Азия
  • 747
  • Иран. Революция ночи

    04.01.2018 в 16: 05 inforesist.org. АВРААМ ШМУЛЕВИЧ

    Иран. Революция ночи

    Является ли революцией то, что сейчас происходит в Иране – пока знать невозможно.

    Ибо, как сказал Самуил Маршак: «Мятеж не может кончиться удачей – в противном случае его зовут иначе».

    Революцией называется то, что победило. Поэтому пока подождем давать определения. Но, в любом случае, как бы происходящие события ни стали именовать по их завершению – уже ясно, что дело это историческое.

    И несколько кратких предварительных тезисов-заметок насчет происходящего сделать не только можно, но и нужно.

    Самое главное наблюдение: отныне мы точно знаем, как отличить настоящую оппозицию диктаторскому режиму от придворной. Настоящая – это та, которая действительно хочет скинуть власть. Придворная – это как сейчас в России.

    Ни один диктатор власть добровольно не отдаст. Если уж в стране установилась диктатура – то любые общественные движения и поползновения, которые она разрешает – будут только в ее пользу. Играть на политическом поле с диктатором невозможно. А тот, кто садится играть с шулерами, зная, что они шулера – сам становится шулером с того момента, когда сел за игровой стол. «Если ты пьёшь с ворами, опасайся за свой кошелёк». Те, кто соглашаются пить с ворами – собирают массовые акции в центре города при свете дня. Запускают на них уточек, стойко стоят, сколько разрешат стоять с плакатиками, сами идут в автозаки, а когда их товарищей ни за что закрывают на много лет в концлагеря – пишут петиции в сети и обсуждают, надо ли бойкотировать выборы диктатора или голосовать за тех, кому диктатор милостиво разрешил выступить против себя.

    В Иране сегодня никто не говорит про выборы.

    Главное слов лозунгов уличных выступлений: «смерть». Смерть диктатуре», «Смерть аятолле Хаменеи». «Смерть президенту Рухани», «Смерть Асаду», «Смерть Хизбалле», – и «Смерть России». При чем тут Россия? – удивляются русскоязычные оппозиционные журналисты и комментаторы. Именно оппозиционные, потому как официальные российские СМИ стараются писать о происходящем в Иране как можно меньше, про «Смерть России» они точно не напишут. Иранские демонстранты точно знают, при чем – при том, что именно Россия главный союзник того режима, которому демонстранты желают смерти. Революция – это война. А на войне «друг моего врага – тоже враг».

    И еще: «Как жаль, что мы сделали исламскую революцию», это, наверное, центральный по смыслу лозунг осознание своей ответственности за произошедшее со страной и четкое понимание того, что ныне нужно идти другим путем.

    Протесты в Иране возникают регулярно, в 2009 были ещё более массовые, чем сейчас, выступления. Но правящий режим – жестокий и авторитарный, Иран – мировой лидер по числу смертных казней за политические преступления.

    Во время восстания 2009 года образованная элита Тегерана и средний класс протестовали против нечестной победы Махмуда Ахмадинежада на выборах президента. Сегодня про выборы никто не вспоминает, а протесты возникли по всей стране, в том числе и в провинциальных, традиционно консервативных областях, жители которых редко проявляют политическую активность.

    Нынешние массовые выступления в Иране начались 28 декабря и не прекращаются уже неделю. Первые выступления прошли в Мешхеде — втором по величине городе страны. Затем массовые демонстрации и столкновения с полицией и силами Корпуса стражей Исламской революции начались и в других городах, 30 декабря волнения начались в Тегеране. 31 декабря протестующие впервые пытались штурмовать государственные здания.За участие в акциях и антирелигиозные лозунги их участникам грозит наказание вплоть до смертной казни.

    Первые дни против демонстрантов применяли слезоточивый газ и водометы. Сейчас – «силы правопорядка» стреляют по толпе и давят демонстрантов полицейскими машинами и бронетранспортерами. Достоверных данных о потерях нет, минимальные цифры – несколько десятков убитых, максимальные – сотни человек, в том числе представителей власти. Сообщалось о линчевании нескольких офицеров Басидж (нечто вроде Росгвардии) и Корпуса Стражей исламской революции, о захвате баз Корпуса и Басидж, складов с оружием. Кроме того, в регионах проживания нацменьшинств – в Иранском Курдистане, в населенной арабами провинции Хузестан, в Белуджистане и раньше, до массовых акций, действовали партизанские движения. Они, естественно, тоже не остались в стороне. В Иранском Курдистане был атакован пограничный пост, один пограничник убит. И пятеро ранены. В Хузестане взорван стратегический экспортный нефтепровод.

    Власти сообщили опорядка пятистах арестованных. Некоторым из них предъявлено обвинение в «противоборстве с богом» – преступлении, за которое в Исламской республике грозит смертная казнь.

    Власти попытались ответить проведением 3 января проправительственных митингов. Полагаясь и на админресурс, и на мотивацию своих сторонников. Получилось полное фиаско. Удалось организовать пока только один массовый митинг – в городе Керманшахе, сторонники режима вышли на улицы с портретами Рухани и Хаменеи и флагами Ирана, скандировали: «Кровь в наших венах является подарком нашему вождю», «Мы не оставим нашего лидера», «Разбойники-мятежники должны быть казнены!». Однако после того, как мобилизованные продемонстрировали, что от них требовалось, они попросту «рассосались», и оставаться на площади, защищая режим от возмущенных граждан, не захотели.

    Власти попытались солгать. По государственному телевидению стали демонстрировать кадры единственного массового такого митинга, его различные ракурсы вперемешку с кадрами митингов прошлых лет, выдавая за митинги в других.Но эта ложь была быстро разоблачена. Проправительственный митинг гораздо более скромного масштаба удалось собрать лишь в Куме – это клерикальный центр Ирана, в котором сосредоточены масса богословских учреждений и учебных заведений. Но даже там численность оказалась всего лишь 5-8 тысяч человек.

    Сотрудники сил безопасности, по-видимому, уже не очень надежны. Через несколько дней протестов власти бросили против демонстрантов отряды «титушек», состоящие из отставников силовых органов, оппозиция говорит о том, что среди них много уголовников. Вооружены они огнестрельным и холодным оружием (ножи и сабли). Это аналог «черной сотни», аятоллы действуют, как русский царь в начале 20 века. Однако в сети уже появились кадры, как эти защитники веры и отечества убегают от демонстрантов. Вчера (среда, 3 января) появились сообщения, что на территорию Ирана (их видели в промышленном центре страны городе Исфахан) введена действующая в Сирии бригада «Фатимиюн», она состоит из наёмников – афганских шиитов.

    Всего выступления на данный момент были зафиксированы в 1200 больших, средних и маленьких городах.

    А теперь о главном, на самом деле принципиальном, отличие теперешних выступлений.

    Основные события на улицах иранских городов происходят ночью.

    Там одна и та же картинка каждый день. Днем на улицах господствует полиция, басиджи, «черная сотня», относительно тихо, публикуются ежедневные официальные сообщения о том, что протест закончился, его уже подавили. Но с наступлением темноты появляются демонстранты, и выступления продолжаются всю ночь, силовики отступают – в сети полно роликов с убегающими басиджами – рвут и жгут портреты аятоллы Хаменеи, и прочее. Утром протестующие уходят. И полиция рапортует о восстановлении порядка. Так продолжается уже все шесть дней выступлений.

    Почему ночью? Ответ очень прост. Ночью нельзя идентифицировать лица по записям камер.

    Техника 21 века дала четкий маркер, позволяющий отличить имитаторов революции и настоящих революционеров, тех, кто лишь играет в оппозицию, и тех, кто готов идти до конца.

    Теперь такая картина будет повторяться в разных странах снова и снова

    Те, кто хотят оставаться «оппозицией Его Величества», кто четко знает, где проходит грань дозволенного – будут выходить на улицы днем.

    Те, кого интересует только победа над диктатурой – будут как иранцы сегодня, действовать по ночам.

    ***

    8 января 1978 г. шахские войска расстреляли в священном для шиитов городе Кум демонстрацию студентов медресе – сторонников аятоллы Хомейни. Похороны погибших вылились в новые демонстрации протеста. Новые демонстрации сопровождались новыми расстрелами, что вело к ещё более массовым протестам. Традиционная культура иранцев связана с культом мученичества, характерным для шиитской версии ислама. Если за идею пролилась кровь, значит, идея – стоящая, справедливая.

    К концу 1978 г. страну парализовали политические забастовки, а солдаты побратались с демонстрантами. Через год и восемь дней после того, как пролилась первая кровь, 16 января 1979 г., отчаявшийся шах бежал из страны. Нынешний режим не только повторил, но и уже превзошел все ошибки режима шаха: коррупция, бедность, имущественное расслоение, репрессии, террор политической полиции. Сейчас аятоллы запустили тот же маховик, который разрушил трон шаха.

    На прошлом витке истории это заняло год и восемь дней. Первые восемь дней нового витка уже прошли. Скорее всего, в век интернета и фиксирующих все видеокамер, оставшийся отрезок времени будет сильно меньше года.

    И, да, сколько бы времени все это не заняло и чем бы ни закончилось, новый урок 21-го века мы уже усвоили:

    Ночью камеры не распознают лиц. Ночь – время революции.

    Мнения, высказанные в рубрике «Мнения», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции. Редакция сайта не отвечает за достоверность таких материалов, а сайт выполняет исключительно роль носителя



    02.01.2018 inforesist.org АВРААМ ШМУЛЕВИЧ

    Падение союзника будет очень чувствительно для Путина


    События в Иране могут развиваться в трех направлениях: первое — это то, что режим Аятолл останется у власти, только еще больше закрутит гайки; второе, что они пойдут на существенное послабление внешней и внутренней политики (выведут войска из Сирии, перестанут спонсировать терроризм); и третий вариант, что власть падет, и режим установившийся после Исламской революции в Иране, закончится.

    Пока не понятно. Главным вопросом остается позиция армии, которая отказывается стрелять в народ, соблюдая при этом нейтралитет. Тут надо уточнить, что в Иране существует регулярная армия, и есть исламистская. Примерно также, как было в Германии в период Гитлера. Были партийные войска Waffen SS и был регулярный Вермахт, унаследованный от старой Германии. Тоже самое мы видим в современном Иране – где есть профессиональная армия, унаследованная от шахского Ирана и есть идеологизированные вооружённые структуры – Корпус стражей исламской революции или КСИР и Басидж – что-то вроде народного ополчения. Эта структура должна быть более мотивированная идеологически, чем обычная армия, и между КСИР и армией достаточно прохладные отношения. Но что интересно, поступают сообщения о том, что бойцы Басидж отказывались применять силу, что они бросают оружие, отказываясь стрелять в демонстрантов.

    Появились также сообщения, что несколько баз Басидж захвачено, соответственно, в распоряжении восставших есть оружие. Но повторюсь, что пока еще совершенно не ясно, в чью сторону склонится чаша весов, и как будут развиваться события. Так как, власти, судя по всему, готовы действовать решительно, недавно было распространено сообщение, в котором они угрожали иранцам, что те, кто будет участвовать в демонстрациях «заплатят высокую цену». Но смогут ли они воплотить свои угрозы в жизнь – неясно. Власти заблокировали полностью Телеграм и Инстаграм. Но волнения усиливаются с каждым днем. Пока в Иране ситуация напоминает то, что происходило этой стране 40 лет назад перед свержением режима Шаха. Были такие же стихийные выступления, армия отказалась стрелять и у Шаха была личная гвардия так называемых «бессмертных», которую можно сравнить с нынешней КСИР, которая не стала его защищать, а просто разбежалась. И несмотря на то, что события там идут по нарастающей кульминация пока не пройдена (хотя она может быть уже близко).

    Надо подчеркнуть, что пока не видно никакой идеологической силы, которая бы возглавляла эти выступления. Они производят впечатления чисто стихийных, оппозиция пока сохраняет молчание, и это тоже ставит под вопрос удачный для восставших итог этих выступлений.

    Что характерно, одним из главных лозунгов, под которыми выступают демонстранты это прекращение агрессивной внешней политики. Люди говорят – что мы живем не в Сирии и не в Газе, мы живем здесь. Люди устали. Нынешняя политика Ирана, связанная с целым рядом вооруженных конфликтов, стоит огромных денег и человеческих жертв. Ведь именно Иран, а не Россия играет главную роль в сохранении режима Башара Асада. И эти потери, которые иранцы там несут, они весьма чувствительны. Поэтому я предполагаю, что даже в случае, если каким-то образом властям удастся подавить восстание, то скорее всего военное участие Ирана за рубежом будет свертываться и, в таком случае режим Асада, который держится именно на иранцах, не устоит. Лозунги, под которыми выступают восставшие – против коррупции, против исламизации, против агрессивной внешней политики и войн, против перевода денег зарубежным исламистам, против руководителей страны. Лозунги звучат очень радикально, например, «смерть Хаменеи»! (верховному лидеру).

    Примечательно, что есть и лозунг «Смерть России»! Очень примечательно, что впервые за последние десятилетия выступления проходят под антиисламскими лозунгами, например: «Какую ошибку мы совершили, что сделали исламскую революцию!».

    Во-первых, я хочу подчеркнуть, что гражданское общество в Иране более зрелое, чем в России. Там существует реальный запрос на демократию и, я бы сказал, что иранское общество более образованное, чем российское. Поэтому, если вопрос о том, выдут ли русские воодушевившись примеру Иранцев на улицы с целью свержения власти, то ответ – нет. Если же вопрос о том, нанесет ли это удар по путинскому режиму, по крайней мере, в ряде аспектов, то – мой ответ – да, несомненно, по крайней мере, косвенно. Во-первых, режим аятолл, это один из последних, оставшихся у России союзников и его падение будет очень чувствительно для Путина. Вы обратите внимание на то, что российское телевидение ничего не говорит о событиях в Иране, и это очень показательно.

    События в Иране повлияют не только на РФ. Начавшаяся революция в Иране кардинально изменит ситуацию в Центральной Азии, прежде всего на постсоветском пространстве, а также на постсоветском Южном Кавказе, прежде всего в Азербайджане. Смена власти в Иране может здорово раскачать режим Алиева. Потому, что в Иране против аятолл восстали, в том числе, азербайджанцы. Кроме того, иранские события, если в результате к власти придет демократическое правительство, могут оказать влияние и на ситуацию на российском Северном Кавказе.

    Ведь этот регион исторически связан с Ираном и иранцы в последние годы наращивают там свое влияние. И смена режима в Иране может заставить очень многих на Северном Кавказе задуматься о том, что если иранцы могут скинуть своих идиотов, то почему мы не можем. Такие же мысли могут возникнуть и в других исламских регионах России, прежде всего в Татарстане. Это может ускорить процесс отделения национальных окраин от России.

    Мнения, высказанные в рубрике «Мнения», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции. Редакция сайта не отвечает за достоверность таких материалов, а сайт выполняет исключительно роль носителя



    Об авторе: Раввин, президент Института восточного партнерства (Иерусалим) и стратегический советник «Черкесского конгресса

    подробнее об авторе:
    lurkmore.to/Шмулевич
    www.peoples.ru/state/statesmen/shmulevich_avraam/

    17 комментариев

    avatar
    Дзякуй, пане Фогэль, за іранскую тэматыку. Мне яна цікавей ніж якая маскоўская. Русскаязыкія можна сказаць у кішэньцы ў камунафашыстаў. Ляжаць у кішэньцы і толькі пстрыкай імі — па патрэбе.
    Начавшаяся революция в Иране кардинально изменит ситуацию в Центральной Азии, прежде всего на постсоветском пространстве, а также на постсоветском Южном Кавказе, прежде всего в Азербайджане. Смена власти в Иране может здорово раскачать режим Алиева. Потому, что в Иране против аятолл восстали, в том числе, азербайджанцы.
    Але смешныя такія… Якая рэвалюцыя? Няўжо такая ж і сто год была. Фікцыя. Звычайны пераварот рукамі звычайных бандытаў? Зараджаных месіянскай ідэяй, якая ім дазваляла не зважаць на чалавечнасць.
    И еще: «Как жаль, что мы сделали исламскую революцию», это, наверное, центральный по смыслу лозунг осознание своей ответственности за произошедшее со страной и четкое понимание того, что ныне нужно идти другим путем.
    Не жаль панам габрэям за смерці мільёнаў? Рэальныя смерці рэальных мільёнаў — пачынаючы з 1917-га і раней — калі тэрарызм пачалі узгадоўваць і ў цэрквах бомбы ўзрываць — не жаль?
    0
    avatar
    Палякі яшчэ рознабакова асвятляюць, а русскаязыкім тычуць ужо такую ватуу…
    Иранские демонстранты точно знают, при чем – при том, что именно Россия главный союзник того режима, которому демонстранты желают смерти. Революция – это война.
    Ну што да чаго? А сто год рэвалюцыя рабілася дзеля міру. А тут ужо раптам — вайна… Ме-сі-ва. Бурацінкам і так сыдзе. Ніякі Расея РФ не саюзнік Ірану. Засланец у саюзнікі.
    А Трумп гэты, разам з ягоным гаварашчымі цёткамі — проста абсурд, што яны нясуць. Не паказалі ніводнай мірнай дэманстрацыі. Цётку на машыне, групу за плотам, групу з камянямі, колькі забітых невядома кім людзей, падпаленыя ўначы будынкі… І Трумпа з Нетаньягу — якія агучваюць патрабаванні рэвалюцыянераў… Абсурд.
    «Największym pilnym pytaniem stojącym przed administracją Trumpa jest, jak podejść do zbliżających się terminów wymagających od prezydenta odstąpienia od sankcji gospodarczych na Iran, zniesionych w ramach flagowej umowy jądrowej prezydenta Baracka Obamy — dodaje dziennik. — Aby umowa została utrzymana, prezydent będzie musiał odstąpić od sankcji w połowie stycznia». Trump próbował nakłonić sojuszników z Europy do renegocjacji umowy, ale spotkał się z oporem. Jednak protesty w Iranie w połączeniu z represjami ze strony rządu mogą dać administracji «więcej amunicji» do krytyki umowy — przypuszcza gazeta. Przedstawiciele administracji zasygnalizowali, że demonstracje będą czynnikiem w decyzji prezydenta, ale opracowywane są dla niego różne opcje.
    Трумп выконвае волю Нетаньягу каб санкцыі з ірана не здымаць, ЕЗ не хоча адмаўляцца ад раней дасягнутай дамоўленнасці, і Трумп з Нетаньягу арганізавалі рэвалюцыю. Авраам Шмулевіч піша праўду, што гэта рэвалюцыя звычайная вайна. Ужо — звычайная. Менавіта Салаўёў ваенны злачынца і павінен адказаць за 10000 забітых на Украіне. Разам з тэлехунтай.
    Ужо і амерыканскі народ можа лічыць сябе запісаным у бурацінкі. Папы Карлы перасталі галіцца.
    0
    avatar
    Ночь – время революции.
    «Любіць ноч — права пацукоў»
    Якраз колькі дзён таму мне ўспомніўся гэты твор, менавіта з нагоды сучаснай "іранскай рэвалюцыі", а насамрэч — ваеннай аперацыі, і неяк праяснела з сутнасцю перасцярогі ў ім.
    0
    avatar
    подробнее об авторе:
    lurkmore.to/Шмулевич
    Лурка у нас напрямую закрыта
    так что
    lurkmore.co
    0
    avatar
    Идея «ночных бунтов», конечно, интересна.
    Вот только кмк революция делается без обеденных перерывов и выходных.
    И тех кто «идут до конца» мало волнуют какие-то там видеокамеры и время суток.
    Удивляет только отсутствие каких-либо лидеров.
    0
    avatar
    Ни один диктатор власть добровольно не отдаст. Если уж в стране установилась диктатура – то любые общественные движения и поползновения, которые она разрешает – будут только в ее пользу. Играть на политическом поле с диктатором невозможно. А тот, кто садится играть с шулерами, зная, что они шулера – сам становится шулером с того момента, когда сел за игровой стол. «Если ты пьёшь с ворами, опасайся за свой кошелёк». Те, кто соглашаются пить с ворами – собирают массовые акции в центре города при свете дня. Запускают на них уточек, стойко стоят, сколько разрешат стоять с плакатиками, сами идут в автозаки, а когда их товарищей ни за что закрывают на много лет в концлагеря – пишут петиции в сети и обсуждают, надо ли бойкотировать выборы диктатора или голосовать за тех, кому диктатор милостиво разрешил выступить против себя.

    Здесь мы можем наблюдать яркий пример, когда с водой выплескивают младенца. Очевидно, что события в Иране — это хороший повод для аплодисментов отваге людей, которые даже под угрозой жизни выходят на массовые протесты против диктатуры. Но зачем здесь пытаться гнобить даже вполне позитивные процессы, которые идут в наших широтах, принимая в учёт что ситуация тут не совсем непохожа на ту, что у них? Автор продвигает тот же подход Монро-Бабченко, суть которого заключается в том, что все вы ненастоящая «фуфлофая» оппозиция, пока не выйдете на улицы с коктейлями Молотова в руках. Я, мол, вас недалеких все учу-учу, а вы все меня не понимаете, поэтому я пока отсижусь в своих уютных интернет-лопухах, а вот когда вы созреете и будете близки к победе, то я тогда обязательно присоединюсь к вам и поведу вас несмышленых дальше верной дорогой. Инфантилизм этой идеи мы уже даже здесь на Браме не один десяток раз обсуждали, поэтому нету смысла повторяться. Если люди не понимают значения даже своего базового постулата «верхи не могут, низы не хотят», то вряд ли есть поле для плодотворной дискуссии. Я вместо этого приведу здесь более взвешенное мнение господина Яковенко на тему того, насколько иранские протесты могут быть применимы к нашим пенатам.
    +2
    avatar
    Аятолле еще будет
    Александр Скобов, 04.01.2018 graniru.org/Politics/World/Mideast/m.266746.html

    То, что нынешние события в Иране носят без преувеличения тектонический характер и способны кардинально повлиять на всю ситуацию в мире, задать тренды на десятилетия вперед, почувствовали все. В том числе и те охранители, которые пытаются доказать, что ничего серьезного в Иране не происходит, режим стабилен и ему ничто не угрожает. Слышат, слышат они «подземный гром», и он страшит их.

    Возможное падение режима аятолл очевидно будет сокрушительным ударом по всей внешнеполитической конструкции, старательно выстраивавшейся Кремлем. А значит, и по внутриполитической стабильности путинского режима. И потому что в этом случае придется с позором драпать из Сирии, бросая на ходу свои военные базы. А это само по себе — тяжелая психологическая травма для пресловутого «путинского большинства». И потому что кремлевская пропаганда довела обильно сдобренный конспирологией меттерниховский «охранительный легитимизм» до такой точки безумия, что это самое «путинское большинство» любое революционное свержение любого людоедского режима в любой точке Земного шара воспримет как позорный провал Кремля. И потому что хомейнистский Иран действительно выступает единственным значимым, невиртуальным союзником путинского Кремля в сколачиваемой им антизападной, антилиберальной международной коалиции.

    Но влияние иранских событий на мировые процессы не сводится к этому. В конце концов, Иран действительно великая страна с великой историей и великой культурой. Он стал родиной одной из величайших религий мира — зороастризма. Он породил чудовищные деспотии и грандиозные народные революционные движения.

    Чтобы понять и оценить нынешние события в Иране, стоит пристальнее всмотреться в события сорокалетней давности. В события Исламской революции Хомейни. Да, эта революция привела к трагическим результатам. Да, именно она породила тот отвратительный мракобесный режим, который существует и поныне. И тем не менее Исламская революция в Иране — одно из самых грандиозных событий второй половины XX века. Она дает огромный материал для осмысления закономерностей политических процессов. Для ответов на ключевые вопросы современности, из-за которых бесконечно ломают копья противостоящие идеологические и политические лагеря.

    Охранителям кажется, что они могут вздохнуть с облегчением: волна протестов в Иране вроде как пошла на спад. Между тем победе Исламской революции в 1979 году предшествовал целый год массовых протестов, которое то затихали, то поднимались с новой силой. По официальным данным, за этот год шахской армией и полицией было убито до 65 тысяч участников уличных протестов. И это не остановило революцию.

    У Исламской революции в Иране много общего с русской революцией. Она точно так же показывает, как подлинно народная, демократическая и, казалось бы, победоносная революция может сама выродиться в самую черную, мракобесную реакцию. И породить тоталитарный репрессивный режим, гораздо более страшный, чем свергнутый революцией. Только с 1981 по 1983 год режим Хомейни уничтожил свыше 400 тысяч человек, обвиненных в «антигосударственной и антиисламской деятельности». Масштабы террора вполне сопоставимы со сталинскими.

    И так же, как в России, в Иране поднятая революцией волна дикой архаики была ответом на издержки «авторитарной недомодернизации». Потому что знаменитая шахиншахская «белая революция» — это не только 11,5 % ежегодного прироста промышленной продукции за 1969-1972 годы. Это не только увеличение объема ВНП на душу населения со 100 до 1500 долларов за 1963-1978 годы. Это не только бесплатное восьмилетнее образование и даже раздача бесплатного молока школьникам. Это еще и половина иранских детей, вообще не посещавших школы. Это еще и 30-процентная инфляция и миллионная безработица в 1976 году. Сотни тысяч патриархальных крестьян, выброшенных «невидимой рукой рынка» в городские трущобы. Лачуги из гофрированного железа, лохмотья и нищета, ни зелени, ни даже сточных канав в южной части Тегерана на фоне роскоши и «европейского образа жизни» его северных кварталов.

    А для недовольных — пыточные застенки шахской охранки САВАК, в которых содержались одновременно сотни тысяч человек. До 30 тысяч противников режима были в них замучены или убиты. Вот оборотная сторона «великих реформ» последнего в истории носителя титула «царя царей», возомнившего, что он может насильно осчастливить темный, отсталый, несознательный народ.

    Трагическая история Ирана — кричащее свидетельство того, что так называемая «авторитарная модернизация» уже в XX веке являлась порочным, тупиковым путем развития. Все ее успехи поверхностны, непрочны и обратимы. Она в любой момент может закончиться провалом в архаику.

    И все же, несмотря на весь свой пронзительный трагизм, история Ирана позволяет смотреть в будущее с оптимизмом. Она — грозное предупреждение об исторической обреченности режимов, основанных на подавлении личности. Любой авторитаризм — хоть «прогрессорский», хоть традиционалистский — есть насилие над человеческим естеством. И это естество рано или поздно взбунтуется против режима, который душит саму жизнь. История Ирана показывает, что народ может подняться за свободу. Да, победу у народа могут украсть мракобесы. Но то, что за раскрепощение личности способно выступить лишь «продвинутое меньшинство», — ложь. Народ Ирана поднялся против заплечных дел модернизаторов из САВАК. Поднимется он и против средневековых аятолл.
    0
    avatar
    Там вроде выступали против повышения цен на яйца… И это в стране, где яйца далеко не главное в наборе традиционных продуктов Фальшь и цирк Эти события повлияют только на одно: Атоялы только теснее будут работать с Путиным, а то в последнее время стали ломать пальцы
    0
    avatar
    Возможное падение режима аятолл очевидно будет сокрушительным ударом по всей внешнеполитической конструкции, старательно выстраивавшейся Кремлем.
    аналітыкі дакладна тухлых яец аб'еліся :J
    История Ирана показывает, что народ может подняться за свободу. Да, победу у народа могут украсть мракобесы. Но то, что за раскрепощение личности способно выступить лишь «продвинутое меньшинство», — ложь. Народ Ирана поднялся против заплечных дел модернизаторов из САВАК. Поднимется он и против средневековых аятолл.
    ні лопніце :)
    0
    avatar
    inforesist.org. АВРААМ ШМУЛЕВИЧ
    Иран. Революция ночи
    Приходится маленько сопереживать Вам, мил. пани Алина. Нешто Вы не поняли, что ресурс энтот = десять жидов ± один простой искренний казако-эвенк. Усиленный самой родной, самой любимой и настоящей пани. С наступающим китайским новым годом Вас, дорогая пани Алина!
    0
    avatar
    Нешто Вы не поняли
    Трудно не понять, дорогой пан Augur, але што гэта мяняе? Вунь паслы Германіі, Англіі, ды іншых краін — яны нават не сталі абмяркоўваць гэтае «паўстанне», хоць нехта ж так разлямантаваўся, што яны і сабраліся менавіта з гэтай нагоды.
    Дзякуй пану на добрым слове.
    Ніякія мы з вамі не антысеміты і гэта відавочна. Але і маўчаць аб укладзе паноў местачкоўцаў у справу існаваньня дыктатуры пралетарыята нельга, хай гэта і прынята называць «антысемітызмам».
    0
    avatar
    Дзякуй пану на добрым слове.
    Так нема за цо.
    Вы и некоторые — редкие тут энтузазисты и борцы. За Святу Беларусь, за ие патриотов, — я бы с Вами махнул стопку. Обожаю националистов.
    Пс А Вы так ничо. Чем-то похожи на Кидманн Н.
    0
    avatar
    За Святу Беларусь, за ие патриотов, — я бы с Вами махнул стопку. Обожаю националистов.
    я тэррэаліст
    0
    avatar
    ка
    0
    avatar
    А камунякі завалілі тутэйшую зямлю непахаванымі людзьмі… Слова «святая» і слова «русь» не спалучальныя.
    0
    avatar
    усё, што трэба БЫЛО ведаць пра «паўстаньне» ў Іране( я прапусціла, ці пан V не спасылаўся на такое:
    Красный Сион
    2017 31.12. 19:24
    Интересно, что в Иране протест возглавила организация ОМИН — «Организация моджахедов иранского народа». Это леворадикальная группа, что-то типа российских большевиков и эсеров начала ХХ века. В 1970-е организация раскололась на собственно сам ОМИН, занявшийся террором и «Пейкари» — олдскульную марксистскую партию. Но вроде два-три года назад обе организации снова действуют совместно (обе — в глубоком подполье в Иране).

    Из-за присущего нам европоцентризма все увлечённые политикой знают про Красные бригады, РАФ и др. леворадикальные организации Европы. Но почти совсем не знают про леворадикальный террор ОМИН в Иране в 1980-е. Например, в 1981 году они взрывают штаб-квартиру Исламской республиканской партии. Тогда погибли 72 высших чинуши правительства, включая лидера ИРП и председателя Верховного суда аятоллу Бехашти, второго лица в стране. В общем, в 1980-е ОМИН — это уже аналог российских левых эсеров, устраивающих террор по всему Ирану — ими были убиты около 1200 чинуш, членов спецслужб, аятолл и пр. клерикалов. В ответ спецслужбы устраивают террор в отношении ОМИН и «Пейкари» — с начала 1980-х были убиты при спецоперациях, замучены под пытками, расстреляны после судов около 25 тыс. членов этих организаций.

    ОМИН, чтобы сохраниться, была вынуждена уйти в саддамовский Ирак. И с 1983 года они там формируют аналог власовской РОА — отряды левых иранцев, принимающих участие в ирано-иракской войне на стороне Ирака. После 2003 года (поражения Баас от США) костяк ОМИН уходит к курдам на север Ирака.

    И вот сейчас ОМИН организует протесты в Иране. Если так (а информация из Ирана сейчас очень скудная), мы увидим леворадикальное и светское восстание в стране. У ОМИН ещё и хорошие отношения с иракскими, сирийскими и своими иранскими курдами. Так что ждём и выступления курдов на северо-западе Ирана. И вообще интересно будет посмотреть на такую массовую левую революцию, давно их не было.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.