Беларусь
  • 332
  • У нас была и остается единственная законная Конституция. Это — Конституция от 15 марта 1994 года

    По прочтении статьи Михаила Пастухова приглашаю принять участие в опросе: какой, по-вашему, должна быть форма власти после Лукашенко?..

    Оригинальный заголовок:
    Михаил Пастухов. ДЕ-ЮРЕ. Формы правления для новой Беларуси

    Какой будет форма власти после Лукашенко? Ответить на этот вопрос непросто, поскольку неизвестно, когда это произойдет и кто окажется у власти. Тем не менее, у нас есть правовая основа для такой власти.

    Фундамент остался

    Подсказываю: это — Конституция 1994 года в ее первоначальной редакции. Другого фундамента просто не может быть. Поправки, принятые по итогам референдумов 1995, 1996 и 2004 гг., нельзя признать юридически значимыми в силу множества нарушений законодательства, принуждения в отношении избирателей и сомнительности их итогов.

    Поэтому до настоящего времени у нас была и остается единственная законная Конституция. Это — Конституция от 15 марта 1994 года. Ее надо только признать, стряхнуть с нее пыль многолетнего забвения и возвести на пьедестал правового Олимпа. При этом не столь важно, кто и когда «оживит» заснувшую Конституцию.

    Каждый гражданин страны может стать ее избранником и героем. Например, я как судья Конституционного суда, приносивший в апреле 1994 года присягу на верность этой Конституции, и сегодня публично заявляю: верю, признаю, подчиняюсь!

    Другие граждане тоже могут прозреть и поверить. Действительно, Конституция 1994 года стоит как памятник. На нее можно молиться, но она может ожить и действовать. Например, в соответствии с ней можно провести выборы в легитимный парламент — Верховный Совет Республики Беларусь. Можно оживить и фигуру президента, который должен избираться не более двух раз, а потом — уступить место другим.

    Конечно, лучше если юридическую силу Конституции 1994 года признает какой-то представительный форум. В отсутствие в стране легитимных органов власти функции представительного органа может выполнять любое собрание граждан — носителей власти.

    Признание действия «уснувшей» Конституции автоматически повлечет за собой реализацию всех ее положений, в том числе преамбулы со словами: «Мы, народ Республики Беларусь...».

    Да, мы можем и должны утвердить права и свободы каждого гражданина. Да, мы можем и должны обеспечить устои народовластия и правового государства. Потому что мы — высшая ценность общества и государства. Вся власть у нас — граждан, и никто не может ее отнять, ибо такие действия — преступление против народа и государства.

    Восстановление Конституции 1994 года предполагает и воссоздание установленных в ней государственных органов, а также принятых ими правовых актов. Правда, их надо усовершенствовать, как и первоначальную редакцию Конституции.

    Что касается выбора формы правления для новой Беларуси, то здесь просматривается три варианта развития: 1) «Беларусь без президента» (чисто парламентская республика; 2) «Беларусь со слабым президентом» (парламентская республика с президентом); 3) «Беларусь с сильным президентом» (смешанная парламентско-президентская республика).

    Вариации на тему
    Несмотря на предлагаемые варианты, их объединяет общая основа — Конституция 1994 года. Поэтому они все вполне допустимые. Вопрос лишь в том, какой вариант является более предпочтительным для нашей ситуации и насколько эффективно позволит излечиться от недуга прошлого — авторитарной власти.

    В данной статье я расположил эти варианты по демократической нарастающей: 1) сначала вовсе отказаться от президентской власти; 2) позднее — учредить должность президента в «мягкой» форме; 3) и, наконец, когда общество перестанет бояться дядьку президента (а может быть, и тетку), тогда ему можно добавить полномочий.

    Однако «отсчет» можно начать и с конца, то есть, с «сильного» президента. Правда, здесь есть проблема с поиском среди белорусов киборга, который может победить на выборах нынешнего главу государства или возглавит белорусское государство в случае смены власти.

    Следует также учитывать, что «сильному президенту» достанется в наследство всё, чем располагал Лукашенко, включая финансы, имущество, людские ресурсы. Такой президент быстро обрастет «командой», которая, весьма вероятно, не захочет расставаться с «царской жизнью» и может затянуть срок пребывания у власти.

    На мой взгляд, лучше все-таки начать с первого варианта: пожить без президента, а потом посмотреть по ситуации. Впрочем, давайте рассмотрим «плюсы» и «минусы» всех вариантов. В качестве «домашнего задания» предлагаю сначала изучить эти варианты (смотри ниже).
    • нет
    • 0
    • +10

    6 комментариев

    avatar
    К сожалению «пожить без президента» не получится, поскольку у нас есть такой сосед как Россия, способный купить всех парламентариев с потрохами.Но и сильный президент будет испытывать постоянное сильное давление с ее стороны.Поэтому на данном этапе голосую за Беларусь со слабым президентом, когда в принятии решений можно руководствоваться либо парламентом, либо президентом.
    0
    avatar
    Беларусь со слабым президентом можно представить и по-другому: с сильным первым министром — как в немеччине, например.
    0
    avatar
    По прочтении статьи Михаила Пастухова приглашаю принять участие в опросе: какой, по-вашему, должна быть форма власти после Лукашенко?..

    Буржуазная диктатура. Никакого представительного феодально-буржуазного парламента. Нет в стране еще буржуазии как социального класса. Рожи в лице бюрократии есть, они же и «феодалы» по функциям, а парламента отродясь не было (буржуазного). Вот родится буржуазия, тогда и о парламенте поговорим. А пока не фик дурить себя и население с рабами вперемежку.
    0
    avatar
    Вот родится буржуазия
    Бурги теперь размером в 207 595 км² — в наш то век аэротакси.
    И стены особенные у них.
    0
    avatar
    Иван Васильевич, вы когда говорите, у меня такое впечатление, что вы бредите ©
    0
    avatar
    А вы бредите о голосовании на выборах «президента». Совки-то что знали о выборах? Вот вы до сих пор ни фигушечки о них не знаете, но бубните неостановимо… Словно биоробот какой-то.
    Я хоть новые термины для явлений придумываю.
    Родом из СССР и свободные выборы? Это как ничего не слышавшие об унитазе вдруг очутились в европейском беженском лагере. Понятный образ? :)
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.