Европа
  • 849
  • Успехи AfD в ФРГ

    7.02.2020. Carnegie, Федор Лукьянов (сокращено насчёт Европы)

    Тюрингский занавес

    Как ультраправые закрывают послевоенную эпоху в Германии и Европе

    AfD, ставшую поводом для публикации, вряд ли можно отнести к «ультраправым». — Vogel

    В германской политике случилось то, что объективно было неизбежно, но субъективно считалось совершенно невозможным. В федеральной земле Тюрингия, где очередные выборы прошли еще осенью прошлого года, было сформировано правительство во главе с премьер-министром Томасом Киммерихом. Он представляет либеральную Свободную демократическую партию (FDP. — Vogel ) (самый знаменитый политик от этой партии – многолетний министр иностранных дел Ганс-Дитрих Геншер), которая получила поддержку 5% избирателей.

    Главой земельного кабинета министров он стал благодаря голосам правоконсервативной ХДС (CDU, партия Меркель. — Vogel ) и ультраправой «Альтернативы для Германии» (AfD. — Vogel ). Именно участие последней стало решающим, что вызвало настоящее потрясение – от шока в кругах политического истеблишмента до уличных пикетчиков, которые обвинили либералов в пособничестве возрождению нацизма. В дискуссии мелькнул пугающий термин «веймаризация».

    Напряжения добавил теперь уже бывший глава правительства Тюрингии Бодо Рамелов (партия «Левые» – отдаленный наследник гэдээровской СЕПГ), который разместил в твиттере цитату из Адольфа Гитлера: «Самого большого успеха мы добились в Тюрингии. Там мы теперь действительно партия, от которой все зависит… Партии, которые до сих пор формировали правительство Тюрингии, больше не способны собрать большинство без нашего участия». Гитлер написал это почти день в день 90 лет назад, 2 февраля 1930 года, по итогам таких же земельных выборов.

    Стоит отметить, что партия «Левые» (Linke. — Vogel ) заняла первое место на выборах в минувшем сентябре, набрав более 30% голосов. Нежелание вновь допустить эту партию к власти, собственно, и стало причиной негласного сговора, который впервые в истории Федеративной Республики позволил крайне правым принять участие в процессе распределения власти. Ситуацию отягощает еще и то, что, помимо общей нерукопожатности «Альтернативы», особая проблема существует именно в Тюрингии – Эрфурт считается центром наиболее агрессивных антииммигрантских и ксенофобских настроений, и тамошняя ячейка «АдГ» – вдвойне одиозна.

    Казус оказался очень кратковременным. Не прошло и суток, как Киммерих, получив волну возмущения со всех сторон, включая гневную тираду канцлера Ангелы Меркель, подал в отставку и объявил о намерении добиваться роспуска ландтага и новых выборов. Лидер свободных демократов Кристиан Линднер его поддержал, хотя сначала отказываться от случившегося не торопился: мол, с «АдГ» мы ни о чем не договаривались, а если они нас поддержали, то это их дело.

    Проблема, правда, в том, что повторные выборы могут не решить, а лишь усугубить проблему – в выигрыше от шумихи снова окажутся крайности – «Левые» и «Альтернатива». Тем более что прецедент получается довольно сомнительный – полностью законное с точки зрения процедуры назначение отменили после, как сказали бы у нас, «окрика» из Берлина.

    Народные и альтернативные

    Знаковый успех националистов случился в 2017 году, партия антииммигрантской и евроскептической направленности «Альтернатива для Германии», основанная в 2013 году выходцами из правого крыла ХДС (далеко не только ими. — Vogel ), набрала около 13% голосов на федеральных выборах, став третьей по значимости политической силой страны после ХДС и Социал-демократической партии (обе понесли потери, социал-демократы – особенно тяжелые).

    А после того как в результате очень долгого и мучительного процесса на федеральном уровне была сформирована «большая коалиция» из консерваторов (ХДС/ХСС) и социал-демократов, «Альтернатива» оказалась главной оппозиционной партией Германии.

    Тогда же с удвоенной силой зазвучали заклинания, что никогда и ни при каких обстоятельствах приличные политики не будут вступать с крайне правыми ни в какие отношения. С тех пор, однако, «АдГ» последовательно наращивала свое присутствие в ландтагах по всей стране.

    Шокирующим стал результат в Баварии в 2018 году, превысивший 10% (доминирующий там десятилетиями и очень консервативный ХСС (CSU. — Vogel ) клялся, что в их земле у «Альтернативы» шансов нет). Еще более заметными стали прошлогодние цифры в восточных землях – около 24% в Бранденбурге и Тюрингии, около 28% в Саксонии. Везде – второе место, в Тюрингии ХДС был оттеснен на третье, в то время как социал-демократы там и вовсе превратились в малую партию.

    Успехи крайне правых отражают не столько фашизацию населения, сколько упадок всей партийной системы страны. По сути, в Германии не происходит ничего экстраординарного – проседание народных (то есть массовых) партий фиксируется по всей Европе. Больше всего страдают социалисты, превратившиеся, например, во Франции едва ли не в маргинальную силу, но и умеренные консерваторы последовательно теряют поддержку.

    Причин тому много – от кризиса руководства классических политических сил до изменения структуры общества, которой больше не соответствует привычное партийно-идеологическое деление. Немецкие социологи с начала века указывают на то, что в обществе растет количество граждан, оказавшихся вне деятельности привычных партий – это нижний сегмент среднего класса, который сползает вниз и по уровню доходов, и по социальной реализации. Традиционные социал-демократы к ним не обращаются, потому что их электорат – те, кто преуспел благодаря «социальной рыночной экономике» (а не те, кто постепенно выпадает из нее). А правые – консерваторы и либералы – заведомо обращены к успешным слоям. (Соглашусь, что лузеры — это основной электорат и у AfD и у Linke. Не согласен, что соцдеки — SPD — не обращаются, скажем, к получателям социальных пособий. — Vogel .)

    Ответом политиков на меняющееся общество стала не попытка обратиться к появляющимся новым группам, а возобладавшее после холодной войны и прекращения идеологического противостояния торжество центризма. Партийные программы, ранее имевшие сущностные отличия по экономическим, социальным и до некоторой степени политическим сюжетам, стали почти неотличимы – левые и правые, каждые со своей стороны, сместились к центру.

    Целью было охватить как можно большее количество избирателей, но в какой-то момент результат стал получаться обратным. У голосующих возникло ощущение, что сменяющие друг друга партии отличаются названиями, но не проводимым курсом. Тем более что глобализирующаяся среда действительно загоняла правительства во все более жесткую колею взаимозависимости и сужения пространства для маневра на национальном уровне.

    Стирание идейных различий в той или иной степени свойственно большинству стран, но в Германии, как и положено в тамошней культуре, процесс принял логически законченную форму. Создание «большой коалиции» ХДС/ХСС и СДПГ под руководством Ангелы Меркель формализовало слияние прежних оппонентов, лишив социал-демократов собственного политического лица.

    Личность канцлера – человека, всем своим поведением олицетворяющего лозунг «умеренность и аккуратность», только подчеркивала целостность политической модели. Иные настроения – даже не радикальные, а просто более четко маркированные – вытеснялись на маргиналии. Но вдруг оказалось, что именно эта позиция благоприятна для того, чтобы выстрелить в условиях перемен. Это касается не только крайне правых, но и «Левых», а в немалой степени и «Зеленых» (Grüne. — Vogel ).


    Время поляризации
    В Германии и без того болезненные процессы усугубляются личностным фактором. Ангела Меркель готовится уходить, но за 15 лет пребывания у власти она обрела почти тотемную репутацию – канцлер пользуется авторитетом и доверием (на конец прошлого года ее деятельность считали успешной две трети немцев), а вот и у ее партии, и у возглавляемого ею правительства цифры поддержки намного более скромные.

    Длительное пребывание на посту одного сильного лидера повсеместно – будь то авторитарные или демократические модели – имеет одно свойство: конкурентное пространство сжимается, что препятствует появлению независимых претендентов. Речь неизбежно заходит о преемничестве, то есть о том, что сам лидер и выбирает своего последователя. А преемничество по определению исключает выдвижение яркого политика, уходящий руководитель предсказуемо озабочен сохранением своего наследия больше, чем обеспечением перемен.

    В случае с Меркель продвижение Аннегрет Крамп-Карренбауэр на пост лидера партии с перспективой возглавить правительство многие считают чуть ли не крупнейшим промахом канцлера. Ситуация в Тюрингии, кстати, становится настоящей проверкой на прочность партийного руководства – земельная парторганизация фактически пошла против курса федеральной верхушки, которая, впрочем, всячески старалась уклониться от принятия решений.

    Однако политический ландшафт неизбежно будет обустраиваться по-новому, и на смену подчеркнутому центризму эпохи Меркель придет растущая идейная поляризация. Люди по всей Европе – и Германия не исключение – ждут от политиков четкой системы взглядов, созвучных их нуждам и потребностям. Можно предположить новое деление на «прогрессистов», которые будут так или иначе группироваться вокруг зеленых идей, и национал-консерваторов (что, кстати, тоже не исключает экологизм …





    AfD. Альтернатива для Германии. Так они видят себя


    AfD. Акция для дураков. Так они выглядят со стороны — в том числе и для меня


    Нацики из NPD пытаются примазаться к успеху AfD. Мол, первый голос (по мажоритарке) отдай AfD, зато второй (по партспискам) — за NPD.

    В прошлом точно так же часто поступали «свободные демократы» (FDP), примазываясь к своим христианско-демократическим партнёрам по коалиции с подобным призывом.

    Напомню, что избирательная система ФРГ смешанная. И смешана она не так, что фиксированную часть депутатов избирают по мажоритарке, а другую фиксированную часть — по партспискам. Сперва смотрят, кто прошёл по мажоритарке (здесь число депутатов равно числу округов, т.е. фиксировано), потом сравнивают процент прошедших от той или иной партии с процентом голосов за списки партий и добавляют (неизвестное заранее число!) лиц из некоторых списков не прошедших по мажоритарке. Чтобы более-менее привести проценты в парламенте в соответствие с процентами по спискам.

    В общем, мелкой партии, не имеющей шансов провести «своих» по мажоритарке довольно всё равно, за кого «её» возможный избиратель отдаст свой «первый» голос (её мажоритарный кандидат всё равно не пройдёт), но важно, чтобы «вторые» голоса были отданы за её список. Большая партия может порой смотреть на это сквозь пальцы, если надеется на коалицию с мелкой, т.к. эта тактика могла усилить позиции коалиции в парламенте.


    Среди избирателей вообще чувствую себя ущемлёнными 15%, среди избирателей AfD — 42%, среди избирателей «Левой» (наследники коммуняк) — 25%.


    — Сегодня никаких карикатур на AfD или Трампа?
    — Иногда просто хочется увидеть луч света…
    (Перевод не буквальный)

    12 комментариев

    avatar
    Казус оказался очень кратковременным. Не прошло и суток, как Киммерих, получив волну возмущения со всех сторон, включая гневную тираду канцлера Ангелы Меркель, подал в отставку и объявил о намерении добиваться роспуска ландтага и новых выборов. …

    … прецедент получается довольно сомнительный – полностью законное с точки зрения процедуры назначение отменили после, как сказали бы у нас, «окрика» из Берлина.

    Здесь автор совершенно не в теме

    0. В CDU скандал из-за того, в первую очередь, что местный партфункционер (Мёринг, насколько помню) не передал партдепутатам земельного парламента мнение/указание АКК (Аннегрет Крамп-Карренбауэр) насчёт голосования а 3-м раунде. Прислушались/послушались бы те — отдельный вопрос (ни по закону, ни по партуставу не обязаны), но факт, что от них скрыли важную информацию.

    1. Киммерих в отставку ОБЕЩАЛ подать, но не подал (а теперь, вроде бы, и не собирается) и исполняет обязанности главы земельного правительства. Чтобы его сместить надо одно из двух:
    — чтобы он сам взял и ушёл (заявление об отставке + отказ временно продолжать исполнять родь главы земедьного правительства), или
    — вотум недоверия от земельного парламента («конструктивный», или нет — неважно), на что сейчас нет нужного числа голосов
    0
    avatar
    Сейчас Киммерих снова обещает немедленно подать в отставку. Ну, поглядим
    0
    avatar
    Таки подал в «незамедлительную» отставку в субботу. Правда, неясно, кто врио

    Thüringens Ministerpräsident Thomas Kemmerich (FDP) tritt mit sofortiger Wirkung zurück. Das teilte die FDP-Landtagsfraktion am Samstag in Erfurt mit.

    amp.welt.de/politik/deutschland/live205615625/Nach-Thueringen-Wahl-Kretschmann-kuendigt-offensiven-Kurs-gegen-AfD-an.html
    0
    avatar
    Врио (geschäftsführend) по-прежнему Кеммерих.
    0
    avatar
    Очень давно я была в Тюрингии. Там очень красиво.
    0
    avatar
    Очень давно я была в Тюрингии. Там очень красиво.
    Едем?
    0
    avatar
    Едем?
    Съездили уже. К Парусу в гости.
    0
    avatar
    Вы ж Паулюсом слились.
    0
    avatar
    Среди избирателей вообще чувствую себя ущемлёнными 15%, среди избирателей AfD — 42%, среди избирателей «Левой» (наследники коммуняк) — 25%.
    Это и характеризует такие партии. Банальное «протестное голосование».
    Да, многие чувствуют себя «бенахтайлигт», и именно такие собираются под знамёна партий определённого (в данном случае — максимально возможно крайнего) типа. А уж «левые» это, или «правые» — не столь и важно…
    0
    avatar
    Вторая пошла…

    Лідерка правлячого у Німеччині Християнсько-демократичного союзу Аннегрет Крамп-Карренбауер не претендуватиме на пост канцлерки (после ухода Меркель. — Vogel ) і піде з поста глави партії.

    (в немецких СМИ тоже есть эта информация)

    Что-ж, вернётся-таки Мерц, что ли?
    0
    avatar
    Итоги (сиюминутные, но какие есть)

    На федеральном уровне в CDU несколько человек претендуют на наследство Меркель (в руководстве партии и на пост кандидата в канцлеры на след. выборах). Ставленница Меркель АКК, как уже писал, сейчас не претендует ни на что. Пока лидирует (по опросам), вроде, Мерц, но не так, чтобы с подавляющим преимуществом.

    В самой Тюрингии избрано правительство Bodo Ramelow. Ramelow — это Linke (посткоммунисты), в коалицию входят ещё соцдеки и зелёные. Но, всё равно, это правительство меньшинства и избрано оно, помимо прочих, голосами от CDU.

    За это CDU потребовала массу мелких услуг соблюдать некий «стабилизационный пакт», подписанный ею и правящей коалицией. Там оговорены новые выборы 25.4.2021 и поиск компромиссов среди участников пакта. То есть, бортанули AfD и, заодно, FDP, которые ни на что не смогут влиять.

    Почему CDU не вошла в коалицию? Ибо обещала не иметь дела с Linke и AfD. Ну а голоса за правительство с премьером от Linke и «стабилизационный пакт», якобы, не в счёт. Это, мол, такая «конструктивная оппозиция» красно-красно-зелёным.

    О федеральной CDU — по памяти, о Тюрингии — по www.merkur.de/politik/thueringen-wahl-ramelow-hoecke-linke-afd-regierung-handschlag-video-ministerpraesident-cdu-erfurt-politik-zr-13568852.amp.html
    0
    avatar
    А как розочка на торте, представитель от AfD выбран вице-президентом Ландтага Тюрингии (это ладно) — в т.ч. за счёт голоса Ramelow.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.