Америка
  • 655
  • АМЕРИКА И ЛИБЕРАЛЬНЫЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПОРЯДОК

    Michael Anton (Спикер Совета Национальной Безопасности США)

    В год сорванных политических планов ничто не пострадало больше, чем традиционные представления об американской внешней политике. Дональд Трамп шокировал множество людей по множеству вопросов. Но никто из антитрамповских республиканских экономистов не организовал тщательно составленных писем (с сотнями подписей!), чтобы поклясться никогда не работать в администрации Трампа. Никто из республиканских диссидентов из числа торговых посредников не пошел на демонстративную смену партии и обещание поддержать оппонента Трампа. И республиканские специалисты по миграции также не заполонили кабельные сети, чтобы отвергнуть и оскорблять номинанта от своей партии.

    Но все вышеперечисленное и даже больше случилось в отношении внешней политики. Истинные причины, почему республиканцы, вовлеченные во внешнюю политику, решили поносить планы Трампа, вероятно, никогда до конца не прояснятся. Так что мы попробуем исследовать, что, по нашему мнению, критики имели в виду.

    Почти все противники внешней политики Трампа, от консерваторов и республиканцев до либералов и демократов, утверждают, что выступают в защиту «либерального международного порядка». В различных редакциях может звучать иначе (например, «мировой порядок»), но основной посыл всегда тот же. Озвучивается ли он Фаридом Закарией (Fareed Zakaria) или Яшей Маунком (Yascha Mounk) со стороны левых, Уолтером Расселом Мидом (Walter Russel Mead) со стороны центра, Эллиотом Коэном (Eliot Cohen) или Робретом Зелликом (Robert Zoellick) со стороны правых, или Робертом Каганом (Robert Kagan) со стороны однажды правых теперь левых (намек на поддержку республиканцами-неоконами Х. Клинтон в ее противостоянии с Трампом на президентских выборах, примечание переводчика) – консенсус однозначен: Трамп представляет угрозу для международного либерального порядка.

    Охрана либерального международного порядка

    Сторонние арбитры могут указать на две проблемы с этим аргументом (Трамп как угроза международному либеральному порядку, примечание переводчика). Во-первых, в то время, как мало критиков связывают свой антитрампизм с «темпераментом» (имеются в виду претензии к Трампу личного характера, примечание переводчика), большинство предпочитает винить Трампа в политическом безрассудстве и даже, идя далее, настаивать, что у Трампа и вовсе нет никакой политики. Нам следует опустить это возражение как простительную политическую гиперболу.

    Вторая проблема гораздо серьезнее: почему никто даже и близко не подбирается к тому, чтобы четко разъяснить, что же такое «либеральный международный порядок»? Вот и приходится по этой причине выводить определение либерального международного порядка из жалоб критиков Трампа, и я постараюсь сделать это объективно с целью понять этих критиков так, как они сами понимают.

    Идеологически либеральный международный порядок (далее ЛМП) – это консенсус между странами-победителями во Второй мировой войне (за исключением Советского Союза и материкового Китая) относительно (в порядке убывания степени согласия) безопасности, торговли и внутренних политических договоренностей. Более конкретно, это совокупность институтов, созданных для поддержания консенсуса: ООН, НАТО, Европейский Союз и другие, например, Всемирный банк.

    Служители культа ЛМП, похоже, думают, что никакого объяснения его полезности или ценности не требуется. Торжественного утверждения достаточно, потому что ценность ЛМП самоочевидна. Имплицитная постановка под сомнение ценности ЛМП Трампом, таким образом, звучит еретически. А клирики обычно противостоят ереси не посредством терпеливого просвещения, а путем яростного осуждения.

    То, что истеблишмент США, вовлеченный во внешнюю политику, представляет собой разновидность духовного сословия не обязательно плохо. Служители культа могут быть полезными. Аристотель выделяет функцию духовников как один из шести элементов, необходимых для его наилучшего политического режима. К тому же при любом режиме именно элитой определяется стратегия и осуществляется дипломатия. Мыслители и практики от Платона до Макиавелли и далее до американских Отцов-основателей не видели альтернативы этой реальности и причин находить эту реальность несправедливой или тревожной.

    Но проблемы появляются тогда, когда элита забывает или по крайней мере не может больше ясно выразить изначальное объяснение для политики, которую отстаивает. Это то, с чем столкнулась американская внешняя политика после того, как завершилась холодная война, если не раньше – положение дел, на которое указал Трамп, часто резко выражаясь.

    С уважением к внешней политике, но подтверждение кажущихся очевидными истин благотворно по двум фундаментальным причинам. Во-первых, многие американцы не обязательно знают, каковы наши интересы или стратегия. Подтверждение основ – зачастую единственный способ прояснить определенные истины, которые могут не быть самоочевидными, и связать совершенно ясные истины с другими, менее ясными.

    Во-вторых, духовенство иногда защищает свой статус, запутывая простое и понятное и, притворяясь, что сложное ясно и очевидно, но только для них. Подтверждение ключевых элементов внешней политики, таким образом, принципиально важно для широкого участия в политическом дискурсе. Внешнеполитическое духовенство свысока смотрит на подобные инициативы, полагая их «упрощенческими». Но важно понять, что они будут смотреть свысока на любой неортодоксальный анализ: простой или сложный, старый или новый, детально проработанный или приблизительный – и они будут отвергать эти анализы по, так покажется, противоречивым основаниям. В этом слишком много деталей, перегрузка фактами и не увиден лес за деревьями; в то время, как этот чересчур абстрактный, нечеткий и не достает специфики. Только одно будет общим: духовенство защищает статус своего сословия.

    И не совершайте ошибки: внешнеполитический истеблишмент – это самое, что ни на есть сословие, гильдия. Этот факт верен в прозаическом смысле. Духовенство функционирует и извлекает доход из институтов, составных частей ЛМП. А также верно в более высоком смысле, что язык и идеи ЛМП – это интеллектуальное обрамление для всех внешнеполитических дискуссий: вода, в которой рыбы плавают, сами того не зная.

    Трифокальная линза американской внешней политики

    Первоначальное объяснение для ЛМП было таким же, как и исходное объяснение для любой сильно успешной системы взглядов для американской внешней политики. Те, кто пропагандировали и строили ее, делали это, ибо думали, что таким образом лучше обеспечат нашу безопасность и интересы на тот момент. Что было необычным и даже более того – беспрецедентным — так это то, что в 1945г. Америка оказалась в положении не только главной экономической силы или даже мощнейшей военной державы, а сверхдержавы. Это была не та позиция, которой американская элита, сражавшаяся и победившая во Второй мировой войне, добивалась. Это был неожиданный и для многих нежелательный плод победы. Солдаты хотели домой. Семьи ждали своих мужчин. Гражданские желали прекращения нужды и жертв. Нация в целом хотела сбросить бремя, которое большинство не желало тянуть. Используя анахронизм, они хотели возвращения к нормальности («return to normalcy»).

    Но Уолтер Айзексон (Walter Isaacson) и Эван Томас (Evan Thomas), именуемые «Мудрые мужи» (указание на книгу «Wise men: Six Friends and the World They Made», примечание переводчика), верили, что на вопрос «Что теперь?» требуется беспрецедентный ответ по причине беспрецедентной ситуации. Если изоляционизм хорошо послужил интересам Америки в прошлом, то, посчитали они, он не послужит хорошо в обозримом будущем. Но чтобы полностью понять их логику, каждый должен уразуметь, что они видели интересы Америки в сущности неотличимо от представлений Отцов-основателей.

    Однажды, будучи еще молодым человеком, желающим выбиться в люди, я постановил, что надлежащие цели внешней политики Америки должны быть такими, чтобы избежать бедности, презрения или гибели. Как взрослый человек и опытный бюрократ в системе национальной безопасности, я естественным образом смущаюсь при тех воспоминаниях и сегодня признаю преимущества утверждений в позитивном ключе: американские национальные интересы должны преследовать и продвигать процветание, престиж и мир. Такая формулировка может казаться упрощенной, но эти очевидные ориентиры слишком часто забываются поборниками status quo, которые спутали цели и средства.

    Уточню, Америке следует и дальше искать возможности для продвижения своих экономических интересов как торговой республике и поддерживать, и улучшать уровень жизни американского народа, и совокупное богатство американской нации. Это в свою очередь уполномочивает нас делать великие вещи, а именно: реализовывать крупные и сложные инфраструктурные проекты, поддерживать сильную и передовую армию, запускать человека на Луну и так далее.

    Нам также следует изыскивать возможности для поддержания нашего положения в мире, наших альянсов с друзьями, добиваться страха и уважения от врагов, сделать возможным или, по крайней мере, более простым достижение того, чего бы мы ни хотели в мире. Презрение и уважение абстрактны и иллюзорны, но очень важны для преследования двух других целей. Избежание бедности, обогащение и сохранение богатства и избежание смерти посредством отпугивания или, если необходимо, путем военных побед требуют или сильно облегчаются при занимании высокого положения в глазах других наций.

    Мир

    Хотя мир и заявляется последним, первым приоритетом любого государства является поддержание собственной безопасности и безопасности своих граждан. Традиционно или исторически это означало предотвращение вторжения, завоевания, порабощения и даже разрушения или также препятствие рейдам, набегам т.п. На сегодня необходимо добавить терроризм и ядерную угрозу, которые увы, видимо, нельзя исключать.

    Перед Соединенными Штатами в течение большей части их истории проблема экзистенциальных угроз не стояла. Рейды и набеги были обычным делом на фронтире, но не угрожали жизни самой нации. После изгнания британцев территория Соединенных Штатов пережила только одно вторжение в 1814г. и лишь один рейд в 1916г. С тех пор мы пережили лишь две атаки, приведшие к большим жертвам, на территорию страны. Неплохо за 240 лет.

    Причина такого впечатляющего достижения, конечно, заключается в нашем завидном расположении: защищенность двумя огромными океанами и сухопутная граница только с двумя нациями, причем обе в основном миролюбивы (Панчо Вилья и наркокартели в сторону).

    Таким образом, для американцев проблема избежания смерти решается намного проще, чем для большинства других наций. Тем не менее, не стоит слишком уж обольщаться на этот счет. Вторжение враждебного государства хоть и крайне маловероятно, но не невозможно. Подобное рассматривалось и планировалось ранее, хотя практическая реализация такого замысла (оккупация США) на сегодня, вероятно, недостижима для любой из современных держав. К счастью, наши обстоятельства предохранили нас от последствий стратегической недальновидности.

    Так что смерть гораздо вероятнее придет от рук террористов или, возможно, ядерной атаки иностранной державы предположительно в результате конфликта, разгоревшегося где-то из-за какого-нибудь другого кризиса, вышедшего из-под контроля.

    Престиж

    Презрение и обратное ему – престиж – эфемерные качества в международной политике. Но каждый знает их, когда видит их. Когда иранцы захватили 10 американских моряков в январе 2016г. и удерживали их в заложниках для пропагандистских фотографий, те моряки и наша страна в целом испытали презрительное отношение. Быть оскорбляемыми подобным образом и пассивно принимать оскорбление усиливает презрение к нам со стороны других наций. Это был, конечно, пример небольшого оскорбления. А вот презрение, обусловленное войной в течение десятилетия с двумя слабейшими и беднейшими странами и неспособность победить – даже хуже, достигнутая победа была бездумно выброшена – это гораздо более серьезный пример. Бессмысленные извинения, неуместные оскорбления по отношению к нашим союзникам и друзьям, провал в части исполнения принятых на себя обязательств, откровенное пресмыкание перед врагами – все это сыпет соль на открытые раны презрения. Вероятно, тем не менее, больше всего содействует презрению общее чувство упадка. Нации, явно переживающие спад, подвержены часто испытывать презрение по отношению к себе со стороны других наций.

    Престиж, напротив, достигается силой, богатством и чувством пребывания на подъеме (по крайней мере, стабильностью) по сравнению с нацией, находящейся на спаде. Но больше всего способствует поддержанию престижа одно – победа.

    Презрение имеет значение в международной политике по двум существенным причинам. Во-первых, презрительное отношение со стороны других наций повышает вероятность наступления двух других неблагоприятных исходов: гибели и нищеты. Для нации, к которой относятся с презрением, будет сложнее вступать в союзы и поддерживать их. Это будет затруднением на переговорах. Нация, скорее всего, окажется в положении прощупываемой, проверяемой, поддеваемой, раздражаемой – частично просто потому, что обидчики могут, частично потому, что они хотят посмотреть, как далеко могут зайти. Война, гибель – возможные исходы. Нация, к которой относятся с презрением, вероятнее будет иметь меньше влияния в регионах, жизненно важных для ее национальных и торговых интересов. Формальные и неформальные отношения будет построены с безразличием или даже оппозицией к этим интересам. Снижение торговых возможностей нации – усложнение импорта необходимых ресурсов и ограничение экспортных рынков – может привести к относительной бедности.

    Обратное происходит с нациями, которые пользуются уважением и которых (да!) слегка побаиваются. Как один злой, но неглупый человек однажды сказал: «Когда люди видят сильную лошадь и слабую лошадь, в человеческой натуре предпочесть сильную лошадь». Тем не менее, слишком сильный страх может быть проблемой. Вспомним мнение Фукидида о причинах начала Пелопонесской войны: «Настоящая причина, не сильно афишируемая, я полагаю в росте мощи Афин, что вызвало страх лакедемонян, который и обусловил начало войны». Поэтому деликатный баланс всегда необходим, что означает также и важность предусмотрительности.

    Вторая причина, почему презрение и престиж имеют значение, связана с влиянием на дух патриотизма и национальную гордость. Людям нравится быть частью чего-то более великого, чем они сами. Это большее и есть их нация. Таким образом, патриотизм – это естественный феномен. Он удовлетворяется лучше, когда люди чувствуют, что их нация сильна, по крайней мере, не слаба. Это не означает, что удовлетворение возможно только для граждан великой державы. Но это означает, тем не менее, что душа страдает, когда человек чувствует себя частью деградирующей или отсталой нации.

    Связанным с престижем аспектом является судьба и здоровье не только чьей-то нации, но и отдельной цивилизации, религии или «секты» (в макиавеллианском смысле, т.е. секта как всеобщность культурных, языковых, этнических, религиозных, «цивилизационных» рамок). Сегодня сплин на Западе частично обусловлен чувством, что наша «секта» деградирует. Подобным образом, радость наших врагов проистекает во многом из-за их чувства, что, в конце концов, они возьмут верх.

    Презрение и престиж также имеют отношение к тому, как и насколько хорошо нация относится к другим нациям в пределах своей «секты». Например, Рим получил сильный удар по своему престижу, отказавшись помочь Сагунту, когда город был осажден Ганнибалом, — действие, которым началась Вторая Пуническая война. Отказ помочь был воспринят как презренное предательство, которое привело к последствиям, далеко выходящим за рамки ожидаемого после неисполнения одним из союзников принятых на себя обязательств в отношении другого. Эффект подобен чувствам, испытываемым третьими лицами, когда они наблюдают, как один из родственников или членов семьи бросает своего или отказывает в помощи другому родственнику, попавшему в беду.

    Такие естественные чувства тяжело выразить сейчас, когда мантра «все люди созданы равными» возведена на такие высоты, что считается аморальным предпочитать своих соотечественников иностранцам с другого конца света. Один наблюдатель метко подметил, что ключевым критерием современной либеральной «добродетели» является то, насколько индифферентно или даже пренебрежительно относится человек к своей идентичности и как сильно предпочитает чужую идентичность. Чем более вы лояльны к чужому, тем вы лучше как личность. Подобная космополитическая ориентация, тем не менее, не является естественной или нормальной по умолчанию для человечества, а, скорее всего, появляется только в процветающих, альтруистических обществах с высоким уровнем доверия между его членами, находящихся на последней стадии своего развития. Большинство людей практически во все времена отдавали предпочтение людям из своих общин и предпочитали помогать именно им, когда могли.

    Подобные чувства также распространяются на политические системы, но все же чуть в меньшей степени. Мы чувствуем родство с другими демократическими государствами и неприязнь (как минимум) к недемократическим государствам. Мы можем поддерживать авторитарные режимы против еще худшей альтернативы, но мы никогда не чувствуем себя особенно хорошо, делая это, и многие из нас всегда будут протестовать по этому поводу.

    В глобальной идеологической борьбе есть чувство: имеет ли твоя «команда» благоприятный импульс или нет. Например, престижу Америки был нанесен урон, когда мы пассивно наблюдали за крахом демократий в других странах в течение холодной войны. Китайцев и русских сегодня обуревают подобные чувства по поводу их систем, как бы там кто ни хотел назвать это. Вся эта энергия содействует национальному, цивилизационному и «системному» престижу, который в свою очередь подстегивает другие державы, игроков и наблюдателей присоединяться к более вероятному (по их мнению) победителю или следовать за выигрывающей стороной. Как упоминалось: «Когда люди видят сильную лошадь и слабую лошадь, в человеческой натуре предпочесть сильную лошадь».

    Процветание

    Если избежание гибели является нашим наиболее очевидным национальным интересом, а избежание презрения наименее очевидным, то процветание находится где-то посередине. Но имеет особенно важное значение для торговой республики. В отличие от необходимости избежания гибели стремление к процветанию по большей части сродни выбору. Это не является жизненной необходимостью для нас — быть богатыми, но мы хотим быть богатыми. Богачи – это не центральный, жизненно важный интерес для республик. Вспомним, знаменитый запрет Ликургом роскоши в Спарте. Ранний Рим был очень аскетичным. Два тысячелетия спустя Макиавелли утверждал, что самые лучшие республики «держат государство богатым, а его граждан бедными», в то время, как Монтескье приводил убедительные доказательства в пользу республиканской бедности.

    Но также Монтескье приводил еще более убедительные аргументы в пользу торгового республиканизма как канала для развития индустрии и реализации людских амбиций. По данному конкретному пункту Америка совершенно очевидно выбрала путь торгового республиканизма. Мы предпочли Афины вместо Спарты, Карфаген вместо Рима, Лондон вместо Женевы. Сделав этот выбор, мы возвели процветание в ранг национального интереса. Это встроено в ментальность нашего народа: пути назад сегодня уже нет.

    Таким образом, наши торговые отношения на всем земном шаре имеют значение для нашей национальной безопасности. Нам необходимо предотвращать формирование картелей или, если мы не можем предотвратить, подрывать их эффективность. Нам следует предотвращать доминирование враждебных держав над регионами с высокой концентрацией стратегических ресурсов или препятствовать оказанию ими чрезмерного влияния на наших потенциальных торговых партнеров. Нам также нужно гарантировать доступ наших экспортеров на зарубежные рынки и проследить, чтобы наша торговая политика способствовала продвижению наших собственных экономических интересов.

    Пост-1945 либеральный международный порядок

    Когда либеральный международный порядок был рожден в 1945г., он хорошо послужил достижению Америкой своих целей: мир, престиж и процветание. Сейчас спустя более 70 лет времена и обстоятельства изменились. Давайте сперва рассмотрим контекст 1945г. В аспекте выживания безопасности Америки фактически ничто не угрожало. Америка поучаствовала в разгроме держав Оси. Американские вооруженные силы оккупировали полмира в обоих направлениях, добавляя серьезный военный буфер для защиты океанов. Правда, в лице Советского Союза мы встретили потенциально наиболее сильного врага за всю нашу историю. Чтобы отпугивать и сдерживать его, нам потребовалась не только военная мощь, но и также крепкая сеть союзов.

    На первый взгляд нашему процветанию ничто не угрожало на тот момент: США контролировали 50% мирового ВВП. Но, как характерно для торговой республики, наше экономическое здоровье зависело от состояния наших торговых партнеров. Нельзя ничего продать нищим. Следовательно, это было в наших интересах разработать новые международные экономические правила, чтобы оживить разрушенные войной экономики Западной Европы и Северо-восточной Азии.

    Наш престиж был несомненно на пике. Но также нахождение на пике было ненадежным. Мы могли быть легко сброшены с него, если бы оставили своих союзников, отвернулись бы от стран, за освобождение которых проливали кровь, и уступили бы советской экспансии. Поэтому оставаться вовлеченными в мировую политику и даже наращивать наше влияние было в наших национальных интересах.

    В 1945г. и в последующие годы все три наших жизненно важных национальных интереса хорошо достигались за счет создания и поддержания ЛМП. ЛПМ был не целью, а средством для достижения поставленных целей. Современные поборники ЛМП забыли – или никогда до конца не понимали – этот аспект ЛМП. Они воспринимали ЛМП как цель, как извечное воплощение американских интересов, когда в действительности создание ЛМП было ответом на вызовы того особенного времени. Являются ли те вызовы постоянными и неизменными? Некоторые могут упорствовать, но мир выглядит сегодня не таким, каким он был в 1945г. Так почему инструменты американской внешней политики должны оставаться неизменными?

    Хорошо ли наша тройка жизненно важных интересов все еще достигается с помощью ЛМП? По большей части да, но с важными оговорками, которые требуют пояснения. Но где-то во время окончания холодной войны ЛМП приобрел собственную логику и потребовал сохранения всех своих аспектов безотносительно к американским базовым интересам. Переориентация американской внешней политики не требует полного отказа от институтов ЛМП, но и не запрещает умные реформы. И, конечно, не нуждается в продолжении экспансии ЛМП с целью создания мирового и гомогенного государства, о чем некоторые фантазируют.

    Реформирование либерального международного порядка

    Как наилучшим образом оставаться в безопасности, богатым и уважаемым? Давайте рассмотрим пути, которыми ЛМП может быть реформирован.

    Во-первых, наша торговая политика очевидно нуждается в реформировании. ЛМП превозносит «свободную торговлю» – в действительности это соглашения размером с телефонный справочник, регулирующие все аспекты торговли (по большей части не в пользу Америки) – в ранг Священного Писания. Это происходит как по политическим, так и идеологическим мотивам, вроде зачастую неуместных обращений к Давиду Рикардо. Офис Торгового представительства США полностью состоял из истинно верующих в доктрину свободной торговли на протяжении нескольких десятилетий. Но произнесем очевидное, мировая экономика существенно изменилась со времен 1945г. По крайней мере в некоторых случаях условия, лежавшие в основании ориентации торговой политики того периода (и ее теоретические обоснования), более не годятся. Администрация Трампа права в своем скепсисе относительно идеологии свободной торговли и в своем желании пересмотреть торговую политику с учетом наших жизненно важных интересов и торговой реальности.

    Нам также следует быть более здравыми относительно структуры наших союзов. НАТО более чем нерелевантна на сегодня, но однозначно может быть более релевантной. Разумеется, десятилетия совместных учений, правила взаимодействия, взаимозаменяемые оружейные системы и т.п. не должны быть легко отброшены в сторону, особенно это касается стран с долгой историей прочных связей и общими интересами. Но разумно задать вопрос: «Что это за союз, изначальная цель создания которого улетучилась?» Если такой союз не может быть реформирован, чтобы лучше отвечать на угрозы сегодняшнего дня – терроризм, массовая нелегальная миграция, — то может стоит пожелать ему всего хорошего?

    Мы также должны спросить: «Почему это в наших стратегических интересах еще и расширять границы такого союза? Что мы приобретаем, когда обязуемся проливать кровь американских солдат, защищая места, чтобы только добраться до которых и перебросить туда хотя бы один полк для организации безнадежной обороны, потребуется 48 часов работы транспортной авиации? Каким образом принятие на себя неисполнимых обязательств укрепляет наш престиж?»

    Обоснования продолжения экспансии ЛМП действительно кажутся слабыми, но с недавних пор достигли абсурдных высот. Одна школа мысли – давайте называть их «неоконами» – утверждает, что, поскольку демократия – это «наша команда», то общее здоровье команды улучшается, когда ее перспективы растут, и, следовательно, это, конечно, в наших интересах демократизировать мир. Нет?

    Нет. Необходимо уточнить, что для Америки было бы лучше, если бы мир был более демократическим, чем имеется на сегодня, поскольку демократия сильно коррелирует с дружественностью или с, по крайней мере, не оппозицией американским интересам, в том время, как «авторитаризм» (или, чтобы быть более точным, «тирания») сильно коррелирует с оппозицией или даже враждебностью к американским интересам. Но в некоторых регионах демократия также сильно коррелирует с нестабильностью, которая порождает войну и хаос, что противоречит американским интересам. В других регионах риторика и механизм демократии (один человек – один голос) приводят к подавлению здоровой демократии и установлению тирании, которая намного хуже, чем то, что предшествовало «демократии».

    В соответствии с изначальным контекстом ЛМП в 1945-1989гг. его главной целью было сохранить демократию там, где она уже существовала и находилась под угрозой со стороны иностранного завоевания или инспирированного иностранным актором низвержения изнутри. Во-вторых, целью ЛМП было вернуть демократию «порабощенным нациям» («captive nations»), чья свобода была захвачена иностранной державой. В-третьих, целью было развивать демократию (постепенно) в странах с существенными экономиками, большими резервами человеческого капитала и гражданскими институтами, способными послужить почвой, на которой могла бы вырасти демократия. Но никогда это не означало насаждение демократии – и уж тем более не предполагалось, что насаждение демократии являлось жизненно важным американским интересом.

    Демократия – это капризный цветок. Он не будет расти где угодно. Есть много мест на земле, которые мы могли бы легко захватить, но эти территории все равно останутся пригодными лишь для выращивания кактусов и сорняков. Если мы видим цветок демократии, борющийся, чтобы расцвести, в месте и во время, когда мы имеем возможности полить его, а также в наших интересах сделать это, то нам следует всеми силами помочь. Но тот факт, что Америка имеет «командный интерес» в успехе или не фиаско демократии не означает, что это в наших интересах пытаться установить демократию в местах, где она почти наверняка провалится. На самом деле верно обратное, поскольку провалы наносят урон нашему престижу.

    Я попрошу внимательных читателей обратить внимание на то, что, несмотря на критику внешнеполитического истеблишмента, ничего в тексте не подвергает особой критике ЛМП сам по себе. Он хорошо служил нашим интересам в те времена и в тех местах, для которых был создан. ЛМП остается намного лучшей из многих альтернатив, включая палеоизоляционизм и неоконовский перегиб. Непонимание может возникнуть из отождествления ЛМП с последним. Это не будет какой-то вопиющей ошибкой именно потому, что неоконы потратили много сил со времен окончания холодной войны для соединения ЛМП со своей доктриной в общественном сознании, начиная с так называемой «Доктрины Вулфовица» – стратегический документ, изданный Пентагоном в 1992г. и продолженный в 2014г. Робертом Каганом в его идеологическом труде «Сверхдержавы не уходят на пенсию» («Superpowers Don't Get to Retire»), опубликованном в «Новой Республике» («The New Republic»).

    Само словосочетание «либеральный международный порядок» наводит на проблему. ЛМП по крайней мере лучше, чем «новый мировой порядок» («new world order») президента Джорджа Буша-старшего, по одной простой причине: ЛМП никогда не охватывал весь мир и даже шанса такого не имел. Неспособность увидеть этот предел, кажется, — главная ошибка американской внешней политики после окончания холодной войны. Истеблишмент подумал, что может взять систему, построенную для стран, входящих в ОЭСР, — клуб богатых наций – и заставить ее работать везде. Подобное никогда не представлялось возможным – и сейчас не представляется. Так что «либеральный международный порядок» лучше назвать «либеральный порядок богатых стран» или, если вы предпочитаете внешнеполитический арго, «либеральный порядок функционирующей сердцевины» («liberal functioning-core order»).

    Если кто-то додумается утверждать, что в национальных интересах Америки построить и поддерживать либеральный порядок во всех углах планеты (что не так), мы по-прежнему сталкиваемся с неприятной проблемой отсутствия возможностей добиться этого. Нам придется выбирать. И что мы выберем и на каком основании?

    Подводя итог, достижение «либерального международного порядка» – это на сегодня по большей части благоприятно для американских национальных интересов – на практике намного меньше, чем весь мир. Даже когда ЛМП создавался в 1945-1950гг., никогда не планировалось, что он распространится на всю планету. ЛМП был создан для защиты американских интересов и некоммунистических друзей Америки в Европе и Азии и (в обновление доктрины Монро) предохранения Западного полушария от заразы коммунизма. Ближний Восток (Middle East) был добавлен позднее, поэтапно, после краха англо-французской гегемонии в результате Суэцкого кризиса, после падения изначально дружественных Западу арабских королей и после того, как Запад (и особенно США) стали чистыми импортерами нефти. Попытка, начавшаяся в 1991-1992гг., распространить этот порядок на весь мир случилась из-за того, что американские глаза были намного больше, чем американский желудок (или зубы): идеология смешалась с интересами. Тем не менее, в действительности подобная экспансия никогда не была необходимой для жизненно важных интересов Америки – мир, процветание, престиж.

    Неопределенность настоящего момента проистекает главным образом не из предполагаемого пренебрежения Дональдом Трампом фундаментальными основами либерального международного порядка. Напротив, неопределенность возникает из растущего понимания разрыва между инструментальными политиками ЛМП и его важнейшей целью. Восстанавливая понимание главных целей, стоящих перед институтами ЛМП, Трамп в действительности показывает свое большое уважение к ЛМП. Эти институты выживут, если только будут правильно реформированы, чтобы служить достижению своих главных целей и отвечать нуждам своих членов.

    Кампания Трампа преуспела благодаря общему пониманию рядовыми гражданами того, что американские жизненно важные интересы (мир, престиж и процветание) не обслуживаются нашей внешней политикой. Среди множества причин, вселяющих надежду во внешнюю политику Трампа, выделяется та, что Трамп, кажется, понимает, что исправление ошибок неоинтервенционалистов, не требует принятия изобилующей перегибами повестки палеоизоляционистов.

    В то время как ориентация внешней политики Америки на мир, престиж и процветание оставляет пространство для разногласий в конструировании политики, фокусировка на целях в большей степени, чем на средствах, знаменует драматическое изменение способа восприятия проблем нашими дипломатами. Чем быстрее мы совершим этот переход, тем быстрее мы достигнем ясности и согласия по поводу усиления институтов, которые делают жизнь американцев безопасной, уважаемой и богатой – и тем быстрее мы сможем реформировать те институты, которые не способствуют достижению американских интересов.

    Перевод
    • нет
    • 0
    • +12

    54 комментария

    avatar
    Откинуть апофегему сдохшего либерализма,- и все как у Навуходоносора. Мировой порядок! — Ади сдох-бы от зависти. Даже рискуя обанкротиться, ставлю жирный плюс.
    Трамп форева!
    0
    avatar
    ЛМП был создан для защиты американских интересов и некоммунистических друзей Америки в Европе и Азии и (в обновление доктрины Монро) предохранения Западного полушария от заразы коммунизма.
    саюзнічкі падзялілі свет пасля таго, як зламалі супраціў камунфашызму.

    Прыкольна, як Трамп з Нетаньягу шыюць Пуціну каралеўскае плацьце. «Кароль» з прыдворнымі ў долі — реальнасць у гэтым розніцца ад казкі.
    +1
    avatar
    саюзнічкі падзялілі свет пасля таго, як зламалі супраціў камунфашызму.
    Да!
    0
    avatar
    Самае фантастычнае ў вашым, пане, «Да!» — гэта клічнік. Клічнік — у 2018-м. Як толькі выпусцілі з соцлагеру — ужо тады акупаваныя заразай «соцстраны» павінны былі б казаць услых аб гэтым сговары саюзнічкаў. Але не казалі.
    — А чаму?
    — А таму, што і Захад быў акупаваны. Так, не дыктатурай пролаў наўпрост. Захад быў акупаваны дыктатурай, якая магла дзеіць і праз хлусню «свабодных СМІ», і праз кормлены Крамлём тэрарызм у розных краінах свету. (Усе гэтыя «красныя брыгады» сёння перакваліфікаваліся на дыскрэдытацыю іслама. На падрыў нармальнага ладу жыцця у Афрыцы, Азіі, Амерыцы — на падтрымку ўлады сваіх нялюдзкіх «асадаў».) Еўропа «заваявала» сабе адносна мірнае жыццё — пасля ваеннай разрухі — прыняўшы акупацыю.
    Так які швейцарскі сыр прымае акупацыю дзірак.
    ну і вобраз атрымаўся… забылася што хацела сказаць нават. напэўна ж, вобраз ужо чуты недзе…
    0
    avatar
    Внезависимости от того правильный это текст или нет, нравится он, или нет, прямая речь представителя администрации Трампа — програмный документ
    0
    avatar
    Псевдоинтеллектуальное оправдание политики Трампа — задним числом. Другого смысла в тексте нет, если не считать демонстративной готовности лечь под г-на президента.
    0
    avatar
    Это как если Брежнев чё-нить прикажет, а какой-нить Бовин или Зорин потом обоснует для зрителей «Международной панорамы» дурацкие действия умными смыслами.
    0
    avatar
    Это всё 25-ые вопросы. Очевидно, что текст ничего общего с реальными причинами решения части глобальной элиты демонтировать послевоенные международные институты не имеет. Здесь важно другое. А именно то, что трамповская повестка не просто экспрессивный дилентантизм самодовольного павиана, а вполне осознанная и системная политика сворачивания существующей формы глобализма.
    +1
    avatar
    Здесь важно другое. А именно то, что трамповская повестка не просто экспрессивный дилентантизм самодовольного павиана, а вполне осознанная и системная политика сворачивания существующей формы глобализма.
    Налоговые льготы нефтяникам дал Буш-младший и разрешил бурение в национальных парках (2007), Обама отменил запрет на экспорт нефти в 2015… так что подготовка шла давно.
    Полагаю, идет не столько сворачивание глобализма, сколько подготовка к сосуществованию Штатов с другой/другими сверхдержавами, потому что факт то что называют сегодня глобализмом — это мировая гегемония Штатов. Именно сосуществованию, напр основным потребителем амерского СПГ называют Китай.
    Трамп сбрасывает со Штатов те обязательства, которые считает ненужными/нерентабельными в новых условиях. Ну и гробит походу разные международные институты, тк без Штатов (и Китая) они бесполезны.
    0
    avatar
    Полагаю, идет не столько сворачивание глобализма, сколько подготовка к сосуществованию Штатов с другой/другими сверхдержавами, потому что факт то что называют сегодня глобализмом — это мировая гегемония Штатов.

    Я говорю не о «сворачивании глобализма», а о сворачивании «СУЩЕСТВУЮЩЕЙ ФОРМЫ глобализма». И таки да, нынешняя форма глобализма — это мировая гегегемония Штатов, штатовское «доминирование полного спектра».

    И вот здесь пока вопрос открытый — чем оно будет заменено? Демонтаж доллара как мировой резервной валюты? И что потом? Отказ от Голливуда как фабрики грёз, формирующих этику и эстетику? Вопрос тот-же, — И?
    0
    avatar
    текст ничего общего с реальными причинами решения части глобальной элиты демонтировать послевоенные международные институты не имеет

    Текст не имеет ничего общего ни с причинами, ни со следствиями. Кроме публичной демонстрации лояльности г-ну Трампу (что само по себе любопытно) он вообще ни с чем не имеет ничего общего. В тексте есть только вода и ничего более. Абсолютно любой конечный результат можно постфактум объявить результатом реализации «программы», изложенной в тексте.
    0
    avatar
    А много ли слышно оппозиции проводимой политке от действующих чиновников вообще где-либо? Да, в качестве цели развития США в тексте заявлено то, что, оказывается, лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. Да, из текста совершенно непонятно почему послевоенное мироустройство по лекалам Вашингтона, удовлетворявшее всех в этом самом Вашингтоне на протяжении последних 70-ти лет вдруг перестало удовлетворять. Но текст, по-моему как раз и примечателен попыткой (пусть и кривенькой) идеологически обосновать демонтаж послевоенного порядка вещей.

    Т.е. плохо ли, хорошо ли идеологически обрамлённо, но в мире грядёт глобальный перетрах, заказчиком которого является владелец и главный бенефициар этого порядка вещей.
    0
    avatar
    По статье: много написано о мире 1945 — 1991, оч немного — о мире после 1991 и практ ничего — о сегодня, те о том, что Китай догоняет/догнал Штаты в экономике.
    Это понятно — написано для внутреннего употребления, а в сравнении Штаты-Китай после 1990 мало приятного для Штатов. Напр, о доле Штатов в мировой экономике после 1945 — 50% — написал, а о значительно более насущном — сегодняшнем положении — умолчал.
    0
    avatar
    По уровню ВВП наверняка даже и перегнал. Только много ли креатива в Китае? Где уникальные китайские технлогии, которые задют направление развития в мире?
    +1
    avatar
    Где новые идеи Запада?
    -1
    avatar
    Тесла, которая собирала свои модели из китайских комплектующих?
    -1
    avatar
    Ну тогда руский стявящий айфон на зарядку истиный гений техпрогресса.
    0
    avatar
    Где новые идеи Запада?

    Трансгумманизм (хорошо/плохо — отдельный вопрос).
    0
    avatar
    Уже не взлетел.
    0
    avatar
    О результатах пока слишком рано судить. (Загляните в соседнюю ветку об имплантантах в Швеции).
    0
    avatar
    Уже не рано — пик увлечения/интереса прошел год назад — не взлетело.
    -1
    avatar
    Только много ли креатива в Китае? Где уникальные китайские технлогии, которые задют направление развития в мире?
    Представьте себе Китай с уровнем развития Японии, это — весьма вероятное будущее лет через 20. И без уникальных технологий задавят.
    0
    avatar
    Можно много себе чего напредставлять. Но экономическое развитие (накопление богатства) идёт рука об руку с развитием технологическим.
    0
    avatar
    Но экономическое развитие (накопление богатства) идёт рука об руку с развитием технологическим.
    Так в Китае именно так и происходит последние лет 30.
    Факт вопрос стоит так: сможет ли Китай стать генератором идей и хайтека? Вполне возможно, что и не сможет, как не смогли отобрать у евроцивилизации эту роль ни Япония, ни Ю Корея… Кстати, в южнокорейских корпорациях на должностях креативщиков — часто некорейцы.
    При производстве Китаем 50% мирового ВВП он сможет покупать головы, институты, разработки по всему миру… или заказывать. Можно представить покупку Китаем на корню научно-технического потенциала небольшой европейской страны, те развивайтесь по своим правилам за наши деньги и на наших заказах, но наша тематика -в первую очередь.
    Научно-исследовательское подразделение в крупной динамически развивающейся корпорации — безусловно оч важно, но это не вся корпорация и не оно рулит деятельностью. А с финансами у Китая и сейчас ОК.
    0
    avatar
    При производстве Китаем 50% мирового ВВП
    Важно не произвести. Важно продать.
    А без новейший американских технологий типа пару нанометров по крайней мере вся китайская электроника превращается в тыкву.
    И купить пластины литографии больше нету где. Потому как следующая по развитию за Китае расия научилась пока только делать транзисторы меньше чем спичечный коробок.
    0
    avatar
    Кампания Трампа преуспела благодаря общему пониманию рядовыми гражданами того, что американские жизненно важные интересы (мир, престиж и процветание) не обслуживаются нашей внешней политикой.

    Весь магический смысл заложен в одной фразе. Действительно, сегодня любой рядовой гражданин с твитером в кармане может себя мнить военным стратегом, экспертом в мировой торговле и специалистом по системам медицинского страхования одновременно. К сожалению, бурное развитие информационных технологий принесло свои побочные эффекты, что каждый песдабол теперь может без труда собрать в свою поддержку всю тину с социального дна, задушевно рассказывая как быстро при нем страна начнет вставать с колен. На мой взгляд, популизм к нам пришел не на год и не на два, понадобится масса времени, прежде чем социальный организм выработает своего рода иммунитет против этой заразы. А до тех пор по-видимому нас ждут смутные и непредсказуемые времена, для которых лучшим рецептом будет шапочка из фольги, попкорн и пытаться сохранить здравый смысл в голове.
    Что касается ближе к теме статьи, то обсуждать политику Трампа не очень интересно, поскольку она, пусть со своей спецификой, но слишком напоминает политику нашего председателя на селекторных совещаниях. И там и там эта политика движима в основном чаяниями наименее образованного плебса. Поэтому и никакой внятной целостной системы там не может быть по определению, какие бы высокие смыслы не пытались прикрутить к ней его апологеты.
    +3
    avatar
    Что касается ближе к теме статьи, то обсуждать политику Трампа не очень интересно, поскольку она, пусть со своей спецификой, но слишком напоминает политику нашего председателя на селекторных совещаниях. И там и там эта политика движима в основном чаяниями наименее образованного плебса.
    Принципиальная разница: Трамп пока выполняет обещания.
    Представьте: обещание «по 500» было бы выполнено, обещание «по 1000 к ЪЪ году» успешно выполняется… Полагаю, что в этом случае очередные указивки Лу воспринимались бы не как очередное бла-бла-бла, а как нечто, оч живо касающееся большинства населения, чаяний того самого наименее образованного плебса.
    Поэтому и никакой внятной целостной системы там не может быть по определению, какие бы высокие смыслы не пытались прикрутить к ней его апологеты.
    Почему? Есть и не скрывается целостная система, она написана прямо на трибуне Трампа: Штаты понад усе. И прикручивать ничего не нужно, просто и понятно «Все не то, кто не Ромео» )))
    0
    avatar
    На мой взгляд, популизм к нам пришел не на год и не на два...

    Думается вы несколько погорячились, сравнивая колхозное шапито с личным интересом в центре и политику мирового на сегодня гегемона. Выборная власть — по природе своей всегда популизм. Поэтому списывать всё на популизм Трампа — это не просто масло маслянное, но это значит не замечать институционального кризиса всего послевоенного миропорядка.
    0
    avatar
    Выборная власть — по природе своей всегда популизм
    Да, но здесь, как говорят, «есть 50 оттенков серого». Может с точки зрения удовлетворения своего электората у него и есть положительные результаты его деятельности, но никаких экономических цифр, подтверждающих позитивные изменения благодаря его политике «наотмашь», я пока не встречал. Думаю, что победителей в этой игре в краткосрочной перспективе не будет. Возможно полезный эффект проявится позже, когда прививка начнет действовать, но до тех времен еще дожить нужно. В любом случае у нас, кроме как наблюдать за этим перфомансом, пока все равно ничего не остается. Дальше просто как смотреть игру по футболу: зрелище — есть, смысла — нету.
    0
    avatar
    Думаю, что победителей в этой игре в краткосрочной перспективе не будет.
    Полагаю, что игра идет не в «победить», тк Штаты проигрывали Китаю по темпам, проигрывают и будут проигрывать в бл будушем — 50% мирового ВВП у них уже не будет.
    А в том, чтобы отступить, потеряв минимум и сохранив максимум. Полагаю, большее Штатам вряд ли отломится.
    Успехи ввиде минимума поражений как-то плохо воспринимаются, а другое Трампу не оч светит: уход из Ближ Востока, факт легитимация Кимов итд. А не реагировать на изменившийся баланс сил — так потом обвалится ещё хуже.
    0
    avatar
    ВВП складывается на основе продаж, продажи — на основе потребностей. В свою очередь, потребности бывают базовые (граница биологического существования) плюс всё остальное, что по сути своей — объекты вожделения. С ростом энерговооружённости человеческой руки (технический прогресс) удельный вес усилий на удовлетворение базовых потребностей стремится к нулю, и, соответственно, львиная доля потребностей современного человека — объекты вожделения, которые так-же не сверху даны, а являются продуктом образования, культуры, воспитания, этики, эстетики и т.д.

    Вот когда основная масса человечества вместе с китайскими 50% мирового ВВП от брюк, юбок и ложек с вилками перейдёт на ханьфу и китайские палочки, вот тогда можно будет и объявить безаговорочную победу Китая.
    0
    avatar
    Дык игры с созданием потребностей как базиса продаж имеют смысл если есть возможность строить на этом хотя бы временную монополию.
    В противном случае вашими расходами на маркетинг воспользуются конкуренты.
    0
    avatar
    Дык ровно так и происходит. Посмотрите где делается мода и стиль, и как часто они меняются.
    0
    avatar
    Кто зарабатывает на пиратском пошиве очередной модели в Турции или Бангладеше?
    0
    avatar
    Кто угодно, однако центры моды туда не перемещаются. Тоже и с технологиями высокого передела.
    0
    avatar
    Т.е. ровно тот случай когда на чужих расходах на маркетинг «едет» «кто угодно».

    Аналогично и Китай «едет» на чужих расходах на технологию.

    Сохранение хотя бы временной монополии требует достаточно быстрой смены технологий и идей — что ведеь к росту расходов на ниокр — что тянет за собой требования к росту размера рынка, на котором эти расходы должны отбиваться.
    И роста платежеспособного спроса на этих рынках.
    0
    avatar
    Собсно, проблема в том что способность к генерации по настоящему новых идей с достаточной скоростью для сохранения преимущества конфликтует с развитием возможностей того же Китая к скорости копирования.
    Не говоря уже о том что «компетенции» с неизбежностью уходят к «производству». Вопрос только во времени.
    0
    avatar
    Не просто к производству, а массовому производству, которое с необходимостью подчинено определённой логике, иерархии и дисциплине.
    0
    avatar
    В Китае с этим нет особых проблем.
    А с тз логистики «разделения труда» их приморские кластеры делают всех.
    0
    avatar
    Собсно, промышленный кластер с населением больше украинского это сильно.
    0
    avatar
    Кто угодно, однако центры моды туда не перемещаются. Тоже и с технологиями высокого передела.
    Выводы? Расходы на сравн небольшие «центры моды» с высокими доходами, но составляющий небольшой %% от общего финансового потока, относительно невелики. Размещая заказы/подкармливая разные креативные кластеры, получаем конкуренцию и зависимость этих кластеров от заказчиков.
    Классика. В подобных условиях работают крупные университеты/независимые исследовательские центры.
    0
    avatar
    Вот когда основная масса человечества вместе с китайскими 50% мирового ВВП от брюк, юбок и ложек с вилками перейдёт на ханьфу и китайские палочки, вот тогда
    Говорите, китайские палочки… производство авто в Китае в 2017 -30% от мирового, 29 млн из 97 млн авто. ВИКИ

    Производство автомобилей 2018 г auto.vercity.ru/statistics/production/

    Страна декабрь январь февраль март апрель май
    1 Китай 3 041 418 2 688 260 1 705 657 2 628 450 2 397 366 2 344 351
    2 США 754 526 913 961 963 974 1 068 350 998 849 960 217
    3 Япония 775 251 730 071 844 081 926 332 763 055 610 635
    4 Германия 382 516 474 588 465 572 553 416 508 294 466 409
    5 Индия 375 123 444 234 449 160 471 761 437 968 449 330
    6 Южная Корея 287 311 322 408 276 938 363 464 354 156 351 595
    7 Мексика 246 248 303 755 328 352 331 109 290 981 352 860
    8 Испания 201 738 208 606 199 381 324 884 242 129 259 892
    9 Бразилия 204 951 209 984 203 664 254 726 253 684 203 056
    10 Франция 199 165 182 342 175 392 248 532 192 448 200 460
    0
    avatar
    Посмотрите статистику роста выплавки чугуна в СССР. И где он сегодня, этот СССР?
    0
    avatar
    Посмотрите статистику роста выплавки чугуна в СССР. И где он сегодня, этот СССР?
    Не путайтесь во времени ))))… СССР с чугуном вполне вписывалась в тот эконом уклад, который был до 2МВ. Это был тогда адекватный времени ответ — на замену лаптей.

    Так и сегодня выпуск авто в Китае — адекватный времени ответ — взамен китайских палочек.
    Ну а что будет послезавтра???? а завтра — рост выпуска авто в Китае.
    0
    avatar
    Китайские палочки никуда не ушли, а автомобили пришли. И пришли они извне.

    Точно так как пришёл чугуний в СССР. А затем там, откуда он пришёл, сменилась парадигма на выпуск компьютеров, а СССР по-прежнему увеличивал выплавку чугуния, и врезультате выяснилось, что вперёд, к победе коммунизма, — совсем не в ту сторону. Ирония в том, что сторона оказалась подвижной, чего номенклатурные поводыри в своих коммунистических скрижалях рассмотреть не сумели.

    Я веду речь о природе массовых потребностей (рынков), о динамике их формирования, а ваши цифры говорят лишь об их освоении и наполнении. ПРинципиально разные вещи.
    +1
    avatar
    Я веду речь о природе массовых потребностей (рынков), о динамике их формирования, а ваши цифры говорят лишь об их освоении и наполнении. ПРинципиально разные вещи.
    Согласен.
    Применительно к нашим баранам вопрос звучит так: хватит ли у Китая в широком смысле (те у китайской цивилизации) гибкости для своевременных смен приоритетов?

    В Китае за одно поколение под управлением одной и той же идеологич силы (КПК) было:
    — 1956 — «пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ» -факт плюрализм (или провокация!!!!) мнений внутри КПК.
    — 1958-1960 Большой скачок — коллективизация всего что можно и форсирование промпроизводства — по плану в 6,5 раз за пятилетку.
    — 1961 — приостановить политику Большого скачка
    — 1966-1976 — «Вели́кая пролета́рская культу́рная револю́ция» — физическое подавление конкурентов Мао и противников политики аля Большой скачок,
    — с 1978 — реформы Дэн Сяопина: разрешение частной собственности, отказ от коммун итд, миллионеры-коммунисты-делегаты партсъездов…

    И всё это — за 20 лет с сохранением власти в руках одной и той же элиты…

    Те адаптационные возможности у китайской элиты куда больше чем у советской, причина — другой менталитет.
    Даже если опустить историю кит элиты (3 тыс лет), то и КПК начала с «Винтовка рождает власть», а сегодня кит фин система — одна из первых в мире.
    0
    avatar
    Думаю, что победителей в этой игре в краткосрочной перспективе не будет.
    0
    avatar
    Думаю, что победителей в этой игре в краткосрочной перспективе не будет.
    А это смотря в какую игру играть…
    С точки зрения экономических последствий, (если Китай не начнёт играть в «русскую рулетку» сбрасывая казначейские облигации США) Китаю таки больнее будет. 1/3 всего экспорта (если быть точнее то за 2017 ~600млрд. из ~2трлн.) приходится на США. У Трампа планы накидать фактически заградительных пошлин на половину этого объёма. Т.е. примерно на 1/6 экспорта. Для страны с экономикой вроде нашей — это был бы вообще полный п… ц — но и для Китая весьма болезненный удар. Можно, конечно, отвлечь население устроив маленький победоносный «Сибирьнаш» — этого хватит на пару десятков лет, но шота мне мриится, время пока не наступило)))
    0
    avatar
    Не факт.
    У США модель потребления построена на дешевом импорте.
    Т.е. удорожание китайских товаров приведет к росту потребительских цен в США.
    Одновременно, с сокращением экспорта в США Китай сократит импорт комплектующих из третьих стран.
    Одновременно как минимум попытается переориентироваться га другие рынки и тем самым составит конкуренцию американским же товарам на них.
    Если не напрямую произведенных в США, то произведенных американскими корпорациями.
    И т.д. и т.п.
    -1
    avatar
    А уж сколько корпораций и инвесторов покинут юрисдикцию США в результате торговой войны — одному богу ведомо.
    -1
    avatar
    Роль убийцы США у тупоголовых сместилась к Китаю. Потому как даже идиоты перестали верить в методички по которым расиявперде.

    Это радует.
    +1
    avatar
    для Китая весьма болезненный удар.
    Всем будет болезненно…
    Китай сейчас занимает позицию кота на заботе, который лениво посматривает на собачьи разборки и не тратит на них свои силы. Трап пытается втянуть Китай в разборки…
    Последствия пока неочевидны. При падении уровня жизни в Китае — у властей железная отмазка: первые начали не только нас, но и весь мир гнобить, у нас просто не было выбора. А у амерской элиты с отмазками будет сложнее.
    0
    avatar
    Борис Джонсон опубликовал заявление в связи со своей отставкой с позиции министра иностранных дел Великобритании.

    Мы по-настоящему движемся к статусу колонии — и многим придется потрудиться, чтобы увидеть экономические или политические выгоды этой конкретной договоренности — написал в заявлении Джонсо
    0
    avatar
    Два министра покинули правительство Великобритании в знак несогласия с принятым на прошлой неделе «мягким» планом выхода из Европейского союза, предложенным премьер-министром Терезой Мэй

    А у русни такие случаи были? Или кактус сжирался всегда до конца не смотря на колючки?
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.