Америка
  • 472
  • Рашагейт: Флинн топит Трампа?

    02.12.2017 ABC News, перевод inosmi.ru (ссылки не копировал)

    Рашагейт: Раскаявшийся Флинн топит Трампа


    Генерал-лейтенант в отставке Майкл Флинн пообещал «полное сотрудничество» в рамках «российского расследования» спецпрокурора Мюллера и, согласно источнику ABC, готов дать показания о том, что Дональд Трамп давал ему распоряжение контактировать с русскими — первоначально в целях совместной борьбы против ИГ (запрещенной в России террористической организации) в Сирии.

    Это поразительное сообщение появилось на фоне известий о том, что Флинн, который сотрудничает со следствием под руководством спецпрокурора Роберта Мюллера, признал себя виновным в даче ложных показаний ФБР. Они касались его тайных переговоров с российским послом, которые произошли до того, как Трамп занял пост президента. Спецпрокурор сообщил об этом в пятницу утром.

    Собеседник ABС рассказал, что Флинн в последние недели ощущал себя брошенным Трампом, а в последние 24 часа рассказывал друзьям о решении заключить сделку со следствием, обеспокоенный той громадной ценой, которую ему придется заплатить, если он продолжит оспаривать обвинения.

    «Терпеть в течение многих месяцев ложные обвинения в „госизмене» и других ужасающих деяниях было невероятно больно, — заявил сам Флинн. — Эти ложные обвинения противоположны всему том, что я когда-либо сделал и во что верил. Но я согласен с тем, что действия, совершение которых я признал сегодня в суде, были неправильными, и при помощи своей веры в бога работаю над тем, чтобы исправить ситуацию".

    Бывший старший советник Флинна Ричард Фрэнкель заявил ABC, что Флинн принял решение сотрудничать со следствием под очень сильным давлением, но считает этот шаг нужным для всей страны.

    «Я не знаю, что именно генерал Флинн знает о каких-либо незаконных деяниях, совершенных во время (предвыборной) кампании или в Белом доме, — заявил Фрэнкель, который ранее также занимал высокий пост в ФБР. — Однако генерал Флинн был одним из главных советников президента Трампа во время кампании и в момент, когда тот занял пост в Белом доме, поэтому если, как говорится, „в шкафу есть скелет», Флинн, по моему мнению, должен об этом знать".

    Флинну предъявили обвинения в обмане ФБР по поводу бесед с российским послом в США Сергеем Кисляком после выборов и до вступления Трампа на пост президента. Эти беседы привели к тому, что российские власти выступили лишь с умеренным ответом на введение Вашинтоном новых санкций в отношении Москвы, следует из документов следствия.

    Предъявленные Флинну обвинения предусматривают до пяти лет лишения свободы.

    Флинн оказался самым последним и самым высокопоставленным лицом из окружения Трампа, оказавшимся обвиняемым в рамках расследования спецпрокурора Мюллера. Он в сопровождении своей жены и адвоката Роберта Келнера прибыл в районный суд в Вашингтоне (округ Колумбия) после явки в вашингтонский офис ФБР, где его ранее сфотографировали и взяли отпечатки пальцев.

    Федеральный судья Рудольф Контрерас спросил генерал-лейтенанта в отставке, был ли тот ранее судим, на что Флинн ответил отрицательно. Контрерас затем спросил, правильно ли он понял утверждения о том, что Флинн признает себя виновным в совершении преступления. «Да, ваша честь», — сказал Келнер.

    После слушания Флинн остался на свободе, но должен каждую неделю уведомлять власти о своем местонахождении. Слушание, на котором будет оглашен приговор, пока не назначено. Судья отметил, что Флинн согласен сотрудничать со следствием и по другим вопросам.


    Майкл Флинн, бывший советник Трампа по национальной безопасности

    5 декабря. 24 Канал. Борис Немировский (сокращено)

    «Рашагейт» в США: кто сядет, а кто уйдет с должности


    … Возникает вопрос: как долго еще Трамп сможет утверждать, что он «ничего не знал»?

    На партийном съезде республиканцев, на котором Дональд Трамп был номинирован в качестве кандидата в президенты, Майкл Флинн рьяно дирижировал хором противников Хиллари Клинтон, выкрикивал: «В тюрьму ее!». Сейчас тюрьма «светит» уже самому Флинну – бывший советник Трампа стал самым высоким (на данный момент) должностным лицом из окружения президента, против которого спецпрокурор Роберт Мюллер выдвинул официального обвинения.

    На прошлой неделе Флинн направил в суд так называемое Plea Bargain – то есть, признание в совершенном преступлении, которое должно облегчить ему наказание. В этом документе он отдельно отметил, что отныне сотрудничает со следствием в так называемом «рашагейте» – расследование по поводу контактов команды Трампа и его самого с Кремлем.


    «Работаю в центре»

    Официальный прокурор Брэндон Ван Грач заявил во время судебного заседания, что «весьма важный член переходной команды Трампа» дал Флинну задачу выйти на контакт с российским послом. В противном случае Флинн позвонил в присутствии президента в его флоридской резиденции в Мар-а-Лаго еще одному из наиболее влиятельных членов команды Трампа, чтобы поговорить с ним о резолюции ООН, о которой он общался с Кисляком. То есть, следствие все ближе и ближе придвигается именно к Трампу лично.

    Обвинения также демонстрируют, что команда Трампа нарушила американские законы и продвигала «собственную» внешнюю политику тогда, когда не имела на это права – президентом был еще Барак Обама. Контакты Флинна с Кисляком, таким образом, были сигналом Москве: политика США в отношении России с началом президентства Трампа улучшится.

    «Скажи мне все!»
    Впрочем, еще более важной может оказаться информация, которой нет в сухом сообщении ФБР в суд. Пока официальные обвинения остаются значительно легче, чем те дела, в которых подозревает Флинна Роберт Мюллер. Некоторые эксперты усматривают в этом доказательство, что экс-советник Трампа заключил «большую сделку» со следствием, чтобы «сдать» других членов президентской команды ради спасения собственной шкуры.

    Например, юристы указывают на то, что ФБР идет на подобные сделки лишь тогда, когда свидетель может предоставить следствию материалы о персонах, которые стоят выше него в иерархии или по крайней мере являются такими же влиятельными, как он сам. Флинн, как советник Трампа, стоял очень высоко. Следовательно, возможно, Мюллер ожидает от него «компромат», например, на вице-президента Майка Пенса или на самого президента Трампа – или на советников и членов семьи Трампа.

    В эту картину вписывается и то, что адвокаты Флинна больше, чем неделю назад прекратили сотрудничество с адвокатами Трампа – возможно, чтобы избежать конфликта интересов. Это обычная практика в том случае, если их подопечный пошел на сделку со следствием.…

    … хронология событий бросает тень именно на Трампа. 24 января 2017 года Флинн солгал следователям ФБР о своих контактах с Москвой. 26 января тогдашняя министр юстиции США Салли Йейтс предупредила Белый дом, что Флинн соврал и в результате этого открылся для давления с российской стороны. Однако, на следующий день Трамп не уволил Флинна, а требовал взамен у тогдашнего шефа ФБР Джеймса Коми, чтобы тот доказал ему свою верность. Коми не доказал – и Трамп уволил с должности… Нет, опять не Флинна, а Салли Йейтс. Якобы совсем по другим основаниям.

    И только, когда ложь Флинна стала известной всем, президент не имел другого выбора, как только уволить его – это произошло 13 февраля. На следующий же день он попросил Коми остановить следствие против уже уволенного Флинна. Получив вполне законный отказ, Трамп 9 мая уволил с должности теперь уже Джеймса Коми…

    Такая хронология логичным образом приводит к вопросам: что же такое знает Флинн о контактах Трампа с Россией? Что заставляет Трампа так нервничать, что он сначала не хочет увольнять Флинна, а потом пытается его защитить от следствия? Что это за информация, которая делает Флинна таким ценным свидетелем для Мюллера, что тот предлагает сделку и готов не выдвигать самые тяжелые пункты обвинения официально? И кто такие эти чиновники из команды Трампа, которые приказали Флинну искать контакты с Москвой?

    В любом случае, ясно одно: тот факт, что Мюллер «развернул» Флинна и превратил его в свидетеля обвинения, делает ситуацию лично для президента особенно опасной.


    Удар в спину?

    04.12.2017. Грани. Владимир Абаринов

    Из искренности возгорится


    О том, что генерал Майкл Флинн готов пойти на сделку с правосудием, в Белом Доме догадывались, но не знали ни параметров сделки, ни даты, когда она будет заключена. Поэтому новость, появившаяся 1 декабря, стала полнейшей неожиданностью для администрации. Пресс-служба Белого Дома отменила запланированное присутствие прессы по случаю визита премьер-министра Ливии и не проводила ежедневный брифинг, хотя самое время было трубить в фанфары — ночью Сенат проголосовал за налоговую реформу.

    Генерал в сопровождении адвокатов появился в суде и на все вопросы судьи отвечал односложно — «да» или «нет». Признает ли он себя виновным? Да. Принуждал ли его кто-либо к заключению сделки? Нет. Обещали ли ему смягчить наказание в обмен на сотрудничество? Нет. В заявлении о признании вины Флинн написал, что делает это ради блага семьи и страны.

    Бывшему советнику президента по национальной безопасности предъявлено обвинение, состоящее из одного пункта: дача ложных показаний ФБР. За это ему грозит до пяти лет тюрьмы и штраф в 250 тысяч долларов. По условиям соглашения со спецпрокурором генерал отказывается от своего права на обжалование приговора. Если он уклонится от своего обязательства «всецело сотрудничать» со следствием, соглашение будет расторгнуто и Флинну будут предъявлены дополнительные обвинения, связанные с его лоббистской деятельностью в пользу Турции. Роберт Мюллер держит их про запас именно на этот случай.

    Уголовное дело против сотрудника администрации такого ранга, пусть и бывшего, — событие экстраординарное. Это центральная фигура Рашагейта. Его согласие давать показания может стать началом схода снежной лавины. Недаром президент Трамп просил тогдашнего директора ФБР Джеймса Коми прикрыть дело, а когда тот не послушался, уволил его.

    Учитывая давние связи Майкла Флинна с Россией, кандидат Трамп назначил его ответственным за отношения с Москвой. Поэтому когда 28 декабря прошлого года российский посол Сергей Кисляк узнал о том, что президент Обама подписал указ о новых санкциях против России и выдворении 35 российских дипломатов в наказание за вмешательство в американские выборы, он позвонил именно Флинну.

    Команда Трампа пребывала в тот момент на рождественских каникулах: Трамп — в своем флоридском гольф-клубе Мар-а-Лаго, его зять и советник Джаред Кушнер — на Гавайях, Флинн — в Доминиканской Республике. 29 декабря, когда о санкциях было объявлено, генерал и посол созванивались несколько раз, в промежутках консультируясь каждый со своим начальством. В этот день на пять часов пополудни было назначено телефонное совещание избранного президента с сотрудниками, отвечающими за национальную безопасность, в том числе с Флинном, но состоялось ли оно, а если да, то обсуждался на нем вопрос санкций, неизвестно.

    Флинн просил Москву воздержаться от жесткого ответа. Но 30 декабря министр иностранных дел РФ пообещал ответить взаимностью и сообщил, что МИД уже составил и передал на усмотрение президента список 31 кандидата на выдворение. Угроза, однако, продержалась менее двух часов: президент Путин заявил, что не будет «опускаться до уровня „кухонной, безответственной дипломатии“ и не станет высылать американских дипломатов, более того — приглашает их детей на елку в Кремль, а что касается двусторонних отношений, то он их будет выстраивать „исходя из политики, которую будет проводить администрация президента Д. Трампа“.

    Дональд Трамп похвалил в Твиттере Путина за это мудрое решение: „Я всегда знал, что он очень умный!“

    Еще до инаугурации информация о телефонных разговорах генерала с послом попала в прессу. Сначала пресс-секретарь избранного президента, а затем избранный вице-президент, ссылаясь на заверения Флинна, публично заявили, что о санкциях речь в этих беседах не шла, а дата совпала чисто случайно. Флинн допустил необъяснимую беспечность, а может, самонадеянность: как бывший начальник разведупра Пентагона он должен был знать, что телефоны российского посла находятся на прослушке ФБР. Всего вероятнее, он решил, что ФБР не осмелится противоречить. Но ФБР осмелилось. На третий после инаугурации день, 23 января, к нему пришел агент ФБР и задал вопросы о разговорах с Кисляком. Флинн повторил уже озвученную другими ложь.

    Это преступление ему теперь и вменяется. В заявлении о признании вины, подписанном Флинном, излагается как эта ложь, так и действительные события.

    После замешательства, продолжавшегося несколько часов, юрисконсульт Дональда Трампа Тай Кобб опубликовал заявление, в котором сказано, что признание Флинна касается только его самого, что он проработал в администрации Трампа всего 25 дней и вообще он бывшее должностное лицо администрации Обамы.

    Кобб поторопился или невнимательно прочел судебные бумаги. Флинн говорит, что звонил послу по указанию „высокопоставленного должностного лица“ переходной команды Трампа. Кто это лицо?

    The New York Times, раздобывшая электронную переписку некоторых членов команды за интересующие нас даты, предполагает, что этим лицом была Кэтлин Троя Макфарланд — ветеран американской политики безопасности, работавшая в республиканских администрациях Никсона, Форда и Рейгана, а затем после 30-летнего перерыва вдруг вернувшаяся на авансцену при Трампе. Макфарланд называли „мозгом Флинна“. Став советником по нацбезопасности, генерал назначил ее своим первым замом. Когда уже в феврале, на 25-й день после своего назначения, он вынужден был покинуть пост, его преемнику генералу Макмастеру стоило немалых трудов задвинуть ее на вторые роли, а затем избавиться вовсе — сейчас она ожидает утверждения в должности посла США в Сингапуре. (Назначение отложено. — Vogel)

    Нет сомнения, что Дональд Трамп знает ее как эксперта своего любимого телеканала Fox News. В сентябре 2013 года она, например, утверждала, что Владимир Путин достоин Нобелевской премии мира за его действия в Сирии. В марте 2014, после захвата Крыма, она писала в Твиттере:
    Путин захватывает страны. Обама грозится, может быть, исключить Россию из „восьмерки“. Путин теперь прямо локти кусает! Историю пишут победители, а не нытики.

    В опубликованных NYT электронных посланиях, направленных другим советникам избранного президента, Макфарланд пишет, что Обама своими санкциями „загоняет Трампа в угол“ и что это лишает США свободы маневра в отношениях с такими странами, как Иран и Сирия, поскольку „Россия есть ключ к этой запертой двери“.

    В довершение картины добавим, что Макфарланд находилась рядом с президентом в Мар-а-Лаго.

    Вряд ли Владимир Путин — вопреки мнению своего министра — уважил бы личную просьбу Флинна, с которым он был едва знаком. Чтобы ею занималось первое лицо, просьба должна была исходить от лица того же уровня.

    2 декабря, спустя более суток после появления Флинна в суде, президент Трамп сердито написал в Твиттере:
    Я уволил генерала Флинна, потому что он солгал вице-президенту и ФБР. Он признался в этой лжи. Это позор, потому что его действия в переходный период были законными. Скрывать было нечего!

    Пишут, что этот твит согласован с личным адвокатом Трампа. Если это так, то адвокат оказал своему клиенту медвежью услугу. В своих комментариях по поводу отставки Флинна Трамп ни разу не упомянул ФБР. О допросе вообще стало известно три дня спустя, 16 февраля, из публикации The Washington Post. Президент же называл Флинна „прекрасным человеком“, который немного ошибся: не стоило врать вице-президенту, потому что он, Флинн, „не сделал ничего дурного“.

    Имеет ли право избранный президент за три недели до вступления в должность вступать в переговоры с иностранной державой? С точки зрения закона, до инаугурации он остается частным лицом. Если Дональд Трамп считал себя в своем праве, почему он скрывает свою роль? А если вопрос о новых санкциях и переговорах Флинна обсуждался в ближайшем окружении избранного президента (но удивительным образом не с ним самим), не означает ли это, что лгал не один Флинн, а все участники дискуссии, что вице-президента подставили, использовали втемную, а когда обман выяснился, сделали из генерала козла отпущения?

    Обо всем этом генерал Флинн рассказывает сейчас спецпрокурору Мюллеру. У действующих советников Трампа повестки на допрос уже на руках.


    Трамп + Флинн =?

    04.12.2017. Газета.Ru. Арег Галстян (сокращено)

    Отставка или импичмент: попадет ли Трамп под колпак Мюллера

    Чем закончится расследование Мюллера в отношении сотрудников Трампа
    В конце прошлой недели бывший советник президента США по национальной безопасности Майкл Флинн признал себя виновным в лжесвидетельствовании при даче показаний относительно его контактов с послом России в Вашингтоне Сергеем Кисляком. Бывший генерал также согласился сотрудничать со следствием. О том, к чему это сотрудничество может привести, «Газете.Ru» рассказал кандидат исторических наук, политолог-американист Арег Галстян.

    Генерал-лейтенант Майкл Флинн, прослуживший чуть больше 20 дней на должности советника по национальной безопасности президента Дональда Трампа, заявил в конце прошлой недели о готовности дать показания о связях членов избирательного штаба Трампа с представителями России. Согласно источникам агентства ABC, Флинн также обладает доказательствами того, что именно действующий президент давал распоряжение установить контакты с русскими для определения будущей стратегии в борьбе с Исламским государством (запрещенная в России террористическая организация).


    Кто такой господин Флинн?
    Главным фигурантом «Рашагейт» и ключевым звеном всего расследования стал упомянутый выше генерал Флинн, у которого весьма насыщенная и интересная биография. Более двадцати лет он работал на разных должностях в армейской разведке, командуя на крупных базах в Аризоне, Северной Каролине и на Гавайях. Качественный скачок в карьере Флинна произошел в 2004 году, когда президент Буш-младший подписал указ о его назначении на должность директора по разведке «Объединенного командования специальных операций» (ОКСП).

    Эта структура находилась под личным кураторством генерал-майора Стэнли Маккристала, особо приближенного к министру обороны Дональду Рамсфелду. ОКСП отвечало за проведение сверхсекретных операций против ячейки Аль-Каиды в Ираке.

    В этот период у Флинна установились тесные отношения с Маккристалом, который в будущем сыграет роль главного лоббиста в его служебном продвижении. Будучи командующим американским контингентом в Афганистане, Маккристал привлек Флинна в качестве директора разведки действующих войск в Кабуле. На этой должности последний сделал себе имя, выпустив совместно с капитаном Мэттом Поттингером доклад «Fixing Intel: A Blueprint for Making Intelligence Relevant in Afghanistan», в котором критиковал методы сбора разведданных в Афганистане. Этот труд был опубликован Центром новой американской безопасности — одним из главных аналитических центров при Пентагоне — и был высоко оценен тогдашним министром обороны Робертом Гейтсом.

    Однако не вся военная элита разделяла новые подходы Флинна. Одним из главных критиков его деятельности был нынешний глава оборонного ведомства Джеймс Мэттис. Он считал разведку в Афганистане наиболее эффективным элементом в войсках, который оказался в руках неопытных управленцев. Таким образом, внутри американского военного сообщества сформировался конфликт между двумя условными блоками — Маккристалла и Мэттиса.

    Борьба между этими сторонами завершилась победой «группы Мэттиса», после того как президент Барак Обама уволил со службы Маккристала (претендовавшего на должность министра обороны) за оскорбительные высказывания в адрес репортера журнала Rolling Stone. За этим последовало и резкое падение Майкла Флинна, более двух лет проведшего на штатных должностях в Вашингтоне, а в 2012 году перешедшего в «Управление разведки Министерства обороны».

    Честолюбивый генерал, стремящийся занять позицию советника по национальной безопасности, воспринимал новое назначение не как повышение, а как долгосрочную ссылку.

    На новой должности Флинн выпустил серию докладов, в которых критиковались кадровые назначения Обамы в военно-разведывательных структурах. Он также переложил на Белый дом ответственность за возникновение ИГИЛ и развитие украинского кризиса.

    В августе 2014 года Майкл Флинн ушел в отставку спустя 33 года государственной службы. Той же осенью он совместно со своим сыном организовал консалтинговую фирму. В новом статусе он часто получал заказы от лиц, связанных с турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, а также давал комментарии для российского государственного канала RT. В 2015 году на торжественном вечере, посвященном 10-летию канала, он оказался за одним столом с российским президентом Владимиром Путиным. Кадры, сделанные в тот вечер, впоследствие сыграют важную роль в судьбе генерала.

    Поддержка Трампа и «Рашагейт».
    Выборы 2016 года Флинн воспринимал как шанс вернуться в большую политику. Он с самого начала заявил о поддержке кандидатуры Дональда Трампа, став частью его предвыборного штаба в качестве старшего советника. Неудивительно, что генерал Флинн воспринял победу Трампа как свою собственную. Он видел в этом возможность продолжения своей блестящей карьеры, которая оборвалась с увольнением Стэнли Маккристала.

    Изначально предполагалось, что Флинн получит должность главы Пентагона. Однако позже было принято решение изменить позицию на советника по национальной безопасности. Дело в том, что кандидатура министра обороны должна быть утверждена в комитете по делам вооруженных сил и одобрена большинством голосов в Сенате. Для Флинна это было большим риском, учитывая тотальное влияние симпатизантов «группы Мэттиса» и лоббистов корпорации «Lockheed Martin» (Флинн играл на стороне «Boeing» — конкурента «Lockheed»). В свою очередь, позиция советника по национальной безопасности — единственная на вершине военно-разведывательной иерархии, которая не требует утверждения в конгрессменов.

    Флинн, понимая возможности Мэттиса, публично поддержал его кандидатуру на должность министра обороны. «Бешеный пес» Мэттис, по замыслу генерала Флинна, должен был оценить это как жест доброй воли и сигнал к примирению. Однако спустя всего десять дней после назначения выяснилось, что Майкл Флинн преднамеренно скрыл от вице-президента Майка Пенса свои контакты с российской стороной.

    В результате громкого скандала Трамп был вынужден отправить своего советника в отставку. Уход Флинна открыл возможность для продвижения на эту должность генерал-лейтенанта Герберта Макмастера, воевавшего в Ираке под командованием Джеймса Мэттиса. Еще через несколько месяцев генерал Джон Келли — другой протеже Мэттиса — был назначен руководителем президентского аппарата после увольнения Райнса Прибуса.

    Таким образом, можно констатировать, что на сегодняшний день именно представители «группы Мэттиса» во многом контролируют внешнюю и оборонную политику страны, выстраивая диалог с неоконсервативной элитой в Конгрессе.

    За последние полгода в американское информационное пространство было вброшено большое количество материалов, в которых говорилось о конфликтах «группы Мэттиса» с советниками Трампа — Стивеном Бэнноном и Джаредом Кушнером. Герберту Макмастеру, вопреки сопротивлению Трампа, удалось добиться отстранения Бэннона из Совета по национальной безопасности (СНБ), а Келли окончательно вывел радикального ультраконсерватора из Белого дома. Последний из «старой команды» — это Джаред Кушнер — зять и старший советник Трампа, который также проходит как объект расследования. Логично предположить, что для военно-разведывательного лобби и сам Трамп является нежелательной фигурой. Он по-прежнему находится в эпицентре всех громких скандалов, зарабатывая беспрецедентные антирейтинги, которые автоматически транслируются на всю Республиканскую партию.

    Война в «твиттере» с ведущими медиа-гигантами также негативно отражается на общем имидже республиканцев, а полное отторжение со стороны лидеров Демократической партии не позволяет решать серьезные внутри- и внешнеполитические проблемы. В подобной ситуации для партийной элиты идеальным выходом стало бы президентство Майка Пенса — системного кандидата, способного объединить разрозненные фракции «слонов», найти общий язык со СМИ и договориться с демократами. Поэтому не исключается, что после признаний Флинна работа комитета Мюллера может привести либо ко всем выгодной добровольной отставке Трампа, либо к импичменту.

    Лжесвидетельство и мошенничество
    Мюллер обвиняет Флинна в серьезном преступлении — «умышленном предоставлении ложных, фиктивных и мошеннических заявлений». Ряд высокопоставленных сенаторов из комитета по разведке заявили, что имеются доказательства того, что Флинн попросил тогдашнего российского посла в США Сергея Кисляка воздержаться от эскалации ситуации после того, как президент Обама в декабре 2016 года подписал указ о новых санкциях и принял решение выслать из страны значительную часть российского дипкоруса.

    Согласно Мюллеру, решение связаться с Кисляком принадлежало не Флинну, а более высокому должностному лицу в администрации Белого дома. Пока неясно, кто из должностных лиц переходной команды был замешан в этом, однако сам факт признаний Флинна уже может быть инкриминирован как государственная измена. Выше Флинна в переходной команде был лишь вице-президент Майк Пенс. Однако генерал сам признал, что распоряжение было получено в обход Пенса, который ничего не знал о контактах с российской стороной.

    По мнению многих американских экспертов, связующим звеном между Трампом и Россией мог быть Джаред Кушнер.

    Команда Мюллера считает, что Флинн и Кушнер также замешаны в других незаконных действиях. Во время переходного периода (когда власть еще принадлежала администрации Обамы) они призвали представителей России и других стран изменить свою позицию по резолюции Совета Безопасности ООН, осуждающей израильские поселения на Западном Берегу. Флинн отвечал за переговоры с Россией, а Кушнер связался с Кимом Дарроком — послом Великобритании в США, попросив его отодвинуть голосование до официального вступления Трампа в должность. Это дало бы новой администрации возможность наложить вето, чтобы не испортить отношения с Израилем.

    Однако британцы отвергли просьбу Кушнера, сыграв решающую роль в разработке проекта резолюции, позволявшей избежать американского вето. После успешного голосования постпред Великобритании Мэтью Райкрофт заявил, что деятельность израильских поселений представляет собой явную и прямую угрозу для общего видения ситуации на Ближнем Востоке.

    Помимо этого, Флинн проходит по делу о незаконных лоббистских связях с турецкими бизнесменами, связанными с политическими деятелями в Анкаре. В августе 2016 года его лобби-фирма «Flynn Intel» заключила контракт с протурецкой группой «Inovo» на 500 тыс. долларов. Согласно нормативно-правовым актам, Флинн должен был сообщить об этом в Минюст и в комитет по этике Конгресса не позже февраля 2017 года. Однако он отказался предоставить список документов, подтверждающих законность этих связей.

    Мюллер считает, что у Флинна этих документов нет, так как он действовал в обход законов о лоббистской деятельности и нарушил процедуры, прописанные в федеральном законе о регистрации иностранных агентов (FARA).

    Таким образом, для Флинна сложилась ситуация, при которой он может рассчитывать на смягчение обвинений лишь в случае сотрудничества со следствием и предоставления Мюллеру данных, имеющих особую юридическую и политическую ценность. При подобных обстоятельствах для генерала вопрос верности президенту уже не стоит. Если Мюллер сможет доказать непосредственную причастность Трампа к российскому или израильскому делу, то импичмент станет меньшей из проблем 45-го лидера свободного мира.


    Экс-глава ФБР Роберт Мюллер выбирает следующего обвиняемого

    13 Декабрь 2017. РС. Владимир Абаринов (ссылки не копировал)

    Новый фигурант „Рашагейта“

    Сенат США остановил процедуру утверждения Кей Ти Макфарланд в должности американского посла в Сингапуре. У законодателей возникли подозрения, что она неискренне ответила на вопрос о своей роли в контактах команды Трампа с Россией.

    Макфарланд – ветеран американской политики. Вряд ли в администрации Дональда Трампа найдется другой чиновник такого уровня, служивший при Никсоне, Форде и Рейгане. Дочь простого железнодорожного диспетчера, она пришла в Белый дом еще студенткой младших курсов: днем училась в Джорджтаунском университете, а по ночам подрабатывала дежурной машинисткой в Совете национальной безопасности. Тогда ее звали Кэтлин Троя – после замужества девичье имя превратилось в инициалы. Видимо, на машинке она печатала хорошо: ее заметил советник Никсона Генри Киссинджер, и она стала печатать совершенно секретные ежедневные сводки для президента.

    Киссинджер в то время занимался тайной дипломатией с Пекином. Кэтлин Троя увлеклась этой темой и выбрала Китай своей специальностью на старших курсах. При Джеральде Форде она стала помощником Генри Киссинджера, в то время госсекретаря. Когда республиканца Форда сменил демократ Джимми Картер, Кэтлин продолжила свое образование сначала в Оксфорде, затем в Массачусетском технологическом институте. Ее специализацией стали стратегические ядерные вооружения СССР и Китая. Она не дописала свою докторскую диссертацию, потому что пошла работать в администрацию Рональда Рейгана. Но диссертация стала основой рейгановской программы „звездных войн“.

    Она работала в аппарате сенатского комитета по делам вооруженных сил, затем перешла в Пентагон, где стала сначала спичрайтером министра обороны Каспара Уайнбергера, затем пресс-секретарем ведомства. Ее называют разработчиком концепции ограниченного военного вмешательства, которая впоследствии стала известна как доктрина Колина Пауэлла.

    В 1985 году она вышла замуж за банкира-инвестора Алана Макфарланда и превратилась в домохозяйку и заботливую мать пятерых детей, включая двух приемных, однако поддерживала связи в политических кругах. В 1992 году она узнала, что ее брат Майкл – гей, сочла это позором семьи и прекратила отношения с родителями, обвинив отца в сексуальном насилии по отношению к ней и брату. В 1995-м, когда брат умирал от ВИЧ-инфекции, она отказалась навестить его.

    В 2006 году республиканцы искали кандидата, который мог бы составить сильную конкуренцию Хиллари Клинтон на выборах в Сенат от штата Нью-Йорк, и Макфарланд с благословения партийных боссов решила попытать счастья. Она противопоставила себя Хиллари как профессионал в области национальной безопасности дилетанту, но в самом начале кампании подмочила свою репутацию вздорными заявлениями о том, что команда Клинтон шпионит за ней из вертолета, пролетая на низкой высоте над ее домом на Лонг-Айленде, и подсматривает в окно ее спальни из дома напротив ее квартиры на Пятой авеню.

    Тотчас спохватившись, ее помощники стали говорить, что это шутка, однако за Макфарланд с тех пор вплоть до сегодняшнего дня утвердился имидж конспиролога. Либеральная пресса поставила тогда под сомнение и ее профессионализм в области национальной безопасности. New York Times, в частности, утверждала, что она приписывает себе чужие заслуги: речь Рейгана о программе „звездных войн“ написана другими советниками президента.

    Всплыла на поверхность и история с братом-геем. Семья, включая другого брата Кэтлин, категорически отрицала обвинения в растлении детей. В июне ее избирательный штаб остался без денег, и она дала ему в долг 100 тысяч долларов из своих собственных средств. А в августе ее младшая 16-летняя дочь была арестована за магазинную кражу, и Макфарланд объявила, что прекращает кампанию. В сентябре она с треском проиграла праймериз сопернику-однопартийцу Джону Спенсеру, у которого Хиллари Клинтон легко выиграла выборы.

    Спустя четыре года Кей Ти Макфарланд появилась на телеэкранах в качестве комментатора телекомпании Fox News. Она неутомимо критиковала президента Обаму за его бесхребетную политику по отношению к глобальному терроризму и обвиняла его в неисполнении долга: президент играет в гольф вместо того, чтобы защищать страну. Она называла WikiLeaks террористической организацией и призывала казнить Челси Мэннинг за утечку американской дипломатической корреспонденции. Она поддерживала пытку подозреваемых в терроризме водой. „Это не пытка, – говорила она. – Но если даже и пытка, ее, возможно, стоит применять“. Она резко критиковала ядерную сделку с Ираном и приветствовала выход Великобритании из Европейского союза.

    В сентябре 2013 года она писала, что Владимир Путин достоин Нобелевской премии мира за его действия в Сирии. В марте 2014-го она прокомментировала в твиттере захват Крыма так:
    Путин захватывает страны. Обама грозится, может быть, исключить Россию из „Восьмерки“. Путин теперь прямо локти кусает! Историю пишут победители, а не нытики.

    В предвыборных речах Дональда Трампа нетрудно услышать отголоски комментариев Макфарланд в передачах его любимого телеканала. 25 ноября прошлого года стало известно, что избранный президент намерен назначить Кей Ти Макфарланд первым заместителем своего советника по национальной безопасности. Этот выбор произвел сенсацию в Вашингтоне: Макфарланд более 30 лет не работала на госслужбе. Генри Киссинджер приветствовал решение Дональда Трампа. Утверждения в Сенате этот пост не требует.

    »Я горжусь тем, что Кей Ти решила снова послужить нашей стране и присоединиться к моей команде по национальной безопасности, – заявил по этому поводу избранный президент. – Она обладает громадным опытом и врожденным талантом, которые дополнят фантастическую команду, которую мы собираем, что имеет критическое значение, потому что нет ничего важнее, чем обеспечить безопасность нашего народа".

    В переходной команде Трампа она формально была ступенькой ниже кандидата в советники, генерала Майкла Флинна, однако прозвище «мозг Флинна» выдает истинную субординацию. Совет национальной безопасности традиционно стоит вне политики: его дело – независимая экспертиза. Поэтому кадровые сотрудники Совета, многие из которых работали и при Бараке Обаме, были неприятно удивлены чрезмерной политизированностью Макфарланд. Она то и дело повторяла предвыборный слоган «Сделай Америку великой снова» и не упускала случая отметить, что носит туфли с ярлыком «Иванка Трамп».

    Флинн не проработал в администрации и месяца – ему пришлось уйти из-за того, что он превратно изложил вице-президенту Пенсу содержание своих бесед с российским послом Сергеем Кисляком, а вице-президент повторил эту дезинформацию публично. Однако Кей Ти Макфарланд, вопреки ожиданиям, осталась на своем месте – как она подчеркнула, по личной просьбе президента. Более того: сохранение за ней должности первого заместителя стало условием при выборе кандидата на должность советника по национальной безопасности. Занявший этот пост генерал Макмастер не смог избавиться от нее. Ему это удалось только в союзе с Джоном Келли, который тогда был министром внутренней безопасности, а ныне шеф аппарата Белого дома.

    15 июня Макфарланд была назначена послом США в Сингапуре. 20 июля сенатский комитет по международным делам провел слушания по утверждению этого назначения. Генри Киссинджер прислал сенаторам письмо в поддержку своей протеже. Макфарланд оказалась единственным из нескольких будущих послов, назначенных президентом Трампом, которая на вопрос «Верите ли вы в российское вмешательство в выборы?» дала однозначный ответ. Все остальные отвечали уклончиво и только она ответила одним словом: «Да».

    На заседании комитета 19 сентября против утверждения Макфарланд высказался сенатор Бенджамин Кардин. Он охарактеризовал ее как конфронтационную фигуру и при этом сослался на ее предложение присудить Путину Нобелевскую премию мира, на ее позицию относительно пытки водой, а также на следующее высказывание: «Это арабы. Они никогда не говорят вам в лицо то, что, по их мнению, может расстроить вас». Кроме того, сенатор заявил, что у него остаются сомнения относительно роли Макфарланд в истории с генералом Флинном.

    Тем не менее комитет рекомендовал Сенату утвердить назначение Макфарланд 12 голосами против 9: за нее голосовали все республиканцы плюс один демократ. Однако голосование полным составом палаты отложено на неопределенное время.

    В ходе процедуры утверждения Макфарланд дала письменные ответы на вопросы законодателей. Сенатор Кори Букер спросил ее: «Обсуждали ли вы с Майклом Флинном какие-либо его контакты с российским послом Сергеем Кисляком?» «Мне ничего не известно об упомянутых выше событиях», – ответила Макфарланд.

    Но в признательных показаниях генерала Флинна, представленных суду спецпрокурором Мюллером 1 декабря, говорится, что он звонил послу по указанию «высокопоставленного должностного лица» переходной команды Трампа. А 2 декабря New York Times опубликовала электронную переписку советников избранного президента, из которой явствует, что этим лицом была, скорее всего, Макфарланд.

    Майкл Флинн, напомним, несколько раз созванивался с Сергеем Кисляком 29 декабря – в день, когда администрация Барака Обамы объявила о новых санкциях в отношении России и о выдворении из США 35 российских дипломатов. Генерал просил Москву воздержаться от жесткого ответа, и президент Путин воздержался. В своих электронных посланиях, адресованных другим советникам избранного президента, в том числе Джареду Кушнеру, Макфарланд пишет, что Обама своими санкциями «загоняет Трампа в угол» и что это лишает США дипломатического маневра в отношениях с такими странами, как Иран и Сирия, поскольку Россия – «ключ к этой запертой двери». Кроме того, она считала, что санкции в наказание за вмешательство в выборы – это ловушка, в которую заманивают избранного президента: они вынуждают его высказываться в защиту России и «дискредитируют победу Трампа, утверждая, что он обязан ею российскому вмешательству». И наконец: «Если начнется эскалация по принципу „око за око“, у Трампа возникнут трудности в улучшении отношений с Россией, которая подыграла ему на выборах».

    Относительно последней фразы юрист Белого дома пояснил газете (не отрицая подлинность посланий), что это не мнение Макфарланд, а то, как изображают дело демократы.

    В довершение картины стоит добавить, что Майкл Флинн во время телефонных разговоров с Сергеем Кисляком находился на рождественских каникулах в Доминиканской Республике. Джаред Кушнер – на Гавайях, а Кей Ти Макфарланд – рядом с избранным президентом в его флоридском гольф-клубе Мар-а-Лаго.

    После этой публикации сенаторы Кардин и Букер направили письмо лидерам Сената с требованием отложить голосование по утверждению в должности Макфарланд до тех пор, пока она публично не разъяснит разночтения в ее ответах Сенату и в статье New York Times. Судя по всему, Макфарланд предстоит дать объяснения комитету по делам разведки, который расследует российское вмешательство в выборы.


    Майкл Флинн со своим заместителем Кей Ти Макфарланд

    4 комментария

    avatar
    Бывший начальник избирательного штаба Дональда Трампа Пол Манафорт, обвиняемый в заговоре против США и ряде других преступлений, подал в суд иск к Минюсту страны, а также лично к замглавы этого ведомства Роду Розенстайну и спецпрокурору Роберту Мюллеру, который возглавляет расследование российского вмешательства в американскую президентскую кампанию 2016 года. Об этом в среду сообщила The New York Times.

    Манафорт настаивает, что Минюст в лице Розенстайна наделил Мюллера слишком большими полномочиями, дав ему право заниматься «всем, что он обнаружит в ходе следствия, безотносительно к тому, насколько это связано» с делом о вмешательстве России в выборы. Причастность собственно к этому вмешательству политтехнологу не вменяется.

    Истец требует ограничить полномочия Мюллера расследованием вопросов, непосредственно касающихся вмешательства России в выборы. Также Манафорт добивается, чтобы с него самого были сняты обвинения. Основанием он называет то, что их предъявили в ходе неправомерно проводившегося расследования.

    Обвинения Манафорту предъявило 30 октября 2017 года Большое жюри присяжных США. Политтехнологу инкриминированы 12 эпизодов. Помимо заговора против Соединенных Штатов это один эпизод отмывания денег, один — работы в качестве иностранного агента без положенной регистрации и два — лжесвидетельства, в том числе один — в связи с работой незарегистрированным иностранным агентом. Наконец, ему вменены семь эпизодов нарушения банковской и финансовой отчетности.

    Такие же обвинения присяжные предъявили и партнеру Манафорта — Рику Гейтсу.

    В частности, утверждается, что Манафорт и Гейтс получили десятки миллионов долларов от партий и политических деятелей Украины и с 2006 по крайней мере до 2016 года отмывали эти деньги в американских и иностранных структурах, чтобы скрыть их происхождение, а таким образом — свои связи с Киевом.

    Оба обвиняемых отправлены под домашний арест. Вину ни Манафорт, ни Гейтс не признают.

    04.01.2018 graniru.org/Politics/World/US/m.266740.html

    «Тебя посодют, а ты — не воруй!» ©
    0
    avatar
    «Тебя посодют, а ты — не воруй!»
    Если всех подряд, вот так, за каждую мелочь садить, никаких Гейтсов не хватит.:U
    0
    avatar
    Адвокат Трампа требует от издательства не выпускать книгу о своем клиенте
    05.01.2018 graniru.org/Politics/World/US/m.266752.html

    Чарлз Хардер, адвокат президента США Дональда Трампа, направил в нью-йоркское издательство Henry Holt & Co. письмо с требованием отказаться от выпуска книги Майкла Вулфа «Огонь и ярость: внутри Белого Дома Трампа». Об этом в четверг сообщила The Washington Post.

    В случае публикации книги Хардер пригрозил подать в суд иск с рядом обвинений, в том числе в клевете.

    Также адвокат потребовал представить от издательства полный текст книги для ознакомления.

    Фрагмент книги Вулфа, выпуск которой намечен на 9 января, был опубликован в среду в New York Magazine. Выдержка представляла собой интервью с бывшим главным советником Трампа по стратегическим вопросам Стивом Бэнноном. В беседе с Вулфом отставной чиновник охарактеризовал встречу сына Трампа, Дональда Трампа-младшего, с россиянкой Натальей Весельницкой как «предательскую» и «непатриотичную».

    Президент США резко отреагировал на публикацию. Как передавал Reuters, Трамп заявил о своем бывшем советнике: «Он лишился не только работы, но и разума».

    Бэннон был уволен в августе 2017 года. Сообщалось, что на таком решении настаивали члены умеренного крыла Республиканской партии, обвинявшие чиновника в расизме.

    Встреча Трампа-младшего с Весельницкой, адвокатом совладельца московской Crocus Group Эмина Агаларова, состоялась 9 июня 2016 года в Нью-Йорке. На встрече обсуждалось предложение россиянки представить компромат на Хиллари Клинтон — соперницу Трампа на выборах. Сама Весельницкая отрицала, что предлагала компромат. Позже выяснилось, что во встрече участвовал также некий бывший сотрудник советских спецслужб.
    0
    avatar
    NYT: Расследование российского вмешательства началось после слов выпившего советника Трампа
    31.12.2017 graniru.org/Politics/World/US/m.266715.html

    Расследование дела о российском вмешательстве в выборы США началось после того, как советник предвыборной кампании Дональда Трампа по внешней политике Джордж Пападопулос, «сильно выпив», рассказал австралийскому дипломату о том, что у Москвы есть политический компромат на кандидата от Демократической партии Хиллари Клинтон. Об этом сообщает The New York Times со ссылкой на источники.

    В мае 2016 года Папандопулос встретился в лондонском баре с австралийским дипломатом Александром Даунером. Советник кампании Трампа рассказал, что недавно узнал о наличии у Москвы «тысяч писем», компрометирующих Клинтон. После этого австралийские официальные лица передали информацию своим американским коллегам.

    Издание характеризует Пападопулоса как «нахального и хвастливого» человека. При этом, хотя «некоторые из консультантов Трампа высмеивали его как ничтожного добровольного волонтера кампании или „кофейного мальчика“, интервью и новые документы показывают, что он „оставался влиятельным“ во время всей предвыборной кампании, отмечает NYT.

    27 июля Пападопулос был арестован по обвинению в заведомо ложных показаниях, данных ФБР 27 января нынешнего года. Днем раньше ФБР провела обыск у Пола Манафорта — бывшего начальника штаба Трампа.

    В октябре было опубликовано заявление Пападопулоса, в котором он сообщил о своих попытках устроить в начале 2016 года встречу кандидата в президенты Трампа с Владимиром Путиным. Около 14 марта 2016-го, говорится в документе, Пападопулос, на тот момент уже знавший, что получит работу в штабе Трампа, встретился в Италии с неким лондонским профессором, который утверждал, что имеет серьезные связи в правящих кругах России. Профессор заинтересовался своим знакомым, лишь когда узнал, что тот собирается работать у Трампа. Именно он сообщил, что у России есть тысячи электронных писем, содержащих компромат на Клинтон.

    21 марта было официально объявлено, что Пападопулоса берут в штаб Трампа. Три дня спустя в Лондоне профессор познакомил американца с россиянкой, которую и представил ему как племянницу Путина, имеющую связи с крупными российскими чиновниками. Советник сообщил о встрече коллегам по штабу и рассказал, что намерен обсудить с россиянкой „отношения России и США в президентство Дональда Трампа“. Начальник одобрил действия Пападопулоса и лишь посоветовал не давать россиянам никаких обязательств.

    В дальнейшем, говорится в примечании к изложению, Пападопулос узнал, что на деле россиянка племянницей Путина не была. Кроме того, он надеялся, что новая знакомая и профессор представят его российскому послу в Лондоне, но эти расчеты не оправдались.

    Однако еще до этого, 31 марта, Пападопулос встретился в Вашингтоне с самим Трампом и его советниками по внешней политике и заявил, что обладает связями, которые позволят организовать встречу кандидата с Путиным.

    Около 27 апреля 2016-го Пападопулос сообщил коллегам по штабу, что получил массу звонков, подтверждающих, что Путин хочет принять Трампа. В мае лондонский профессор сообщил ему, что говорил с „коллегами из МИД России“ и те подтвердили, что „готовы к сотрудничеству“. Далее в том же месяце Пападопулос дважды уведомлял коллег, что встреча должна состояться.

    19 июня советник, пообщавшись с неким лицом, „связанным с МИД России“, сообщил, что намерен встретиться с российскими чиновниками „не под запись“. Однако эту встречу ему провести не удалось.
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.