Азия
  • 1161
  • Как Китай спасает свою экономику

    17.04.2020. Carnegie, Александр Журавлёв, Темур Умаров

    После карантина

    Как Китай спасает свою экономику от шока коронавируса



    Прошло три месяца с тех пор, как Китай начал борьбу с распространением коронавируса. Восьмого апреля в Ухане (武汉), эпицентре эпидемии, завершилась 76-дневная изоляция: жители вновь получили возможность свободно перемещаться по городу и выезжать за его пределы. В Китае все еще регистрируют новые случаи заболевания, но большая часть из них занесены из других стран, в том числе из России.

    Теперь для Китая наступил новый этап борьбы с коронавирусом: с одной стороны, нужно избежать новых вспышек среди тех, у кого нет иммунитета к Covid-19; с другой – смягчить экономические последствия карантина. Китай опять столкнулся с этими проблемами раньше других стран, поэтому методы, которые он будет использовать, станут для остальных примером, как нужно действовать. Или, наоборот, – как не нужно.

    Экономическая катастроф а
    Уникальность нынешнего кризиса в том, что физических разрушений от него нет, экономическую активность просто поставили на паузу. Возвращение к нормальной жизни зависит только от того, прошла ли эпидемия.

    Пока рано говорить о возвращении Китая к нормальным темпам роста и полном окончании эпидемии. Во-первых, нельзя полностью доверять китайской статистике. До 1 апреля власти отказывались публиковать данные по тем, кто переносит болезнь без симптомов или находится в инкубационном периоде. К тому же власти несколько раз меняли методы подсчета данных: после того как это сделали в последний раз, число смертей от Covid-19 в Ухане выросло за день на 50%.

    Во-вторых, нагрузка на китайскую систему здравоохранения все еще высокая. Новым регионом распространения вируса стала граничащая с Россией провинция Хэйлунцзян (黑龙江). До того как границу закрыли, пограничники сообщали, что у 10–20% приехавших из России был обнаружен Covid-19.

    В других провинциях тоже находят случаи передачи коронавируса от человека к человеку. А общее число людей, болеющих без симптомов, достигло 6764. Большая нагрузка приводит к врачебным ошибкам и проблемам с ложноположительными результатами тестов, из-за которых возникали слухи о повторном заражении.

    Временная пауза в экономике – в первую очередь закрытие предприятий из-за карантина – серьезно замедлила экономический рост в Китае.

    Китайский ВВП, оставшийся в плюсе даже после разгона протестов на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, эпидемии атипичной пневмонии в 2003-м и финансового кризиса 2008 года, впервые показал отрицательный рост. По итогам первого квартала 2020 года он снизился на 6,8% по сравнению с аналогичным показателем 2019-го. Мало того, даже эта оценка может быть занижена с помощью статистических манипуляций – задуматься об этом заставляют официальные данные о падении розничных продаж на 19% и инвестиций в основные фонды на 16%.

    Разные индексы один за другим бьют антирекорды. Промышленное производство в январе – феврале 2020-го упало на 13,5% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Это первое зарегистрированное падение этого индекса в истории КНР. Прямые иностранные инвестиции в китайскую экономику также сжались на 10,8%.

    До начала эпидемии предполагалось, что экономический рост Китая в 2020 году составит около 6%. Сейчас понятно, что эта цифра будет ниже, особенно если эпидемия в других странах тоже замедлит там экономическую активность.

    Прогнозы годового роста ВВП Китая после эпидемии, которые давались в конце марта и начале апреля, разные: Fitch посчитал 3,7%, Bloomberg – 3,4%, Goldman Sachs и China Renaissance – 3%, The Economist Intelligence Unit – 2,1%, Nomura – 1,3%. Вероятно, по ходу года многие из этих цифр могут быть пересмотрены в сторону понижения.

    Снижение темпов роста – тревожная новость для китайской экономики, потому что экономический кризис может перекинуться на финансовую систему. Об этом говорят данные прошлогоднего стресс-теста банков, который проводил Народный банк Китая (中国人民银行). Более половины банков, выбранных регулятором для проверки в 2019 году, провалили этот тест при гипотетическом снижении темпов роста ВВП до 4,15%.

    От падения экономической активности особенно страдают малые и средние предприятия: окончательных цифр по банкротствам еще нет, но опрос, проведенный в феврале, показал, что около 60% из них были в состоянии оплачивать свои постоянные расходы лишь в течение одного-двух месяцев. В целом за март китайские средние и малые фирмы потеряли 70% дохода.

    Социальные последствия тут могут быть очень серьезными: на малых и средних предприятиях трудятся более 80% китайских работников. Уровень безработицы в городах вырос c 5,2% до 6,2% уже в феврале.

    Впрочем, часть экономических индикаторов говорит о постепенном восстановлении китайской экономики. Согласно официальным данным, по состоянию на 27 марта коэффициент загрузки крупных промышленных предприятий в Китае составлял 98,6%. Аналогичный показатель для малых и средних предприятий к 10 апреля превысил 80%. Индекс деловой активности PMI после падения до 35,7 пункта в марте фактически вернулся на докризисный уровень 52 пункта, что превысило ожидания аналитиков, предсказывавших рост лишь до 45 пунктов (показатели ниже 50 означают рецессию).

    Правда, здесь надо учитывать методику расчета PMI – при опросах менеджеров по закупкам Национальный статистический комитет (国家统计局) просит их сравнить ситуацию в оцениваемом месяце с предыдущим. Таким образом, высокие показатели мартовского PMI говорят лишь о том, что китайские промышленники оценивают март лучше, чем катастрофический февраль, когда страна была фактически на карантине. Как предупреждает сам Национальный статистический комитет, для того чтобы с уверенностью говорить о восстановлении экономики, потребуется три месяца, когда значения PMI будут выше 50.

    Китай может столкнуться со значительными сложностями из-за сокращения экспорта: по мере того как все больше стран в мире вводят жесткие меры карантина, а предприятия закрываются, спрос на китайские товары сокращается. В первые два месяца 2020 года экспорт упал на 17,2%, импорт – на 4%. Несмотря на то что доля экспорта в ВВП Китая сокращалась в последние 15 лет, в 2018 году она составила 19,5% – выше, чем в США (12,2%), хотя и значительно ниже, чем в Германии (47,4%) или Франции (31,3%).

    Проблема с падением экспорта для Китая имеет не только экономическое, но и социально-политическое измерение: многие пострадавшие предприятия сконцентрированы в приморских провинциях на востоке страны, а работающие на экспорт заводы размещены в городских агломерациях типа Шаньтоу (汕头). Доля занятых в экспорте работников высока – в 104-миллионной провинции Гуандун (广东) она составляет около 20%. Соответственно, чтобы предотвратить социальные волнения, Пекин должен принимать срочные меры.

    Таргетированная поддержка
    Глядя на катастрофические показатели января – февраля, некоторые утверждают, что мер китайского правительства недостаточно. Однако значительное сокращение экономической активности было неизбежно и даже необходимо для борьбы с эпидемией.

    Экономический спад оказался более серьезным, чем ожидали, но это не делает меры Пекина неэффективными. Просто они в первую очередь были направлены на спасение наиболее уязвимых отраслей экономики – малых частных предприятий, а не на стимулирование роста в целом. По словам главы Госсовета КНР Ли Кэцяна (李克强), незначительное снижение темпов роста экономики – не столь существенная проблема.

    Первые меры по стабилизации ситуации, которые малая рабочая группа по борьбе с вирусом и его последствиями (ее возглавляет премьер Ли Кэцян) объявила в конце января, были направлены на предотвращение банкротства фирм и увольнения работников.

    Уже 24 января (на следующий день после введения карантина в Ухане) Министерство трудовых ресурсов и социального обеспечения КНР (人力资源社会保障部) опубликовало уведомление об урегулировании трудовых вопросов на время карантина. Следом приняли изменения в сборе налогов (компаниям в Хубэе разрешили просрочить налоговые отчеты), а ряд министерств предложили монетарные меры по поддержке экономики.

    В феврале правительство сфокусировалось на поддержке малых и средних предприятий, так как они больше всех пострадали от исчезновения спроса на рынке. Таким предприятиям разрешили просрочить погашение кредитов до 30 июня без штрафов. Малый и средний бизнес в провинции Хубэй (湖北) на три месяца освободили от НДС (для остальных провинций его снизили с 3% до 1%), сократили их страховые взносы, выдали недорогие кредиты, уменьшили тарифы на электроэнергию на 5% и снизили налог на землепользование. По некоторым оценкам, работодатели сэкономят благодаря этим мерам около 600 млрд юаней ($86 млрд).

    Двадцать девятого февраля власти КНР объявили, что выдали китайским компаниям более трех тысяч разрешений на невыполнение контрактных обязательств на общую сумму $38,5 млрд. Сертификаты выдали металлургическим заводам, строительным компаниям, автопроизводителям и так далее. Также было объявлено о снижении нормы обязательных резервов для банков на 0,5–1 п.п. Это освободит около 500 млн юаней ($78,8 млрд), которые могут быть использованы для дополнительного кредитования предприятий.

    Экономические проблемы от Covid-19 связаны в основном с отсутствием спроса, поэтому Пекин предпочитает не монетарные, а фискальные меры.

    Многие страны (США, Канада и Австралия) снижали ключевые ставки, чтобы стимулировать экономический рост. Немного снизив ставку в феврале с 4,15% до 4,05%, Народный банк Китая заявил, что уровень ликвидности в банковской системе находится на достаточном уровне, и отказался от дальнейшего снижения. Местным правительствам разрешили увеличить бюджетные расходы за счет облигаций на сумму 848 млрд юаней ($122 млрд).

    Скорее всего, весь пакет мер китайские власти огласят на перенесенных с марта на неизвестную дату «двух сессиях» (параллельное заседание Всекитайского собрания народных представителей, высшего законодательного органа, и Народного политического консультативного совета Китая), когда Госсовету придется отчитываться за проделанную в 2019-м работу и поставить цели на следующий год.

    Шаг вперед, шаг на месте
    В целом китайские антикризисные меры оказались менее масштабными, чем те, что уже запустили западные страны: по подсчетам CSIS, Китай потратил на эти цели около 1,3% ВВП, в то время как затраты Великобритании составили 17,7%, Германии – 15,2%, а США – 10,5%. Россия, для сравнения, скорее выбрала китайскую модель.

    Интересно, что во время кризиса 2008–2009 годов Китай потратил на фискальные стимулы 12,7% своего ВВП, включая $585 млрд на инвестиции, что значительно превышало расходы любой другой страны в мире. Однако нужно учитывать, что меры по восстановлению экономики продолжают приниматься, хотя и ожидать грандиозной поддержки не стоит – помощь правительства останется точечной.

    Ближайшие месяцы Китай проведет в поисках баланса между необходимостью запустить экономику, чтобы избежать социальных волнений и банкротств и в то же время не допустить новой вспышки эпидемии. Режим еще только вырабатывает эти механизмы и пока не контролирует полностью ни экономический рост, ни эпидемиологическую ситуацию. Китай первым в мире сталкивается с таким выбором, а у остальных стран есть возможность понаблюдать за поведением Пекина и учесть его опыт.

    5 комментариев

    avatar
    в то время как затраты … Германии – 15,2%

    Раньше (в предпоследний раз) Германии в 2020 предсказывали падение на 4 с чем-то процента, сейчас — на 6,2% (а если учесть, что в 2020 больше рабочих дней, то на 6,6%; при этом в первом полугодии — на 16% с чем-то). Но я думаю, что это (6,2%) слишком оптимистично: как бы не было «надцать» процентов по итогам года.
    0
    avatar
    Ухань — колыбель революции.

    Ухань — это не заштатный какой-нибудь городишко, а колыбель Синьхайской революции 1911 г., в ходе которой китайцы взяли власть над Китаем. Как уже много раз слышали давние читатели моего канала, в XVII в. Китай был завоеван маньчжурами и они установили довольно жесткий оккупационный режим, в рамках которого китайцы стали гражданами третьего сорта (ниже маньчжуров и монголов). Правящую элиту составляли маньчжуры.

    В XIX в. один китайский парень Хон Сюцюань не смог сдать экзамен на чиновничью должность и поднял восстание с тем, чтобы свергнуть маньчжуров. Восстание в итоге было подавлено, но чтобы его подавить маньчжурам пришлось 1) передать значительную часть власти китайским чиновникам 2) создать армию современного типа из этнических китайцев. Продолжаться такая ситуация двоевластия долго не могла и, когда Китай был разгромлен Японией в ходе войны 1894-1895, авторитет династии упал ниже плинтуса и взрыв стал неизбежен.

    Короче говоря, в 1911 г. ячейка китайских националистов в городе Ухань, штаб-квартира которых располагалась не где-нибудь, а в русской концессии, сумела взбунтовать местный гарнизон. После этого по всему Китаю пошла цепная реакция армейских бунтов и массовая резня маньчжуров.

    Закончилось все, как это всегда происходит в Китае гнилым компромиссом — Китай был преобразован в республику, но маньчжурский император сохранил свой титул, резиденцию в Запретном городе и ему было выделено многомиллионное содержание. Но это уже детали, а суть в том, что впервые за более, чем 250 лет власть в Китае стала китайской. Правда, результатом стал немедленный распад страны на 100500 воюющих друг с другом ворлордств, но это уже другая история, о которой я уже когда-то писал t.me/sublimeporte/543

    t.me/sublimeporte/1553

    ​​Почему китайский националистический проект провалился

    Когда Сунь Ятсен и прочие китайские националисты рвались к власти в начале XX в., они целенаправленно раздували пламя расовой войны. Мы ведь ханьцы, древняя и благородная раса, потомки Желтого императора, так какого черта мы должны подчиняться маньчжурам, этой «низшей расе кочевников с волчьими амбициями» (цитата из памфлета «Революционная армия»). В общем, Китай для ханьцев, а маньчжуров надо истребить или изгнать.

    Да, понятно, что у Китая есть национальные окраины. Но так ли уж это важно? Все меньшинства вместе взятые не составляют и двадцатой части громадного ханьского монолита и потому их можно игнорировать. Ханьцы тотально доминируют демографически, а потому должны доминировать политически.

    Забавно, но после прихода к власти риторика Сунь Ятсена сотоварищи немедленно меняется. Теперь Китай провозглашается не исключительно ханьской территорией, а общим домом Пяти Рас: Ханьцев, Маньчжуров, Монголов, Мусульман и Тибетцев. И вот, дескать, они все, движимые братской любовью, должны трудиться на благо общей родины.

    Отчего такое переобувание на ходу? Дело в том, что после падения маньчжурского режима выяснились две вещи. Ну, во-первых, сразу же отвалились национальные окраины, но это еще полбеды. Куда хуже оказалось следующее открытие — нет никакого единого ханьского монолита:»сынок, это фантастика".

    В реальности оказалось, что южные китайцы, у которых и языки свои, и культура своя, в гробу видали единый Китай и общую родину. Китай для ханьцев, говорите? Неплохо, только у нас есть идея получше — Кантон для кантонцев (ну или буквально «кантонцы правят Кантоном»), Хунань для — хунаньцев, Хубэй — для хубэйцев. Скажем, губернатор Хунани был северянин, так ему тут же дали пинка под зад: а ну, пшел отсюда, вражина москальская. И послали войска из Хунани в Хубэй, чтобы свергнуть тамошнего губернатора-северянина и поставить на его место хубэйца. Т.е. все эти южные сепаратисты еще и поддерживали друг друга.

    Я про москалей тут не случайно упомянул — тут прямая аналогия с тем, что произошло в Российской империи после свержения Н2. Временное правительство думало, что щас солдаты, движимые революционным патриотизмом, радостно двинутся на немецкие пулеметы. А вместо этого полки поднимают желто-голубое знамя: «А мы пойдем под украинским прапором!».

    Очень важно понимать, что этнический расклад в Китае мистифицирован и мистифицирован намеренно. Говорят, что якобы весь северный Китай говорит на едином мандарине, а на юге — диалекты. Чушь полнейшая. Это на севере — диалекты мандарина, а на юге — разные языки, которые гораздо дальше от мандарина, чем украинский от русского. Москвич вполне может объясниться с тернопольцем, русского не знающим, а кантонец, не знающий мандарина, не может объясниться с пекинцем никак — вообще ничего понятно не будет.

    Вы еще учтите, что все эти южнокитайские Украины — это экономический хребет Китая. Да, на севере промышленность тоже есть, но это преимущественно commodities, а экспортные товары делают на юге. Айфоны штампуют китайские «украинцы», а не «москали». Так что культурная пропасть между севером и югом — это потенциально главная болевая точка Китая.

    t.me/sublimeporte/543
    0
    avatar
    Вот она, главная вкусняшечка! Прям не могла дождаться чтоб поблагодарить. За что стоит любить модера Фогеля, так за такие ценнейшие сведения. Вы тока вслушайтесь — китайские националисты из штаб-квартиры русской концессии. Вот и на Майдане тоже — не могли не сработать такие же «националисты» — возможно кировали сразу из двух штаб-квартир, но в одну и ту же сторону, старательно друг друга обгавкивая, при этом.
    Короче говоря, в 1911 г. ячейка китайских националистов в городе Ухань, штаб-квартира которых располагалась не где-нибудь, а в русской концессии, сумела взбунтовать местный гарнизон. После этого по всему Китаю пошла цепная реакция армейских бунтов и массовая резня маньчжуров.
    0
    avatar
    Восстановления китайской экономики так и не произошло: падение доходов государственных предприятий КНР в период за январь-май составило 52.7%. Таким образом, негативный эффект локдауна остался, несмотря на накачку экономики рекордными объёмами ликвидности. Плохие макроданные свидетельствуют, что в случае нового падения внешней торговли из-за дальнейшего сокращения мирового спроса — новая волна рецессии в китайской экономике случится не после выборов в США, а гораздо раньше и, возможно, будет усугублена и обвалом фондового рынка, спасением которого монетарные власти КНР занимались первую половину 2020 года.

    t.me/shuohuaxia/2466
    0
    avatar
    Рухнет-рухнет… Особенно круто — что теперь они всё научаться сами делать. Все чипы — от и до.
    Сомневаетесь?
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.