Беларусь
  • 895
  • Беларусь расщеплённая



    Александр Сорокоумов

    О расщеплении и интеграции психики на примере того, что у нас тут в Беларуси творится. Спойлер: несмотря на то, что все плохо, на самом деле все хорошо. Хотя цена, конечно, ужасная.
    Как-то в публикации от Егор Клевцов я наткнулся на сильную мысль. Перескажу её по-своему. Бывает, одно и то же лекарство одному человеку помогает, а второму — нет. А бывает, человеку помогает плацебо.
    С точки зрения юнгианцев это можно представить так: у человека изначально есть свой внутренний ресурс, чтобы справиться с болезнью, но он «отщеплен» — контакт с ним нарушен. А лекарство или плацебо в первую очередь становится этаким мостиком, чтобы найти контакт с ресурсом и задействовать его для выздоровления.
    Развивая мысль Егора, можно аналогичное сказать и про саму болезнь (впрочем, юнгианцы про это сказали уже давно): болезнь суть не более, чем симптом, отражение глубинной проблемы. Проблема же, как правило, в том, что какая-то важная часть личности — например, тяжелые непрожитые чувства — отщеплена.
    Отщепленная часть находится в тени: на неё мы не можем смотреть ни снаружи себя, ни внутри. Но она все равно будет стучаться в сознание — если не прямо, то в виде болезненных ощущений. Эти ощущения точно так же создают мостик между сознанием и отщепленной частью, чтобы мы её, наконец, увидели.
    Итоговая картина складывается так: отщепленная часть личности сигналит нам неприятностями, однако эти неприятности создают мостик, через который мы можем увидеть проблему и начать с ней взаимодействовать. А если мы не можем справиться напрямую (т.е., ресурс нас тоже отщеплен), мы используем лекарство, чтобы сначала создать мостик к внутреннему ресурсу, а затем начать обходиться без него.
    Напрямую мы действительно можем. В 16 лет в лагере на море я в первую же неделю схватил отит — воспаление среднего уха. Врач сказал «увы, две недели купаться нельзя». Я ошалел. Пошел домой. Вспомнил про цигун, про который много читал тогда. Перед сном сосредоточился на больном ухе и начал мысленно изучать его, слушать ощущения от него — и пытался вызывать в нем тепло. Получилось. На следующее утро ухо не болело. Через день я уже купался.
    Но бывает, мы сосредотачиваемся на симптоме и не хотим контачить с тем, что лежит под ним. И бывает, лекарство мы используем не как мостик к своим ресурсам, а как средство отключения симптома. Те же обезболивающие мы используем не тогда, когда от боли можем умереть. А просто чтобы не чувствовать её мелкие уколы. Т.е., сигналы.
    Природа такого не прощает, и поэтому сигналы усиливаются. Согласно юнгианцам, усиление идет так: сначала — эмоция (фу, неприятно), потом образ (я вот это не люблю), потом — симптом (та самая болезнь), а если и здесь не образумимся — то событие. Это когда не только внутри болит, но и снаружи валится (увольняют с работы, ломается машина, наступает черная полоса и т.п.)
    Поэтому себя слушать надо. И не бороться с симптомом, а искать и интегрировать ту часть личности, которая отщеплена.
    Теперь смотрим на Беларусь. Она же Белоруссия. Смесь партизан с картошкой, у которых моя хата с краю, ўсе грошы ў далярах, синее небо и тишина. Была.
    Наше общество мы можем представить как этакую коллективную личность с коллективным же сознанием. Какая-то часть нашего сознания была отщеплена. На неё мы не хотели смотреть. Но она к нам периодически стучалась сама — девальвациями, кризисами и т.п. И даже нелюбимый ныне президент в этом смысле стал не более чем симптомом. Если он просто сейчас уйдет, наивно верить, что нам сразу же станет лучше. Да и не сразу вряд ли.
    Чтобы что-то всерьез поменялось, нам нужно увидеть и интегрировать что-то важное, проблемное, серьезное. То, что сейчас у нас отщеплено в целой культуре. И то, о чем нам говорили все эти симптомы.
    Давайте разберем последние события.
    Мы можем посмотреть на них со стороны властей как этакого «коллективного эго». Оно облажалось, профукало слабые сигналы, не обратило внимание на экономические симптомы и предвыборную активность — и получило в итоге полноценное событие, которое буквально кричит: ну услышьте же вы нас, наконец!
    А можем посмотреть и со стороны остального общества.
    Вот мы жили не тужили. Худо ли бедно ли, но на чарку и шкварку, а кому на кресло и теслу, хватало. И мы игнорили все остальное. Ситуация поджимала, эмоции собирались в образ, образ перешёл в симптом, а симптом — в событие-триггер. Те самые 80% которые за дзействуюшчага.
    Теперь та часть сознания, которая со стороны властей, продолжает игнорировать события-протесты, пытается силой их подавить и затолкнуть под ковер поглубже.
    А вот та часть, которая со стороны народа, поступает иначе. Она не только пытается достучаться до властей. Она делает самую главную — и самую тяжелую работу сейчас. Пытается найти и интегрировать свою отщепленную часть.
    Эта интеграция пытается проходить через контакт с очень болезненным симптомом. Который нападает на людей, бьет, калечит, пытает, издевается. Т.е., ведет себя, как воспалительный процесс в организме.
    Бойцы, взведенные до предела, видят врагов и воюют с ними, а люди в ответ кричат: что вы делаете, опомнитесь, мы вам не враги, мы хотим, чтобы нас услышали. И пытаются достучаться до их сознания, вместо того, чтобы участвовать в этом цитокиновом шторме.
    Мы с вами одной крови. Остановите аутоиммунную реакцию. Эй.
    Сейчас категорически нельзя отвечать насилием на насилие. Стоит ответить — и раскол усилится. А не отвечать ох как трудно.
    На той стороне тоже сейчас непросто.
    Среди силовиков всегда есть какой-то процент негодяев и садистов. Но состояние остальных — наведенное. Вынужденное. Мальчишек накручивают, они в стрессе, они видят вокруг лишь «полукриминальные элементы» и на полном серьезе ожидают в любой момент заточку в бок. Любая «ответка» для них — это подтверждение того, что враги действительно есть, и их жизнь в опасности.
    А они — тоже часть нашего общества. Отщепленная от той, которую призваны защищать.
    И через попытку интегрировать их, наладить мостик (который, судя по видео, потихоньку начал налаживаться хотя бы в маленьких городках, где все друг друга знают), наше проснувшаяся коллективная личность пытается интегрировать в себя какой-то важный кусочек сознания, который до сих пор был отщеплен.
    Мне кажется, это что-то, связанное с уважением — к ближнему, к закону, к рамкам. Но может быть это про эмпатию, которой мы были лишены все годы советской власти. А может, про что-то совсем другое.
    Меня очень радует, что основное послание, которое я слышу — не «долой Лукашенко», а «посчитайте правильно». То есть, мы не боремся с образом, который нам не нравится или симптомом, который от него происходит. Мы хотим знать правду. И жить по правде.
    А ещё по закону, и с уважением, и с сопереживаем ближнему. Даже если этот ближний — преступник.
    Если просто задаться целью «сместить Лукашенко», следующий президент придет в старую систему. И все останется так же, только теперь на Окрестина будут бить не противников батьки, а его сторонников. А потом — снова всех тех, кто по неосторожности туда попадет.
    А здоровое общество — это там, где не бьют никого.

    12 комментариев

    avatar
    Интересный подход, мне такое нравится, буду обдумывать)))
    Мне кажется, это что-то, связанное с уважением — к ближнему, к закону, к рамкам. Но может быть это про эмпатию,
    Да, только вот закон тут- глубоко вторичен, это надо всегда помнить, первичны именно уважение и эмпатия( которые всегда так невыгодны византийского толка системам- потому что без них нет этой вот самой солидарности). Но это не падает с неба, этому не научить в школе, оно растет «из земли», с обстановки первых дней жизни.Даже не дней, а минут. Или не растет- если не посеяно…
    А у нас, кмк, эти вещи принято как бы слегка придушивать, подстригать, как кустики… Во избежание.
    +1
    avatar
    Крайне интересный материал на туте про встречу жителей с мэром Жодино.
    «Такого избиения я за 30 лет своей работы медиком не видела». Как мэр Жодино встретился с горожанами
    news.tut.by/society/696594.html

    Из наиболее интересного —
    Слово взял бывший коллега Заблоцкого (мэр Жодино), с которым они работали на БЕЛАЗе:
    — Скажите, кто здесь голосовал за теперешнего президента, поднимите руки?
    Кажется, руки подняли только мэр и прибывший с ним милиционер.
    — А кто голосовал за нового президента? В ответ — лес рук и крики:
    — Света! Света! Света!
    — Я просто хотел, чтобы мэр понимал наше настроение, — объяснил мужчина.

    К мэру подошла еще одна женщина в белом халате.
    — Пусть меня уволят, но я спрошу, — сказала она. — Приезжайте завтра в больницу, посмотрите на избитых мальчиков. Если вы отец, если у вас есть жалость. Мы плачем все, понимаете? Мы матери. И такого избиения я за 30 лет своей работы не видела. Если у вас есть сердце, вы должны прийти и посмотреть на это.
    Глава города сказал, что готов приехать.

    — Бьют людей в отделениях милиции в основном, — рассказал нам задержанный, который вышел сегодня. — И не только бьют, на голову мочатся. А если на руке белый браслет, хуже всего. Так что тюрьма по сравнению с тем, что было с нами в РУВД, просто детский сад.

    С каждым вопросом непонимание между главой города и жителями только нарастало. Когда Дмитрий Заблоцкий признался, что знал про задержания в Жодино, люди стали кричать: «Уходи!», и чиновник ушел с площадки.
    0
    avatar
    Псы бойцовых пород, бегающие по городу и бросающиеся на прохожих, конечно, виноваты. И защищаться от них — право любого горожанина.
    Но вина пса — несравнима с виной его хозяина, спустившего животное с поводка и натравившего его на людей.
    +5
    avatar
    Но вина пса — несравнима

    Таки да. Такого пса просто пристреливают. Без разговоров и судей. Даже в Штатах усыпляют собаку, которая не может дружелюбно относится к другим людям или животным.
    0
    avatar
    Дело еще в том, чтобы псы в следующий раз думали головой или хотя бы боялись задницей
    0
    avatar
    Хозяева, ребята. Главное — хозяева.
    Псов они новых заведут, если что.
    +2
    avatar
    Псов они новых заведут, если что.

    Псы не дают к хозяину подобраться.
    0
    avatar
    Псы бойцовых пород, бегающие по городу и бросающиеся на прохожих, конечно, виноваты.
    Если убрать эмоции, то получается: Граждане РБ, чиновники на государственной службе, сыновья, внуки, племянники населения РБ, выполняющие приказы своего начальства и законных властей… неприятно смотреть правде в глаза? желательно обесчеловечить противника?
    И защищаться от них — право любого горожанина.
    Пишите правду: желаем уничтожить беларусов, находящихся по той стороне баррикады. Ибо договориться не получается. Это — настоящий государственный подход, на котором держится любое государство — «или будешь делать по моему или тебя заставят вплоть до убийства».
    Дошло, что зацепило в этом "Псы бойцовых пород, бегающие по городу" — нежелание увидеть всех жителей РБ как часть общества и государства РБ. И ОМОН, бьющий демонтрантов, и демонстранты, и пан ruprecnt — члены этого самого общества. Неприятно, но все мы люди и родом из того же роддома. И полицейские и воры — это члены одного общества.
    -2
    avatar
    Бросьте, просто метафора.
    Мы в ковидную эпоху все в намордниках…
    0
    avatar
    И ОМОН, бьющий демонтрантов, и демонстранты, и пан ruprecnt — члены этого самого общества.
    Я, наверное, оторвался от этого общества. Били бы витрины, магазины и прохожих грабили — тогда да. Но я слово «каратели» написал после первых свето-шумовых. И не ошибся, так их и народ называть стал.
    Немцам показывал — у тех глаза на лоб. Ну, что за Белая часть России, они не очень понимают, думают, это на севере где-то, в снегах… Но смотрели при этом, как на кадры из Африки…
    +4
    avatar
    непонятно что вас собственно зацепило? Что псы или проще говоря, исполнители нечеловеческих противозаконных команд, как и нацисты, тоже самое население? Да, люди соглашаются убивать других людей за деньги. И люди сжигают других людей за деньги. И у нас всех практически одинаковый генетический код. И что это говорит? Это говорит о том, что есть люди низкого качества при практически одинаковом генетическом коде. По простому — выродки. Дефективные. Социопаты. Психопаты. И плохо, когда у этих людей власть.
    0
    avatar
    Если убрать эмоции, то получается: Граждане РБ, чиновники на государственной службе, сыновья, внуки, племянники населения РБ, выполняющие приказы своего начальства и законных властей… неприятно смотреть правде в глаза?

    Вам бы к Гитлеру в адвокаты. Ещё и компенсацию бы получил за разбомблённый Берлин.
    +1
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.