Геополитика
  • 767
  • Перелом: каковы итоги 2018 года?



    Илия Куса, Украинский институт будущего, «Хвиля»

    в сокращении

    Итог №5. Деактуализация традиционных политических систем.

    Под давлением глобальных проблем, принимающих новые формы по мере развития человечества, традиционные политические системы во многих регионах и странах мира перестают быть актуальными. Четвёртая промышленная революция деактуализирует социально-экономические модели, существовавшие десятки лет после окончания Второй Мировой войны и формирования нового мирового порядка на руинах старого. Массовое переселение народов меняет демографический портрет целых наций и корректирует электоральные предпочтения населения. Экология создаёт целый пакет проблем, который становятся более угрожающими, нежели конфликты, экономический кризис или хакерские атаки, ставя под удар правительства и партии, неспособные справится с этой угрозой.

    2018 год прошёл под знаком перемен, и нарисовал нам картинку будущего. Стремительно меняющиеся вкусы, мода, образ жизни, появление новых профессий и исчезновение старых, старение одних наций и перенаселение других, изменения климата, ожесточение борьбы за ограниченные ресурсы, влекущие изменения электоральных предпочтений, бьют по всей архитектуре мировой политики и деактуализируют то, что раньше казалось нормальным.

    В условиях, когда послевоенный либеральный мировой порядок распался, а его куски летят на Землю, словно метеориты, погребая под собой целые общества, народы и государства, населению необходимы изменения и новые лидеры. Они должны быть качественно другими: устойчивыми к напряжению, харизматичными, умеющими постоять за себя и нацию, жёсткими и, порой, даже безжалостными к своему и другим народам. Общество захотело вождя, отца и военачальника. Демократия начала уступать место политическому трайбализму, будто бы откатывая историческое время назад, когда все решения принимались королями, вождями племён, шейхами, князьями.

    Персонификация политики и подсознательные поиски большинством населения простых решений сложных проблем всегда бросает людей в объятия различных политических аферистов, радикалов и популистов, играющих на низменных чувствах человека: страхе, надежде, паники, отчаяния и национальной гордости. Под давлением такого количества проблем глобального характера (которые не так просто решить), человек психологически склонен отстраняться от этого всего, предпочитая просто не замечать проблемы или же вверить её решение кому-нибудь, кого выберут (или кто представит себя) мессией и спасителем. Особенно примитивной эта склонность передать ответственность другому проявляется при информационном голоде.

    Поэтому стоит ли удивляться, что в Соединённых Штатах на выборах президента 2016 года победу одержал Дональд Трамп? Его избрание – это не причина глобальных трансформаций, а их результат. Самая могущественная страна на планете, заложившая фундамент под либеральный мировой порядок, избирает своим лидером человека, прямо презирающего этот самый мировой порядок и либеральные ценности. Естественно, приход к власти Дональда Трампа ознаменовал начало острого кризиса старой системы, и 2018 год показал это со всех сторон. Система перестала отвечать запросу населения и глобальным проблемам человечества, а элиты не могут с ними справиться.

    Досрочные выборы в Италии 4 марта привели к формированию одной из самых ярких право-популистских коалиций в Европе, не считая нового правительства в Австрии.

    Волна национал-популизма и анти-элитарных правых настроений ударила и по самому стабильному на сегодняшний день бастиону старых либеральных элит – странам Скандинавии. При этом, там, где популисты и право-консерваторы не победили, они существенно ослабили систему. 14 января в Норвегии с огромным скрипом и длительными дебатами сформировали правительство меньшинства в составе сборной солянки либералов, право-популистов и консерваторов. А в Швеции парламентские выборы завершились усилением позиций национал-популистов и ослаблением парламента, который столкнулся с проблемами при формировании новой коалиции.

    Деактуализация лево-центристской политической системы в Бразилии, много лет державшейся на легитимности пост-диктаторских времён, привела к резкому крену вправо и избранию президентом 28 октября право-радикала и националиста Жаира Болсонару.

    Мировые тенденции и миграционный кризис заставили меняться старые элиты в Восточной Европе, не желавшие отправляться на свалку истории вместе со старым мировым порядком. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан повёл страну вправо и возродил пару фантомов давно минувших дней о «Великой Венгрии» и «стране, которую мы потеряли», эхом отбившихся по основным культурно-историческим «болевым точкам» Восточной Европы, включая украинское Закарпатье. Возникновение концепции «нелиберальной демократии» в риторике Орбана и его польских, чешских, словацких друзей – попытка создать альтернативу старому деактуализированному институционально-идеологическому дискурсу в Европе. В Чехии выборы президента в конце января оставили на своём месте, казалось бы, одиозного для всех Милоша Земана.

    Конституционный кризис в Молдове, где уже пятый раз подряд президента Игоря Додона отстраняют от власти, лишь подчёркивает, что элиты в этой ослабленной временем стране пока не нашли ответа на вопрос: какая модель должна прийти на смену существующей? Массовые антикоррупционные протесты в Румынии, в комбинации с разочарованием всеми традиционными элитами Бухареста – аналогичная ситуация. Сюда же можно добавить и демонстрации в Словакии после убийства журналиста Яна Куцяка, и скандал вокруг мистической истории с пребыванием в оккупированном Крыму сына премьер-министра Чехии Андрея Бабиша. Все эти истории отражают усталость населения от своих политических лидеров и их заезженной риторики, а также натянутость отношений внутри общества на фоне неуверенности в своём будущем.

    Смена поколений и электоральных предпочтений поглощает и другие регионы. На Ближнем Востоке старые политические системы, во многом ставшие продуктом неадекватной, искусственной системы Сайкса-Пико 1918 года, доживают последние годы. Глобальные изменения отразились на позициях традиционных сил, которые сами начали менять свою повестку в соответствии з запросами общества. Сторонники светской формы правления ещё больше закрутили гайки, опасаясь пропаганды исламистов и либералов. Сторонники исламистской идеологии узрели в обострении региональных и глобальных проблем свой «звёздный час» и перешли к более радикальным и агрессивным действиям. Так началась «арабская весна» с последующими прокси-войнами сразу в нескольких местах, продолжавшихся в 2018 году. Это привело к обострению региональной войны между традиционными силами, претендующими на доминирование в регионе. А появление на политической арене «Исламского государства» стало идеальным воплощением реакционной силы в ответ на глобальные тенденции, бьющие по региону.

    В 2018 году деактуализация систем Ближнего Востока стояла особенно остро. Парламентские выборы в Ливане и Ираке не принесли желаемого результата, а лишь засвидетельствовали, что привычные схемы уже не работают. В Ливане система настолько прогнила, что парализовала процесс избрания коалиционного правительства, затянув его на 8 месяцев. В Ираке население, разочаровавшись в традиционных лидерах, проголосовало за внесистемную политическую силу, альянс технократов и коммунистов. В Саудовской Аравии и других странах Персидского Залива обостряются внутренние экономические и финансовые проблемы, требующие перехода стран на новый технологический уровень – модернизации. А это, в свою очередь, означает изменение социального уклада и экономической модели государств, которые стали не актуальными с учётом новых трендов и технологий.

    Деактуализация политических систем будет бить по тем, кто наиболее уязвим.

    Чем более прогнившая система, тем больнее ей будет падать, и тем хаотичнее будет происходить переход. Постсоветское пространство – прекрасный тому пример. Обострение демографических проблем в России и старение их научно-технической базы вынуждает элиты маневрировать и пытаться пережить «смутное время», петляя между внутренними дисбалансами в развитии регионов, интересами узких групп людей во власти и необходимостью удержать глобальные позиции. В свою очередь, Беларусь по тем же причинам дрейфует от России, видя перспективы и своё «спасение» во время переходного периода от одной системы к другой в сотрудничестве с Китаем. Некоторые системы, впрочем, не сумели удержаться, и их снесли. Яркий пример – Армения, где анти-элитарная революция вынудила страну искать новый путь развития, выкинув все традиционные политические силы на мусорку.

    В этом ситуации Украина – среди тех стран, которые наиболее уязвимы для таких глобальных изменений. Ведь политическая система Украины, практически все годы независимости опирающаяся на власть узкого числа финансово-промышленных групп и «олигархического консенсуса», в нынешних условиях перестаёт быть актуальной и, в прямом и переносном смыслах, размывается в демографическом кризисе, изношенности инфраструктуры, эмиграции молодёжи и хроническом отставании в технологическом развитии.
    Итог №6. Упадок и осада либеральной идеологии, третий откат демократизации, вспышка антиглобализма.

    Вышеописанные проблемы и мировые вызовы привели к упадку либеральной идеологии, доминировавшей в мире преимущественно передовых стран. Либеральные ценности, основанные на мультикультурализме, толерантности, правах человека и свободе мысли, оказались под ударом реванша правых консервативных сил и национализма, ставшего реакцией на миграцию и демографические проблемы. Идея глобализации как основы нового мира вызвала ответную реакцию у антиглобалистов, считающих, что это – не лучший путь развития человечества.

    Вспышка антиглобализма и подъём национал-популизма в мире привёл к третьей волне анти-демократизации, о которой в своё время писал Сэмюель Хантингтон. По подсчётам издания «The Economist» в январе этого года по результатам 2017 года, половина стран мира двигается в сторону от демократии, а не навстречу ей. Менее 5% населения планеты живут в обществах с «полноценной демократией». Даже Соединённые Штаты, по версии издания, не являются полноценной демократией, и ожидается, что их позиции в этом рейтинге ещё сильнее обвалятся к публикации следующих отчётов в январе 2019 года.

    В Испании обострение проблем с Каталонией, кризис старых элит (отставка многолетнего премьер-министра Марьяно Рахоя) и неспособность очередного нестабильного правительства проводить реформы затормозили развитие демократии в стране и дали сильный «буст» правым популистам и реваншистам, ностальгирующим по «стабильности» и «порядку» времён эпохи Франциско Франко.

    Культивирование анти-иммигрантских, агрессивных евро-скептических и авторитарно-националистических нарративов в Италии нивелируют приверженность Рима к общеевропейским либеральным ценностям, которые, казалось, надолго и глубоко засели в головах элит и населения. Авторитарные замашки вице-премьер-министра и главы МВД Италии Маттео Сальвини, хоть и не приведут к падению демократического строя, однако могут заложить соответствующий идеологический фундамент на будущее. В конце концов, Италия проходила это и раньше, в начале XX столетия.

    Кризисы либеральной идеологии и представительской демократии как таковой в этом году ярче всех сияли во Франции. Масштабные протесты «жёлтых жилетов» стали прообразом конца Старой Европы в той форме, в которой её знали после Второй Мировой войны. «Топливные протесты» во Франции, которые и сегодня расшатывают страну – это не про бензин и акцизы на топливо. Это про многолетнее противостояние между обществом и властью, попытка переосмыслить основы функционирования Французского государства и его принципов, сформированных после Великой Французской революции.

    Упадок либерализма во многом был бы невозможен без кризиса церкви и упадка религиозных ценностей.
    На мой взгляд, этот фактор часто недооценивают, особенно относительно Европы. На протяжении последних 10 лет число верующих христиан в Европе стабильно падало, а в 2017-2018 годах ряд стран ЕС и вовсе перестали быть христианскими с точки зрения веры большинства. Закостенелость Католической церкви и её институтов, постоянные сексуальные скандалы, связанные с Ватиканом (в том числе из-за «прозрачности» цифрового мира), вялая и неуверенная попытка Папы Римского Франциска реформировать церковь под новые реалии – всё это разочаровало часть их паствы. А экспансия новых «модных» европейских ценностей – защиты прав сексуальных меньшинств, всеобщего равенства и свободы мысли – раскрепостило многих людей и освободило их от старого христианско-демократического мышления.

    Упадок христианских ценностей, на базе которых выросла либеральная идеология, быстро сделала её тоталитарной. Либерализм переходит в тоталитарный нигилизм, теряя под собой почву, из которой вырос. Реагируя на собственный экзистенциальный кризис, либерализм вспыхивает ярким огнём, докручивая самого себя до смешного абсурда, часто с помощью самих медиа, считающих, что чем громче кричишь, тем больше людей тебя услышат.

    И дело даже не в появлении громкой социальной кампании #MeToo после скандала в начале года вокруг ведущего голливудского продюсера Харви Вайнстина. Дело в дальнейшем развитии этой истории, когда вроде бы правильный и понятный для людей посыл «эффекта Вайнстина» постепенно стал бесконтрольным орудием в руках яростных феминисток и радикальных либералов, использующих этот тренд против любого мало-мальски неугодного им человека. Это быстро дискредитировало саму кампанию и её меседжи, которые начали ассоциироваться не с борьбой за общечеловеческие ценности и права, а с группой ярких медийных личностей, открыто игнорирующих презумпцию невиновности. Таким образом, «эффект Вайнстина» стал бумерангом, который лишь усилил правых консерваторов в тех же Соединённых Штатах.

    Ещё одной громкой историей, которую интересно было проанализировать сквозь призму кризиса медиа и либеральной идеологии, стало убийство саудовского разведчика и инсайдера Джамаля Хашкаджи в консульстве в Стамбуле 2 октября. Демонстративно-наивная вера преимущественно либеральных СМИ в то, что убийство должно было спровоцировать разрыв отношений США и Саудовской Аравии и единодушное осуждение элитами принца Мухаммеда бин Сальмана, показала, насколько медиа бывают оторваны от реальности. Транслируя в принципе правильные меседжи про права человека, справедливое расследование и моральность политики, либералы возвели ситуацию в абсолют и настолько её передёргивали, что часть населения перестала воспринимать её всерьёз. Само событие искажается, а журналисты не задают правильные вопросы, пытаясь разобраться с ситуацией.

    Итог №7. Кризис глобального лидерства и международных институтов, обострение мировой конкуренции.

    Одним из главных итогов 2018 года стал кризис глобального лидерства, связанный с отказом США играть роль «мирового полицейского». Штаты долгое время были главной движущей силой старого послевоенного мирового порядка. Грубо говоря, они этот порядок и создали после Второй Мировой войны, а затем апдейтнули после краха СССР в 1991 году.

    И вот, с приходом в Белый Дом Дональда Трампа, эти времена завершились. Президент США прямым текстом заявляет, что США более не намерены играть роль главного шерифа в городе и платить, делая работу за других. Штаты уходят из нескольких регионов мира, предпочитая не втягиваться в очередные региональные и локальные процессы, смысл которых не понимают американские избиратели. Логика США проста: зачем платить лишние деньги, если можно сохранить глобальные позиции, необходимые для выживаемости системы, при минимальных затратах?

    В регионах США взялись за формирование новых региональных альянсов, на которые планируют опираться в будущем, но прямо не участвовать в жизни региона. В Латинской Америке США выстраивают отношения с новым правым президентом Колумбии Иваном Дуке и избранным президентом Бразилии Жаиром Болсонару. В Европе ставка идёт на национал-популистов, которых администрация Трампа считает более приемлемыми для себя собеседниками, нежели старые либеральные элиты в Германии и Франции, которых Трамп не понимает. Например, в той же Германии официальный Вашингтон неприкрыто ставил на министра здравоохранения, молодого консерватора Йенса Шпана во время выборов нового лидера правящей партии Христианско-демократический союз.

    На Ближнем Востоке летом этого года начала циркулировать идея создания «ближневосточного НАТО», которое могло бы стать заменой американским силам в Ираке, Сирии, Персидском Заливе и, возможно, в Афганистане. Впрочем, идея эта осталась на уровне пустых разговоров, и под Новый Год Дональд Трамп ещё раз напомнил о том, что времена американского шерифа прошли: США выводят войска из Сирии и половину контингента из Афганистана.

    Кризис глобального лидерства в этом году повлёк за собой на «дно» и существующие мировые институты, на которых стоит международный порядок. Односторонний выход США из иранской ядерной сделки 8 мая этого года дискредитировал многостороннюю дипломатию и соглашения, которым теперь никто не верит. Восстановление санкций США против Ирана в августе и ноябре подорвало позиции механизма санкций как такового, вынудив европейских союзников Штатов искать пути обхода этих самых санкций, да ещё и в сотрудничестве с РФ и Китаем. Торговая война между США и КНР, а также введение импортных пошлин со стороны Вашингтона против десятка стран из соображений национальной безопасности подорвало позиции ВТО, в которую поступило много жалоб. В июне США ударили по ООН, объявив свой выход из Совета по правам человека и ЮНЕСКО. А ранее, в мае, США пригрозили ввести санкции против судей Международного уголовного суда в Гааге, если те решат расследовать инцидент с гибелью более 500 палестинцев на границе Израиля и сектора Газы.

    Другие страны, видя полное игнорирование Штатами глобальных организаций, используют эти прецеденты в своих целях. 5 октября Китай похитил и арестовал президента Интерпола Мэн Хунвэя, тем самым ошарашив многих международных наблюдателей. Россия в открытую напала на украинские корабли у Керченского пролива и заблокировала Азовское море, достроив Крымский мост 15 мая. Турция совершила второе вторжение в северную Сирию в курдский регион Африн в январе-феврале, игнорируя международное право и Устав ООН. США, Франция и Великобритания создали очень плохой прецедент, обстреляв в апреле территорию Сирии по надуманному поводу, тем самым развязав многим государствам руки для будущих аналогичных ситуаций, например РФ на Донбассе.

    Эти процессы расшатали мировую систему в этом году. Международные организации оказались перед необходимостью реформироваться или превратиться в бесполезные площадки для болтовни. И если 2018 год стал для них переломным в этом восприятии, то 2019 год может стать их красной линией.

    Итог №8. Деградация и эрозия региональных социально-политических укладов.

    Вслед за кризисом глобального лидерства, уходящий год обнажил перед нами и проблемы регионального уровня. Вакуум влияния и власти из-за уменьшения веса США в мире обострил региональные противостояния между странами, готовыми или желающими занять место лидера того или иного региона.

    Изменение привычного баланса сил, который в том числе держался на американской бесспорной и единоличной гегемонии, обрушил региональные социально-политические системы, сформированные при участии тех же Штатов.

    Одной из самых ярких историй стала эрозия трансатлантического союза между США и Европой. Провальный саммит НАТО в Брюсселе, на котором Дональд Трамп изложил своё видение отношений между союзниками (без общих ценностей и норм, чисто «бизнес»), серьёзно подорвал доверие между Вашингтоном и Брюсселем. Односторонний выход США из иранского ядерного соглашения в мае этого года, а также перенос американского посольства из Тель-Авива в Иерусалим, создал ещё две линии раскола между двумя союзниками. Именно после иранского эпизода, европейцы начали прямо и открыто говорить о «конце старого порядка», а ЕС начал дрейфовать подальше от США. Наконец, саммит «Большой семёрки» в Канаде и встреча «Большой двадцатки» в Аргентине подтвердили самоизоляцию США и глубокие расхождения между ними и другими влиятельными игроками регионов. А часть европейских стран была отодвинута ближе к объятиям Китая и России.

    Одним из наиболее взрывоопасных регионов является система постсоветского пространства.
    Это связано с обострением внутренних противоречий между соседями (конфликт Беларуси и России), ослаблением контроля РФ над своей периферией, экспансией влияния Китая и кризиса местных социально-экономических моделей, сумевших продлить себе жизнь после распада СССР за счёт паразитирования на остатках старой ресурсной базы Советского Союза.

    Нарастающий кризис в России станет апогеем эрозии восточно-европейского и центрально-азиатского региональных порядков. Эмиграция молодой славянской части РФ за границу подрывает экономику страны. Вертикаль власти, 17 лет выстраиваемая Владимиром Путиным, начинает давать сбой и уже не отвечает актуальным проблемам глобального развития. Протестные выборы в Приморском крае, Владимирской области и Хабаровском крае в этом году показали слабые места путинской вертикали, которые почувствовали и другие регионы. Вероятно, в следующем году они будут просить от центра больше, тем самым раскачивая дырявую лодку слишком сильно. Безальтернативные выборы в Хакасии с одним единственным кандидатом от КПРФ, с другой стороны, продемонстрировали, до какого абсурда могут довести ситуацию услужливые местные чиновники, параноидально боящиеся хоть каких-либо политических послаблений и отхода от того, что в верхах считается «нормальными выборами».

    Мартовский трагический пожар в ТРЦ «Зимняя Вишня» в российском Кемерово обнажил страшную картину: изношенная инфраструктура в напрочь сгнившей коррумпированной системе, которая держится на спинах лояльной инфантильной массы, питающейся подачками сверху. Отставки губернатора Кемеровской области Амана Тулеева и мэра города лишь отсрочили неизбежное, ведь никто не знает, когда произойдёт следующий пожар.

    Выборы президента РФ 18 марта дали понять, что Путин окончательно перестал быть просто личностью или лидером нации, а перешёл в разряд института власти, словно тибетский монах, познавший дзен или Люк Скайуокер, ставший духовным наставником джедаев в новой трилогии «Звёздных войн». Как и персонаж Марка Хэмилла, Владимир Путин зашёл на свой последний срок, и вскоре должен раствориться в воздухе как истинный гуру, находящийся над всеми. Эта политическая метаморфоза Путина, на мой взгляд, хорошо показана в ходе недавней пресс-конференции с президентом, во время которой он показал, насколько ему неинтересны локальные и региональные проблемы страны и насколько он оторван от оперативной реальности.

    Российская власть пытается удержать региональный баланс сил и внутреннюю ситуацию, хотя бы для того, чтобы кое-как пережить переходной период и выйти в новый мировой порядок, сохранив свои позиции. Чистка губернаторов, начавшаяся в январе с увольнения губернатора Кировской области Никиты Белых – это попытка обновить элиты и поставить максимально лояльных людей на ответственные посты на время «идеального шторма».

    Кризис глобального лидерства породил неопределённость в Юго-Восточной Азии. Япония, Южная Корея, Австралия, Новая Зеландия и Индия пытаются найти новую модель сосуществования с укрепившимся Китаем в условиях, когда Штаты подают неоднозначные сигналы о готовности защищать своих союзников. Доверие поставили под сомнение после Сингапурского саммита США и КНДР летом этого года. Поиски новых региональных союзников и необходимость, на крайняк, защищать себя самостоятельно, не уповая на милость Штатов, заставила многие государства Юго-Восточной Азии изменить свой внешнеполитический курс. В этом году Южная Корея ухватилась за «открытие» Трампом Северной Кореи и возглавила процесс примирения разделённого народа. Пытаясь создать противовес экспансии Китая, и не надеясь на однозначную поддержку США, 8 апреля Япония возродила морскую пехоту, впервые с конца Второй Мировой войны.

    Политическая система в Китае отреагировала на мировые проблемы самоконсервацией. 11 марта парламент КНР утвердил новые поправки в Конституцию, фактически сделав Си Цзиньпина пожизненным руководителем Китая, нарушив многолетнюю традицию избрания нового председателя КНР каждые 5 лет.

    Австралия, мечущаяся между США и Китаем, балансирует между внутренними политическими проблемами, связанными с деактуализацией их собственной системы, и ответом на вопрос: с кем быть, с Азией или с США? Стоит ли переносить посольство из Тель-Авива в Иерусалим, тем самым укрепляя идеологическую спайку с администрацией Трампа, но рискуя разрушить свои отношения с соседними мусульманскими Индонезией и Малайзией? Попытка премьер-министра Австралии Скотта Моррисона поднять вопрос Иерусалима уже стоила ему соглашения о Зоне свободной торговли с Индонезией, которое Джакарта отказалось подписывать, услышав о намерении Канберры провести манёвр с посольством в Израиле.

    Индия, оказавшись на финальном этапе выхода в глобальные игроки, пытается найти своё место в Азии, будучи окружённой китайскими инфраструктурными проектами и альтернативными международными институтами. Стоит ли дружить с Китаем, или сформировать Индо-тихоокеанский альянс в составе США-Индия-Австралия-Япония, как об этом мечтают некоторые корифеи азиатской дипломатии в американском Госдепе?

    Эрозия и деградация регионального баланса сил нигде так не проявлялась в этом году, как на Ближнем Востоке. За один лишь год руками администрации Трампа и правительства Израиля разрушен баланс сил между израильтянами и палестинцами, много лет опиравшийся на соглашения в Осло 1993 года. В комбинации с общим разочарованием палестинцами своими традиционными политическими элитами и поляризацией общества, это открывает дорогу к новому конфликту и, вероятно, Третьей интифаде. Опасная тенденция к скатыванию Израиля и Палестины к новой войне была закреплена 19 июля, когда израильский Кнессет принял исторический закон о еврейском (иудейском) государстве.

    Полностью поменялись региональные союзы. Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет установили военно-политический альянс с Израилем против Ирана. Последний, совместно с Турцией, пришёл на помощь осаждённому со всех сторон Катару. Сирия, долгое время находившаяся в изоляции, прорвала её в декабре и пытается реинтегрироваться в региональное сообщество. Ливан и Иордания дрейфуют от Штатов и балансируют на грани внутреннего конфликта. Пакистан, обременённый экономическими проблемами, фискальным кризисом и нестабильной внутренней обстановкой, попал в зависимость от Китая. Их «странный союз» с США, длившийся с перерывами более 20 лет, по факту развалился, когда Штаты 4 января заморозили финансовую поддержку Исламабада.

    Внеочередные выборы президента и парламента Турции поставили жирную точку на системе, сформированной Мустафой Кемалем Ататюрком, и сделали президента Реджепа Тайипа Эрдогана негласным «султаном» Турецкой Республики. Неоосманский ревизионизм турецкого руководства с привкусом исламизма и щепоткой национализма стал доминирующим дискурсом в Анкаре, имеющем серьёзные последствия для региона и самой страны.

    Региональная система Латинской Америки, которой было уделено мало внимания в этом году, претерпела фундаментальные изменения. Кризис и деградация привычного левого социалистического дискурса из-за деактуализации системы, давления глобальных проблем и мощнейших коррупционных скандалов привели к правому развороту региона. Президент Перу Педро Пабло Кучински, который сумел сдержать волну правого национализма и популизма, победив на выборах свою конкурентку Кейко Фухимори – дочь бывшего перуанского диктатора, подал в отставку 21 марта из-за коррупционного скандала. На Кубе в этом году произошла смена поколений и мирная, историческая передача власти от семьи Кастро к уже послереволюционным политикам во главе с новым лидером страны Мигелем Диасом-Канелем. Конечно же, сюда же можно добавить и избрание новых правых президентов в Колумбии и Бразилии, о которых уже шла речь ранее.

    Основные левые правительства в регионе серьёзно просели в этом году, оказавшись в осаде из-за кризиса и внутреннего коллапса модели, по которой они много лет существовали. В апреле начались масштабные антиправительственные выступления в Никарагуа против многолетнего президента Даниэля Ортеги. Досрочные выборы президента и парламента в Венесуэле 20 мая лишь подтвердили, что режиму Николаса Мадуро и его неадекватной, неактуальной в этом мире политике приходит конец.

    Меняется региональный баланс сил и в Африке. Многочисленные конфликты, разрывающие регион на части, довели ситуацию до ручки, а население окончательно утратило веру в своих лидеров. После громкой и, немного неожиданной для мира, истории с падением многолетних и, казалось бы железобетонных, режимов Яйя Джамме в Гамбии и Роберта Мугабе в Зимбабве в 2017 году, уходящий год продолжил тенденцию. Политический кризис вспыхнул в Того, Мали, Камеруне и Демократический Республике Конго, ещё больше подводя ситуацию на грань гражданской войны. В Южной Африке президент Джейкоб Зума, несколько лет подряд петлявший между коррупционными скандалами, всё таки сдался и ушёл в отставку, забрав с собой рейтинги партии покойного Нельсона Манделы. В том же феврале произошла внезапная смена элит в Эфиопии – ушёл в отставку премьер-министр Хайлемариам Десалень. А в июне Эфиопия объявила и завершении своего 24-летнего конфликта с Эритреей, что может изменить баланс сил в Восточной Африке уже в 2019 году.

    Наконец, не обошло стороной и Соединённые Штаты. 2018 год стал для США годом испытаний системы, столетиями выстраивавшейся во благо национальных интересов страны. Однако сейчас эта система под угрозой. В этом году стало понятно, что США переживают институциональный кризис, в основе которого – эрозия традиционных демократических институтов и системы сдержек и противовесов. Президентская ветвь власти серьёзно усилилась на втором году правления Дональда Трампа, особенно после взятие им под контроль Верховного суда, в который Трамп сумел назначить своих судей. Упадок политической экспертизы в результате меняющегося образа жизни американских политиков, поляризации партийных интересов и общего интеллектуального упадка элит, лишь играет на руку Трампу и его сторонникам, ослабляя инструменты сдерживания президентской власти. Единственной попыткой взять реванш и сохранить систему Конгресс США предпринял в ситуации вокруг убийства Джамаля Хашкаджи и войны в Йемене, когда Сенат утвердил резолюции, запрещающие Белому Дому поддерживать Саудовскую Аравию в Йемене.

    Партийная культура в Штатах проходит свою эволюцию. Демократы левеют, а их молодые лидеры позиционируют себя как социал-демократов. Республиканцы правеют, а среди них появляется всё больше сторонников радикального трампизма, в котором они видят возможность сохранить свои позиции на следующих выборах 2020 года.

    Вместе с поляризацией идеологических меседжей партий, увеличивается раскол в американском обществе вокруг болезненных для него вопросов расизма, социального равенства, контроля над оборотом оружия, работоспособностью системы и либеральных ценностей. Противостояние в Шарлотсвилле в 2017 году стало прообразом внутренних противоречий, обострившихся в 2018 году благодаря политике Дональда Трампа.

    Кризис американской системы имеет и кадровую подоплёку. Администрация Дональда Трампа в этом году, как и в прошлом, потеряла немало кадров. Впервые стало ясно, как день, что у Трампа серьёзные проблемы с кадровой политикой: люди просто не хотят идти к нему работать, боясь быть уволенными в любой момент, как это случилось с бывшим госсекретарём Рексом Тиллерсоном, заместителем директора ФБР Эндрю Маккейбом генпрокурором Джеффом Сешнсом. Другие боятся, что им не дадут возможности выражать собственное мнение, и они будут играть скорее роль мебели, нежели реальных членов одной команды. А в итоге, им придётся уйти, или их выживут, как советника президента по внутренней безопасности Томаса Боссуерта, министра обороны Джеймса Мэттиса и спецпредставителя США в антитеррористической коалиции Бретта МакГёрка.

    Общий вывод

    2018 год стал годом большого перелома. Следующий год станет годом изменений. Итоги, которые я обрисовал выше – это картина мира, которая, на мой взгляд, является окном в наше будущее. Хотя может показаться, что все итоги в этой статье – это сплошной депресняк, кризисы и конфликты, на самом деле они не означают, что всё будет однозначно плохо.

    Любой кризис – это переходный этап к чему-то новому. Деактуализация политических систем не означает, что всё завершится войной. Пример Армении говорит показывает нам, что всё возможно решить, если правильно самоорганизоваться, осознать стоящие перед собой задачи и вызовы, и провести грамотную кампанию. Изменения, хоть и являются болезненными и, для некоторых социальных групп фатальными, всегда в конце приносят шанс на реальную модернизацию, которая нужна многим обществам и государствам, включая Украину.

    Любые изменения и испытания – это препятствия на пути прогресса. Любой прогресс имеет две стороны медали и может быть как благом, так и проклятьем. Как именно этим воспользуется человечество и отдельные государства – это прогнозировать сложно. Однако если правильно понимать картину, вырисовывающуюся перед вами (даже если она печальная и сулит много проблем), есть шанс и во тьме найти свет, который выведет вас на правильную дорожку. Это я и хочу пожелать Украине и украинцам в Новом Году.

    22 комментария

    avatar
    Товарищи по оружию!

    Просекатй скорее мировой тренд: демократом и за демократию теперь быть не модно.

    Все в Автодор буржуазном-диктаторскую партию Монро.

    Если не хотите оказаться за бортом истории.
    +1
    avatar
    Нда
    Невелик выбор. Или в лопухи, или за борт истории.

    Можно я дома пока побуду?
    0
    avatar
    Можно. Осмысливайте.
    0
    avatar
    не модно

    Никогда за модой не гнался. Правда, не факт, что являюсь именно «демократом». Либералом — да. А насчет демократии — по обстоятельствам. Для начала на электорат поглядел бы
    0
    avatar
    Дык приезжай, погляди. Ци ж мы не люди? :D
    0
    avatar
    Советник министра обороны Украины подтвердил озвученную ранее секретарем СНБО Александром Турчиновым информацию о том, что украинские ВМС готовят новый проход через Керченский пролив.
    В эфире «Информационного вечера» на «5 канале» советник президента Украины, советник министра обороны Украины Юрий Бирюков пояснил: «Здесь все очень просто. Согласно международным договоренностям, законам, соглашениям, украинские военные корабли имеют право беспрепятственного прохода из Черного до Азовского моря и наоборот. Конец истории. Да, мы продолжим это делать, независимо от того, нравится это россиянам или нет. Мы и дальше будем это делать»
    «В следующий раз возьмем с собой международных наблюдателей. О'кей, пусть россияне еще раз попытаются что-то такое изобразить», — добавил Бирюков.
    «Надо помнить: произошедшее в ноябре – это смесь всего. Во-первых, россияне сами провоцировали, потому что они наверняка рассчитывали на то, что наши военные откроют огонь в ответ. Тогда бы они получили бы полный спектр доказательств того, что мы вели себя агрессивно. Надо еще и помнить, что наши корабли были захвачены в международных водах. То есть, это уже за пределами всех рассказов россиян о том, что кто-то из наших кораблей нарушил территориальные воды. Воды Крыма? Крым – это Украина. Поэтому да, наши корабли будут ходить и впредь. Мы не можем сказать: „Мы испугались и больше не пойдем“, – заявил советник Порошенко.
    +2
    avatar
    Хорошо так сидеть в красивом кабинете и с важным видом пиз не бояться. Следующим логическим шагом была бы погрузка на такой корабль в составе наблюдателей с последующими неоткрыванием огня (и желательно полученным ранением) при проходе Керченского пролива и итоговыми посиделками в роисськом СИЗО. Господин Бирюков, а?
    +1
    avatar
    Хорошо так сидеть в красивом кабинете и с важным видом пиз не бояться.

    То есть вы предлагаете Главкому (или заму) возглавлять все боевые операции?



    Ну чё, тоже годно. Зато вопрос с выборами грядущими упрощается.
    0
    avatar
    То есть вы предлагаете Главкому (или заму) возглавлять все боевые операции?
    т.е. международных наблюдателей главком (или зам) на боевую операцию приглашает, а сам в кусты?
    0
    avatar
    т.е. международных наблюдателей главком (или зам) на боевую операцию приглашает

    Наблюдатель — наблюдает. Не воюет.
    0
    avatar
    Наблюдатель — наблюдает.
    а на корабль их зачем? наблюдать можно с дронов, спутников… сидя в уютном кабинете… или эти наблюдатели не такие ценные как главком (или зам)?
    0
    avatar
    а на корабль их зачем?

    Насколько я понял, могут на своём корабле пойти, а если на украинском — то уже незаконный захват, допустим, НАТОвцев. Несколько другой уровень скандала. Можно и Босфор закрыть. Тогда будет очередной вывод войск из Сирии и очередная там победа.
    0
    avatar
    могут на своём корабле пойти
    еще раз — зачем? дроны, спутники, кабинет, кресло, виски…
    а если на украинском
    садомазо под присмотром главкома (или зама) из Киева? не верю…
    0
    avatar
    еще раз — зачем?

    Читать не умеете?
    то уже незаконный захват, допустим, НАТОвцев. Несколько другой уровень скандала.
    0
    avatar
    то уже незаконный захват, допустим, НАТОвцев.
    т.е. вы натовцев в качестве живого щита решили использовать.
    свежо! *lol*
    0
    avatar
    Плагиат! Я первый негра в Беларусь позвал!
    0
    avatar
    Не осилил. Цветистость фраз — как у Хаяма, до смысла не дорыться. Красивые мыльные пузыри…
    В условиях, когда послевоенный либеральный мировой порядок распался, а его куски летят на Землю, словно метеориты, погребая под собой целые общества, народы и государства, населению необходимы изменения и новые лидеры.
    А в довоенном мировом порядке не было кардинальных изменений и не появились новые лидеры?
    0
    avatar
    В послевоенном вы хотели сказать? Речь о нём.
    0
    avatar
    В послевоенном вы хотели сказать? Речь о нём.
    Начиная с Великой французской революции, в Европе сплошные горки в положении ведущих стран, так что:
    — в послевоенном после 2МВ,
    — в послевоенном после 1МВ,
    — в послевоенном после франко-прусской войны,
    — в послевоенном после Крымской войны,
    — в послевоенном после наполеоновских войн…
    0
    avatar
    «Роскосмос» в связи с отменой визита генерального директора корпорации Дмитрия Рогозина в США может выйти из переговоров с НАСА об участии в проекте международной окололунной станции Gateway.

    "… а каня як чорт панес, дзе ўзялiся ногi..."©
    0
    avatar
    может выйти из переговоров

    0
    avatar
    в связи с отменой визита генерального директора корпорации Дмитрия Рогозина в США

    Директор NASA Джим Брайденстайн объяснил, что приглашение гендиректору «Роскосмоса» Дмитрию Рогозину посетить США было отозвано под давлением ряда влиятельных сенаторов. Такое заявление он сделал в комментарии The Washington Post, данном еще в пятницу вечером, а опубликованном в субботу.

    «Многие сенаторы убеждали нас, что это (приглашение Рогозина в США. — Ред.) плохая идея», — рассказал директор NASA.

    Брайденстайн также заверил, что с Белым Домом ни приглашение Рогозина, ни отзыв этого приглашения не обсуждались.

    В числе тех, кто добивался отмены решения Брайденстайна, издание называет сенатора-демократа от Нью-Хэмпшира Джин Шахин. В среду Шахин заявила: «Приглашение директором Брайденстайном Дмитрия Рогозина — одного из главных виновников агрессии Кремля против своих соседей — дискредитирует заявлявшуюся нами позицию и противоречит ключевым целям национальной безопасности США. Рогозин прославился тем, что сотрудничеству предпочитает конфликт, и его приглашение подрывает репутацию США в мире, демонстрируя, с какой легкостью российские чиновники способны обойти трансатлантические санкции».

    graniru.org/Politics/World/US/m.274575.html

    Не беда. Можно послать котёночка в ООН и он таки нагадит на Манхэттане
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.