Статьи Брамы
  • 374
  • Разговор с народом

    Г. Монро



    Плохо у нас поставлено дело коммуникации с народом, товарищи, господа оппозиционеры, псевдооппозиционеры, бэрэсэмовоцы, бывшие комсомолки, бывшие и настоящие коммунисты и прочий малосознательный и вовсе несознательный «элемент». Очень плохо. Отсюда и гниение социальной мысли, отсюда и немощная оппозиция, отсюда маловменяемые и часто вовсе придурковатые чиновники. Отсюда умственные шарахания в политике самого Лукашенко. А все потому, что не умеем мы в массе своей все еще говорить на животрепещащие темы с народом и начальством на понятном всем языке, товарищи. А «коммуникации», как говорил «вождь и учитель мирового пролетариата» товарищ Ленин, есть штука архиважная в деле завоевания симпатий масс и, следовательно, последующего завоевания власти. Говорить надо понятным языком, особенно с пролетарскими массами, и притом честно, открыто. Честность, открытость- это кратчайший путь к сердцу народа.

    Для иллюстрации приведу вам два примера недавнего общения. Вчера у меня состоялся небольшой разговор с представителем, так сказать, «творческой белорусской интеллигенции». Проще говоря, с журналистом. Еще проще говоря, с националистом-филологом. Ну, то есть с тем, кого сегодня по существующей классовой классификации белорусского феодального общества смело можно отнести к неклассовому подвиду «вшивая интеллигенция», «отбросы общества», «подпиндосники вашобкома на службе ЦРУ».

    Журналист С. Дубавец написал очередную прозападную «нетленку» на злобу дня. То есть на тему «кастрычницкай рэвалюцыи». По его мнению негодники и фальсификаторы истории, «праваднікі «постпраўды» стаяць на сваім: беларусаў прыдумаў Кастрычнік». В смысле отлуп тем, кто считает, что, если бы не было Октября, то не было бы и современной суверенной, независимой Республики Беларусь. Не буду пересказывать основные его мысли, желающие могут самостоятельно ознакомиться вот тут: www.svaboda.org/a/28834756.html

    Интереснее пошло потом. С. Дубавец, следует отдать ему должное, позволяет нам комментировать его «оригинальные суждения» практически без цензуры. Более того сам вступает в полемику. Это его выгодно отличает от всех остальных представителей «пятой колонны» Запада в Беларуси. В его схеме победоносная поступь белорусского национализма выглядит так:

    «Беларуская нацыянальная ідэя ўзьнікла ў асяродзьдзі студэнтаў Віленскага ўнівэрсытэту, аб’яднаных у таварыства філяматаў-філярэтаў. Гэта 1817 год.

    …Далей на працягу ХІХ стагодзьдзя праз асьветную працу пад шалёным прэсінгам з боку расейскіх акупантаў …і паўстаньні супраць гэтых самых акупантаў, масавыя рэпрэсіі і супраціў цынічнай русіфікацыі краю (тысячы герояў аддалі сваё жыцьцё, здароўе і свабоду за гэтую ідэю) беларуская ідэя дабралася да 1897 году — першага імпэрскага перапісу насельніцтва, дзе беларускую мову назвалі сваёй 6 мільёнаў чалавек. Іх што, Ленін за язык цягнуў? З Шушанскага. Але менавіта гэты год (сёлета таксама круглая дата) можна лічыць годам, калі сфармавалася беларуская нацыя. За 20 гадоў да Кастрычніка.

    Пачынаючы з 1906 году — як з рогу ўсяго многа — беларускія газэты, школы, партыі, царква, тэатры…
    Усё, між, іншым, як ва ўсіх – у літоўцаў, палякаў, чэхаў. І як ва ўсіх, у 1918 годзе – абвяшчэньне незалежнасьці Беларускай Народнай Рэспублікі.

    Але якім тут бокам Кастрычнік? А вось якім.

    25 кастрычніка 1917 году бальшавікі захопліваюць у Расеі ўладу.

    У сьнежні 1917-га ў Менску зьбіраецца прадстаўнічы Ўсебеларускі кангрэс – больш за тысячу дэлегатаў ад усіх беларускіх арганізацый і рэгіёнаў. Кангрэс пастанаўляе аб’вясьціць Беларусь незалежнай дзяржавай. У залю ўрываюцца расейскія бальшавікі і разганяюць кангрэс. Але застаецца Рада кангрэсу, якая працягвае працаваць і 25 сакавіка 1918 году абвяшчае Беларусь незалежнай дзяржавай. У краіне ідзе вайна, Менск акупаваны немцамі. А што Кастрычнік? Бальшавікі зноў захопліваюць Менск і выцясьняюць Урад БНР спачатку ў Горадню, пасьля ў эміграцыю.

    …А што, дарэчы, народ? 500 антыбальшавіцкіх паўстаньняў па ўсёй краіне, найбуйнейшае зь якіх адбываецца на Случчыне. Ізноў бязьмежнае мора забітых, інтэрнаваных, выселеных, выціснутых у эміграцыю
    ».

    Далее пошла «творческая дискуссия».

    Монро: «500 антыбальшавіцкіх паўстаньняў па ўсёй краіне…»

    И почему же тогда они, националисты, не победили большевиков?
    Почему поляки победили?
    Почему литовцы победили?
    Почему латыши, эстонцы, финны победили?
    Почему белорусы и украинцы не победили?

    Ответ: знать не так силен был белорусский национализм, коли не победил.
    Да и немцы поддержать вас отказались, в отличие от прибалтов.
    Короче, спадар Дубавец. Историю пишут победители. Проигравшие пишут мемуары. Так что не терзайте струну белорусскую среди русскоязычных белорусов. Лучше садитесь и снова пишите мемуары почему вы проиграли после краха СССР. И плакаться не надо. Критичнее к самим националистам отнеситесь. Вас же предупрежади еще в 1991-м: сперва колбаса, а уже потом мова. А вы захотели сперва мову. Ну, вот и получите. Нет у вас власти и не будет в Беларуси. Народ не с вами.

    Дубавец:
    «Мне дастаткова, што «з намі» праўда, а не дурман. Не разумна параўноўваць Беларусь і Ўкраіну, іх стратэгічнае значэньне для Расеі, з балтыйскімі рэспублікамі.»

    Монро: «Ответ не засчитан. Нет у вас рационального объяснения, почему одни добились своей государственности в регионе, а белорусы и украинцы не добились.

    А хотите мой ответ? Вы проиграли из-за отсутствия массовой поддержки народа в 1917-1918гг. Почему коммунисты разогнали съезд? Потому что вас некому было защищать. Впрочем, как и сегодня.»

    Дубавец (обратите внимание на увертки и оправдания):

    «Падтрымка народу была такая самая што ў Беларусі, што ў Балтыі. Масавай яна была толькі ў Расеі — традыцыйная пугачоўшчына. Тут яе і быць не магло, іншыя традыцыі. У Балтыі вырашыла большая падтрымка Антанты. Увогуле справа не ў народнай падтрымцы, а ва ўсталяваньні дэмакратычных нормаў і вяршэнства закона. Мне не зусім зразумелае ваша зларадзтва. У маёй Беларусі сапраўды сьветлая будучыня нармальнай эўрапейскай краіны. А якая будучыня ў вас? Северо-Западный край – ці ня самы цёмны і адсталы, якім ён быў у складзе Расейскай імпэрыі.»

    Ну, то есть, господин в привычном стиле сразу переводит разговор в сторону «кто не с нами (не со мной), тот априори «москаль» и «враг».

    Шлёма:

    «Беларуская нацыянальная идэя узникла у 1817 гаду…
    ====================
    А почему эта идея не реализовалась в 1917 году, в 1918г.? Было 500 восстаний, а Беларусь и не стала независимой, самостоятельной республикой?
    В то время для всех были одинаковые условия. Большевики смогли взять власть и под контроль всех, а остальные не смогли так сделать.»

    Монро: «Потому что за мову и дзяржаунасць никто из народа не хотел персонально погибать. Вот все почему. А признать свою перманентную слабость Дубавец неспособен, смелости не хватает.»

    Дубавец:
    У вас тут боб з гарохам. Якія «одінаковые условія для всех»? Гэта пра што? І чаму за мову і дзяржаўнасьць трэба абавязкова пэрсанальна загінуць? Гэта што, палітыка такая? Хто заваліў трупамі, той і перамог? А інакш ніяк?

    Монро:
    Якія «одінаковые условія для всех»?

    Вы не историк, спадар Дубавец. Зачем же вы лезете спорить со мной, будучи не историком, а филологом по образованию. Именно так: в регионе в 1914-1917гг. сложилась одинаковая геополитическая ситуация для всех народов, проживающих от Балтийского моря до Черного. И тот факт, что одни народы сумели отстоять свою национальную независимость от Москвы, а другие (украинцы, белорусы) не сумели, наводит на определенные размышления. И не в вашу, господа националисты пользу. Вот почему вы и проиграли при втором шансе, в 1991-1994 гг., после распада СССР. Вы банально не выучили уроки истории 1917-1918гг.

    Дубавец:
    «Недарэчна гісторыку камэнтаваць публіцыстычны тэкст. Недарэчна гісторыку, замест вывучэньня і супастаўленьня фактаў, дасужа размышляць. Адсюль і высновы – «нацыяналісты праігралі». Вяршыня мараў нацыяналіста – свая нацыянальная дзяржава, у якой прэзыдэнт заклікае да здаровага нацыяналізму. Хто прайграў? Ці вы не зь Беларусі, гісторык?»

    «Аргумент» местного националиста.

    Кастусь Алешка:

    «А хто тады стаў незалежным?
    Бальшавікі выкарыстоўвалі масавы тэрор, а беларускія нацыяналісты не такія людажэрныя, як маскалі.»

    Монро:
    «Тады?»
    Поляки сумели.
    Литовцы сумели.
    Латыши сумели.
    Финны сумели.

    Почему мы не сумели? Потому что белорусский национализм изначально слабый. Был и остается.

    Дубавец:
    «Слабы, ваша праўда. Прырода гэтай слабасьці ў мультыкультурнасьці. Праўда, у гэтым і сіла беларускага нацыяналізму.»

    Голос белорусского «демократа».

    Михаил:
    «противно слушать расийских прихвастней а БЕЛАРУСЬ БЫЛА И БУДЕТ»

    Монро:

    Вопрос:
    «Беларуская нацыянальная ідэя ўзьнікла ў асяродзьдзі студэнтаў Віленскага ўнівэрсытэту, аб’яднаных у таварыства філяматаў-філярэтаў. Гэта 1817 год.
    ….беларуская ідэя дабралася да 1897 году — першага імпэрскага перапісу насельніцтва, дзе беларускую мову назвалі сваёй 6 мільёнаў чалавек.
    ….Але менавіта гэты год (сёлета таксама круглая дата) можна лічыць годам, калі сфармавалася беларуская нацыя. За 20 гадоў да Кастрычніка.

    А почему тогда власть не Ваша? Ни в 1917-ом, ни в 1991-1994 Ваши власть не взяли. Факты опровергают ваши аргументы, спадар Дубавец.

    Дубавец:
    «Краіна наша, межы нашы, грамадзянства, грошы, нумары на машынах – усё наша. Аб'явы ў мэтро і паказальнікі на дарогах – наша. А ўлады мяняюцца».

    Монро:
    В таком случае почему вы сидите в Вильнюсе, а не в Минске и в белорусском президиуме?:))

    Народзец:
    …І што беларуская нацыя не толькі не сфарміравалася ў ХІХ стагоддзі, а мо і ў ХХІ-м яна яшчэ толькі фарміруецца. А пакуль гэта «народзец». Савецкі народзец, які яшчэ трэба абгабляваць, каб дарабіць з яго беларускую нацыю.

    Монро:
    А вы у народа спросили хочет ли он, чтобы его " абгабливали"? Я вот не хочу.

    Дубавец:
    І правільна. Бо ўсё гэта патрабуе пэўных намаганьняў над сабой, а нам тут і так нядрэнна

    Монро:
    Так, нам и с русским языком в Беларуси неплохо. Зачем нам дубовцов, вячорак, позняков к власти приводить? Чтобы затем они нам белорусизацию навязали? А зачем нам это? Не, спадары, сидите в эмиграции, нам так удобнее и вам безопаснее.:))

    Дубавец:
    Тыя, каму «і так удобнее» ніколі нічога не вырашаюць.

    Монро:
    А вы что решаете? Где ваше «адраджэнне», дзе поспехи?
    Чья власть?
    Не ваша.
    А что Лукашенко там про национализм нешто ляпнул, так он много что языком ляпает. А вы по забугорьям сидите и ни на что не влияете в Беларуси. Так что скромнее себя ведите. Вы не мозг нации… далее по Ленину.:))

    Дубавец:
    Краіна наша, улада мяняецца рана ці позна. Што Лукашэнка ляпнуў, што Ленін ляпнуў – не аргумэнты. Мы (я) не сядзім па забугор'ях, мы фармуем візію будучыні сваёй краіны. Нам важна, каб у беларускіх падручніках, па якіх вучацца нашы дзеці, не было хлусьні і дурману.

    Монро:
    «мы фармуем візію будучыні сваёй краіны

    Спасибо, посмеялся. А работать не пробовали? *lol*

    «Нам важна, каб у беларускіх падручніках, па якіх вучацца нашы дзеці, не было хлусьні і дурману».

    Для этого к власти придти надо. А вы и прочие не придете.

    Дубавец:

    Неабавязкова таму, хто фармуе беларускі дыскурс, прыходзіць да ўлады. Хай кожны робіць сваю работу.

    Вот так они и «формируют «візію будучыні сваёй краіны» уже почти 25 лет. С тем же постоянным «успехом». А что народ «чихает» на националистов и в упор их не видит в будущем у власти, о том вам мой следующий пример из сегодняшней белорусской жизни, товарищи.

    Вышел я сегодня, господа-товарищи, в свой двор, обрезать секатором некоторые ветки кустарников. Режу-режу и тут сверху доносится голос соседа, ветеран-«пролетарий» с тракторного завода, инвалид труда и вовсе не трезвенник:

    — «Ты чего кусты режешь в такой праздник?»

    Монро (подняв голову):
    — А что нельзя?

    Сосед:
    — Конечно нельзя. Сегодня же праздник! Ты что не знаешь?

    («Ни фига себе дубавцы, вячорки, позняки формируют народную думку в Беларуси вот уже 25 лет, коли у меня под боком такие советские «динозавры» из работяг еще здравствуют», — подумал тут я и решил завязать, "не отходя от кассы», дискуссию «по-народному».)

    Монро:
    — Какой праздник?

    Сосед:
    — День октябрьской революции. Святое дело выпить и закусить, а не кусты резать!

    Монро: (поняв, что случай безнадежный, решаю «врубить» неубиенный по сочности и аргументации народный контрдовод):
    — Слушай, ты коммунист что ли?
    Вот уже 25 лет как рухнул СССР, а ты по-прежнему празднуешь День Октября? Ты что еб***ся на старости лет или как?

    Сосед: (то ли оценив «смачность» довода, то ли соглашаясь, что да, еб***ся малость, улыбается и философски протягивает):

    — Это да-а-а…

    И тут же возвращает мне «доводы» почему нельзя резать ветки:

    — А что твой сосед, он не против что ты тут цветочки садишь и ветки вот режешь?

    (Другой сосед, это ниже меня, на втором этаже. Это некий дедок из военных отставников, купивший лет 5 тому назад квартиру и посему видимо ходящий у «пролетария» в авторитетах. Включаю свои «аргументы»).

    — А кто он такой чтобы мне указывать? Он тут 5 лет всего как живет, а я тут живу все 55. Кто тут после этого «авторитет», он или я? К тому же тут у нас не частная собственность на землю.

    Сосед не унимается:
    — А если он скажет тебе, что он против?

    Монро:
    — А если я пошлю его на ***й? Что тогда?

    Удовлетворенный моими «аргументами», сосед снова заулыбался и вновь философически протянул:

    — Это да-а…. Это правильно….

    А вы говорите «мова, нация, визия будучыни краины, адраджэнне» …

    Говорить с народом надо правильно! :D

    П.С.

    Вернувшись домой, я получил от жены нагоняй. За то, что говорил с «народом» громко, публично, некультурно и неправильно. Я тут же согласился, хотя в душе нет-нет, да и закрадывалась мысль, что поговорил я с «народом» не просто правильно, но и «душевно». :D

    2 комментария

    avatar
    «Беларуская нацыянальная ідэя ўзьнікла ў асяродзьдзі студэнтаў Віленскага ўнівэрсытэту, аб’яднаных у таварыства філяматаў-філярэтаў. Гэта 1817 год.
    А раньше? А как же «вяликия лицьвины»?
    У сьнежні 1917-га ў Менску зьбіраецца прадстаўнічы Ўсебеларускі кангрэс – больш за тысячу дэлегатаў ад усіх беларускіх арганізацый і рэгіёнаў. Кангрэс пастанаўляе аб’вясьціць Беларусь незалежнай дзяржавай. У залю ўрываюцца расейскія бальшавікі і разганяюць кангрэс. Але застаецца Рада кангрэсу, якая працягвае працаваць і 25 сакавіка 1918 году абвяшчае Беларусь незалежнай дзяржавай. У краіне ідзе вайна, Менск акупаваны немцамі. А што Кастрычнік? Бальшавікі зноў захопліваюць Менск і выцясьняюць Урад БНР спачатку ў Горадню, пасьля ў эміграцыю.
    Ну, значит такой конгресс был, если разбежались, а «рада» Кайзеру листы слезные строчила…
    Вон, поляки через два года гнали комуняк пинками под зад обратно в свой кацапстан.
    Мы (я) не сядзім па забугор'ях, мы фармуем візію будучыні сваёй краіны. Нам важна, каб у беларускіх падручніках, па якіх вучацца нашы дзеці, не было хлусьні і дурману.
    От, сука, дармаеды, еще и покраше лукашистских чиновников будут. «Визию» они формируют, а по по физии, за такие «визии»? :)
    а то, что говорил с «народом» громко, публично, некультурно и неправильно. Я тут же согласился, хотя в душе нет-нет, да и закрадывалась мысль, что поговорил я с «народом» не просто правильно, но и «душевно».
    Спадар Монро открыл Америку! С народом только так и нужно разговаривать. Отбросив привычки «дерьма нации» и прочие сюси-пуси. Можно еще подраться, а потом выпить мировую — тогда вообще будешь «свой».
    0
    avatar
    :-D :-D :-D :-D :-D :-D Ща уписаюсь!!! :-D :-D :-D
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.