Европа
  • 165
  • Румыния: воры должны сидеть!

    9 ОКТЯБРЯ 2017, ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ Георгий Эрман (линки из статьи не копировал)

    Источник: Информационное агентство ЛIГАБiзнесIнформ

    БУДУТ СИДЕТЬ. КАК РУМЫНЫ ЛОМАЮТ ХРЕБЕТ КОРРУПЦИИ



    Румыния, Бухарест. 02.02.2017

    В начале этого года румынское гражданское общество одержало важную победу, вынудив правительство отказаться от постановления об амнистии коррупционерам. Таких массовых демонстраций страна не знала с момента падения режима Чаушеску в 1989 году. Количество протестующих достигло 500 тысяч — на площади Виктория в центре Бухареста у здания правительства собралось до 300 тысяч человек, а в крупных городах — десятки тысяч.

    Причиной демонстраций стало решение правительства социал-демократов во главе с Сорином Гриндяну внести изменения в Уголовный кодекс, чтобы декриминализировать нанесение ущербу государства на сумму меньше в $48 тыс и амнистировать уже сидящих в тюрьме за подобные преступления.


    Румыния, Бухарест. 02.02.2017

    Главную скрипку сыграли обычные граждане, сплотившиеся против инициативы, угрожающей похоронить имидж страны, где успешно ведется борьба с коррупцией. Против решения правительства выступил президент Клаус Йоханнис, а также оппозиционные партии.

    Обладающая большим авторитетом Румынская православная церковь призвала враждующие стороны к диалогу, но подчеркнула: «борьба против коррупции должна быть продолжена и виновные должны быть наказаны, потому что воровство разрушает общество в моральном и материальном отношении».

    Образец для Восточной Европы

    За последние годы Румыния стала примером для стран Восточной Европы в борьбе с коррупцией. Национальный Антикоррупционный Директорат (DNA), созданный еще до вступления в ЕС, резко усилил обороты, после того как его возглавила в мае 2013 года бывший генпрокурор Лаура Ковеши. В первый год ее работы десятки судей, прокуроров, депутаты и экс-министры попали под подозрение в коррупции, 90% обвиняемых в коррупции получили уголовное наказани

    В январе 2014 года за получение 630 тыс евро взяток получил дополнительный срок в 4 года экс-премьер Румынии Адриан Нэстасе, при котором и был создан антикоррупционный директорат. В ноябре 2014 года по обвинению в коррупционных схемах задержали главу Национального управления по борьбе с экономическими преступлениями и терроризмом Алину Бику — в январе 2017 года ее приговорили к 3,5 годам тюрьмы. В июне 2016 года был осужден к 4 годам тюрьмы за коррупцию Мирча Бэсеску — брат экс-президента Румынии Траяна Бэсеску, в сентябре 2015 года был задержан по обвинению в коррупции мэр Бухареста Сорин Опреску. В июне 2015 года было открыто расследование против премьер-министра Виктора Понты.

    Согласно опросу Avangarde от июля 2016 года антикоррупционное ведомство и судебная власть вышли в лидеры по показателям доверия со стороны граждан:DNAобладал доверием 56% румын, Высший кассационный суд — 58%. Больше румыны доверяли только православной церкви, пожарной службе и армии. Одновременно у DNAпоявились могущественные враги — в апреле 2016 года были задержаны сотрудники израильской охранной фирмы BalckCube, которых обвинили в попытке запугать близких к Ковеши людей и взломать их электронную почту.

    Избранный в 2014 году при масштабной поддержке румынской диаспоры, которая только в Италии насчитывает свыше миллиона человек, президент Клаус Йоханнис обещал обеспечить максимальную независимость судов и антикоррупционных структур. Он получил значительную поддержку со стороны ЕС и канцлера Германии Ангелы Меркель в этом вопросе.

    Социал-демократия во имя коррупции

    Несмотря на протесты, в ночь с 31 января на 1 февраля румынское правительство внесло изменения в Уголовный кодекс. Были декриминализированы должностные преступления с ущербом для государства ниже $47,8 тыс — их планировали наказывать только штрафом, изменена трактовка понятий «конфликт интересов» и «превышение полномочий». Оправданием было избрано желание избежать санкций со стороны Европейского суда по правам человека из-за переполненности тюрем

    3 февраля омбудсмен Виктор Чорбя подал иск в Конституционный суд о признании постановлений правительства неконституционными. Посольства стран ЕС и США назвали постановления правительства подрывом верховенства права и борьбы с коррупцией. 5 февраля, после нескольких дней массовых протестов правительство отменило постановления. «Я не хочу делить Румынию. Она не может быть разделена на две части», — заявил в телеобращении премьер Сорин Гриндяну. Но было поздно, демонстранты решили продолжить акции протеста, требуя отставки правительства.

    Социал-демократы уже не в первый раз оказываются в центре коррупционных скандалов. В ноябре 2015 года массовые акции протеста вынудили уйти в отставку правительство социал-демократов во главе с Виктором Понтой. Тогда поводом стали не только обвинения в коррупции в адрес премьера, но и ставший результатом халатности и коррупции чиновников пожар в ночном клубе Kolektiv, унесший жизни 64 человек. Нынешний лидер социал-демократов, Ливиу Драгня в 2015 году был осужден условно за подтасовки результатов во время референдума 2012 года, позже его обвинили в присвоении 24 тысяч евро, что грозит ему тюремным сроком в 3-4 года. Тем не менее, под его руководством на парламентских выборах в декабре 2016 года социал-демократы победили и сформировали правительство.

    В комментарии ЛІГА. net эксперт совета внешней политики «Украинская призма» Сергей Герасимчук назвал несколько причин победы социал-демократов. «Явка молодежи была ниже, чем у старшего поколения, традиционно голосующего за социал-демократов. Во-вторых, не были активными представители диаспоры, которые дали возможность Клаусу Йоханнису стать президентом в 2014 году. Также имидж национального антикоррупционного директората вырос настолько, что многие румыны считали, что независимо оттого, кто будет у власти, этот институт будет эффективно работать. Они решили, что ему уже не нужна поддержка. А социал-демократы постарались эту мысль опровергнуть», — отметил эксперт.

    Именно Ливиу Драгня, который сейчас не может из-за условного срока занимать государственные должности, было в первую очередь выгодна отмена ответственности за нанесение ущерба меньше $48 тыс.

    Последствия

    Противники правительства продолжают выходить на акции протеста, требуя отставки правительства. Премьер Гриндяну уходить под давлением демонстрантов отказывается, отмечая, что его судьбу может решить только парламент.

    В этих условиях Сергей Герасимчук отмечает, что противостояние в Румынии может привести к дестабилизации в стране и отразиться на соседях. «Румыния пыталась себя позиционировать как остров стабильности в регионе — сейчас это не так из-за массовых протестов. Не ясно, какой эффект это будет иметь для соседей. Намерение провести аналогичные протесты есть в Молдове — под лозунгом „Две страны — общие преступники“, были призывы к таким акциям в Болгарии», — говорит он. И главное — граждане Румынии показывают Украине пример стойкости в борьбе с абсолютно коррумпированной системой.

    О том, какое значение и последствия будет иметь для Румынии протесты против коррупции ЛІГА. net рассказали румынские политологи Михай Себе и Октавиан Милевски.

    Михай Себе, доктор политических наук:

    На мой взгляд, досрочные выборы в Румынии не представляются возможными — последние выборы были совсем недавно, и правительство имеет большинство в парламенте. Коалиция большинства будет пытаться сосредоточить внимание на более консенсусных темах — экономических и социальных. Международная критика уляжется. Кроме того, я бы не стал квалифицировать отказ правительства от распоряжения (об амнистии, — ред.) как «победу» протестующих или «поражение» правительства, это скорее начало реального диалога. Сейчас необходимы взаимоприемлемые посредники, гарантирующие для всех сторон сбалансированное посредничество, принятие всеми сторонами его результата, чтобы предотвратить дальнейшие ситуации такого рода.


    Румыния, Бухарест. 22.01.2017. Президент Клаус Йоханнис приветствует протестующих

    Нынешний кризис заново открыл президент Йоханниса (на фото в центре) и создал ему преимущество на президентских выборах 2019 года. Он воспринимается как очень активный президент, который ведет импровизированную коалицию оппозиции, заинтересованных граждан при поддержке союзников Румынии в битве за сохранение верховенства закона. Он провел очень эффективную информационную кампанию, использовал все имеющиеся правовые средства, в частности председательство на заседаниях правительства, стимулировал тех, кто может сделать больше для того, чтобы выступить против этого законодательства.

    Электорат будущего сейчас на улицах. Люди, которые раньше не обращали внимания на тонкости политической системы, похоже вновь открыли для себя гражданские обязанности, вооружившись новыми СМИ и доступностью Интернета

    Что имеет ключевое значение в этих протестах — это гипотеза о становлении нового типа политического управления в Румынии, своеобразная политика Третьей волны по Элвину Тоффлеру. До сих пор правительство имело законность за счет голосов, полученных в начале избирательного цикла, и эта легитимность воспринималась как решающий аргумент для принятия любого решения. Теперь же любое решение должно быть подтверждено гражданами, даже теми, кто не голосовал за правительство.

    Электорат будущего сейчас на улицах. Люди, которые раньше не обращали внимания на тонкости политической системы, похоже вновь открыли для себя гражданские обязанности, вооружившись новыми СМИ и доступностью Интернета. Избиратели Третьей волны — очень изменчивые, нередко базируются на эмоциях и принципах, и склонны отвергать старые правила в политике. Тоффлер считал, что в будущем правление большинства устареет, в то время как меньшинства будут принимать все более важную роль. Правительство будет действовать через полупроницаемую прямую демократию, которая характеризуется более индивидуальным участием посредством сложных технологий.

    Октавиан Милевски, румынский и польский политолог, Польская Академия наук:

    Результаты системной борьбы с коррупцией в Румынии проявились только в 2012 году, когда первая «большая рыба» была отправлена в тюрьму — экс-премьер Адриан Нэстасе. В последующие годы более 2700 чиновников, признанных виновными в коррупции, последовали за ним. Эту кампанию по праву назвали беспрецедентной для всего региона. Не проходит и дня, чтобы телеканалы не объявляли о предъявлении обвинений или отправке коррупционеров в тюрьму. Тем не менее, размер проблемы такой, что Румыния далека от переломного момента. Грубо говоря, государству сначала необходимо отправить в тюрьму 10 тысяч коррумпированных чиновников, и лишь затем Румыния сможет стать нормальной вестернизированной страной.

    Случайно или нет, в Социал-демократической партии сосредоточилось наибольшее количество коррумпированных политиков, хотя это не единственная партия, которая потворствует коррумпированной государственной системе. Беспрецедентные 49% социал-демократов на выборах (в декабре 2016 года, — ред.) создали им ложное впечатление всемогущества и безнаказанности. Власти считали, что могут поставить на повестку дня любой правовой акт в своих интересах. Но люди на улице доказали, что Румыния изменилась и улучшилась.

    Чиновники, которые поддерживают идею освобождения сотен осужденных за коррупцию — это та же широкая олигархия, которая захватила государство в первые десятилетия после 1989 года. Они осознают, что если не изменят строгие нормы закона по борьбе с коррупцией, то сами окажутся в суде. Правительство пытается изменить нормы, которые привели к успеху последних лет и обезвредить такие институты как Национальный Антикоррупционный Департамент и Генеральная Прокуратура.

    Румынские элиты искали «следующий проект страны» после вступления в ЕС и НАТО и, кажется, румынское общество дало им четкий ответ на этот вопрос: это продолжающаяся модернизация и европеизация страны через борьбу с коррупцией

    Нет никаких сомнений, что достигнута победа, которую не возможно было представить две недели назад. Это беспрецендентно, что правительство, которое два месяца назад получило 49% голосов, оказалось на грани отставки, это также может быть самой быстрой потерей политической легитимности в истории. Это поразительная победа румынского гражданского общества в самом широком смысле. Румынское гражданское общество созрело настолько, что оно может заставить новоиспеченное правительство отказаться от всякой надежды протолкнуть неясную коррумпированную повестку дня, заставить стать подотчетным движению без явного организационного руководства. Это и есть подлинная демократия в действии.


    Румыния, Бухарест. 21.06.2017. Парламент Румынии объявил вотум недоверия правительству

    Это также фундаментальное подтверждение, что проект Румынии как государства сейчас связан с борьбой против коррупции. Румынские элиты искали «следующий проект страны» после вступления в ЕС и НАТО и, кажется, румынское общество дало им четкий ответ на этот вопрос: это вовсе не объединение с Молдовой или какой-то другой потемкинский проект, а продолжающаяся модернизация и европеизация страны через борьбу с коррупцией.

    Несмотря на первый выигранный бой, протесты, возможно, продлятся несколько недель — до отставки правительства. Это автоматически влечет за собой досрочные выборы. Некоторые считают, что это не самый лучший момент для досрочных выборов — есть опасение, что нет достойной альтернативы Социал-демократической партии. Однако такая интерпретация недооценивает фактор эрозии, вероятного снижения доверия к этой партии в течение последних двух-трех недель.

    Может произойти следующий «румынский сюрприз», в результате чего такая новая партия, как Союз спасения Румынии (реформистская сила во главе с профессором математики, депутатом Никушором Даном, — ред .) может удвоить свои голоса на фоне политического квазибанкротства социал-демократов и их партнеров по коалиции, привести к власти новое поколение политиков с гораздо более развитым чувством долга и демократической подотчетности.




    9 ОКТЯБРЯ 2017, ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ Наталья Миняйло, журналист отдела «Политика», Delo.UA (фото протестов заменил на фото интервьюируемой)

    Источник: delo.ua/ukraine/5-receptov-borby-s-korrupciej-ot-moniki-makovej-331814/ © delo.ua

    ПЯТЬ РЕЦЕПТОВ БОРЬБЫ С КОРРУПЦИЕЙ НА ПРИМЕРЕ РУМЫНИИ


    В 2016 году Румыния заняла 58 место в индексе восприятия коррупции. За решеткой оказались 1500 высших чиновников, среди них и брат экс-президента Мирча Бэсеску. Хотя еще 10 лет назад именно коррупция была главным препятствием для вступления страны в Европейский Союз. Чтобы узнать, как Румынии удалось изменить ситуацию, мы встретилось с экс-министром юстиции Моникой Маковей.


    Моника Маковей

    1. Наличие политической воли

    Я стала министром юстиции в 2004 году. В это время Румыния готовилась вступить в Европейский Союз. Однако коррупция оставалась проблемой номер один. Особенно волновала коррупция на высшем уровне — среди высокопоставленных чиновников и бизнесменов. Это были не только взятки, но и уклонения от уплаты налогов.

    Я действительно хотела бороться с коррупцией и чувствовала, что это необходимо обществу. Я не была членом какой-либо политической партии и не принадлежала ни к какой группе. К тому же, я видела большую заинтересованность в борьбе с этим злом со стороны румынского правительства.

    С этой целью в 2005 году было создано Национальное антикоррупционное управление (DNA). Его главная задача — бороться с коррупцией среди топ-чиновников, а также дела на сумму от 2 млн евро. Новое ведомство включает в себя функции обычной полиции, а также прокуратуры, это позволяет значительно сэкономить время.

    Наличие такого органа очень раздражает наше правительство и политические партии. На протяжении 12 лет они уже несколько раз пытались изменить законодательство. Последний раз в начале 2017 года такую попытку предприняли социалисты, которые сейчас при власти. Они планировали принять акт о помиловании для коррупционеров, а также внести изменения в криминальный кодекс. Это делалось с целью освобождения из тюрьмы лидера социалистов Ливиу Драгня.

    Когда люди узнали об этом, то начались массовые протесты. На улицы вышли 250 тысяч человек. Еще 10 лет назад такое было трудно представить. Поэтому участие общества не менее важно, чем активность правительства. Поэтому в Румынии сейчас люди наблюдают за деятельностью политиков. В случае необходимости они готовы выйти в еще большем количестве.

    2. Юридическая и финансовая независимость антикоррупционных органов

    У нас есть два главных органа для борьбы с коррупцией. Первое — Национальное антикоррупционное управление, о котором я уже говорила. Все коррупционные дела находятся в руках управления, что уберегает от утечек информации. К тому же вDNAсобрались лучшие кадры как из прокуратуры, так и финансовые иIT-специалисты.

    Также у нас есть Национальное агентство по вопросам добродетели. Оно специализируется не на коррупции как таковой, а на конфликте интересов. Специалисты агентства детально изучают декларации всех государственных чиновников. Это касается не только президента или премьера, но и работников полиции, таможенников, а также членов совета правления больших корпораций. Всего декларации подают 300 тысяч человек. Они указывают не только свое имущество, но также и имущество своих родственников, а также выписки по банковским операциям. Каждый документ — около 10 страниц. Любой гражданин может изучить декларацию. Если он находит несоответствие, то может потребовать через суд, чтобы такое имущество было конфисковано.

    Однако, чтобы такая система существовала, очень важно обеспечить ее независимость. Как финансовую, так и юридическую. Поэтому в Румынии Национальное антикоррупционное управление финансируется из государственного бюджета через генеральную прокуратуру.

    3. Доводить дела до суда

    За 12 лет существования Национального бюро расследований суды вынесли 900 обвинительных приговоров. Всего в тюрьме сейчас находятся 1500 топ-коррупционеров. Среди них и брат бывшего президента страны Траяна Бэсеску — Мирча. Кроме того, удалось посадить 6 министров, а также бывшего премьера страны Адриана Настасе. В тюрьме сидят и многие судьи и мэры городов. Я считаю, что это замечательно. Поскольку поначалу люди боялись вести расследования против высокопоставленных коррупционеров. Судьи также не спешили рассматривать такие дела, в результате многим удалось избежать заключения. Однако потом нам все же удалось их посадить сразу по двум статьям — за коррупцию и за попытку избежать ответственности.

    Поэтому очень важно добиваться, чтобы дело было рассмотрено в судах. Без долгих проволочек. По опыту Румынии могу сказать, что от момента открытия уголовного дела до окончательного решения проходит где-то год. И это в уголовном процессе. Дольше затягивать дело не вижу смысла.

    Мне известно, что в Украине сейчас проходит судебная реформа. Я считаю, что она очень важна для будущего страны. Однако сейчас у вас есть около 7 тысяч судей. Они уже сегодня могут выносить решения по делам о коррупции. Для меня остается пока не понятным, почему еще до сих пор нет решений по делам НАБУ.

    Считаю, что неправильно оправдывать бездеятельность судей отсутствием антикоррупционных судов. Однако это все отговорки.

    4. Введение института гражданской конфискации

    Криминальный процесс о коррупции — это, в основном, длительный процесс. Однако важно предусмотреть, чтобы государство могло вернуть украденное имущество. Для этого существует институт гражданской конфискации.

    Особенность его в том, что в нем нет обвиняемого. Человеку не нужно оправдываться. Он только должен доказать, что этот дом или деньги принадлежат ему. Очень активно этот институт используют в Британии.

    Я считаю, что в Украине не надо бояться гражданской конфискации. Это поможет рассматривать дела о коррупции быстрее. К тому же, по данным статистики, всего лишь 10% являются в суд, чтобы доказать свое право на имущество. В большинстве случаев оно законно возвращается в собственность государства.

    5. Тщательный подбор персонала для антикоррупционных органов

    Когда я была министром юстиции Румынии, передо мной поставили сложную и ответственную задачу — найти руководителя для Антикорруционного управления. Как я понимала, мне нужно было найти человека честного, с высокими моральными качествами, а также профессионала своего дела. Поэтому я обратилась к психологу. Он помогал мне найти такого человека. Для этого он проводил не только личностные тесты, но и выяснял, сможет ли этот человек попасть под политическое влияние или нет.Эти тесты проходили все, кто хотел работать в DNA.

    Мне удалось найти такого человека. Его звали Даниэль Морарь. После разговора с ним психолог мне сказал, что этот человек как камень и не поддается никакому влиянию. Морарь стал вторым руководителем антикоррупционного управления.

    Важно также, чтобы эти люди были и профессионалами с своей сфере. Поэтому для меня до сих пор является секретом, как в Украине Генеральную прокуратуру возглавляет политик. Это не приемлемо для эффективной борьбы с коррупцией.

    2 комментария

    avatar
    Спасибо за статью
    0
    avatar
    Поэтому для меня до сих пор является секретом, как в Украине Генеральную прокуратуру возглавляет политик. Это не приемлемо для эффективной борьбы с коррупцией.
    цукерачка
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.