Азия
  • 1385
  • Султан Эрдоган

    9.1.2020. DW, Даниэль Беллют (сокращено, ссылки не копировал)

    Трон турецкого «султана» начинает шататься


    Придя к власти в 2003 году, Реджеп Тайип Эрдоган выступал в роли либерального реформатора, стремящегося вести Турцию в Европу. Однако критики уже тогда предупреждали, что он — волк в овечьей шкуре и запрыгнул на «поезд демократии» только для того, чтобы в нужный момент его покинуть.

    И они оказались правы: Эрдоган действительно сошел с этого поезда сразу после того, как ему удалось устранить политических противников, не придерживающихся религиозных взглядов, в армии и органах юстиции. С тех пор он движется к совсем другой цели — в сторону султаната. Началось путешествие во времени в османское прошлое.

    Турция движется в прошлое
    В последующие годы никто не смог Эрдогана остановить. Уверенно, почти виртуозно устранял он одно за другим препятствия на своем пути: протесты в стамбульском парке Гези, коррупционный скандал, попытку путча. В июне 2018 года он ввел в Турции президентскую форму правления, дающую главе государства очень широкие полномочия – персоналистский режим был создан.

    Сегодня Эрдоган правит в Анкаре из нового президентского дворца с 1000 комнат, построенного в 2014 году. Его мечта: 100-летие Турецкой республики в 2023 году должно ознаменовать начало неоосманской эры. Однако трон под ним начинает шататься. В 2019 году появились первые признаки того, что мечты Эрдогана могут не сбыться.
     

    Экономический кризис в Турции как начало конца
    Власть Эрдогана дала первые трещины летом 2018 года, когда его просчеты в экономической политике стали приносить негативные результаты. Чтобы поддержать систему, опирающуюся на кумовство, он вливал инвестиции в строительную отрасль. В настоящее время турецкая экономика неэффективна, находится в состоянии кризиса и страдает от сильных скачков курса национальной валюты. В Турции высокая безработица, особенно среди молодежи. Раздражение населения страны усилилось резким ростом цен на продукты питания, в том числе овощи и фрукты.

    На муниципальных выборах в марте прошлого года партия Эрдогана потеряла власть в крупнейших городах страны. Наиболее болезненной для президента была победа оппозиции в Стамбуле — крупнейшем экономическом центре Турции с наполненной до отказа городской казной, деньгами, в которых президент нуждается для сохранения власти.

    Кто теряет Стамбул, теряет всю страну
    Эрдоган не хотел мириться с поражением. Он оказал давление на избирательную комиссию, добился проведения повторных выборов. Но все безуспешно: на политической сцене появилась новая звезда — Экрем Имамоглу. … Он уверенно выиграл повторные выборы в Стамбуле у провластного кандидата, бывшего премьер-министра Бинали Йылдырыма. Имамоглу очень популярен, у него, как считают многие в Турции, есть шансы стать президентом.

    Давление на Эрдогана со всех сторон
    Еще одной причиной поражения президентской Партии справедливости и развития [ПСР] на муниципальных выборах стала стратегия Эрдогана на поляризацию в обществе. Различные оппозиционные партии - исламисты, националисты, социал-демократы, либералы - несмотря на политические различия объединили усилия для победы над общим противником.

    Позиции Эрдогана слабеют и в его Партии справедливости и развития, которую в последние годы покинули около одного миллиона членов. Бывшие соратники президента — экс-премьер Ахмет Давутоглу (уже создал собственную партию. — Vogel ), бывший министр финансов Али Бабакан и бывший президент Абдулла Гюль вышли из нее и создали собственные партии, которые на следующих выборах привлекут на свою сторону часть консервативного электората ПСР.

    Благодаря умению преодолевать кризисы и силе воли Эрдоган за 16 лет у власти смог превратиться в «султана» Турции. Наделив себя почти монархическими полномочиями, он, казалось, незыблемо восседает на своем троне. Но в 2019 году неожиданно начались перемены, и многое теперь работает против него.

    К тому же дата, которую страна будет отмечать в 2023 году - это столетие создания современной Турции, праздник, напоминающий об упразднении султаната.


    Реджеп Тайип Эрдоган перед президентским дворцом в Анкаре (фото из архива)




    26.12.2019. Carnegie, Кирилл Жаров

    Атом для Эрдогана

    Может ли Турция стать ядерной державой


    АЭС Аккую

    Ядерные технологии, хотя бы в виде собственной АЭС, по-прежнему остаются одним из обязательных условий для попадания страны в клуб великих держав. Поэтому неудивительно, что возрастающие амбиции турецкого лидера Эрдогана добрались и до этой области. Первые шаги в ядерной программе Турция сделала еще в конце 1950-х годов; с прошлого года турки совместно с «Росатомом» строят свою первую АЭС Аккую. А теперь на высшем уровне зазвучали заявления, что страна не против обзавестись собственным ядерным оружием, видя в этом надежный способ поднять свой статус с региональной державы до мировой.

    Турецкие ресурсы
    Сильная сторона ядерных амбиций Турции – это обширные собственные месторождения топлива, которые позволяют избежать зависимости от внешних поставщиков. По даннымтурецкого Минэнерго, в стране есть доказанные запасы урановой руды в объеме не менее девяти тысяч тонн. Этого хватит на 30–50 лет самообеспечения ураном для электроэнергетики. Также к запасам можно добавить не менее 380 тысяч тонн ториевой руды.

    До 2018 года фактически эксклюзивное право на разработку месторождений принадлежало американской компании Westwater Resources и аффилированным с ней фирмам. Но промышленная добыча руды там не велась из-за экономической нецелесообразности при нынешних ценах на мировом рынке. Летом 2018 года турецкие власти внезапно отозвали у американцев лицензию, вернув себе полный контроль над запасами. 

    Особый интерес представляют ториевые руды – этот металл может использоваться в реакторах АЭС и распадаться до оружейного урана-233. Однако исследовательский потенциал Турции в этой области был серьезно подорван, когда в 2007 году в авиакатастрофе погибли ведущие турецкие ученые-ядерщики.

    В области ядерных технологий у Турции ситуация тоже неплохая. Еще в 1958 году в Стамбуле открылся учебно-исследовательский центр Чекмедже, где заработал первый турецкий атомный реактор мощностью 1 МВт. Центр занимался радиоизотопным анализом продуктов питания, воды, почвы, а также производством изотопов для медицины и разработкой атомных технологий.

    В 2005 году в Анкаре открылся крупный учебно-исследовательский центр Сарайкей с ускорителями электронов и протонов. Он также нацелен в основном на производство изотопов для медицины, анализ, а также на исследование физики плазмы, ядерного синтеза и распада.

    Помимо этого, в 2010 году в Анкаре начал работу центр ядерных исследований ANAEM. В Стамбульском техническом университете есть учебно-исследовательский реактор (TRIGA). Несколько компактных ускорителей работают у частных компаний медицинской отрасли.

    Столь развитая исследовательская база делает Турцию ведущей страной по ядерным технологиям на Ближнем Востоке. Если не считать Израиль, то наработки сопоставимого уровня есть только у Ирана, но из-за санкций он не может их использовать в полной мере.

    Свои исследования турки к тому же применяют на практике – в медицине. Турция позиционирует себя как центр медицинского туризма для всего региона. Пик оздоровительного турпотока пришелся на 2014 год, когда в страну прибыло около 500 тысяч иностранцев – в основном для лечения онкологии. Сейчас эта цифра держится в районе 200 тысяч в год.

    Развитие ядерной медицины приносит Турции не только имиджевые и финансовые бонусы, но и позволяет накопить опыт в строительстве ускорителей, создании цепочки превращения руды в обогащенное топливо, технологии расщепления атома.

    От реактора до бомбы
    Однако все это еще не означает, что Турция сможет легко конвертировать свои достижения в создание собственной ядерной бомбы. Недавно Эрдоган заявлял, что страна может захотеть обзавестись ядерным оружием. Но это скорее был очередной риторический ход турецкого президента – популистская эксплуатация его любимой темы борьбы с мировой несправедливостью. Эрдоган не может не понимать, что если Анкара принципиально решит создавать бомбу, то ее путь будет крайне трудным.

    Главное препятствие – это Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), а также другие соглашения в этой сфере, которые Турция подписала и исполняет. Получить военный атом без пересмотра договора страна не сможет. А пересмотр или же выход из соглашения сулит Турции колоссальные проблемы и удар по имиджу.

    Конечно, президент США Дональд Трамп задал тренд на односторонние выходы из международных договоров, и подобная линия поведения сильно импонирует непокорному Эрдогану. Но внятно аргументировать право Турции на военную ядерную программу Эрдоган пока не может. Из доступных доводов у него только общие рассуждения о том, что мир уже другой и договоренности 60-летней давности больше неактуальны.

    В случае демарша по линии ДНЯО Анкара неизбежно столкнется с мощной волной санкций, массированным внешним давлением и даже изоляцией. При этом Турция, в отличие от Ирана, не сможет долго противостоять такому давлению. Страна очень плотно вписана в систему международной политики, экономики и логистики.

    США даже в одиночку способны сделать жизнь простого турка невыносимой – маленькой репетицией этого можно считать недавнее падение лиры и прочие экономические трудности Турции из-за споров со Штатами. А ведь в случае с ядерным оружием против страны выступят не только американцы, но и Европа и даже многие нынешние союзники – например, Россия. Никому из участников ядерного клуба не нужны новые игроки на этом поле.

    В турецком обществе силен запрос на повышение международного престижа страны, а статус ядерной державы – это эффективный способ приблизиться к пятерке постоянных членов Совбеза ООН. Но пока внутри турецкого истеблишмента не видно консенсуса и какой-либо конструктивной дискуссии о необходимости собственного ядерного оружия. Единственным, кто периодически высказывается об этом, остается Эрдоган. Турецкие эксперты подхватывают такие инфоповоды, но стабильно приходят к выводу, что бомба будет только во вред республике.

    Не поддерживает ядерные амбиции и турецкая оппозиция, которой важнее сказать «нет» на любую инициативу Эрдогана. Атомные страхи населения – это отличная тема для критики президента. Так что любая мало-мальски авантюрная ядерная инициатива турецких властей будет встречена как минимум протестами зеленых и пацифистов и лавиной критики на всех возможных площадках.

    Несмотря на отдельные резкие высказывания Эрдогана, официальная позиция Анкары остается неизменной: Турция против ядерного оружия в регионе и не планирует создавать его сама. Но в этой позиции есть нюанс – турецкие власти не возражают против иранской ядерной программы. Турции важно, чтобы этот прецедент был на случай, если ей самой захочется заняться тем же. Перспектива появления у Ирана ядерной бомбы, безусловно, беспокоит Анкару, но пока такого оружия у соседа нет, ситуация устраивает турок.

    Наконец, помимо внутри- и внешнеполитических препятствий Турцию от ядерного оружия отделяют еще и технические трудности. Речь идет о повышении международного престижа, а значит, турок не устроит примитивная «грязная бомба». Придется строить центрифуги для обогащения, развивать научно-исследовательскую базу, обучать специалистов, выращивать академические кадры. Вариантов сделать это два, очень накладный и законный: или в строгой секретности, или под присмотром МАГАТЭ.

    У Турции есть средства доставки – ракеты малой и средней дальности, которые теоретически можно модифицировать под ядерные боеголовки. Но дальнобойных и конкурентоспособных баллистических ракет пока нет.

    Так что и с технико-экономической точки зрения ядерная программа потребует от Турции слишком масштабных вложений и ноу-хау, которые туркам придется изобретать самим, потому что ядерные державы вряд ли захотят ими делиться.

    Кадры решают
    Турецкое руководство осознает эти ограничения и пока делает основной упор на развитие своего кадрового и технологического потенциала через мирные ядерные технологии. Главный их источник сейчас – это строительство совместно с «Росатомом» АЭС Аккую. Россия обучает персонал АЭС и инженеров-ядерщиков. Турки проходят четырехлетнее обучение по специальности «атомные станции, проектирование, эксплуатация и инжиниринг». У них предусмотрены стажировки на предприятиях атомной отрасли в РФ.

    Помимо прикладных дисциплин, они также получают и фундаментальное образование в ядерной физике. Эту базу можно использовать как ступень для дальнейшего развития уже национальной ядерной науки. Сейчас в некоторых вузах Турции начали открываться новые физические факультеты.

    Другим бонусом российской АЭС для Турции станет то, что в реакторах Аккую побочным продуктом будут вырабатываться изотопы. При наличии лабораторий их можно собирать, изучать и использовать.

    Правда, соглашение по Аккую не предусматривает трансфера технологий, хотя турки все еще пытаются убедить Россию делиться секретами. Переговоры турок по строительству второй АЭС – в Синопе, которые велись с Южной Кореей и Японией, завершились неудачей, в том числе из-за нежелания подрядчиков предоставить технологии.

    В любом случае у Турции уже есть многообещающая база для превращения в невоенную ядерную державу, как минимум регионального масштаба. Задача Анкары – не растерять эти достижения и эффективно продвигать свои наработки и компетенции за рубежом. Главное, что благодаря развитию гражданской атомной отрасли и накоплению интеллектуального потенциала Турция при необходимости сможет в приемлемые сроки сделать самостоятельные первые шаги на пути к военному атому. Но в обозримом будущем собственного ядерного арсенала у Турции не будет.

    ​​Турция в 2020 году — пятилетка, НЭП и спутник...<

    "«XI пятилетний план развития Турции является для властей дорожной картой на период до 2023 года. Правительство будет поэтапно реализовывать эту программу, вести мониторинг и оценку предпринятых шагов», — сказал Эрдоган…

    «В рамках Новой экономической программы в Турции за три года появится 3,2 млн. рабочих мест. К 2022 году безработица в Турции снизится до 9,8%», — сказал Эрдоган…

    Спутник TÜRKSAT 5A будет выведен на орбиту в третьем квартале 2020 года, сказал турецкий лидер..."

    t.me/wildfield/3650




    Pax Ottomanica



    Pax Ottomanica

    Анкара уже много лет планомерно развивает сотрудничество с Африкой. Отказывается от виз, вливает деньги в некоторые африканские страны. Чисто экономически Ливия для Турции — это, как и для России, нефть, порты и политическое влияние в Средиземноморье, а также в той части Африки, где крепки позиции столь нелюбимого Эрдоганом нынешнего руководства Египта.

    Есть у Турции и идеологические основания для вмешательства в Ливии. В ходе Арабской весны Турции не удалось стать образцом и идейным лидером региона, хотя амбиции были большие. «Братья-мусульмане», которых поддерживало турецкое руководство, не смогли закрепиться на обширных территориях, охваченных арабскими революциями. Зато в Ливии они сейчас под крылом правительства Сараджа в Триполи и имеют какие-то шансы на участие в государственных процессах.

    Если копнуть еще глубже, то в ливийской политике Турции также найдется реализация идей неоосманизма, которые в 2000-х возродил бывший премьер, а ныне оппозиционер Ахмет Давутоглу. Ливия в представлении адептов великой Османской империи остается ее частью. И даже небольшая надежда вернуть влияние на утраченных территориях греет душу неоосманистов.

    В начале 1990-х годов, во время войны в Персидском заливе, тогдашний турецкий президент Тургут Озал попытался ввести в политический дискурс идею присоединить к Турции некоторые области Ирака, исторически принадлежавшие османам. Но тогда это предложение даже в турецкой элите поддержали слабо, хотя оно очень понравилось неоосманистам. Сейчас же, при Эрдогане идея международной экспансии нравится все большему числу турок. Против выступает только секуляристская оппозиция, ратующая за заветы Ататюрка и миролюбивую Турцию в границах Лозаннского мирного договора 1923 года.

    Новая политика Турции
    При Эрдогане Турция основательно пересмотрела свои подходы к внешней политике. Если раньше она пыталась балансировать и искать хитроумные дипломатические решения в конфликтных ситуациях, то после вторжения США в Ирак в 2003 году начала задумываться о неэффективности такого подхода. Окончательно это разочарование оформилось во время войны в Сирии, куда Турция поначалу прямо не вмешивалась, поверив невыполненным в итоге обещаниям США.

    Турецкое руководство стало осознавать, что для продвижения своих интересов в регионе лучше сначала выстрелить, продемонстрировать силу, а потом уже разговаривать. Москва показала туркам отличный пример. По запросу Башара Асада Россия пришла в Сирию и осталась надолго.

    То же самое сейчас Эрдоган провернул с Ливией. Сарадж запросил у Анкары военную помощь, Эрдоган легитимизировал положительный ответ соответствующим решением парламента, прикрывшись еще и уставом ООН.

    Перед этим Анкара и Триполи договорились о межевании морских границ. Законность этого соглашения оспаривает Греция и еще несколько стран, потому что утвержденная граница дает Турции дополнительный рычаг давления в вопросе разработки углеводородов на шельфе Кипра. Газопроводы, связывающие эти месторождения с Европой, теперь, возможно, придется проводить через турецкую территорию.

    Принципиальный момент здесь в том, что Эрдоган создал ситуацию fait accompli, свершившегося факта, против чего сам неоднократно выступал применительно, например, к курдской теме в Сирии. По некоторым данным, сейчас в Ливию прибыли из Турции военные советники, возможно, турецкие ЧВК. Ожидается, что туда могут перебросить и протурецких бойцов-сирийцев. А вот регулярные войска Эрдоган отправлять в Африку не хочет.

    carnegie.ru/commentary/80748

    По поводу возможной операции Турции в Сирии

    … если действительно начнется операция (турецкой армии против сил Асада в Идлибе. — Vogel ), то это уже война государства против государства. И если будут гибнуть турецкие военные (что неизбежно), у Анкары может появится аргумент – для своих – мы погибали за эту землю, мы отсюда не уйдем, тем более есть обет последней встречи членов парламента Османской империи (Меджлис-и Мебусан), на которой депутаты дали обет – известный как Mîsâk-ı Millî – о том, что они во что бы то не стало вернут земли — почти те, что сейчас частично контролируются турецкими военными на севере Сирии (кроме западной Фаркии, 12 островов, Дейр-эз-Зор, Алеппо, Мосула и Батуми). Эрдоган совсем недавно ссылался на этот обет, критикуя турецкую оппозицию, которая требует завершить военные действия и начать переговоры напрямую с Дамаском.

    И вот в результате конфронтации Турции с Сирией, и возможно с Россией (только в политическом смысле), Анкара решает не выходить за пределы территорий на севере Сирии. Получается Эрдоган частично реализовал Mîsâk-ı Millî — обет последних депутатов османов. Это повлияет на его рейтинг. Он получит высокий кредит доверия. Он победитель. Он лидер теперь уже не только националистов и своего электората, но и других… что позволит ему вернуть рейтинг для победы на любых выборах.

    t.me/turkeyabout/3506




    Турция и РФ


    Ирония в том, что Турция и Россия находятся в схожем положении. Их амбициозные лидеры грезят возрождением империй прошлого — но терпят крах на тех геополитических направлениях, без которых это возрождение невозможно. Для России, как писал Бжезинский, путь к статусу европейской державы лежит через Украину. Ухудшающиеся отношения с Белоруссией и другими странами СНГ нивелируются российскими СМИ, но по факту являются показателем стратегических неудач внешнеполитического курса. Россия не имеет достаточного влияния на Восточную Европу — ключевые ее государства враждебны Москве.

    У эрдогановской Турции та же история — амбициозные планы возвращения турок на Ближний Восток потерпели крах после начала «Арабской весны». Турецкой «Украиной» стала Сирия, где на сегодняшний день влияние Анкары распространяется лишь на сирийский «Донбасс» — узкую полоску с протурецкими силами. Антитурецкую позицию заняли ключевые ближневосточные страны — Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ.

    У Турции есть союзники в виде маргинализированных и полузапрещенных на Ближнем Востоке «Братьев-мусульман». Это чуть лучше, чем европейские друзья Москвы в виде фриковатых ультраправых или старых коммунистов, но тоже не помогает Турции вернуться в регион и возродить прежнее влияние.

    Эрдоган и Путин ищут новые направления для экпансии в Латинской Америке или Африке — но внятных ответов на геополитические вызовы в непосредственной близости от границ России и Турции пока дать не могут.

    t.me/MEASTru/728

    … Россия и Турция … Ситуативный союз двух схожих по сути политических режимов, рефлексирующих на былую мощь и достигших определенных успехов в 2000-е годы стал возможен … во многом благодаря позиции Запада.

    Для России подарком стало ухудшение отношений между Турцией и США — и если Москва и Анкара рассорятся, в выигрыше будет Вашингтон, который, скорее всего просто терпеливо ждёт, когда ситуативные союзники сцепятся.

    Окончание позитивного взаимодействия Турции и Россией существенно ограничит псевдоимперские амбиции обеих стран и дело не только в нефти, туристах и помидорах.

    t.me/MEASTru/735

    В РФ бытует два взаимоисключающих мнения по поводу Турции. С одной стороны поддерживается линия, чтобы через Турцию вносить раскол в НАТО, но одновременно хотят, чтобы Турция «никуда не лезла» и прекратила вмешиваться в дела иных государств.

    Но тут, как представляется, либо одно, либо другое.

    Если Турция не будет вмешиваться в Сирию, Ливию и т.д. и окончательно забросит свой «ихвановский» проект (прекратит поддерживать «братьев-мусульман» .- — Vogel ) то и партнерство с Россией ей уже и не будет то нужно. Собственно и противоречия с НАТО и ЕС у Турции возникли прежде всего из за ее «ѝмперских амбиций».

    t.me/semenovkirill/2217

    16 комментариев

    avatar
    Сегодня Эрдоган правит в Анкаре из нового президентского дворца с 1000 комнат, построенного в 2014 году.

    На заводе их штоле штампуют… никакой фантазии.



    0
    avatar
    Опередили))) Как только увидел фото турецкого дворца, сразу вспомнил наш.
    0
    avatar
    Скворечники
    0
    avatar
    Президечники
    0
    avatar
    Нагнетает DW — все хорошо у Эрдогана и делает он Турцию региональной силой как и задумал. Наверно этого все испугались так как теперь Турция стала больше сама по себе.
    0
    avatar


    Официальная инфляция 20%
    0
    avatar
    все хорошо у Эрдогана

    А Стамбул сдал недавно оппозиции намеренно. Заманивает, как Наполеона в Москву
    0
    avatar
    А Стамбул сдал недавно оппозиции намеренно. Заманивает, как Наполеона в Москву

    Думаете соберёт там всех нацпредателей и прихлопнет как мух?
    0
    avatar
    Сожжёт вместе со Стамбулом, не иначе
    0
    avatar
    Кстати, часть Стамбула Эрдоган хочет превратить в остров, выкопав судоходный канал. Это жжжжж неспроста, а шоб не сбежали
    0
    avatar
    Этот канал будет чисто турецкий. Никакие монтрё ему тут не указы. Босфор поставит на ремонт или мост какой решит построить и повесит там кирпич, а по своему каналу может русиков, например, не пропустить.
    0
    avatar
    А русики через Босфор своих ихтамнетов в Сирии снабжают.
    0
    avatar
    Российский дипломат, политолог и историк Николай Платошкин написал на своей странице в Facebook:

    Я много раз предупреждал Путина насчет Эрдогана.

    И вот. При поддержке турецких танков, БТР систем залпового огня Град бандиты в сирийской провинции Идлиб перешли в наступление на позиции сирийской армии. А в этой армии есть и наши советники. Чтобы остановить турецко-исламистское наступление, по боевикам нанесли удар наши ВВС в Сирии. Под наш удар попали и турецкие бронемашины.

    Итак наши фактически ведут бои с турками в Сирии.

    Господин Путин, кому Вы поставляете газ? Кому строите за наш счет атомную станцию? Кому продали современные комплексы ПВО С 300?

    Эрдогану, сбившему наш самолет, убившему нашего посла, а теперь открыто напавшему на нас.
    Кстати, когда наши самолеты бомбили турок и их подопечных бандитов, один наш самолет едва не сбили. Причем переносные зенитно-ракетные комплексы против наших самолетов бандитам поставили турки, о чем открыто и заявили.

    Это не просто позор. Это полнейший провал попыток Путина ублажить друга Эрдогана.
    К сожалению, не исключены жертвы среди наших в Сирии. Эрдоган нагло и открыто перебрасывает в Сирию турецкие регулярные войска.

    И ответственность за возможную гибель наших солдат и офицеров в Сирии от рук турок всецело падет на Путина и Лаврова .


    То есть когда ихтамнеты из за спин женщин или из-за российской границы пуляют в украинцев, это гуд, а когда то же делает кто то другой — бандиты.

    Когда Россия перебрасывала войска в Украину, то это грибники заблудились, а тут грибы закончились?

    С чем я полностью согласен, так это с тем, что виноват Путин.
    +1
    avatar
    Контрнаступление войск Турции в провинции Идлиб успешно продолжается. Сейчас ведутся активные бои за важный участок — деревню Найраб. Об этом в Twitter написал журналист Чарльз Листер (Charles Lister). «Турецкие военные начали наземную операцию в поселке Найраб (Идлибе), который в настоящий момент удерживается силами Асада (диктатора Сирии — ред.)», — написал он. Журналист уточнил, что в спецоперации по освобождению деревни от российско-сирийских войск пока принимает участие небольшой контингент турецких войск. «Два российских беспилотника сбиты. Скорее всего, из переносной зенитно-ракетной установки. Мощный огонь из реактивных систем залпового огня», — поделился информацией Листер. Он уточнил, что, по неподтвержденной информации, Москва срочно эвакуировала своих спецназовцев из района Найраби в более спокойную местность.

    читайте подробнее на сайте «Диалог.UA»: www.dialog.ua/war/201797_1582369421?utm_campaign=%D0%94%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%B3.UA&utm_medium=twitter&utm_source=socialnetwork
    +1
    avatar
    Пока пропагандисты Асада и Хафтара считают сбитые турецкие БПЛА, обратим внимание читателя на то, что уже отметили военные аналитики и эксперты, непредвзято наблюдающие за военными действиями в Сирии и Ливии. А именно на беспрецедентное по масштабам и эффективности применение Турцией БПЛА в локальных конфликтах. Анкара давно использует дроны в операциях против курдских боевиков, но другое дело апробация ударных БПЛА в войне с регулярными армиями (к тому же поддеживаемыми иностранными наемниками и ПВО союзников).

    Уничтожение большого количества бронетехники и живой силы сирийской армии и повстанческих отрядов Хафтара произвело впечатление на потенциальных покупателей БПЛА и заставило экспертов заговорить о новой эпохе использования боевых дронов в ближневосточных конфликтах. В марте 2020 Тунис заявил о закупке турецких БПЛА Anka-S. Проходят испытание и будут приняты на вооружение турецкой армии новые беспилотные аппараты. По мнению военных экспертов, Турция присоединилась к клубу лидеров в производстве и использовании ударных БПЛА — США, Великобритании, Китаю и Израилю.

    t.me/MEASTru/833
    0
    avatar
    День гуннской турецкой армии

    Турция отмечает сегодня 2229-ю (!) годовщину турецких сухопутных сил. Начало турецкой армии совершенно официально отсчитывается от восшествия на трон в 209 году до н.э. Мете Хана (Модэ), основателя и правителя (шаньюя) империи Хунну.

    29.6 t.me/wildfield/3856
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.