Европа
  • 627
  • Борис Джонсон и Брекзит

    12.07.2019. Carnegie, Peter Kellner
    Авторский текст: carnegieeurope.eu/strategiceurope/79413?lang=en

    Борис и брекзит

    Что будет, если Джонсон станет британским премьером



    Если в борьбе за премьерский пост уходящей Терезы Мэй не случится чего-то неожиданного, то Европе следует готовиться к худшему – лидером консерваторов и премьер-министром Великобритании станет беспринципный лжец. В 1988 году журналиста Бориса Джонсона уволили из лондонской Times за выдуманную цитату. Шестнадцать лет спустя, когда он уже был депутатом парламента, его вывели из состава теневого кабинета за то, что он солгал руководству Консервативной партии об отношениях со своей тогдашней любовницей.

    В промежутке между этими двумя событиями он пробыл пять лет в Брюсселе в качестве корреспондента газеты Daily Telegraph, которая была и остается неофициальной библией Консервативной партии. Тогда Джонсон постоянно изобретал или раздувал истории, стремясь выставить Евросоюз в как можно более нелепом виде. Реалистичность этих историй его не особенно заботила – например, он предсказывал, что ЕС введет единые габариты для «еврогробов» или создаст полицейское подразделение по контролю за кривизной бананов. Своими историями он лил воду на мельницу евроскептиков из числа британских правых. Став премьером, Джонсон вряд ли должен удивляться, что в Брюсселе к нему будут относиться без особого пиетета.

    Звучит жестко? Но вот что пишет о нем Макс Гастингс, редактор Daily Telegraph в годы работы Джонсона в Брюсселе: «Можно спорить о том, кто он – негодяй или просто мелкий жулик, но не может быть сомнений в его нравственной несостоятельности, основанной на пренебрежении к правде. Если он станет премьером, он почти наверняка будет презирать правила и процедуры. Но у него есть пороки и похуже. Он трус. Любой аудитории он готов говорить то, что она хочет услышать; при этом через час он, ничуть не смущаясь, может заявить нечто ровно противоположное. Хорошим парнем Джонсона может считать только тот, кто его не знает».

    Однако и в этом темном царстве есть лучик света. Беспринципность Джонсона можно расценить как нежелание быть скованным жесткими идеологическими рамками. Во время кампании перед референдумом 2016 года он был одним из главных пропагандистов выхода Великобритании из ЕС. Но решение о том, как голосовать, принял в последний момент, заранее написав две статьи для СМИ: одну за выход из ЕС, вторую – против.

    Поэтому когда Джонсон громогласно утверждает, что окончательный выход Британии из ЕС к 31 октября – «вопрос жизни и смерти», можно смело предположить, что и после этой даты политическая смерть ему не грозит. Даже если Великобритания к тому времени не выйдет из Евросоюза, Джонсон легко перестроится ради того, чтобы остаться премьер-министром, пускай даже в составе ЕС.

    Как у него это получится? Попробуем представить себе, как могут развиваться события, если в конце июля Джонсон станет премьером. Он попытается пересмотреть соглашение о выходе из ЕС, которое выработали Мэй и лидеры остальных 27 стран-участниц. В первую очередь Джонсон будет добиваться от ЕС уступок по британской границе с Ирландией. Но ЕС не пойдет на сколько-нибудь существенные уступки, разве что согласится пересмотреть какие-то формулировки в политической декларации об отношениях Британии и ЕС в долгосрочной перспективе, сопровождающей основное соглашение. Но подобные правки будут слишком незначительными, чтобы эта версия соглашения получила одобрение большинства в парламенте.

    В этом случае в конце сентября или начале октября Джонсон заявит о намерении вывести страну из состава ЕС 31 октября без соглашения. Возможно, он попросит сохранить нынешний режим торговли без пошлин и пограничного контроля и предложит обсудить торговые вопросы на будущих переговорах. Но Брюссель вряд ли на это согласится: ЕС живет по четким правилам, которые нельзя отменить по прихоти того или иного политика.

    Таким образом, есть большая вероятность, что к середине октября Великобритания будет стоять на пороге брекзита без соглашения, который чреват серьезными экономическими проблемами. Чтобы предотвратить это, новому правительству нужно будет сделать несколько важных шагов.

    Начать стоит с закона, принятого парламентом еще в апреле. Это поправка к Акту о выходе из Европейского союза, в соответствии с которой Великобритания покинет объединение 31 октября, если данный закон не будет изменен или лишен силы.

    Закон изменить трудно, но можно, если его изменение поддержит премьер-министр. Сможет ли Джонсон забыть о своих словах о «жизни и смерти»? Вполне. И вот почему: парламент не может просто взять и изменить закон без поддержки правительства, но может четко обозначить свою позицию. И если перспектива вылета Великобритании из ЕС без сделки станет реальной, нет сомнений в том, что парламент так и поступит.

    В марте Палата общин отвергла вариант выхода из ЕС без соглашения 312 голосами против 308. С тех пор число противников выхода без сделки только увеличилось. Семь депутатов от Консервативной партии, воздержавшиеся на том голосовании, ясно дали понять, что выступят против попыток выхода из ЕС без соглашения.

    Кроме того, по меньшей мере семь министров кабинета Терезы Мэй, в том числе ее фактический заместитель Дэвид Лидингтон и канцлер Казначейства Филип Хэммонд, открыто высказались против брекзита без сделки. Будучи членами правительства, они были вынуждены поддержать план Мэй на голосовании в марте, но при Джонсоне они, вероятнее всего, покинут правительство и будут вольны отдать свои голоса за экономически разумное решение.

    В конце октября парламент может прийти к политическому решению отказаться от брекзита без соглашения, но без одобрения премьера Джонсона не сможет предпринять юридических шагов, чтобы заблокировать такой вариант развития событий. Джонсон в этом случае окажется перед непростым выбором: бросить вызов парламенту или согласиться с тем, что Великобритания останется в составе ЕС после 31 октября.

    Противостояние с парламентом опасно для Джонсона. Ему могут вынести вотум недоверия, и в этом случае его премьерство станет самым коротким в истории (нынешний рекорд – четыре месяца – был установлен Джорджем Каннингом в 1827 году). Джонсон не для того столько врал и рвался к вершинам власти, чтобы лишиться ее всего через три месяца.

    Самый простой способ остаться в вожделенной должности – согласиться с мнением парламента и отозвать решение о выходе из ЕС. Однако это неминуемо приведет к расколу внутри Консервативной партии и может также спровоцировать вотум о недоверии правительству.

    В качестве альтернативы можно было бы попросить ЕС о новой отсрочке и продолжении переговоров. Но Брюссель согласится на это, только если Джонсон, во-первых, примет позицию ЕС по принципиальным вопросам вроде ирландской границы, а во-вторых, добьется от парламента поддержки такой сделки. И то и другое выглядит маловероятно.

    В таком случае у Джонсона останется два пути. Первый – добиться отсрочки для проведения новых выборов и формирования нового парламента. Возможно, ЕС на это пойдет. Однако Джонсон может не захотеть рисковать и идти на выборы, не решив проблему брекзита. Ведь консерваторы могут их и не выиграть, учитывая, что основанная лишь в январе этого года Партия брекзита набирает популярность – на прошедших в мае выборах в Европарламент она получила 31% голосов. Вряд ли она добьется похожего результата на общенациональных выборах, но даже если она наберет 10–15% (а эти голоса перетекут к ней в основном от консерваторов), для Джонсона это будет означать поражение. Без соглашения с Партией брекзита, о котором периодически говорят, но которое выглядит маловероятным, выборы просто отсрочат на несколько недель крах кабинета Джонсона.

    Второй, и последний путь заключается в проведении еще одного референдума, на котором избирателям будет предложено два варианта: либо Великобритания выходит из ЕС без сделки, либо остается членом Евросоюза. Сейчас Джонсон, разумеется, выступает против. Но не держать слово – его фирменный стиль. Если он передумает, ничего необычного не случится: он просто добавит еще одну строчку в свой внушительный список невыполненных обещаний.

    После прочтения этого текста может показаться, что пора делать ставки на проведение нового референдума, но такой вариант совсем не очевиден. Скорее это один из возможных выходов из логического тупика, в котором британская политическая система может оказаться в ближайшие недели. Возьмет ли здравый смысл верх над эго Джонсона и над мнением парламента – это лишь один из тех вопросов, что ставит перед Британией самый серьезный кризис со времен Второй мировой войны.

    3 комментария

    avatar
    Не принципиально какой из 2-х карьеристов, бездарей и демагогов займёт пост премьера — Джонсон или Хант. Т.к. случится Брексит или нет, политический кризис гарантирован.

    Если случится, то это будет «no deal» брексит с автоматически следующим за ним экономически кризисом и безработицей, и соотвествующими политическими «дивидендами» как для счастливого обладателя премьерства так и для всей консервативной партии.

    В случае очередного перенесения даты местный плебс выйдет на улицу, и здесь начнётся конректная вакханалия с забастовками и уличными боями.

    В этой связи очень похоже что к осени начнётся большая война на БВ. Для меня только неясно — был ли Брексит изначально подготовкой местного плебса к войне, или войну замутят для выпуска выработанного брекситом пара?
    0
    avatar


    Откуда есть пошла английская земля

    На фото последний министр внутренних дел Османской империи Али Кемаль со своей английской женой Винифред Брюн. Али Кемаль был членом коллаборационистского правительства, одобрившего раздел Турции западными и не только державами.

    Закончил он плохо. Бородатый Нуреддин паша, один из самых видных националистов, выкрал его из британской зоны оккупации после чего, по своему обыкновению, отдал его на растерзание толпе — он это дело любил.

    Но у Али Кемаля остались дети. Его сын Осман Уилфрид переехал жить в Англию и сменил фамилию на Джонсон. Там у него родился сын Стэнли Джонсон, а у Стэнли, в свою очередь — Борис, будущий премьер-министр Великобритании.

    t.me/sublimeporte/990
    0
    avatar


    А вот и Нуреддин паша, линчевавший прадедушку Бориса Джонсона. Бородатым его прозвали потому, что это был единственный из турецких генералов того времени, который носил бороду.

    Нуреддин был одним из самых блестящих турецких военачальников того времени. В 1915 он разгромил англичан в битве при Ктесифоне, а в следующем году заставил британский экспедиционный корпус в Ираке капитулировать в Куте.

    В Войну за независимость он подавлял алевитские и греческие выступления с чрезмерной по мнению многих современников жесткостью. Если бы не личная защита Ататюрка, он имел бы все шансы попасть под трибунал.

    В 1922 г. армия Нуреддин паши взяла Измир, а в 1923 г. — Константинополь. В Измире он отдал на растерзание толпе архиепископа Хризостома и Али Кемаля, прадедушку Джонсона. Тогда же греческие и армянские кварталы города были сожжены дотла (мусульманские и еврейские уцелели).

    В середине 1920-х Нуреддин выступил против укрепления единовластия Ататюрка, был снят со всех постов и умер в безвестности в 1932.

    t.me/sublimeporte/991
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.