Европа
  • 648
  • Грета Тунберг. Триумф молодых или истерика "левых"?

    Юлия Латынина



    Один из моих любимых персонажей мировой истории — пятнадцатилетняя девочка по имени Нонгкавузе.

    Нонгкавузе жила в Африке в XIX веке и происходила из племени скотоводов хоса. В 1856 году она вернулась с речки и сообщила, что духи предков сказали ей, что хоса должны убить весь свой скот. После этого мертвые воскреснут, духи предков прогонят белых и дадут хоса новый скот и вообще начнется рай на земле.

    Хоса послушались девочки и стали убивать свой скот. Духи предков, однако, не приходили.

    Тогда хоса поняли, кто был виноват: были виноваты те хоса, которые еще не убили свой скот. Их начали резать и убивать.

    Весь скот был убит, посевы были запрещены (тоже духами предков), а духи предков все не появлялись и не появлялись. Начался страшный голод: из каждых четырех хоса трое умерли.

    Похожая история случилась в колониальном Массачусетсе в 1692–1693 годах. Я имею в виду знаменитые процессы над салемскими ведьмами — один из классических случаев массовой истерии. Там тоже все началось с девочек-подростков.

    Двенадцатилетняя Энн Путнам обвинила соседкину рабыню в том, что та ее заколдовала, и внезапно обретенное всевластие быстро вскружило головы девочке и ее подружкам. Через несколько месяцев целые бригады маленьких мучениц ходили по улицам, указывая на дома ненавистных соседок как на обиталища ведьм. 19 ведьм и колдунов были повешены.

    Истории Нонгкавузе и Энн Путнам достаточно типичны с точки зрения психологии. 12–15 лет — это как раз тот возраст, когда подростку хочется утвердить себя как суверенную личность. В традиционных обществах в это время подростки проходили обряд инициации и после этого считались взрослыми; в современном обществе, где процесс обучения длится дольше, это — «трудный» возраст. Возраст, когда прежняя детская любовь к родителям сменяется отторжением, когда подросток отчаянно хочет переплюнуть взрослых, которые дураки и которые не понимают ни его, ни вообще ничего. И фрустрация подростка тем сильней, чем развитей общество и чем дольше ему еще предстоит учиться, прежде чем по-настоящему, а не в мечтах обогнать предыдущее поколение — или хотя бы стать с ним на равных.

    Мне долго казалось, что история Нонгкавузе невозможна в современном западном обществе, — до тех пор, пока не увидела шестнадцатилетнюю шведскую девочку Грету Тунберг, вещающую с трибуны ООН.

    Девочка Грета, страдавшая, по ее собственным словам, от анорексии и депрессии (у нее также, по данным СМИ, диагностирован синдром Аспергера, который можно считать легчайшей формой аутизма), вдруг поняла, что мир вскоре погибнет от глобального потепления, и с целью предотвратить это перестала ходить в школу по пятницам. После этого смелая девочка Грета стала всемирной героиней, пересекла Атлантику под парусом и выступила на трибуне ООН.

    «Я не должна была бы быть здесь, — заявила Грета, — я должна была бы быть в школе на другой стороне океана. Однако вы все приходите к нам, молодым людям, за надеждой. Как вы смеете!»

    Таким образом, из речи Греты получалось, что это не она прогуливает школу. Это все взрослые виноваты в том, что она не ходит в школу. «Мы будем наблюдать за вами!» — предупредила шведская пионерка.

    «Как вы смеете, — продолжала она, — своими пустыми словами вы украли мои мечты, мое детство… Люди страдают, умирают. Разрушаются целые экосистемы. Мы стоим в начале массового вымирания. А вы говорите только о деньгах, кормите нас сказками о непрерывном экономическом развитии. Как вы смеете?» «Вы — воплощение зла», — гремела девочка с трибуны.

    Это была речь подростка, который живет в одной из самых благополучных стран мира, который пользуется невероятными для прошлых веков благами цивилизации, который не мерзнет, не голодает, который может попасть из Стокгольма в Нью-Йорк за девять часов полета.

    Таким образом, из речи Греты получалось, что это не она прогуливает школу. Это все взрослые виноваты в том, что она не ходит в школу. «Мы будем наблюдать за вами!» — предупредила шведская пионерка.

    «Как вы смеете, — продолжала она, — своими пустыми словами вы украли мои мечты, мое детство… Люди страдают, умирают. Разрушаются целые экосистемы. Мы стоим в начале массового вымирания. А вы говорите только о деньгах, кормите нас сказками о непрерывном экономическом развитии. Как вы смеете?» «Вы — воплощение зла», — гремела девочка с трибуны.

    Это была речь подростка, который живет в одной из самых благополучных стран мира, который пользуется невероятными для прошлых веков благами цивилизации, который не мерзнет, не голодает, который может попасть из Стокгольма в Нью-Йорк за девять часов полета.

    Пионером в этом деле был знаменитый Савонарола. С каким рвением в 1495 году флорентийские подростки стучались в ворота богатых домов, срывали с прохожих роскошные украшения, сжигали «Леду» Боттичелли на «костре тщеславия»!

    Затем настала пора пионеров: Сталин прекрасно осознал, какие преимущества дает тоталитарному государству шпионаж подростка за своими родителями и как легко промыть ему мозги, настроив против недостаточно верных высоким идеалам взрослых. Подлинным, однако, мастером в деле использования подростков для внедрения тоталитарного единомыслия стал Мао Цзэдун со своими хунвейбинами.

    Идея хунвейбинов была все та же — очень простая. Разрешим подросткам перевернуть этот, столь ненавистный им, порядок вещей. Разрешим им не ходить на уроки! Разрешим детям с неокрепшей психикой поучать учителей, бить учителей, унижать профессоров. Вот как знаменитый китайский историк Юн Чжан описывает в своих воспоминаниях воспитание хунвейбинами очередного «воплощения зла», которое «украло детство» и имело наглость требовать от учащихся знаний.

    «Посередине этого пинали мою учительницу, от боли она каталась по полу, волосы ее были растрепаны. Когда она закричала, чтобы остановились, мальчики, которые набросились на нее, сказали мстительно: „Теперь ты просишь! Разве ты не была жестокой? Теперь проси как следует!“

    Они снова начали пинать ее, а потом приказали ей встать на колени, поклониться им и произнести: „Пожалуйста, пощадите мою жизнь, хозяева“.

    Это был подлинный триумф молодого поколения, которое отряхнуло прах прошлого со своих ног. Не было ни одного слогана хунвейбинов, который не вызовет одобрения нынешних школьников, героически, по образу Греты Тунберг, прогуливающих уроки по пятницам, и эковоинов, протестующих против загрязнения окружающей среды, оставляя за собой горы мусора.

    »Уже тридцать лет, — заявила Грета Тунберг в своей речи, — как наука является кристально ясной. Как смеете вы глядеть в сторону!"

    Увы, именно речь Греты показывает, что истерика левых по поводу ужасных капиталистов, которые уничтожают весь мир глобальным потеплением, не основана на науке.

    Ни одна наука не имеет в качестве своих эмиссаров шестнадцатилетних неуравновешенных девочек, винящих взрослых во всех воображаемых бедах мира с трибуны ООН.

    Ни одна наука не устраивает акций протеста в результате откровения, полученного в ходе наркотического прихода, не перегораживает лодками Regent Street и не приковывает себя наручниками к автозаправкам.

    Ни одна наука не пользуется приемами из арсенала тоталитарных режимов с целью внедрения в обществе единомыслия.

    Никто не ходит на демонстрации в поддержку теории Эйнштейна, и никто еще никогда не перегораживал шоссе в защиту закона Бойля — Мариотта.

    Зато тоталитарные идеологии, рядящиеся под науку — например, научный коммунизм, — делают именно это, и теория глобального потепления совершенно неслучайно сменила в головах леваков всего мира теорию прибавочной стоимости. Раньше леваки объясняли про капиталистов, что те украли прибавочную стоимость, а теперь, после кончины СССР, леваки объясняют, что проклятые капиталисты портят климат, и пугают человечество страшилками про засухи, наводнения и конец света, безотказно действовавшими на толпу еще со времени Откровения Иоанна Богослова.

    Дело не в Нонгкавузе, не в хунвейбинах и не в девочке Грете. Дело во взрослых, которые используют подвижную и инфантильную психику.

    Со времени исчезновения пролетариата как класса леваки всего мира ищут новые группы интересов, на которые они могут опереться в своем перманентном восстании против всех достижений современной западной постиндустриальной цивилизации. Они пытались найти такую группу интересов в мигрантах из исламских стран, в женщинах, которым они объясняли, что все белые самцы их угнетают. Теперь они нашли еще одну группу обиженных, которая с удовольствием взбунтуется, — подростков.

    Так что не надо нам тут про «науку»: использование детей для принуждения общества к единомыслию есть классический признак тоталитарных идеологий. Я сильно подозреваю, что когда волна левизны, захватившая современный Запад, кончится, то пионерка Грета окажется в истории не рядом с Авраамом Линкольном, а рядом с Павликом Морозовым, девочкой Нонгкавузе и эпидемией массовой истерии в Салеме.

    16 комментариев

    avatar
    Где Фогель?
    0
    avatar
    Я целое утро занималась поисками ответа на вопрос — почему славянские братья называют арбуз кавуном, а тыкву гарбузом… Или дыней. А? Даже хотела пост тиснуть с названием «Этимология на всю тыкву». Но передумала, бо это очень серьёзный вопрос. И тут на тебе — Латынина говорит, что СССР окончинился.
    Так то она правильные вещи говорит:
    тоталитарные идеологии, рядящиеся под науку — например, научный коммунизм, — делают именно это, и теория глобального потепления совершенно неслучайно сменила в головах леваков всего мира теорию прибавочной стоимости. Раньше леваки объясняли про капиталистов, что те украли прибавочную стоимость, а теперь, после кончины СССР, леваки объясняют, что проклятые капиталисты портят климат
    Дело во взрослых, которые используют подвижную и инфантильную психику.
    Со времени исчезновения пролетариата как класса леваки всего мира ищут новые группы интересов, на которые они могут опереться в своем перманентном восстании против всех достижений современной западной постиндустриальной цивилизации. Они пытались найти такую группу интересов в мигрантах из исламских стран, в женщинах, которым они объясняли, что все белые самцы их угнетают. Теперь они нашли еще одну группу обиженных, которая с удовольствием взбунтуется, — подростков. И всякие голубые и радужные — из этой же оперы.
    Но детали… И недомолвки…
    0
    avatar
    Я целое утро занималась поисками ответа на вопрос — почему славянские братья называют арбуз кавуном, а тыкву гарбузом… Или дыней. А?

    Опять ты поутряни не приняла лекарства и какаешь нам тут флудом за мозг.

    За что такое наказание нам, братья? :S
    0
    avatar
    я же фогеля позвала, не? Что ж это у вас так глухо в тыкве? Посмеялись бы…
    0
    avatar
    чувиха херачит какую то херату
    +1
    avatar
    это же так интересно! ну вот почему поляки называют тыкву дыней?
    0
    avatar
    А Фогеля за что?
    0
    avatar
    да мало ли какие дела у людей
    в конце концов, могло просто надоесть
    0
    avatar
    Пионером в этом деле был знаменитый Савонарола. С каким рвением в 1495 году флорентийские подростки стучались в ворота богатых домов, срывали с прохожих роскошные украшения, сжигали «Леду» Боттичелли на «костре тщеславия»!
    В 1490 году во Флоренции появляется доминиканский монах Джироламо Савонарола, в проповедях которого звучал призыв к покаянию и отказу от грешной жизни. Боттичелли был заворожён этими проповедями, и даже, согласно легенде, наблюдал, как жгут его картины на костре тщеславия
    может сам и принёс на костер?
    Затем настала пора пионеров: Сталин прекрасно осознал, какие преимущества дает тоталитарному государству шпионаж подростка за своими родителями и как легко промыть ему мозги, настроив против недостаточно верных высоким идеалам взрослых. Подлинным, однако, мастером в деле использования подростков для внедрения тоталитарного единомыслия стал Мао Цзэдун со своими хунвейбинами.
    Юн Чжан (англ. Jung Chang, кит. трад. 張戎, упр. 张戎, пиньинь: Zhāng Róng, Wade–Giles: Chang Jung, палл.: Чжан Жун) — современная британская писательница и историк китайского происхождения. Её дебютная книга — полуавтобиографический роман «Дикие лебеди» (1991) — разошлась по миру тиражом более 10 млн. экземпляров, но была запрещена в КНР.
    Писательница, да?
    Чжан покинула Китай в 1978 году, уехав учиться в Великобританию по правительственной стипендии. Сперва она остановилась в Сохо (Лондон), но позже переехала в Йоркшир и продолжила обучение лингвистике в Йоркском университете, живя на университетскую стипендию в Дэруэнтском колледже (англ. Derwent College). Она получила степень доктора философии по лингвистике там же, в 1982 году, став первым гражданином КНР, получившим степень британского университета. В 1986 она в соавторстве с Джоном Холлидэем написала книгу «Мадам Сунь Ятсен» (англ. «Mme Sun Yat-sen (Soong Ching-ling)»), биографию Сун Цинлин, жены Сунь Ятсена.

    Чжан получила звание почётного доктора философии от Букингемского, Урикского, Йоркского и Открытого университетов. Она читала лекции в лондонской Школе восточных и африканских исследований (англ. School of Oriental and African Studies) до 1990 года, когда решила сосредоточиться на писательстве.
    В 2003 году Чжан снабжает «Диких лебедей» новым предисловием, в котором проясняет свой переезд а Англию и цель написания книги: после страшных потрясений, пережитых в Китае, она искренне полюбила Великобританию, — её общий жизненный уклад и всё разнообразие широко представленных в нём проявлений культуры, искусства и литературы. Несмотря на это, она подчёркивает: «Мне кажется, моё сердце ещё в Китае»[7].

    Чжан проживает в западной части Лондона с мужем, британским историком, специалистом по истории современной Азии, Джоном Холлидэем. Она регулярно посещает своих родственников в Китае.
    регулярно посещает? И ничего не боится?
    0
    avatar
    Короче, эта тётка «китайский историк» сама Павлик Морозов. Её отец был важным коммуняцким функционером и семейка жила в роскошном доме. Но в СССР традиция пайков и конвертов процветала и доцвела аж до Чубайса, а вот в Китае такого как раз и не получилось. Дети функционеров сами поехали в деревни поднимать сельское хозяйство — да и сами страстно хунвэйбинили в городах:
    Как и многие ровесники, Юн стала хунвэйбином в 14 лет, в ранние годы Культурной революции. Она пишет, что «разумеется, должна была вступить в отряд»
    .
    Кто-то видит в этом несправедливость — в том, что в колхозе надо работать именно детям главных строителей коммунизма? Кто? А в СССР эти детки посвалили за бугор — организованно. И стали там работать в бибиси.
    Не кажется такое странным?
    0
    avatar
    Никто не ходит на демонстрации в поддержку теории Эйнштейна, и никто еще никогда не перегораживал шоссе в защиту закона Бойля — Мариотта

    Вступайте в ряды Фурье и разлагайтесь!
    0
    avatar
    Мы ишшо из рядов Маркса-Ленина не все вышли. Рыгорыч упирается.:D
    0
    avatar
    Одна девочка так часто пропускала школу, что её с родителями вызвали сразу в ООН.
    +2
    avatar
    Если дур приглашают в ООН, может и нам закосить под них же? Авось и нас пригреют, накормят, и на работу ходить не надо? :P
    0
    avatar
    Настоящий полковник шахматист.



    Фотография была сделана фотографом журнала Time Джулианом Вассером в 1963 году в городе Пасадина, Калифорния.
    На снимке:
    Марсель Дюшан (28 июля 1887 — 2 октября 1968) — французский и американский художник, шахматист, теоретик искусства, стоявший у истоков дадаизма и сюрреализма.
    Ив Бабиц (13 мая 1943) — американская художница и автор, наиболее известная своими вымышленными мемуарами и своей причастностью к культурной среде Лос–Анджелеса.
    +1
    avatar
    У нас бы и в 2019-м такую фотку на выставке запретили бы выставить.

    Два мира, два Шапиро. ©
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.