Америка
  • 649
  • США - Китай: торговая война и Тайвань раздора

    5 марта tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/5010228

    Трамп: Россия, Китай и ЕС «обдирают» США в торговой сфере

    Президент США напомнил, что Вашингтон терял за последние несколько лет ежегодно $800 млрд в этой сфере

    Международное сообщество и в частности Россия, Китай и Евросоюз «обдирают» Соединенные Штаты в торговой сфере. Такое мнение президент США Дональд Трамп высказал в понедельник на переговорах с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху в Белом доме.

    «Люди должны понимать, что наше государство — в торговой сфере — обдирает практически каждая страна в мире, будь то друг или враг, все: Китай, Россия; и, люди, которых мы считаем замечательными, Евросоюз», — сказал президент, отвечая на вопросы о пошлинах на сталь и алюминий, которые он собирается ввести на этой неделе.

    По его словам, США могут вести дела с этими странами, но «они не хотят» этого. «У них есть торговые барьеры, что гораздо хуже пошлин, которые у них тоже есть», — сказал Трамп, вновь пригрозив ввести пошлины на автомобили из Европы.

    «У нас могут быть друзья, но помните, что мы теряли за последние несколько лет ежегодно $800 млрд в торговой сфере… Этого больше не случится. Мы должны вернуть их», — отметил хозяин Белого дома.

    «Крупнейшей проблемой» в торговой сфере для США глава государства назвал Китай. «Мы потеряли $500 млрд. Позорно то, что предыдущие президенты допустили. Но мы об этом позаботимся», — заключил американский лидер.

    В четверг Трамп заявил, что США на нынешней неделе введут импортные пошлины на сталь и алюминий. Размер пошлин составит 25% для стали и 10% для алюминия для всех стран, поставляющих эту продукцию в США.


    Обдираете США? Да я вас сейчас сам обдеру!

    7 марта 2018 www.interfax.ru/world/602737

    США намерены ввести ограничения для импорта из КНР и китайских инвестиций


    Администрация президента США Дональда Трампа планирует ввести ограничения для китайских инвестиций в американскую экономику, а также рассматривает возможность введения специальных пошлин на импорт из КНР, сообщает агентство Bloomberg.

    Власти США неоднократно обвиняли КНР в краже интеллектуальной собственности и намерены таким образом наказать Пекин, отмечают источники агентства.

    Торговое представительство США в прошлом году начало изучать практики Китая в сфере интеллектуальной собственности, и в ближайшие недели может объявить о ходе расследования.

    Действующее законодательство США дает президенту полномочия для введения торговых ограничений для защиты американского бизнеса от действий властей других стран, препятствующих справедливой торговле.

    Самый жесткий из рассматриваемых Белым домом сценариев предусматривает введение пошлин на широкий круг потребительских товаров, импортируемых США из Китая, — от одежды и обуви до потребительской электроники, отмечают источники. Кроме того, администрация американского президента намерена ограничить возможности китайских компаний в плане инвестиций в США, которые могут представлять риски для национальной безопасности с точки зрения Комитета по иностранным инвестициям США (CFIUS).

    В частности, разрешенные инвестиции могут быть ограничены теми сферами, к которым американские компании имеют доступ в Китае, отмечают источники.

    Подобные действия США увеличат напряженность в отношениях двух стран, а также спровоцируют ответные меры, полагают эксперты.


    А это — Лю Хэ. Не тот хуннский мудак-император государства Северное Хань, который процарствовал всего одну неделю и был выпилен своим недовыпиленным братом в 310 году н. э., даже не успев сделать селфи на троне. А сегодняшний главспец по экономике в окружении императора Си. Высшее образование получил в США, после избрания Трампа успешно подготовил почву для встречи с Си (еще не императором). Сейчас он — вновь в США: окучивает Трампа и прочих тамошних политиков. О чем ниже упомянут в одной из копипаст. — Vogel

    05 Март, 2018. VoA. Ральф Дженнингс

    Закон о поездках в Тайвань может упростить визиты между Вашингтоном и Тайбэем

    Но вместе с тем он, вероятно, вызовет раздражение у Пекина

    Правительству США будет проще обмениваться визитами высокого уровня с дипломатически изолированным Тайванем в случае одобрения нового законопроекта, но эксперты говорят, что закон лишь превратит Тайвань в рычаг воздействия в китайско-американских отношениях.

    Если президент Дональд Трамп подпишет Закон о поездках в Тайвань, а, по мнению аналитиков, мало что его удерживает от этого, то рекомендательный законопроект, который был одобрен Сенатом 28 февраля, даст правовую основу для активизации официальных визитов между двумя сторонами.

    Китай, который считает самоуправляемый Тайвань частью своей территории, а не государством, имеющим право на самостоятельные международные отношения, заявил США протест по поводу закона.

    Поскольку законопроект носит рекомендательный, а не юридически обязывающий характер, Вашингтон может использовать его избирательно, говорят аналитики. Трамп, например, может направить в Тайбэй одного из министров, чтобы оказать давление на Китай по постороннему вопросу, и ввести запрет на такие визиты для налаживания отношений с Пекином, говорят они.

    «Это будет, главным образом, иметь символическое значение, сигнализировать о недовольстве правительства США некоторыми аспектами политики Китая», – считает Денни Рой, старший научный сотрудник исследовательского центра «Восток-Запад» в Гонолулу.

    «Аргумент «против» состоит в том, что это вызовет раздражение у Китая, но аргумент «за» также состоит в том, что это вызовет раздражение у Китая», – добавляет он.

    В Конгрессе призывают упрочить отношения с Тайванем
    Согласно сайту Сената США, в законопроекте говорится, что официальные лица США «на всех уровнях» должны в рамках правительственной политики ездить в Тайвань на встречи с тайваньскими коллегами и разрешать тайваньским чиновникам приезжать в США «в уважительной обстановке и встречаться с американскими официальными лицами». Среди прочего, законопроект поддерживает военные обмены.

    Члены Палаты представителей с прошлого года выступают за принятие закона о поддержке Тайваня, который, по словам одного из инициаторов закона, конгрессмена Эда Ройса, является «сильным другом и важным партнером США».

    Республиканские законодатели в целом выступают за развитие отношений с Тайванем. Они контролируют обе палаты Конгресса, что облегчает принятие закона, говорит Рэймонд Ву – управляющий директор тайбэйской политической консалтинговой компании e-telligence.

    Американские официальные лица шесть раз посещали Тайвань после того, как стороны разорвали официальные отношения в 1979 году в связи с установлением дипломатических отношений между Вашингтоном и Пекином. Когда президент Тайваня посещает США, Вашингтон разрешает остановки на период лишь в 24-48 часов и запрещает официальные встречи с федеральными чиновниками.

    США высоко ценят экономические связи с Китаем и остаются убежденным сторонником демократического Тайваня как одного из нескольких прозападных правительств в Азии.

    Законопроект не содержит каких-либо требований к визитам высокого уровня, оставляя их на усмотрение президента.

    «Закон о поездках в Тайвань обеспечивает правовую основу для правительственных визитов высокого уровня, но не указывает, что они являются обязательными, – говорит Ву. – Если, например, отношения между Китаем и США осложнятся, то они могут стать приемлемым вариантом».

    Возмущение в Пекине
    1 марта Пекин заявил протест США, назвав закон нарушением данного Вашингтоном обещания проводить политику «одного Китая». При этом Вашингтон не дает официального дипломатического признания Тайбэю.

    Система самостоятельного управления на Тайване существует со времен Гражданской войны в Китае в 1940-х, когда националисты бежали с материка и основали собственное правительство на острове. Китай настаивает на объединении с Тайванем в конечном итоге – с применением силы, если потребуется, – несмотря на широкое неприятие идеи объединения среди жителей Тайваня.

    Китай осуждает любые заявления из-за рубежа, представляющие Тайвань, как государство, имеющее право на самостоятельную внешнюю политику.

    Коммунистическое руководство «сделает все», чтобы законопроект не привел к росту американо-тайваньских визитов, но оно не сможет удержать Трампа от его подписания, считает профессор международных отношений в Национальном университете Чэнчи в Тайбэе Алекс Чиан.

    «Если что-то произойдет, и встреча потребуется, то тогда они, вероятно, встретятся, но я не думаю, что это станет рутинными или регулярными встречами», – говорит Чиан.

    Законопроект может на долгое время навредить китайско-тайваньским, а также китайско-американским отношениям, говорит заместитель декана колледжа международных отношений Национального университета Чэнчи Хуан Куэйбо.

    Пекин возмущен тем, что президент Тайваня Цай Инвэнь отказывается считать обе стороны частями Китая. Китай применил ряд мер экономического и дипломатического характера против Тайваня, с тех пор как Цай Инвэнь вступила в должность в середине 2016 года.

    «Повышается вероятность того, что Тайвань станет инструментом воздействия для администрации США и столкнется с усилением дипломатической изоляции со стороны Китая, – говорит Хуан. – При этом взаимное доверие между США и Китаем снизится, как только администрация США намекнет на применение этого закона».

    Реакция Китая в отношении Тайваня будет особенно резкой, если Тайбэй пригласит одного из американских лидеров. Пекин также обрушится на США с резкой критикой, если они инициируют визит или искренне примут приглашение, считает Юнь Сунь – сотрудник программы Восточной Азии в американском исследовательском Центре Стимсона.

    «Мы знаем, что китайская сторона рассуждает так: Трамп любит сделки, и в каждый момент у него есть главный приоритет, – говорит эксперт. – Думаю, скорее всего, они будут исходить из того, что Трамп захочет что-то получить взамен, захочет каких-то компромиссов или уступок со стороны Пекина».


    Президент Тайваня Цай Инвэнь, глава Демократической партии прогресса Тайваня. В отличие от Гоминьдана, считавшего Китай и Тайвань одной страной, ДПП выступала за полную независимость Тайваня — включая де-юре. При Цай ДПП отказалась от этой цели, но добивается фактической и бессрочной независимости. ДПП не признает соглашение 1992 года с Китаем, что привело к замораживанию отношений между сторонами. — Vogel

    1.3.2018 VK Георгий Кочешков

    Taiwan Travel Act – две подписи до «полуночи»


    Вчера, т. е. 28 февраля 2018 года, американский сенат «по единодушному согласию» принял Taiwan Travel Act www.congress.gov/bill/115th-congress/house-bill/535

    Содержание данного законопроекта заключается в том, что он разрешает визиты для американских официальных лиц всех уровней на Тайвань и тайваньских в США. Например, американский президент или госсекретарь сможет приехать на Тайвань с официальным визитом или их тайваньские «коллеги» наоборот приехать с визитом в США. По сути, это решение задачи «как установить полноценные дипломатические отношения, якобы не делая это официально».

    В Пекине, который считает Тайвань неотъемлемой частью Китайской Народной Республики, а себя – единственным законным правительством Китая, как не сложно догадаться, данный законопроект не вызывает большого энтузиазма.

    А точнее, у части китайской элиты он вызывает «энтузиазм» вполне определённого рода: на протяжении последних нескольких месяцев китайская пресса, включая «дочку» газеты «Жэньминь жибао» – газета «Хуаньцю шибао» (в англоязычном варианте «Global Times»), неоднократно успела пригрозить принятием в ответ всех возможных мер, включая вооружённое присоединение Тайваня www.globaltimes.cn/content/1084181.shtml

    И в данном случае, вполне возможно, это НЕ является «последним китайским предупреждением» (о чём подробнее ниже).

    Конечно, Global Times считается рупором китайских ястребов. Однако даже гонконгская газета «South China Morning Post» очень осторожно упомянула комментарий одного из экспертов: «Худшие возможные последствия, которые могут быть – разрыв дипломатических отношений между Пекином и Вашингтоном. Но я не думаю, что всё зайдёт так далеко». www.scmp.com/news/china/diplomacy-defence/article/2127698/washington-preparing-play-taiwan-card-beijing-again

    Нужно иметь ввиду, что SCMP не представляет ястребов: наоборот – китайский файрвол её даже блокирует за периодические сливы внутриполитических инсайдов. Это издание принадлежит Alibaba Group, т. е. Джеку Ма – одному из богатейших китайских миллиардеров, который, что важно, имеет давние и тесные деловые связи с США. Иначе говоря, это позиция той части китайской элиты, которая в наименьшей степени заинтересована в ухудшении отношений между КНР и США, а тем более в их разрыве.

    Тем не менее, как можно увидеть в той же статье SCMP, весьма вероятно, что Вашингтон на самом деле не хочет принимать Taiwan Travel Act, а лишь собирается использовать угрозу его принятия в качестве аргумента в сделке по вопросам торговых отношений и некоторых других. И пока до его окончательного принятия нужно пройти ещё одну, завершающую стадию – подпись Президента США Дональда Трампа.

    И, «так совпало», что как раз в это время в США с визитом находится китайская делегация во главе с Лю Хэ – человеком, который считается главным экономическим советником лидера КНР Си Цзиньпина. Задача этой делегации – урегулирование торговых споров между Пекином и Вашингтоном. А учитывая, что за последнее время США и Китай приняли целый ряд ограничительных торговых мер в отношении друг друга riss.ru/analitycs/48257/, американо-китайские отношения, по сути, уже находятся в состоянии на грани торговой войны или даже в её вялотекущей фазе.

    Китайская делегация прибыла в США во вторник tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4996919, Taiwan Travel Act сенатом был принят в среду.

    Вполне вероятно, что американцы действительно рассчитывают таким образом заставить китайцев пойти на уступки. Однако нужно понимать, что для Китая вопрос Тайваня – это вопрос жизненных интересов страны, её территориальной целостности. А поэтому американцы могут получить обратную реакцию – выставить себя в глазах США недоговороспособным партнёром, представляющим угрозу жизненным интересам и самому существованию КНР.

    И тогда президенту Трампу придётся решать – ставить подпись или выставить себя слабаком.

    После этого «мяч» окажется у китайской стороны, которой также придётся принимать непростые решения.

    Во-первых, разрывать ли дипломатические отношения с США. Дело в том, что при установлении таких отношений с любой страной, Пекин ставит обязательным условием признание принципа «одного Китая»:
    1. КНР – единственное законное правительство Китая;
    2. Тайвань – часть Китая.
    А данный законопроект вполне можно интерпретировать как нарушение этого принципа.

    Во-вторых, в случае подписи Трампа и окончательного принятия Вашингтоном Taiwan Travel Act-а, а тем более, если в соответствии с этим законопроектом состоится официальный контакт на высшем уровне между Вашингтоном и Тайбэем, Пекину придётся вполне серьёзно рассматривать возможность вооружённого вторжения на Тайвань.

    Ещё в 2005 году в КНР был принят закон «О предотвращении сецессии» (反分裂国家法) baike.baidu.com/item/反分裂国家法/450973, «Статья 8» которого, в частности, говорит:

    «В случае, если сепаратистские силы, выступающие за «независимость Тайваня» под любым именем, любым способом создадут событие, приводящее к выходу Тайваня из состава Китая, или в случае возникновения значительного события, которое в будущем приведёт к выходу Тайваня из состава Китая, или в случае, если мирное объединение станет невозможным, государство имеет право/обязано [на китайском тут стоит 得, которое можно перевести и так, и так] принять НЕмирные и прочие необходимые меры для защиты суверенитета и территориальной целостности государства».

    Taiwan Travel Act, а тем более возможный визит на высшем уровне, вполне может подпадать под эту статью.

    Конечно, руководство Китая, несмотря на де-юре, де-факто не будет автоматически обязано разрывать дипотношения с США или вторгаться на Тайвань. И раньше такое решение скорее всего принималось бы коллегиально ПК Политбюро, который вполне мог коллективно разделить ответственность и, в итоге, ничего не сделать. Но так было раньше.

    Сейчас же окончательное решение будет принимать один человек – Председатель КНР, Генеральный секретарь ЦК КПК, Председатель Центрального Военного Совета КНР и Военного Совета ЦК КПК, Председатель Центрального совета государственной безопасности ЦК КПК, «ядро ЦК КПК» и «вождь народа» Си Цзиньпин. Человек, ради которого, как было официально объявлено буквально пару дней назад, скоро поменяют конституцию, отменив ограничение на количество сроков для Председателя КНР, чтобы ни у кого не осталось сомнений, что он собирается остаться у власти дольше двух положенных сроков.

    С одной стороны, Си Цзиньпин – самый могущественный человек в Китае со времён Мао Цзэдуна и «Культурной революции», и уже сейчас положение Председателя Си вполне сопоставимо с положением Председателя Мао в начале 50-х годов, до начала «Большого скачка».

    Но, с другой стороны, он явно опасается возможности вооружённого переворота. Уже после 19 съезда КПК, на котором всем должно было стать ясно, какое положение занял Си Цзиньпин, было принято два показательных решения:
    1. В конце декабря было объявлено и с 1 января 2018 года произошло переподчинение войск Вооружённой народной милиции от двойного подчинения Госсовету и Центральному Военному Совету только к ЦВС (т. е. де-факто к только Си Цзиньпину) – russian.news.cn/2017-12/27/c_136855536.htm
    2. А уже 15 января 2018 года в армейских парткомах появились инспекционные группы (проще говоря, к высшему армейскому командованию приставили дополнительных соглядатаев) – russian.news.cn/2018-01/17/c_136902234.htm

    Конечно, сейчас оппозиция Си Цзиньпину вроде как зачищена, однако, в случае, если он в ситуации кризиса вокруг крайне острого вопроса Тайваня не предпримет решительных шагов, недовольные наверняка появятся, причём, скорее всего, как раз в силовых структурах.

    И, таким образом, с китайской стороны решение также будет принимать человек, которому очень опасно демонстрировать слабость. И поэтому сейчас вероятность военного вторжения НОАК на Тайвань как ответной меры куда выше, чем была до прихода Си Цзиньпина к власти.

    А между тем по действующему в США закону «Закону об отношениях с Тайванем» 1979 года у Вашингтона сохранились обязательства обеспечивать безопасность Тайваня…

    Мне самому очень хочется надеяться, что я сгущаю краски. Но вполне возможно, что до «полуночи» нас отделяют подписи двух людей, каждому из которых опасно проявить слабость.

    2 комментария

    avatar
    Трамп объявил торговую войну из-за стали. И тут же потерял главного советника по экономике
    7 марта 2018. Meduza. Павел Борисов meduza.io/feature/2018/03/07/tramp-ob-yavil-torgovuyu-voynu-iz-za-stali-i-tut-zhe-poteryal-glavnogo-sovetnika-po-ekonomike

    Война тарифов
    Президент США Дональд Трамп в начале марта объявил, что собирается ввести тарифы на импорт стали и алюминия: тариф на сталь составит 25%, на алюминий — 10%. Трамп считает, что США теряют миллиарды долларов, покупая сталь и алюминий, а свои производители недосчитываются прибыли. Трамп вообще сторонник заградительных пошлин ради подъема внутреннего рынка, а обещания помочь американской промышленности были одними из главных в его предвыборной программе под лозунгом: «Сделаем Америку великой снова!»

    Трамп обещает, что введет тарифы уже в ближайшее время. И в Америке, и во всем мире мало кто этому рад — за исключением представителей сталелитейной и алюминиевой промышленности в США. У такой реакции есть несколько причин.

    К примеру, сталелитейная промышленность — не такая уж и большая отрасль американской экономики, в ней задействованы всего 140 тысяч человек, тогда как производителей, использующих сталь, значительно больше (в этой индустрии работают 6,5 миллиона человек, пишет Quartz). И алюминиевая, и сталелитейная промышленность в США уже не первый год находится в упадке, и Трамп — не первый президент, который пытается исправить ситуацию, повысив стоимость иностранной продукции.

    То же самое со сталью делал Джордж Буш-младший. В итоге американская сталелитейная промышленность не смогла справиться со спросом, а цены на сталь значительно выросли. Бывший начальник администрации Белого дома при Буше Эндрю Кард говорит, что заградительные пошлины — это довольно плохая идея, последствия от которой могут негативно повлиять на экономику и привести к росту безработицы, как это и получилось во времена Буша.

    Еще одно негативное последствие — возможная торговая война с американскими партнерами, начиная от стран Европейского союза и заканчивая Китаем, где развита сталелитейная промышленность. Еврокомиссия уже назвала американские товары, которые можно будет обложить пошлинами: помимо стали, в список входят бурбон, джинсы и футболки. Список носит явно политический характер: бурбон там, например, оказался только потому, что лидер республиканского большинства в Сенате Митч Макконелл представляет штат Кентукки, где разливается этот напиток.

    Администрация Трампа тесно связана со стальной индустрией. Министр торговли Уилбур Росс сделал себе состояние на скупке банкротившихся сталелитейных предприятий и их перепродаже, а в январе 2018 года его ведомство назвало низкие цены на импортную сталь угрозой национальной безопасности США.

    Потеря соратника
    В администрации Белого дома у Трампа остается все меньше и меньше советников и соратников, с которыми он начинал президентский срок. После его решения о введении пошлин на сталь и алюминий об отставке объявил еще один из них, главный советник по экономических вопросам Гэри Кон.

    Кон в прошлом работал топ-менеджером банка Goldman Sachs и, в отличие от большинства людей в окружении Трампа, официально зарегистрирован как сторонник Демократической партии, хотя иногда поддерживал и политиков-республиканцев. Кона считали одним из наиболее влиятельных людей в администрации Белого дома. Именно он несет прямую ответственность за разработку и принятие налоговой реформы — первой крупной победы Трампа.

    В Белом доме утверждают, что у отставки Кона нет какой-то одной причины. Сам он, впрочем, говорил, что уйдет из администрации, если будет принято решение о новых тарифах. Кон — приверженец концепции свободной торговли, он неоднократно ругался с коллегами в Белом доме по поводу внешней экономической политики США и настаивал, что никакой угрозы для США в дешевой зарубежной нефти нет. Схожей позиции придерживается еще один финансист с Уолл-стрит в администрации Трампа, министр финансов Стивен Мначин, но он пока в отставку уходить не собирается.

    Гэри Кон уже собирался в отставку. В августе 2017 года он написал заявление об уходе после того, как Дональд Трамп не стал категорично осуждать марш неонацистов в Шарлотсвилле, а заявил, что виноваты «обе стороны». Кону это категорически не понравилось, и в интервью Financial Times он рассказал, что Трамп «может и должен» выступить по этому вопросу лучше, а администрация президента должна сделать все возможное для борьбы с неонацистами. Посовещавшись с семьей и друзьями (по данным The New York Times, Кон думал около недели), он все-таки решил остаться в Белом доме. Тогда советник Трампа решил, что он еще сможет принести пользу.


    Ушедший в отставку главный советник Белого дома по экономических вопросам Гэри Кон, дочь президента США Иванка Трамп и президент Дональд Трамп, январь 2018 года
    0
    avatar
    Китай повысит пошлины на 128 американских товаров
    02.04.2018 graniru.org/Politics/World/Asia/m.268849.html

    Правительство Китая повысит пошлины на ввоз в страну 128 американских товаров, включая фрукты и свинину, в ответ на шаги президента Дональда Трампа по ограничению китайской торговли в США, сообщает китайская газета People's Daily.

    В китайском министерстве финансов заявили, что повышение пошлин стало ответной мерой на планы Трампа повысить тарифы на ввоз в США китайских стали и алюминия.

    Новые американские тарифы «нанесли серьезный ущерб» интересам Китая, отметили в Минфине КНР.

    8 марта Трамп подписал указ о введении 25-процентной пошлины на импорт стали и 10-процентного тарифа на ввоз в США алюминия.

    С тех пор президент освободил многие страны от действия указа, однако не стал делать исключения для Китая, уточняет The New York Times.

    В дальнейшем Трамп ввел новые пошлины на китайские товары, которые в сумме составили около 60 миллионов долларов, а также запретил фирмам из Китая инвестировать в американскую промышленность, обвинив их в краже интеллектуальной собственности.

    В 2017 году Китай продал в США товаров на 535 миллиардов долларов, а объем американского импорта в КНР составил 135 миллиардов долларов.

    Если теперь приобретение американских товаров станет невыгодным для Китая, страна переориентируется на торговлю со странами Европы и Южной Америки, отмечают наблюдатели.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.