Европа
  • 457
  • Каталонские страсти

    2.10.2017 Петр Андрушевич

    Гордость против логики. Что будет после каталонского референдума


    Отношения Мадрида и Барселоны похожи на развод благополучной семейной пары. Вроде бы в совместной жизни у них все хорошо, а расставание не даст ничего, кроме трудностей. Но эмоции и раздражение все равно берут верх над логическими резонами.

    Тысячу раз из центра Испании твердили: каталонскому референдуму не бывать. Еврокомиссия против, Ангела Меркель его отвергла, а Дональд Трамп вообще назвал «глупостью», сказав, что Америка за единую и неделимую Испанию. Вечером 1 октября испанский премьер Мариано Рахой заявил, что «сегодня не было референдума по самоопределению Каталонии». Но все это никак не вяжется с реальными событиями в Барселоне. Более двух миллионов человек, в том числе и я сам, побывали на этом референдуме, которого «не было», а крупнейшие телеканалы мира передавали с несуществующего голосования прямые включения. Поэтому испанскому правительству теперь предстоит определиться, какую часть из случившегося признавать реальностью и как на нее реагировать.

    Гражданин vs закон

    Организатором референдума о независимости была правящая коалиция Каталонии – причудливый союз умеренных националистов, левых республиканцев и антисистемных марксистов. От двух последних участников трудно ожидать ответственного поведения – им буржуазный закон не писан, они мастера уличных протестов, громких лозунгов и манипуляций гражданским обществом. Однако в последние недели даже умеренные националисты в Каталонии стали проявлять удивительное презрение к формальным процедурам.

    Незадолго до голосования они всего за два дня провели через местный парламент два фундаментальных закона: «О референдуме» и «О переходном периоде» отделения от Испании. По закону в день, в ускоренном порядке. Без предварительной публикации, без обсуждения, без первого, второго и третьего чтений. Без возможности для оппозиции внести поправки. Без согласования с юридическими экспертами парламента. Наконец, без присутствия оппозиции на самом голосовании. После этого парламент решением сепаратистского большинства отправился на три недели на каникулы до «после референдума». Чтобы депутаты от конституционных партий не мешали неудобными вопросами.

    Так получилось, что из Мадрида этим радикалам-пассионариям противостоит самое пресное за последние годы правительство. За семь лет у власти премьер Мариано Рахой не предложил каталонским националистам ничего существенного. Только общие слова о диалоге и демократии. На все заходы каталонцев Мадрид отвечает про верховенство закона.

    Конституция Испании про самоопределение и отделение частей страны говорит коротко и ясно – нельзя. Точнее, нельзя без общего согласия испанской нации. То есть спрашивать надо все 47 миллионов жителей. Правительство бесконечно оспаривает инициативы сепаратистов в суде. На жалобы про полицейский произвол министры отвечают: это не к нам, это в суд. Такая стратегия вызывает недовольство даже у сторонников единой Испании. Они считают, что политические вопросы должны решаться в парламенте, на переговорах и на выборах, а не в суде. Формалистскому канцелярскому подходу правительства сепаратисты противопоставляют гражданскую активность.

    В Каталонии при общем населении семь миллионов человек есть традиционно организованный националистический электорат численностью 1,7–2 миллиона. Это граждански активные люди, добрая половина из которых легко и быстро мобилизуется для уличных шествий, выстраивания в живые цепи и скандирования лозунгов на площадях. И если Мадрид двинул вперед судей и прокуроров, ответ националистов – выводить людей на улицы.

    Ближе ко дню голосования центральное правительство стало сосредотачивать в Барселоне и окрестностях силы национальной гвардии и лояльных Мадриду жандармов. Как оказалось, не зря, потому что местная автономная полиция мосус в день референдума дала слабину и фактически самоустранилась. Ее начальник майор Траперо, как и ожидалось, поддержал линию сепаратистов. Вместо разгона участков голосования каталонские полицейские просто составляли протоколы и уходили под аплодисменты митингующих. На одном из видео с референдума местный агент в берете и бронежилете даже плачет, а его утешает один из протестующих. Мадрид прислал жандармерию и спецназ, которые со своей задачей в целом справились, хотя и с явными перегибами.

    Сепаратисты асимметрично отвечали через местное автономное ТВ и соцсети. Их аргументация строится вокруг священного права голоса для народа. Основной упор в своей агитации они сместили с «дайте нам отделиться» на «дайте нам проголосовать». Это выигрышнее смотрится, труднее опровергнуть, да и в целом звучит гораздо привлекательнее, чем заезженная пластинка из Мадрида: это незаконно, все должно быть по закону, обращайтесь в суд.

    Выборы low cost

    Уже за месяц до референдума было понятно, что Мадрид не просто объявил его незаконным и недействительным, но и приложит все силы, чтобы не допустить его фактического проведения. В дело вступили правительство, суды и жандармерия. Но сепаратисты подготовились к такому повороту.

    За неделю до голосования полиция реквизировала в Каталонии урны и бюллетени, а суды Испании распустили избирательные комиссии. Но предприимчивые каталонские власти прикупили то ли таперы, то ли помойные ведра у китайских оптовиков, приделали крышки и наклеили стикеры – вот и урны. А бюллетени велели избирателям печатать дома на принтере, как посадочные на самолет. Вместо избиркомов были летучие группы волонтеров из ассоциации «Национальная ассамблея». Для подсчета голосов – мобильное приложение, зарегистрированное за границей.

    В день выборов нацгвардия отключила сайт со списками избирателей и забанила мобильное приложение для подсчетов. Также закрыли большую часть участков. Но ничего – голосуйте где сможете, с паспортом вас в книгу запишут. Наблюдателей и счетных комиссий нет? Создали группу из полудюжины интеллектуалов (все, как один, сепаратисты), назначили их главными по совести. Возможность «каруселей»? Тоже не страшно, это в рамках статистической погрешности.

    Для Мадрида референдум незаконный и результат его недостоверен юридически. А для сепаратистов дело совсем не в точности подсчета, а в шоу. Для них главным результатом был сам факт проведения голосования. Фото длинных очередей к урнам, видео со «зверствами» полиции, толпа со знаменами на главной площади – в современном медийном мире это и есть осязаемые победы.

    Всего через четыре часа после закрытия участков и без прозрачной процедуры подсчета вице-премьер Каталонии объявил, что проголосовало 2,2 миллиона человек. Из них, по словам организаторов, 90% высказались за независимость. То есть то самое активное меньшинство числом два миллиона. Как неподготовленным волонтерам удалось так быстро провести ручной подсчет – бог весть. Да и проводили ли его вообще?

    Логика против эмоций

    Эта борьба практического с эмоциональным похожа на схватку правого и левого полушарий мозга. Мы вам – предписание прокуратуры и обыск финансового ведомства. А мы вам – толпу, которая окружит здание и не даст туда зайти полиции. Мы вам – штраф 12 тысяч евро всем участникам незаконного избиркома. А мы в обратку распускаем избирком и выводим на улицу 30 тысяч волонтеров.

    Логические резоны, как при разводе, по боку. В случае провозглашения независимости Каталония будет исключена из ЕС, вместо евро придется печатать новые местные деньги, имеющийся у региона госдолг $70 млрд, скорее всего, приведет к дефолту. Ни одна страна не признает независимость Каталонии, «Барселона» будет изгнана из испанского футбола, офисы международных корпораций уедут, рухнут кредитные рейтинги Каталонии на финансовом рынке.

    Прекрасные дети, то есть два крупнейших испанских банка La Caixa и Sabadell, объявили, что переедут в считаные дни из Барселоны в Мадрид. Оно и понятно: рынок Каталонии – это семь миллионов человек, а рынок Евросоюза – 450 миллионов. Подскочит безработица. Поток туристов, который и так уже снизился из-за новостей о беспорядках, может вообще иссякнуть. Друзья из крупнейшей девелоперской компании Барселоны рассказывают, что впервые за всю их историю в последние две недели перед референдумом не позвонил и не пришел ни один потенциальный покупатель квартиры. Такого не было никогда, даже в самый жестокий кризис.

    Но развод есть развод, он не приемлет логики. Проведя последние три дня на улицах и площадях Барселоны, среди восторженного простого народа, я вспомнил дух Дворцовой площади 19 августа 1991 года. Тогда народ отверг ГКЧП и самозабвенно рукоплескал молодому пламенному Собчаку. И военные с танками и пулеметами дрогнули. Это же ощущение праздника, предвкушения светлого будущего, единения и небывалой самоорганизации царит в сегодняшней Барселоне. Его не понять из графиков Reuters, не почувствовать из заявлений политиков. В нем нет логики и расчета, есть только пьянящее чувство свободы.

    Что дальше?

    Сепаратисты пока выигрывают медийную войну и, главное, владеют инициативой. Они не скованы условностями и не обязаны ни перед кем отчитываться, кроме уличной толпы. Они явно рассматривают вчерашние события как свой успех, поэтому в ближайшее время, скорее всего, каталонское правительство официально утвердит итоги референдума и передаст их в парламент.

    Третьего октября по всей автономии начинается забастовка, пока однодневная, но ее всегда можно и продлить; 4–5 октября соберется каталонский парламент и, по всей видимости, в одностороннем порядке объявит независимость от Испании.

    Противостоять этому сценарию Мадрид может только силовыми методами. Экстренное заседание правительства впервые в истории Испании должно ввести в действие 155-ю статью Конституции. Это означает прекращение автономии Каталонии и перевод всех местных органов под прямое подчинение центру.

    Очевидно, в этот момент испанскому правительству придется заменить главу мосус на лояльного Мадриду и для острастки арестовать кого-то из первых лиц автономии. Возможно, это будет президент Пучдемон. Далее придется провести силовые устрашающие акции, имея в виду, что размах народного протеста будет эпический.

    Мадрид, по всей видимости, распустит каталонский парламент. Назначат новые выборы. Тут самое важное – убедительно пообещать, что с вновь избранными лидерами Каталонии будет сразу же начат предметный диалог о решении каталонского вопроса. По крайней мере, таким был бы самый логичный выход из сложившегося кризиса. Хотя нельзя забывать, что пока логика была далеко не главным фактором в выстраивании отношений Мадрида и Барселоны.




    Meduza 14:09, 2 октября 2017 Михаил Зеленский

    За и против: независимость Каталонии

    Главные аргументы сторонников и противников отделения региона от Испании



    Аргументы за независимость Каталонии

    Референдум — это реализация права народа на самоопределение. Такое право закреплено в Уставе ООН, хотя и не прописано явным образом в конституциях большинства стран, в том числе Испании.

    Каталония — экономически состоятельный субъект. В 2016 году ВВП региона составил более 223 миллиардов евро. Это пятая часть экономики самой Испании, а если бы Каталония была отдельным государством — 13-я позиция среди 28 стран Евросоюза. По ВВП на душу населения (почти 30 тысяч евро) Каталония была бы 12-й среди стран ЕС, опередив (!) Испанию. Причем экономика Каталонии растет быстрее, чем испанская в целом.

    На этом референдуме и в опросе 2014 года большинство каталонцев захотели жить отдельно. По данным правительства региона, 90% участников референдума высказались за независимость — а это более двух миллионов голосов.

    Конституционный суд Испании не может запретить референдум, такова позиция президента Каталонии Карлеса Пучдемона. Он еще до запрета голосования заявлял, что уполномочен каталонским парламентом — а значит, только депутаты, то есть представители народа, могут ему помешать. Именно с обещаниями о референдуме сепаратисты одержали победу на выборах в каталонский парламент в 2015 году.

    Жесткий разгон участников голосования дает каталонцам моральное право на дальнейшие действия. В своем выступлении по итогам голосования Пучдемон заявил, что «авторитарные методы» Мадрида подрывают «основополагающие ценности» Евросоюза, а значит, Каталония должна сохранять «моральный авторитет».

    Аргументы против независимости Каталонии

    Конституция не предусматривает процедуру отделения региона по собственному желанию ни в Испании, ни в подавляющем большинстве других стран. Например, когда такой же референдум в 2014 году проводили в Шотландии, после долгого обсуждения с Лондоном было выработано специальное соглашение. Тогда 55% проголосовавших решили остаться в составе Великобритании, при этом формально центральное правительство было готово к отделению. Крымский референдум и последующее вхождение полуострова в состав России международное сообщество не признало.

    Для реальной экономической самостоятельности мало быть просто успешным регионом. По оценке аналитиков, Каталония только на преобразованиях в независимое государство потеряет пятую часть своего ВВП. Выйти из Испании и остаться в еврозоне региону тоже вряд ли удастся, потому что Мадрид сможет ветировать принятие нового государства. Это означает создание собственной валюты и отключение от мер поддержки европейского банковского рынка. Сама Испания до сих пор оправляется от кризиса 2008 года, и выход Каталонии нанесет по экономике страны серьезный удар.

    Незаконный референдум не может адекватно выражать интересы каталонцев. Результаты плебисцита, объявленные властями региона, противоречат опросам. Если в ходе исследований мнения каталонцев разделялись почти поровну, то голосование показало преимущество сторонников отделения (90%). Проверить и подтвердить этот результат практически невозможно, ведь не соблюдался даже принцип запрета на повторное голосование (Мадрид блокировал единую электронную базу избирателей). Бюллетени можно было просто распечатать дома, а значит, подделать их при желании не составит труда. Международного контроля на референдуме не было.

    Референдум — спорный вопрос, и Конституционный суд разрешил этот спор. Поскольку отделение региона от Испании не урегулировано основным законом, именно Конституционный суд принимает решение о том, законен референдум или нет. И суд неоднократно постановлял, что без сотрудничества с Мадридом такое голосование невозможно. Такую трактовку поддерживает и Еврокомиссия.

    Полиция действовала законно против сепаратистов. Премьер-министр Испании Мариано Рахой заявил, что выполнил свою обязанность и показал, как «демократическое государство может защититься от серьезного нападения». Ответственность, по мнению Мадрида, лежит только на властях Каталонии, которые нарушили принцип сожительства и спровоцировали столкновения, объявив о референдуме.




    Meduza 16:13, 2 октября 2017 Ольга Кузьменкова

    «Это даже не пародия на референдум», «мрачный карнавал, «бесстыдная фальсификация»

    Испанские газеты — о голосовании в Каталонии и разгоне протестующих



    1 октября в Каталонии прошел референдум о независимости региона, запрещенный испанским судом. Власти Испании практически сорвали голосование, закрыв часть избирательных участков и запретив доступ к спискам избирателей. В ответ на это правительство Каталонии разрешило участникам референдума печатать бюллетени дома и голосовать на любых участках. По итогам референдума президент Каталонии Карлес Пучдемон объявил, что регион получил право создать свое собственное независимое государство, поскольку за такой вариант проголосовало абсолютное большинство пришедших на избирательные участки. Премьер-министр Испании Мариано Рахой, в свою очередь, объявил о провале референдума. «Медуза» прочитала каталонскую газету La Vanguardia и мадридские выпуски El País и ABC, чтобы понять, как оценивают итоги голосования противоположные стороны.

    La Vanguardia, редакционная колонка

    Безысходность. Мы не верим, что есть другое слово, которое может лучше описать состояние духа большинства каталонского общества в эти моменты. Сцены противостояния, пережитые вчера Каталонией, облетели весь мир и оставили след, которые будет очень трудно стереть. Безысходность — это самое подходящее слово…

    Граждане Каталонии могли бы свободно проголосовать за достоинство, разумность, спокойствие и поиск выхода. Вчера случилось нечто серьезное. Мы разделяем боль и негодование многих граждан. Но в сложных ситуациях всегда следует искать выход. Нельзя позволить негодованию похоронить нас.

    La Vanguardia, колонка директора издания Мариуса Карола

    То, что произошло вчера, — это провал политики. Политика существует для того, чтобы решать проблемы, а не для того, чтобы создавать новые. Нельзя делегировать судьям, прокурорам и полицейским решение политических проблем, тем более когда они превращаются в проблемы государства. В Каталонии существует политическая проблема, она не новая, и она выросла оттого, что ее не решили в свое время…

    Провал политики — это провал для всех. Я не могу разглядеть смысл вчерашних событий. Что, кто-то правда верит в то, что вчера удалось ослабить сторонников независимости? Еще хуже то, что теперь нас ожидают очень тяжелые дни и новые эпизоды противостояния. Это издание устало просить о диалоге.

    El País, редакционная колонка

    И национальное правительство, и Женералитат ( правительство Каталонии — прим. «Медузы» ) вчера поспешили объявить о своей победе — и это после того, как жителям Каталонии пришлось пережить день позора. Это стало возможно благодаря ксенофобному высокомерию, вступившему в союз с антисистемными силами — его олицетворяет Карлес Пучдемон — и абсолютной неспособностью решить проблему со стороны Мариано Рахоя.

    …Главные виновники [случившегося] — президент Женералитата и президент парламента, которые давно начали процесс, настроенный на то, чтобы противопоставить каталонцев друг другу, а саму Каталонию — всей остальной Испании. Они вели себя совсем не так, как себя ведут лидеры всех граждан своей страны, они нагло выражали свои интересы, демонстрируя признаки невероятного сектантства. И они сделали это, проявив неуважение к конституции, статуту Каталонии, ее демократическим представителям и духу и букве Уголовного кодекса.

    El País, колумнист Хорхе Галиндо:

    Для социальной психологии не является новым или неизвестным механизм, который заставляет нас верить всему, что говорят свои. Он основан на многих когнитивных искажениях: мы подчиняемся тому, кто к нам ближе и чьи мотивы нам понятнее; нам сложно подвергать сомнению свою точку зрения; нас успокаивает мысль о том, что мы правы. Все это помогает понять, почему в ситуации вроде той, что вчера возникла в Каталонии, желающие поставить под сомнение государство использовали фотографии сомнительного происхождения и с откровенными признаками ретуши вместо того, чтобы воспользоваться сотнями достоверных и ярких изображений.

    Fake News лучше всего подходят в ситуациях поляризации, мы это уже видели во многих странах… Не является совпадением, например, то что больше всего слухов появилось во время кампании по «Брекзиту» и во время выборов Дональда Трампа. Их националистический компонент оказался уместным: ведь в ДНК этой идеологии заложена попытка одной группы отделить себя от всех остальных. Эта среда подпитывает уже упомянутые когнитивные искажения: в результате поиски истины превращаются в замкнутый круг.

    ABC, колумнист Хосе Мария Караскаль

    Что вчера произошло в Каталонии? Разумеется, не референдум. Это не было даже пародией на референдум, поскольку не были соблюдены условия проведения таких голосований: ни списка голосующих, ни избирательных участков, ни контроля, ни подсчета, ни системы передачи результатов. Можно было голосовать где угодно, в том числе и прямо на улице, одни голосовали по несколько раз, а другие — прямо в здании парламента, и этим все сказано. Можно говорить, что это был фарс, глупость, гротеск, но я скорее воспринимаю это как вызов легальной системе Испании. Это заставляет меня взглянуть на реакцию властей, выраженную национальной полицией и гражданской гвардией.

    Был ли их ответ пропорционален? Если оценивать размах событий, которые правильнее назвать восстанием, чем неподчинением, то я не знаю, что думаете вы, но мне кажется, что ответ специальных служб Испании был скромным и даже сдержанным. Они столкнулись с настоящим государственным переворотом, организованном своими же — правительством Каталонии, что является отягчающим обстоятельством.

    ABC, колумнист Игнасио Камачо

    Принять вчерашний мрачный карнавал за отдаленное подобие демократии может только общество, больное сектантством, отравленное произволом, интеллектуально обессиленное бессмыслицей. В этом состоянии отчуждения и пребывают некоторые каталонцы, к сожалению. Вспомним и некоторые постыдные детали, от воображаемого списка избирателей или людей, голосующих прямо на улице, до непрозрачных избирательных урн. Даже [президент Венесуэлы] Николас Мадуро не решился бы на такую бесстыдную фальсификацию…

    Вчера в Каталонии был не референдум, а фундаментальное нарушение демократического порядка. Преступление, которого можно было бы избежать, если бы правительство использовало существующие конституционные механизмы… Марианизм (т. е. премьер-министр Испании Мариано Рахой и его сторонники — прим. «Медузы» ) избрал — то ли из-за осторожности, то ли из-за страха — другую стратегию и провел несколько недель, бегая за раскольниками и обязывая полицию играть с ними в кошки-мышки.

    22 комментария

    avatar
    Пан Vogel собрал хорошую подборку достаточно здравых и взвешенных мнений. У многих в головах, к сожалению диссонирует понимание, почему референдум в Крыму это плохо, а референдум в Каталонии это хорошо.
    +1
    avatar
    В Крыму не было референдума. Там была имитация референдума под охраной войск Путина, якобы вежливые солдаты с автоматами. В общем не путайте агрессию, аннексию с референдумом.
    +1
    avatar
    Да и народа крымского для самоопределения по ООН нету.
    0
    avatar
    В Крыму не было референдума.
    А в Каталонии был?
    0
    avatar
    Продолжается зондирование общественного мнения для спича лаврову?
    0
    avatar
    Не знаю. Грят был.
    0
    avatar
    Референдум в Крыму проходил на основании закона принятого закхваченным неизвестными вооруженными парламентом.Далее опять таки неизвестные вооруженные люди оккупировали полуостров а потом прошел собственно реферндум с наблюдателями от неизвестных военных и при их подсчете.В Каталонии ничего этого не было.
    +1
    avatar
    Оч хорошая подборка, спасибо, а то обычно дается освещение событий с одной стороны.
    Ясно только, что центр власть Испании про… ла ситуацию: политик должен пытаться решить вопрос, а не делать вид, что проблемы нет. В Англии тоже не было закона о референдуме и отделении, но там власть поняла, что раз есть проблема — сепаратизм в Шотландии — так нужно подтягивать закон к реальности, а не закрывать глаза.
    Да и народа крымского для самоопределения по ООН нету.
    Так и существование каталонского долгое время отвергали. Также как украинского, беларуского…
    +1
    avatar
    Испанский суд принял решение об удовлетворении запроса США на экстрадицию российского программиста Петра Левашова. Об этом сообщает Reuters.
    Лавров поддержит референдум?
    0
    avatar
    Карлес Пучдэмон — каралю Іспаніі: Вы расчаравалі людзей у Каталоніі
    nn.by/?c=ar&i=198554
    Вскоре после выборов Конвергенция и левонационалистическая партия Республиканская левая Каталонии создали широкую коалиция «Вместе за „Да“» (кат. Junts pel Sí) для совместного участия в региональных парламентских выборах 27 сентября 2015 года. К ним присоединились «Демократы Каталонии», «Перегруппировка за независимость» и Левое движение. В итоге, новой коалиции удалось опередить другие партии, но она не смогла достичь абсолютного большинства. В результате было сформировано правительство меньшинства во главе с членом Конвергенции Карлесом Пучдемоном
    Каталонське місто Жирона оголосило про те, що від сьогодні не співпрацюватиме з офіційним Мадридом
    Про це у Twitter повідомила голова цього міста Марта Мадренас.
    0
    avatar
    Началась порка на конюшне

    Banco Sabadell, один из крупнейших банков Испании, планирует рассмотреть возможность переноса штаб-квартиры из Барселоны в связи с политической напряженностью после проведения референдума о независимости Каталонии.
    CaixaBank рассматривает временный перенос головного офиса на Балеарские острова, пишет El Mundo.
    Штаб-квартира крупной фармацевтической компании Oryzon Genomics переехала в Мадрил из Барселоны, после чего ее акции показали рост на 8%. Об этом 4 октября сообщает Еl Рais.
    Накормят всю Испанию как ранее даунбас накормил Украину.
    +2
    avatar
    Началась порка на конюшне
    Давно идет: после провозглашения независимости Газпром поднял цену на газ в разы.
    В 1991 для Латвии.
    0
    avatar
    И Латвия все равно ушла от России.
    +1
    avatar
    И газпромовский газ в Балтии вообще больше не покупают. Может теперь хоть в сто раз цену поднять
    0
    avatar
    И газпромовский газ в Балтии вообще больше не покупают.
    Да вы что?
    Давно? :)
    -1
    avatar
    И Латвия все равно ушла от России.

    Прелесть то не в том чтобы удержать — прелесть в том чтобы вместо того чтобы тратить на содержание Латвии — получать ОТ нее.
    -1
    avatar
    получать ОТ нее
    Видит око, да зуб неймет. НАТО.
    0
    avatar
    Видит око, да зуб неймет. НАТО.

    Платежам за газ, нефть/нефтепродукты НАТО никак не мешает. :)
    Причем платежам не по внутрисссровским ценам.
    -1
    avatar
    То что Каталонию не примут в ЕС-сомнительное утверждение. Каталония и особенно регион Барселоны является одним из самых развитых в Европе. Да наверное будут изображать мину перед Испанией. Но не принять невозможно, т к Каталония будет соответствовать всем критериям членства сразу в момент отсоединения.Не забываем про Шотландию, которая очень нужна ЕС. Если прецедент Каталонии состоится гладко, то и шотландский сценарий весьма вероятен.Еще одно важное замечание.Многие говорят, что события в Каталонии-удар по ЕС. Но это не так и даже наоборот. Обе стороны-Испания и Каталония обращаются к ЕС как верховному арбитру.Испания вообще в безвыходном положении.Она не может угрожать ЕС выходом как некоторые чдены делали ранее, иначе все остальные сепаратисты разорвут эту страну. Фактически, членство в ЕС-единственное условие сохранения единства страны. Поэтому мой прогноз-ЕС надавит на обе стороны чтобы нащли компромисс, но платить за него будет Мадрид, которому деваться некуда.
    0
    avatar
    Если прецедент Каталонии состоится гладко
    Если прецендент состоится, вернее, если его допустят, то большой, белый песец придёт надолго. Что тогда ЕС скажет тем же баскам? Ребята из ЕТА только в 2011 году согласились зачехлить винтовки и до поры до времени отказаться от идеи своей независимости. И вот Каталония получает независимость, не сделав даже ни одного выстрела...U_u
    +2
    avatar
    Бельгия тоже очень рада будет Каталониию принять, ага. Прям обеими руками проголосует за принятие. Фламандской и валлонской *demon*
    0
    avatar
    Бельгия тоже очень рада будет
    Вот и я о том. Прецедент один, прецедент другой. Каталония, потом Палестина, Баски, Курды и.т.д…
    Непонятно только, чевой там пан Монро кричит о невозможности получить (когда придёт время) свою толику независимости западной части процветающей? Если всем можно, то, пардону просим.:D
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.