Беларусь
  • 447
  • Вопросы Восточного Партнерства: Кто из соседей помогает Беларуси и как?

    Интересное обсуждение особенно после перезахоронения Калиновского

    Справка из НВ:
    «Восточное партнерство» отмечает свое 10-летие. Эта инициатива была создана в рамках политики соседства ЕС, она объединила Азербайджан, Армению, Беларусь, Грузию, Молдавию и Украину. С самого начала этот проект рассматривали как возможность политического сближения и экономической интеграции с Евросоюзом соседних стран, которым Брюссель не может предоставить перспективу членства в ближайшие годы. Причина в том, что к этому не готов ни ЕС, ни любой из его восточных соседей. Другие цели инициативы — содействовать проведению реформ в регионе и решению там конфликтов.

    Беларуский Партизан напечатал:

    belaruspartisan.by/politic/483422/?fbclid=IwAR2M1Y2Br-hnVp9ro4jIs9LdAGnarTGiBKoVmRfbjMHAHZyTTY0gO3uj4Mc

    «Круглый стол» с участием дипломатического корпуса, официальных представителей властей Беларуси и широкого круга руководителей международных проектов состоялся в Минске 22 ноября 2019 года в конференц-центре IBB.

    Мероприятие стало частью проекта по построению сценария «Восточное партнерство–2030». Он посвящен будущему региона и организован Visegrad Insight, the German Marshall Fund of the US и рядом региональных партнеров, включая iSANS — Международную сеть стратегических действий по обеспечению безопасности.

    Открыл мероприятие посол Польши в Беларуси Артур Михальски. Напомним, именно Польша при участии Швеции была инициатором создания «Восточного партерства» в 2008 году. Посол отметил, что «инициатива родилась из нашего глубочайшего понимания, что соседство — это важная вещь».

    В рамках «круглого стола» состоялись две отдельные секции обсуждений с участием европейских дипломатов и беларусских экспертов. Редакция Reform.by публикует краткие тезисы участников экспертной сессии, которые ответили на вопрос, каков главный тренд, который будет управлять отношениями Беларуси и ЕС. Модерировал дискуссию журналист Серж Харитонов.

    Данейко: Литовские консерваторы мечтают «получить из рук Путина уничтожение Беларуси»
    Генеральный директор бизнес-школы ИПМ Павел Данейко предельно резко выступил с критикой позиции соседней Литвы по беларусскому вопросу. На его взгляд, Литва блокирует сближение Беларуси с ЕС и в принципе не заинтересована в независимом беларусском государстве.

    — Мы имеем сейчас совершенно понятную ситуацию с Литвой, которая блокирует наши отношения с Европой. Литва, провалившая реформы, правые националисты, которые хотят использовать национализм для того, чтобы поднять свои рейтинги. Их мечта, получив из рук Екатерины название «Литва», из рук Сталина — Вильнюс, получить из рук Путина уничтожение Беларуси и наследника Великого княжества Литовского, остаться одним.

    Пока этот гвоздь не будет выдернут, нам какие-то строить отношения с Европой будет сложно, потому что просто литовцы блокируют. Крайне правая группа с этим диким мышлением использует полную чушь по поводу атомной электростанции.

    Мацкевич: ЕС хочет, чтобы у нас была диктатура
    Беларусский философ и методолог Владимир Мацкевич утверждает, что Европейский союз заинтересован в сохранении авторитарного режима в Беларуси, а западные фонды занимаются имитацией выращивания гражданского общества в нашей стране.

    — На сегодняшний день Европа заинтересована в стабильности. Если говорить про энергетику, то, чтобы там ни говорил сейчас Павел Данейко, БелАЭС с одобрения Евросоюза строится. И то, что усилия «консервативной, националистической» Литвы и наших экологов не имеют никакого эффекта, то это и есть результат вот этих тенденций в энергетике.

    То же самое и про остальное. Местное самоуправление — если уничтожены все местные сообщества, местное самоуправление на сегодняшний день нужно выращивать с нуля. А когда приезжают советники из Европы и говорят «ну вот, давайте сделаем так же как в Швеции или Дании, местное самоуправление», то они просто не понимают того, что здесь происходит.

    А когда ты понимаешь, что здесь происходит, и начинаешь это анализировать, посмотрите на усилия Фонда Сапеги или других, заинтересованных в местном самоуправлении. Управление есть, и на сегодня все держится на управлении вертикальном местных процессов.

    А вот даже те усилия, которые делались отдельными фондами, отдельными организациями европейскими по выращиванию сообществ, они на сегодняшний день приостановились.

    Главное — это не активность, не солидарность местного сообщества, а чтобы построить велодорожку, например, или там карусель какую-то. И тогда это не инициатива граждан, это не солидарные действия местного сообщества, а это сепаратное соглашение какого-то фонда с местной администрацией, которая может предъявить материальный итог.

    Еще раз, главная тенденция сегодня — это стабильность. Европа заинтересована в том, чтобы у нас была стабильная ситуация, т.е. диктатура. Не последняя диктатура в Европе, но первая диктатура 21-го века.

    Рудковский: Беларусы считают, что ЕС не способствует укреплению традиционных ценностей
    Директор BISS Петр Рудковский считает, что ценностная трансформация — предварительное условие дальнейших политических и экономических изменений в нашей стране.

    — Участвуя в таких дискуссиях, я каждый раз узнаю что-то новое. Например, что в Литве консервативно-националистическое правительство. Мне казалось, что лево-центристское, что президент — либерал, а оказывается, что националистически-консервативное.

    Возвращаясь к Беларуси, тут звучали такие постулаты, как десоветизация, европеизация. Был разговор про потерю привлекательности либеральной модели, что ценностная трансформация — предварительное условие дальнейших политических и экономических трасформаций.

    Летом текущего года в рамках проекта «EU neighbours east» был опубликован опрос, который проводился в 6 странах «Восточного партнерства». Результаты этого исследования должны быть неутешительными для проевропейских сил в Беларуси.

    По всем основным параметрам Беларусь находится на последнем месте. По позитивному воприятию ЕС Беларусь на последнем месте. Беларусь — единственная страна, где большинство населения считает, что ЕС не способствует сохранению беларусских национальных или традиционных ценностей.

    Зато на первом месте позитивного восприятия — ЕАЭС. Это вещи, которые стоит учитывать в контексте такого типа дискуссий или такого типа проектов, когда разговариваем про стратегию на следующую декаду.

    То, что прозвучало у Павла Данейко, это необходимость обратиться к ценностной структуре беларусов. Без учета ценностных структур, т.е. что происходит в головах беларусов, каким образом они воспринимают мир, каким образом они переваривают информацию, разного рода стратегии не будут особо работать. Наш институт очень беспокоит этот вопрос.

    Я назвал эти факты, мы их воспринимаем как вызов. Мы занимаемся анализом этих вещей, занимаемся ценностными трансформациями.

    Егоров: Мой прогноз достаточно пессимистический
    Беларусский политолог и методолог Андрей Егоров уверен, «Восточное партнерство» превращается в традиционную бюрократическую европейскую программу, а сущностные вопросы будут решаться в двухстороннем режиме.

    — Тезис первый — никакого коренного пересмотра структуры, цели и так далее «Восточного партнерства» не произойдет. То, что будет принято в рамки «Восточного партнерства», будет mutatis mutandis напоминать Deliverables 2020, этот документ, с минимальными отличиями.

    Как это будет строиться? Это будет строиться точно так же, как строился Deliverables 2020. Европейские программы будут взяты, трансформированы в бенчмаркс, гоулс, индикаторы и т.д. Основными игроками в составлении этого дела будут European Commission и eap governments.

    Третий игрок, который будет на это влиять — это international financial institutions (EBRD, EIB, Всемирный банк), которые будут играть свою роль, которые являются основными потребителями европейских программ, которые перераспределяют европейские деньги на этой территории. Все останется ровно в этой же рамке.

    Но дальше все сущностные вопросы будут решаться в двухстороннем режиме. Произойдет дальнейшая билатерализация отношений. И какие-то вопросы, связанные с экстренными решениями политических задач, которые возникают. Ну, например, резко меняется правительство в Молдове, или происходит откат, или наоборот прогресс в Украине. Они будут решаться в рамках budget support.

    Это будет концентрация ресурсов из имеющихся программ, либо выделение специальной бюджетной поддержки. Беларусь тоже будет включаться постепенно в такого рода схему, если она сумеет подписать partnership priorities. Мой вот такой прогноз, достаточно пессимистический.

    Это значит, что «Восточное партнерство» будет дальше бюрократизироваться и приводиться к форме традиционных бюрократических европейских программ. Если не появятся какие-нибудь буйные организации, стейкхолдеры, которые будут настаивать на возвращении к ценностям, новому программному видению и т.д, и они будут достаточно сильными, чтобы лоббировать другую структуру.

    Но это станет возможным не ранее чем через 2 года.

    Карбалевич: По вопросу БелАЭС Евросоюз от нейтралитета перешел к мягкой поддержке Литвы
    Политолог Валерий Карбалевич считает, что Беларусь продолжит очень медленно восстанавливать отношения с Европейским союзом, однако в ближайшее время не сможет подписать с ЕС «Приоритеты партнерства». Это не позволит в полной мере воспользоваться всеми теми возможностями, которые предоставляет инициатива «Восточное партнерство».

    — Если говорить про тренды, то я думаю, что теперешний тренд очень неторопливого, постепенного размораживания и нормализации отношений между Беларусью и ЕС. Он будет продолжаться несмотря на итоги парламентских выборов.

    Не думаю, что будет какое-то ускорение сильное, как и сильное замораживание. Но я хотел бы обратить внимание на один момент, который не очень был замечен беларусским экспертным сообществом.

    Несколько недель назад, еще перед визитом Лукашенко в Австрию, еврокомиссар Хан заявил в Европарламенте про то, что «Приоритеты партнерства», тот самый многострадальный документ, с ним возникли проблемы и, кажется, ситуация окончательно зашла в тупик.

    Документ почти готов, но его подписание блокирует Литва, увязывая этот вопрос с остановкой атомной электростанции в Островце. Литва давно пробовала втянуть ЕС в этот конфликт, но до сих пор эти намерения были неудачными. Евросоюз не хотел присоединяться к этому спору.

    Так вот, еврокомиссар Хан, выступая в комиссии Европарламента, сказал очень такую интересную вещь, что нужно Беларуси договариваться с Литвой на счет станции. И из контекста можно было понять, что нужно выполнить те требования, которые просит Литва.

    Т.е. акцент в деятельности Евросоюза сменился с нейтралитета на мягкую поддержку Литвы. Поскольку позиция сторон, Литвы и Беларуси, по этому конфликту диаметрально противоположны и на сегодняшний день невозможно их совместить, то это означает, что документ о «Приоритетах партнерства» зашел в тупик и каких-то близких перспектив по его подписанию практически нет.

    Что это означает для Беларуси? Сказать, что отстуствие этого договора сильно мешает отношениям Беларуси с Евросоюзом — не скажешь. Они и так развиваются поступательно, независимо от этого документа.

    Однако, если бы этот документ был подписан, то Беларусь могла бы получить более значительные ресурсы из бюджета Евросоюза. При чем не кредиты, а гранты. Речь идет о десятках, а, возможно, и сотнях миллионов долларов в течение нескольких лет. Таким образом Беларусь эти деньги не получит.

    Беларусь и сегодня получает меньше в рамках программ «Восточного партнерства» по сравнению с другими участниками. И эта ситуация замораживается.

    3 комментария

    avatar
    несколько сотен бюрократов просто кормятся
    +1
    avatar
    Похоже ребяткам гранты из Европы тормознули.
    +1
    avatar
    евросоюз начинает что то подозревать?
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.