Беларусь
  • 271
  • Диалог как экспортный продукт белорусской модели



    Сергей НИКОЛЮК

    Нация, согласно немецкому политологу Карлу Дойчу, — это общество, овладевшее государством. Кто, когда и кем овладел в Беларуси — вопрос отдельный.

    Принимая недавно верительные грамоты послов зарубежных государств, А.Лукашенко следующим образом охарактеризовал внешнюю политику Беларуси: «Мы не делаем выбор между Востоком и Западом, стремимся выстраивать со всеми партнерами без исключений равноправные политические и взаимовыгодные экономические отношения. Нацелены на диалог без давления и принуждения, двойных стандартов и вмешательства во внутренние дела суверенных государств».

    Вот такая нацеленность. Ну, прямо как в анекдоте о советских ракетчиках, служивших в режиме постоянной боевой готовности под девизом «Наша цель — коммунизм!».

    На этом параллель с советским прошлым не заканчивается. Кто жил в то славное время, помнит о двух вариантах продукции, выпускаемой отечественной промышленностью: на экспорт и для внутреннего потребления. За каким вариантом с большим желанием занимали очередь советские труженики, полагаю, пояснять не требуется.

    Казалось бы, в стране, в которой под руководством партии все делалось «для блага человека и во имя человека», к продукции, поступающей на внутренний рынок, должны были предъявляться более жесткие требования. Так казалось в годы молодости автора этих строк. Например, казалось, что согласно статье 2 Конституции образца 1977 года вся власть в СССР принадлежала народу, а свободу «слова, печати, собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций» гарантировала статья 50.

    А разве не так? Два раза в год (1 мая и 7 ноября) — демонстрации, плановые и неплановые собрания — регулярно, как и поводы для организации митингов.

    По самое не могу

    Для политиков публично высказываться в режиме «бла-бла-бла» — дело привычное. Но не станем на них обижаться. Работа у них такая. Другое дело, когда в таком же режиме в академических журналах излагают свои мысли заслуженные деятели науки РБ.

    Чтобы не быть голословным, приведу цитату из статьи доктора социологических наук, профессора, экс-директора Института социологии НАН Игоря Котлярова «Социально-политическая ситуация как фактор цивилизационного кода»: «Белорусы сформировались как нация. У них своя культурная матрица, свои особенности, свои преимущества. Беларусь является сообществом национального единства в море хаоса, организованной силой борьбы против угроз, рисков и вызовов. В стране живое воплощение диалога и морали, толерантности и терпимости к разным культурам, традициям и взглядам. Диалог, дружба пронизывают все белорусское общество и являются эффективным средством взаимопонимания людей, наций, религий».

    Почти по Жванецкому: «Одно неверное движение — и ты отец». Один несогласованный шаг влево или вправо — и белорус может оказаться по самое не могу в море хаоса. Спасибо культурной матрице. Она, подобно спасательному поясу, удерживает нацию и каждого ее отдельного представителя на плаву. Это ж надо, чтобы так повезло!

    Нация, согласно немецкому политологу Карлу Дойчу, — это общество, овладевшее государством. Кто, когда и кем овладел в Беларуси — вопрос отдельный. Ответить на него в настоящей статье не представляется возможным, поэтому предлагаю сосредоточиться на диалоге, который совместно с дружбой подобно шампуру пронизал все белорусское общество. По крайней мере, в этом убедил сам себя и пытается убедить других один из лидеров белорусской социологической мысли.

    На чем основана его убежденность? Из статьи понять это не получится, никаких фактов, подтверждающих наличие диалога, пронизывающего все белорусское общество, заслуженный деятель науки не привел.

    Тут мне пришла в голову неожиданная мысль: возможно, национальный диалог по своей природе чем-то сродни нейтрино? Эта фундаментальная частица, как подсказывает Википедия, участвует только в слабых и гравитационных взаимодействиях, что позволяет ей беспрепятственно проходить сквозь Землю.

    В качестве обоснования столь неожиданной параллели вновь вернусь к статье Котлярова. Оказывается, при «переизбытке» диалога в стране отсутствует нормальное гражданское общество и политические партии! Вот такой парадокс, такая отличительная черта у сформировавшейся белорусской нации.

    Кстати, к столь архаичной оценке социальной реальности профессор пришел на основании анализа распределения ответов на вопрос: «Что помогает бороться и справляться с жизненными проблемами и сложностями?». Респондентам было предложено 18 вариантов ответов. Тройку лидеров составили «семья» (78,5%), «жизненный опыт» (61,4%) и «деньги» (61,2%). Замкнуло же список «участие в политической жизни» (10,5%).

    С вероятностью, близкой к 100%

    При такой социологии с профессором не поспоришь: «На политическую деятельность как инструмент решения многочисленных проблем возлагает особые надежды небольшое число граждан Республики Беларусь». Но какие «инструменты» соседствуют с «участием в политической жизни» в нижней части списка? Вы будете удивлены, но это «обращение к закону» (21,1%) и «государство» (17,5%).

    Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Вот тебе и «государство для народа»! Вот тебе и культурная матрица со своими особенностями и преимуществами. Лучшей иллюстрации к преобладанию догосударственной культуры в том, что профессор оценил как белорусскую нацию, а фактически является всего лишь населением, проживающим в границах государства Беларусь, и вообразить нельзя.

    Кто, где и когда был свидетелем диалога в Беларуси? Диалог между мужем и женой на кухне я еще могу себе представить. Не зря же институт семьи не имеет у нас конкурентов в борьбе за выживание. Но тематика такого диалога ограничивается бытовыми проблемами.

    А что произойдет, если человек из народа подобно гражданину древнегреческого полиса примет площадь современного белорусского города за агору (рыночная площадь в древнегреческих полисах, являвшаяся местом общегражданских собраний)?

    Свой вариант ответа на этот вопрос имеется у культуролога Игоря Яковенко: «Репрессивная культура по своей природе исключает диалог как общественно значимое событие… Но как могут вступать в диалог носители разных статусов? Всякое противоречие доминанту заслуживает репрессии».

    Говоря проще, любитель публичного диалога на общественно-политические темы с вероятностью, близкой к 100%, получит резиновой палкой по голове, что следует рассматривать в качестве одной из форм диалога между государством и населением.
    • нет
    • 0
    • +9

    3 комментария

    avatar
    Ну, Николюк — как всегда прав. Какая, к лешему, нация?! Голимая архаика в одном из самых противных вариантов. Центр Европы, блин…
    +1
    avatar
    Украинским гражданам потенциально опасно посещать Беларусь.

    Об этом заявил министр иностранных дел Украины Павел Климкин в интервью польскому изданию Rzeczpospolita, перевод которого приводит официальная страница МИД в Facebook.

    «Пребывание граждан Украины на территории Беларуси является потенциально опасным, и об этом мы будем говорить с Минском», – сказал Климкин.

    По его словам, понятно, что на территории Беларуси действуют российские властные структуры.

    «Россия присутствует там в сфере безопасности. Но в двусторонних отношениях, политических и экономических, у нас нет больших проблем», — говорит министр.

    Как сообщалось, в Беларуси похитили и вывезли в Россию сына украинского военного Павла Гриба. Российские следователи инкриминируют ему «склонение к теракту», Гриб обвинений не признает.

    Кроме этого Верховный суд Беларуси приговорил украинского журналиста Павла Шаройко к более чем восьми годам лишения свободы, обвинив в шпионаже.

    www.pravda.com.ua/rus/news/2018/10/25/7196218/
    0
    avatar
    Лука как то сокрушался, что у нас нефти нет, по этому нам так трудно. Но если нет мозгов, то ни нефть, ни газ, ни тёплый климат не помогут.

    Туркменские полицейские начали штрафовать жителей регионов страны, закупающихся продуктами в государственных магазинах в столице республики Ашхабаде. Об этом в понедельник, 22 октября, сообщила «Хроника Туркменистана».

    В регионах страны ситуация с поставками продуктов в магазины значительно хуже, чем в Ашхабаде, — в связи с этим жители велаятов (областей) республики устремились за едой в столицу. В свою очередь, полицейские, заметив на дороге едущий со стороны Ашхабада автомобиль с региональными номерами, останавливают транспортное средство и проводят досмотр.

    В том случае, если в машине обнаруживаются купленные в госмагазинах Ашхабада продукты, стражи порядка сообщают, что это запрещено, и требуют выплатить штраф. Никаких официальных постановлений или приказов о запрете они не предъявляют, а квитанций после уплаты штрафов не выдают.

    Своей историей с «Хроникой Туркменистана» поделился житель города Мары, расположенного в 370 километрах от Ашхабада. На пути из столицы домой его остановили дважды. По словам мужчины, полицейские требовали у него денег за то, что он вез две коробки растительного масла, но заплатить он смог лишь один раз. «Денег на второй штраф у меня уже не было, и я в сердцах просто выкинул из багажника все масло и уехал», — указал он.

    «Хроника Туркменистана» указывает, что очередной запрет может быть либо устным распоряжением вышестоящих органов, либо очередным поводом для сотрудников дорожного надзора получить деньги от водителей.

    16 октября сообщалось, что жители Туркмении начали покидать страну в связи с дефицитом продуктов в некоторых регионах республики.

    www.facebook.com/photo.php?fbid=1929961473739990&set=a.297910523611768&type=3
    +1
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.