель. Впрочем, это было предопределено.
    0
    avatar
    Обама молодец, опять чужими руками будут грести каштаны из костра.
    0
    avatar
    Идет возврат к многополярному миру, причем с новыми игроками, а это означает передел сфер влияния и трения между основ игроками.
    Главный вопрос: в какой форме будут эти трения? Выход СССР в миров лидеры после 2МВ, потеря зап Европы статуса лидеров, потеря СССР этого статуса после 1991 обошлись без большой войны. А нынешние изменения?????
    Сегодня Китай не педалирует перемены в формальном статусе, а вот Иран ?????
    Или образование халифата?????
    0
    avatar
    @Идет возврат к многополярному миру, причем с новыми игроками, а это означает передел сфер влияния и трения между основ игроками.@
    Может аналогия не очень подходяща, но в плане гротескном,- такая «заварушка» настолько же похожа к подвижке к би/многополярному миру, как схватки князей киевско-владимирской Руси перед нашествием Батыя. Вот теперь Обама будет иметь право на триумф.
    0
    avatar
    ИМХО, драть будут и США тоже — потеря влияния на Бл Востоке для них совсем не айс. Именно с эти они и пытаются бороться. Но задавить Иран не получилось, с Ираком — непонятки, с Авганом — тоже скорее поражение.
    0
    avatar
    Вот ни за что не пойму, как глобальный гегемон может потерять свое влияние в регионе, при том, что вместо себя он подвинул на грязную работу (и без права на дивиденд) затерявшегося и растерявшегося придурошного, мнящего себя региональным разводящим, но на деле придвинувший свою страну к неминуемому банкротству? Асад уйдет или его скинут — вопрос решенный и Путин здесь как та собачка, лающая на караван. Он отрабатывает почти по заданию в заведомо проигрышной роли. Жертвы от ответного удара террора (а что есть эти бомбы на мирные города, как не террор?) среди рос. народа или военные потери его не волнуют. В мире нет бойца храбрей, чем обхезавшийся путин.
    0
    avatar
    Какой триумф Обамы? Через год это чмо не будет в Белом доме.
    0
    avatar
    Махмут! Паджигай!
    There were early indications that Russia could face repercussions from its developing role in Syria. The Army of Islam, an insurgent group with Saudi financing that is strong around Damascus, announced days ago that it was declaring war on Russia — at least wherever it reared its head in Syria.
    0
    avatar
    Когда Аль-Нусра, она же Аль-Каеда, объявит, то станет интереснее. Им километров 50 спуститься с гор в районе Латакии — и там русские с самолетами стоят.
    0
    avatar
    Зачеп проливать кровь правоверных?
    Пусть русские сами истребят себя:
    Саудовская Аравия снизит цены на нефть для Азии
    +1
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.