Америка
  • 564
  • Год Трампа

    2018 — 01 — 23. Константин Сонин (ksonin)
    этот же текст на сайте «Ведомостей»

    Обыкновенный республиканец


    Год президентства Трампа прошел так, как и было предсказано. Насколько ошиблись обозреватели, предсказывая поражение Трампа на выборах в ноябре 2016 г., настолько же точными оказались прогнозы на первый год президентства после его избрания. Во внешней политике изменений фактически не произошло. Многолетняя традиция, согласно которой внешнеполитический курс США не зависит от того, какая партия контролирует исполнительную или законодательную власть, устояла. Несмотря на многократное повторение лозунга America First и критику предшественников из обеих партий, Трамп не изменил никаких стратегических приоритетов и увеличил присутствие американских войск в других странах. Обещания улучшить отношения с Россией не вылились ни в какие реальные изменения; собственная партия связала президенту руки, отобрав у него часть полномочий.

    На внутреннем, куда более важном для любого американского президента фронте изменения тоже минимальные. Проведена налоговая реформа – аналогичная тем, которые проводили чуть ли не все президенты-республиканцы в последние 50 лет. Если бы президентом стал другой прошлогодний кандидат от той же партии – Джеб Буш, Джон Кейсик или кто другой, – результат был бы тем же самым. Те избиратели Трампа, чьи голоса решили судьбу выборов в 2016 г., – бедные белые жители небольших городов – не получили в результате реформы ничего.

    Важной ареной активности президента Трампа в первый год было «дерегулирование» – отмена разного рода требований к фирмам и ослабление органов, занимающихся надзором за соблюдением этих требований. Непосредственный предшественник Трампа Барак Обама вводил новые элементы регулирования – ужесточение стандартов в финансовой сфере, защите окружающей среды, образовании. Поскольку Обаме не удавалось договориться с республиканцами, контролировавшими конгресс, о принятии законов, он занимался квазизаконотворчеством, меняя практику с помощью указаний о том, как законы должны исполняться. То, что вводится с помощью президентских указов, можно отменить с помощью таких же указов, и администрация Трампа весь год последовательно занималась деконструкцией регуляторных правил, введенных Обамой. Это должно снижать нагрузку на бизнес и, значит, стимулировать экономическое развитие. Впрочем, если смотреть на графики основных экономических показателей, трудно увидеть точку, в которой Трамп сменил Обаму. Экономический рост продолжился тем же, относительно высоким темпом, безработица все так же снижается, а фондовый рынок, продолжая рост, установил новые рекорды.

    В области иммиграционной политики Трамп выполнил часть обещаний: хотя новых законов принять пока не удалось, существенно ужесточилось исполнение существующих (Обама, не имея возможности менять законы, значительно облегчил положение многих иммигрантов). Если бы не трамповский твиттер, создающий мощнейший информационный шум, по итогам первого года можно было бы считать Трампа обыкновенным президентом-республиканцем.


    2018 — 01 — 02. Константин Сонин (ksonin) (сокращено)

    Год Трампа


    1) В отличие в 2016 года, когда многие обозреватели (включая меня), неправильно оценивали перспективы Трампа, в 2017 году все, кто спокойно оценивал ситуацию, предсказали всё правильно. Президентство Трампа необычно из-за его поведения в Твиттере и интервью – раз за разом он использует данные и факты, которые невозможно подтвердить или легко опровергнуть. Президентство Трампа в части госуправления вполне стандартно – любой республиканский президент последних пятидесяти лет пытается снизить налоги и назначает противников госвмешательства на ключевые регуляторные должности.

    2) Как и ожидалось, Трамп был в 2017-ом году слабым президентом – его взаимодействие с Конгрессом было максимально неэффективным и принесло ему (и Конгрессу) минимально возможные выигрыши. «Минимально возможные», конечно, с учётом того, что республиканцы контролируют и законодательную, и исполнительную власть (а на уровне штатов их преимущество ещё больше).… Не только республиканец Трамп выиграл президентство, но партия сохранила, вопреки ожиданиям, большинство в обеих палатах парламента. С учётом масштаба той победы, год был проведён в законодательном плане почти бесплодно.

    3) На экономическом фронте никаких изменений, по существу, не произошло. Устойчивый рост производства, занятости и фондового рынка при президенте Обаме сменился столь же устойчивым ростом при президенте Трампе.…

    4) Популярность Трампа, и «в целом», и по каждому параметру, упала за год и сейчас находится на самом низком уровне в истории (не в истории США, а в истории опросов, примерно за шестьдесят лет). Это не значит, как некоторые думают, что у Трампа низкие шансы выиграть перевыборы в 2020 году. Пока они примерно такие же, исторически, как у действующего президента в Америке – 50/50, грубо говоря. Популярность Трампа среди республиканцев очень высока, а независимые избиратели, примерно треть, могут решить, что делать, ближе к концу кампании. В любом случае кандидату от демократов необходимо будет «вернуть» Мичиган, Висконсин и Пенсильванию, а пока это выглядит не проще, чем в обычной ситуации с обычным республиканским президентом.

    5) Чтобы оценить перспективы скандала с «русским вмешательством на выборах 2016 года» надо понимать важную вещь: импичмент президента в США – это политический, а не юридический процесс. Обвинение для отстранения от власти может быть чем угодно, если палата представителей решит, что оно достаточно, а сенат решит «виновен». Шанс, что демократы получат большинство в палате представителей и проголосуют за импичмент, значителен (50-60%), но шанс, что в сенате найдётся 67 голосов за отстранение (при том, что там 51 республиканец, а ожидание -1-2), практически ноль. При том уровне поддержки, который есть у Трампа среди республиканцев, нет оснований ожидать, что в ходе расследования всплывет что-то, что изменит этот показатель. Конечно, демократы будут создавать максимум шума вокруг расследования (которое даст много свидетельств того, что неопытные и некомпетентные сотрудники избирательной компании Трампа нарушали традиции, правила и законы).

    6) В области внешней политики правительство Трампа занималось примерно тем же, чем правительства предыдущих американских президентов: пытаясь выпутаться из разных ситуаций и обещая избирателям сократить присутствие в мире, они только больше впутываются. Трамп обещал изоляционизм и «Америка в первую очередь», но после его первого года американские солдаты присутствуют в большем количестве и в большем числе стран, чем год назад. Плюс на военные расходы тратится ещё больше денег. Это правда, что союзники, что в Европе, что в Азии стали обращать меньше внимания на «указания Вашингтона» — в частности, потому что трамповские твитты саботируют традиционную дипломатию. Но это, пожалуй, единственное, что работает в обещанную Трампом сторону.



    22 января 2018. Carnegie. ДМИТРИЙ ТРЕНИН
    Оригинал статьи в газете Ведомости

    Как Трамп все расстроил, но не сломал


    За год, прошедший с момента вступления Дональда Трампа в должность 45-го президента США, большая часть посвященных ему комментариев касалась психологических особенностей его личности. Личность американского президента, конечно, имеет большое значение, но еще большее значение имеет политика, проводимая главой Белого дома. По итогам первого года президентства Трампа можно сделать вывод: Трамп оказался скорее «расстроителем» системы, чем ее разрушителем. Предрекавшейся многими либералами катастрофы в смысле обрушения конституционных основ США и несущих опор американского глобального лидерства не произошло, но кризис политической системы, ценностных ориентиров и внешней политики США углубился.

    Этот кризис начался еще до выборов 2016 г. Собственно, само избрание Трампа – как и неожиданно сильное выступление демократического социалиста Берни Сандерса – стало свидетельством серьезных проблем в партийно-политической системе США и существенного расслоения в американском обществе. Это общество все отчетливее делится на тех, для кого глобализация экономики и быстрый технологический прогресс означают колоссальное расширение возможностей, и тех, кто в результате тех же изменений оказывается в проигрыше.

    Что касается внешней политики, то, достигнув на рубеже XXI в. впервые в мировой истории положения глобального гегемона, США оказались не способны управлять колоссально усложнившимися мировыми процессами, столкнулись с вызовами своему доминированию со стороны ряда крупных игроков, прежде всего Китая и России, и ощутили утрату конкурентоспособности по сравнению с союзниками в Европе и Азии. Уже президент Барак Обама ограничил интервенционистскую практику Вашингтона и постарался перенести акцент на укрепление внутренней базы американской мощи.

    При Дональде Трампе все три обозначенных кризиса – политической системы США, ценностных ориентиров американского общества и внешней политики Вашингтона – продолжали развиваться. В то же время обозначились пределы, в которых эти кризисы будут протекать. Политико-информационная война между президентом и его противниками, преимущественно из демократической партии и либеральных СМИ, будет идти интенсивно вплоть до следующих выборов, но эта война, в которую вовлечены суды и правоохранительные органы, будет вестись в конституционных рамках. Ценностный конфликт будет углубляться, но не приведет к массовым беспорядкам и подрыву национального единства. Внешняя политика Вашингтона, умерив амбиции, связанные с распространением демократии, будет нацелена на обеспечение и поддержание преобладания США в мире.

    Во внутренних делах Трампу не удалось, как он обещал, заменить обамовскую систему медицинского страхования собственным законодательством, но он сумел провести важную реформу налогообложения. В 2017 г. экономика США демонстрировала высокие темпы роста, а биржевые индексы неоднократно обновляли свои исторические максимумы. Это, разумеется, не прямая заслуга президента, но очевидно, что американский бизнес доверяет главе государства. Иммиграционные ограничения Трампа неоднократно оспаривались судами, но идея более избирательного подхода к приему новых иммигрантов за последний год укрепилась в сознании значительной части американцев.

    В сфере внешней политики Дональд Трамп сделал ряд шагов, направленных на демонтаж дипломатического наследия предшественника. Он отозвал подпись США под документом о Тихоокеанском торгово-инвестиционном партнерстве, приостановил американское участие в парижском соглашении по климату и фактически предупредил о предстоящем выходе Вашингтона из многосторонней договоренности с Ираном по его ядерной программе. Помимо этого США объявили, что выходят из ЮНЕСКО и признают Иерусалим столицей Израиля. Эти шаги знаменовали отход администрации Трампа от принципов многосторонности и реализацию лозунга America First.

    Продолжая в том же ключе, Трамп предложил американским союзникам больше вкладываться в коллективную оборону, заявив, что «неплательщики» не могут рассчитывать на автоматическую поддержку США. Партнеры и клиенты Вашингтона получили предупреждение о том, что отказ следовать линии США в международных делах чреват сокращением или полным прекращением американской финансовой помощи.

    Трамп продемонстрировал жесткость в отношении противников Америки. В Сирию для борьбы с ИГИЛ (запрещено в России) были посланы американские войска, чего не решался делать Обама. Контингент вооруженных сил США в Афганистане, который предыдущий президент сокращал и выводил, получил усиление. Трамп демонстративно укрепил альянс с руководством Израиля и Саудовской Аравии – главных оппонентов Ирана на Ближнем и Среднем Востоке. Наконец, администрация Трампа подвергла финансово-экономическому, военно-политическому и психологическому давлению Северную Корею, вплотную приблизившуюся к приобретению способности к ракетно-ядерному сдерживанию США.

    Руководящие документы, утвержденные президентом Трампом, – стратегия национальной безопасности и военная стратегия США – официально назвали Китай и Россию соперниками, стремящимися к изменению миропорядка в ущерб интересам США. Фактически Москва и Пекин стали открыто рассматриваться в качестве потенциальных военных противников Вашингтона. Если в отношении России такая позиция обозначилась уже давно, то включение КНР в ту же категорию стран, что и Россия, представляет собой существенный поворот в американской политике, которая до сих пор строилась на сочетании вовлечения Китая в американоцентричную систему и его мягкого сдерживания.

    Внешняя политика США при Трампе, таким образом, претерпела существенную коррекцию: баланс между интересами собственно США и интересами возглавляемой ими системы сдвигается в сторону первых. В то же время такое изменение вызвало реакцию со стороны союзников. Больше связанные с либерально настроенными элитами, чем с Трампом, европейские союзники позволяют себе умеренно фрондировать, не рискуя при этом прослыть антиамерикански настроенными. Речь ни в коем случае не идет о кризисе трансатлантических отношений. Они остаются прочными, и конфронтация США с Россией остается здесь важным цементирующим фактором.

    Американо-российские отношения за год пребывания Дональда Трампа у власти ухудшились. Главная причина этого в том, что внутриполитические противники президента убеждены, что Россия вмешалась в выборы 2016 г. на стороне Трампа. Многие при этом подозревают нынешнего президента в том, что он агент Кремля и повинен в государственной измене в пользу России. В этих условиях Трамп оказался блокирован в своих публично высказывавшихся намерениях договориться с Москвой. Более того, ему уже пришлось и еще не раз придется вводить в силу закона антироссийские санкции, подготовленные конгрессом.

    Таким образом, отношения США с Россией стали заложником политической войны, идущей внутри американской властвующей элиты. Это всерьез и надолго, так что неплохие, судя по всему, личные отношения Дональда Трампа и Владимира Путина не в силах предотвратить дальнейшего ухудшения положения дел.

    По факту Россия и США сегодня находятся в состоянии информационной и экономической войны друг с другом. Пробиты все сдерживающие барьеры, кроме одного – прямого военного столкновения. В таких условиях главным содержанием российско-американских отношений на обозримую перспективу – по крайней мере до 2021 г., но, скорее всего, и дальше – становится предотвращение инцидентов и просчетов, которые могут вывести эскалацию на уровень вооруженного конфликта.

    Здесь как раз есть смысл обратиться к особенностям личности действующего президента США. Многие американцы считают его опасным в роли верховного главнокомандующего, имеющего в распоряжении ядерную кнопку. Есть даже такие, кто открыто призывал «взрослых людей» в окружении «непредсказуемого» Трампа – генералов, возглавляющих министерство обороны и совет национальной безопасности, – блокировать приказы президента о применении ядерного оружия.

    Трамп действительно столкнулся с кризисной ситуацией в Северо-Восточной Азии. Он стоит перед дилеммой – позволить третьеразрядной стране, КНДР, держать на ядерной мушке державу номер один, США, или начать против Северной Кореи превентивную войну, которая способна привести к миллионным жертвам и колоссальным разрушениям. Некоторые «взрослые», как и их предшественники в администрации Джона Кеннеди 55 лет назад, готовы начать войну, невзирая на последствия. Трамп, публично ввязавшийся в полемику с северокорейским вождем Ким Чен Ыном, пока медлит. От того, как решит свою дилемму 45-й президент США, будет зависеть его внешнеполитическое наследие, и не только внешнеполитическое.

    8 комментариев

    avatar
    Он стоит перед дилеммой – позволить третьеразрядной стране, КНДР, держать на ядерной мушке державу номер один, США, или начать против Северной Кореи превентивную войну
    Скончыўся час — цяпер ёсць Кітай і Азія сама разбярэцца — без грынгаў і ды іх саксотаў.
    0
    avatar
    Этим США и отличается от управляемой царьками расии. Предыдущий президент остается в живых, а последующий не разворачивает страну на 180.
    0
    avatar
    Прошел только «профессора» Сонина, но мал-мал плюсую жанр герра Вогеля. Делать разновзглядовую подборку по единому предмету — шибко правильное решение. Надеюсь, однако, что эта окажется плюрализьмой.
    0
    avatar
    Надеюсь, однако, что эта окажется плюрализьмой.
    как же так, плюрализьм ведь евреи придумали, чтобы обмануть и обокрасть русский народ
    0
    avatar
    чтобы обмануть и обокрасть русский народ
    Вот вить они и тут аспиды уели.
    0
    avatar
    плюрализьм ведь евреи придумали,
    Пардон за изначальную темность. Справился с источниками. Оказывается, просветители европейские теж не жаловали «избраных». Вольтер — так вообще исходился в неприятии.
    0
    avatar
    просветители европейские
    вот с ихнего просвещения и все беды у русского народа
    0
    avatar
    Зять и старший советник президента США Джаред Кушнер лишен доступа к ежедневным сводкам, которые составляются для Дональда Трампа спецслужбами и содержат наиболее ценные секретные сведения.

    Соответствующее решение, сообщает CNN, на прошлой неделе принял глава аппарата Белого дома Джон Келли. Уровень допуска Кушнера понизили с самого высшего до «секретного».

    Как выяснила газета The Washington Post, власти как минимум четырех стран рассматривали возможность манипулирования Джаредом Кушнером, используя его «финансовые трудности и недостаток опыта во внешней политике». В частности, такие планы обсуждались в Объединенных Арабских Эмиратах, Китае, Израиле и Мексике, рассказали газете неназванные американские чиновники.

    Кушнер согласился с решением о лишении допуска и не будет просить президента о возобновлении доступа к секретным данным, рассказал источник, знакомый с ситуацией. (англ.яз.)
    CNN
    meduza.io/news/2018/02/28/zyatya-trampa-lishili-dostupa-k-gostaynam-ssha
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.