Азия
  • 497
  • Транзит власти в Средней Азии: в Узбекистане - завершен, в Казахстане - готовятся

    1.02.2018 Carnegie. Рафаэль Саттаров

    Конец транзита


    Как уход главного силовика изменит Узбекистан

    31 января Узбекистан трясло в прямом и переносном смысле. В Ташкенте произошло землетрясение силой три балла с эпицентром в Афганистане, а президент Шавкат Мирзиёев прибыл в штаб-квартиру Службы национальной безопасности, чтобы освободить от должности ее главу – Рустама Иноятова. Уволить человека, который несколько десятилетий был не только главным силовиком страны, но и создателем социально-экономических правил жизни в Узбекистане, внушавшим страх всем – от простого крестьянина до высших чиновников правительства.

    Рустам-строитель
    Иноятова можно назвать карьерным силовиком. Он не только родился в семье полковника КГБ, но и прошел все этапы карьерной лестницы этой силовой структуры. После окончания университета Иноятов отправился на срочную службу в рядах советской армии. Там его приняли в КГБ СССР. Работая на различных офицерских должностях в КГБ УзССР, в ПГУ КГБ СССР, Иноятов дорос до сотрудника резидентуры в Афганистане под дипломатическим прикрытием.

    После распада Советского Союза Узбекистан оказался в непростом окружении. В Таджикистане полыхала гражданская война, в Афганистане в 1996 году талибы взяли Кабул, а внутри страны формировалось исламистское подполье.

    В Службе национальной безопасности (СНБ) в 1990-е заправляла старая гвардия силовиков, которые были более лояльны Москве, чем Ташкенту, а также новое, не слишком строгое поколение интеллигентных политиков – например, Абдулазиз Камилов, который сейчас возглавляет МИД Узбекистана. В этой ситуации Каримову в СНБ был нужен человек, который понимал бы, что происходит в соседних странах, верно служил и не проявлял излишнюю мягкость к врагам. Этим человеком оказался Рустам Иноятов – кадровый силовик, востоковед, лично преданный первому узбекскому президенту.

    Возглавив СНБ в 1995 году, Иноятов тут же принялся за жесткие меры против оппозиции и исламистов. Многих ликвидировали или запрятали в тюрьмы Жаслыка. Именно с 1995 года узбекский режим начинает проводить репрессии против независимых журналистов, правозащитников, оппозиционеров и предпринимателей, которые не пожелали делить бизнес с силовиками.

    При Иноятове силовики стали реальными хозяевами страны. Агенты СНБ снова появились в университетах (обычно в должности советника ректора), в армии, а после андижанских событий даже в Министерстве внутренних дел, влияние которого сильно снизилось. Везде, где речь шла о сотрудничестве с иностранцами, присутствие агентов СНБ стало само собой разумеющимся.

    После Каримова
    После смерти Каримова спокойный переход власти к Шавкату Мирзиёеву был бы невозможен, если бы не поддержка Иноятова. Между главными претендентами на каримовское наследство явно существовали некие договоренности. Пост премьер-министра должен был занять тогдашний министр финансов Рустам Азимов, а Иноятов играл бы роль арбитра, присматривая за тем, чтобы соперничество Мирзиёева и Азимова не угрожало стабильности в Узбекистане. Тогда никто не предполагал, что Мирзиёев сможет вскоре избавиться от обоих своих соправителей.


    Мирзиёев (справа) рядом с еще живым Каримовым (слева)

    Намерения Мирзиёева отодвинуть от власти силовиков проявились очень быстро. Еще на заре своего президентства, с приставкой врио, он потребовал от силовиков и чиновников перестать кошмарить бизнес. В сентябре 2016 года, через несколько дней после смерти Каримова, Мирзиёев подписал новый закон «Об органах внутренних дел». Далее, в феврале 2017 года президент подверг резкой критике работу сотрудников узбекской милиции, обвинил их во взяточничестве, злоупотреблениях и превышении должностных полномочий.

    Увольнению Иноятова предшествовало несколько показательных решений. Первое – это замена руководства Службы безопасности президента. Мирзиёев не доверял старым кадрам и назначил заместителем главы президентской охраны своего младшего зятя – Отабека Шаханова.

    Также Мирзиёев сблизился с одним из крупнейших российских олигархов Алишером Усмановым, который обеспечил новому президенту Узбекистана экономическую поддержку и контакт с Москвой.

    22 декабря 2017 года Мирзиёев выступил с четырехчасовым посланием к парламенту, в котором предложил ограничить полномочия СНБ и принять новый закон «О Службе национальной безопасности». После этого призыва из университетов были отозваны кураторы СНБ, а в структурах спецслужбы, по некоторым данным, начались сокращения.

    Наконец, несколько дней назад был арестован министр внутренних дел Узбекистана Адхам Ахмадбаев. Иноятов получил ясный сигнал, что его может ожидать, если он решит сопротивляться воле президента. Приказ об аресте министра отдал лично генеральный прокурор Узбекистана Ихтиёр Абдуллаев, которого уже назначили новым главой СНБ вместо Иноятова. В задержании министра Ахмедбаева участвовали сотрудники президентской гвардии, МВД и Генеральной прокуратуры, но не СНБ.

    Иноятов не мог открыто бросить вызов Мирзиееву по нескольким причинам. Во-первых, в силу возраста (ему уже за 70) и болезни (диабет) он явно уступал президенту в напористости и энергичности. Во-вторых, народ Узбекистана, каким бы политически пассивным он ни был, в случае открытого конфликта однозначно выбрал бы сторону президента – лояльность автоматически проецируется на главу государства. В-третьих, мировые державы постарались бы пресечь такое противостояние, которое могло бы привести к дестабилизации всего региона.

    Поэтому Иноятов предпочел мирный и безопасный уход – его перевели на пост советника президента по политическим и правовым вопросам. За годы руководства СНБ Иноятов накопил достаточно, чтобы не переживать за свое будущее и будущее своих детей. Семья бывшего главного силовика контролирует многие прибыльные отрасли в Узбекистане. Это ювелирное дело, добыча нефти и газа, недвижимость внутри страны, а также в Австрии, России, Объединенных Арабских Эмиратах. По данным Open Source Investigation, последней финансовой операцией семьи Иноятовых была инвестиция в строительство жилого комплекса в Дубае на $12 млн.

    По всей видимости, Иноятов получил от президента какие-то гарантии безопасности и сохранения семейного капитала. Или как минимум заранее сделал все возможное, чтобы обеспечить себе источники дохода, до которых не дотянутся руки узбекских властей.


    Симпатяга Рустам Иноятов — гроза оппозиции и бизнеса при Каримове

    Свобода реформировать
    Уход Рустама Иноятова из политической жизни Узбекистана открывает перед Шавкатом Мирзиёевым широкие перспективы. Постепенное снижение активности СНБ, назначение руководителем службы лояльного человека значительно увеличит свободу действий нового президента, особенно в области экономических реформ.

    Рустам Иноятов уже в силу своего опыта и биографии не мог принять реформ Мирзиёева, он привык работать совсем в других реалиях. Его раздражала публичная критика со стороны президента, а рост новой силовой структуры – Национальной гвардии (по подобию российской Росгвардии) явно посягал на интересы СНБ.

    Новая силовая структура фактически отбирает часть функций СНБ и МВД. Для МВД, чье влияние и без того снизилось, такое решение президента не столь обидно, а вот для СНБ это означает утрату авторитета. Выступая на заседании Совета безопасности Узбекистана, Мирзиёев заявил, что подход к вопросам охраны общественного порядка и безопасности в последние 15–20 лет был неправильным и несистемным, а Совет безопасности не уделял этому должного внимания.

    С уходом Иноятова Мирзиёев стал полноправным правителем Узбекистана. Чиновники, которые раньше могли скептически относиться к тем или иным инициативам президента, получили четкий сигнал о том, что при проведении своих реформ Мирзиёев не остановится и не потерпит саботажа.

    Сегодня главная цель узбекского президента – экономическая либерализация, а тут не обойтись без повышения прозрачности работы силовых ведомств, выравнивания отношений государства и бизнеса, укрепления института частной собственности.

    Из-за всевластия силовиков, отбиравших бизнес и у национальных, и у иностранных инвесторов, репутация Узбекистана на международных рынках невысока – для экономической модернизации необходимо создавать стране имидж надежного партнера. Ташкенту нужно работать над своими позициями в международных рейтингах, демонстрировать реальные шаги по либерализации и улучшению делового климата. Силовики старой закалки, которые привыкли не нести никакой ответственности за свои действия против бизнеса, в эту картину явно не вписываются.

    Уход Каримова завершил эпоху Узбекской ССР, но только теперь, после ухода Иноятова, жители Узбекистана действительно могут вздохнуть с облегчением.




    07 февраля 2018. Новая газета. Вячеслав Половинко

    У вас Назарбаев раздвоился

    Лидер Казахстана решил создать президента номер два — но сам при этом по-прежнему хочет управлять всей страной

    Казахстанский президент Нурсултан Назарбаев ищет новые способы передать власть безопасным путем. Парламент страны рассматривает законопроект, который усиливает позиции Совета безопасности и роль самого Назарбаева в нем. Теперь это будет не просто место почетной пенсии и «консультативно-совещательный орган», каким он был раньше. Отныне Совет безопасности будет отвечать за «обороноспособность», «внутриполитическую стабильность», «конституционный строй» и «национальные интересы страны на международной арене». Сам Назарбаев при этом станет пожизненным главой нового образования, а решения Совбеза будут обязательны для исполнения.

    По сути, в республике создается новая структура, которая выглядит как некий «коллективный ЦК» — с той лишь разницей, что подавляющее большинство его участников составляют главы спецслужб.

    Назарбаев во главе этой структуры становится абсолютно неприкасаемым властителем страны — этаким духовным лидером с репрессивными плетями в руках.

    Вопрос только в том, зачем нужна еще и эта надстройка. С точки зрения собственной безопасности Назарбаев сделал все, что позволило бы ему удержаться на своем посту максимально долго. Ключевая веха — принятие в 2010 году закона о «лидере нации», который сделал Назарбаева неуязвимым для уголовного преследования, фактически законодательно обезопасил всех его родственников даже от косых взглядов в их сторону. Кроме того, в прошлом году, когда в республике объявили конституционную реформу, и парламенту с правительством якобы добавили полномочий, ключевые рычаги управления страной (например, право назначать председателя Комитета национальной безопасности и министра обороны) остались именно у Назарбаева.

    В этом смысле усиление роли Совета безопасности выглядит как первый практический шаг на пути к обсуждаемому в последние годы транзиту власти. «Это механизм временного раздвоения президентской власти, — предполагает политик Петр Своик. — Должны появиться президент как таковой и президент в виде Назарбаева на посту главы Совбеза. Делается это для Назарбаева в первую очередь: как только он уйдет на покой, президентская власть вернется в прежнее состояние». Иными словами, Назарбаев на посту аятоллы силовиков (сравнения с Ираном мелькают в казахстанской прессе) будет, с одной стороны, продолжать руководить страной «до самого конца», а с другой — готовить нового президента к управлению страной под своей чуткой опекой. После ухода Назарбаева Совет безопасности автоматически может перейти по наследству к действующему формальному президенту, что сделает его президентом уже настоящим.

    Но есть проблема — и не одна.

    Во-первых, после ухода президента Назарбаева второй, даже контролируемый им, глава государства становится абсолютно непредсказуемой фигурой. «Посмотрите, что происходит в Узбекистане, — проводит аналогию директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев. — Шавкат Мирзиёев, придя к власти и оставшись без какой-либо опеки, активно начал перестраивать внутреннюю и внешнюю экономическую систему. При этом он активно удаляет представителей «старой гвардии», которая долгое время находилась в окружении президента — как и у нас». Нахождение Назарбаева во главе Совбеза вроде как может приструнить нового президента, но даже это не факт: новый глава страны рано или поздно преисполнится амбициями — и тогда стычки неизбежны. А после ухода Назарбаева новый президент начнет чистки.

    0 комментариев

    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.