Америка
  • 606
  • Крестный президент

    28.12.2018. Грани, Владимир Абаринов

    Один дома


    Дональд Трамп не проработал президентом и двух лет, но его уже так много, что кажется, будто он сидел в Белом Доме всегда.

    Это начинается ранним утром. Президент просыпается в шестом часу (спит он всегда в одиночестве, дверь заперта на замок) и включает все три установленных в его спальне телевизора. Самые ранние утренние ток-шоу на Fox News и MSNBC еще не начались, поэтому он узнает о происходящем от главного «врага народа» — CNN. Взбодрившись утренней порцией сообщений, он, еще в пижаме, хватается за айфон и строчит сварливые твиты о том, что CNN — фабрика фальшивых новостей, вот опять они оболгали президента, а на самом деле все наоборот, это позор нации, и их давно пора привлечь за клевету. Он спорит с любой мелочью, в каждой бочке затычка. Всякий, кто его критикует, «сильно переоценен». Мэрил Стрип, мюзикл «Гамильтон», Алек Болдуин, колумнисты и юмористы — все highly overrated. Юмористы еще и несмешные. Женщины страшные, жирные и опустившиеся.

    Его забавляют непристойные каламбуры с фамилиями политиков (Schitt вместо Schiff). В студиях телекомпаний специальные люди следят за твиттером. Президентские твиты появляются в эфире, их комментируют эксперты, и обмен любезностями идет на новый виток.

    Однажды его так распирало, что он оделся и вышел на лужайку, где чуть ли не круглые сутки дежурят журналисты президентского пула, выбрал камеру Fox и появился в прямом эфире, чтобы бурно, путано и сердито опровергнуть fake news media.

    Шоу продолжается в одном из залов Белого Дома, на церемонии подписания какого-нибудь закона или указа. Мероприятие начинается длинным монологом президента, который подробно расписывает свои достижения, уснащая речь такими эпитетами, как «невероятный», «колоссальный» и «изумительный». Все, что он ни сделал, — самое большое и лучшее в истории Америки. Ни один президент не добивался ничего подобного. Но, вместо того чтобы почить на лаврах, он продолжает «усердно работать», делать Америку еще более великой. По ходу своих словоизлияний он обращается то к одному, то к другому министру: «Ведь правда же, Майк?», «Джим, дела же обстоят отлично?» Майк и Джим кивают и рассказывают, как у них все здорово обстоит. Никто не возражает президенту, какую бы пургу он ни нес. Продолжается это до тех пор, пока президенту не надоест.

    Он подходит к прессе перед каждой посадкой в вертолет, потом выходит к ней в самолете, потом, как губернатор Лембке в «Бесах», руководит тушением пожаров.



    Перед нами нескончаемое реалити-шоу. Это образ и смысл его жизни. Он проводит перед телевизором от четырех до восьми часов в сутки и, наверно, еще столько же в телевизоре. Чтобы дать ему возможность насмотреться вдоволь, встречи и совещания с участием президента не планируются раньше 11 часов утра. Но и позже он не выключает телевизор на жилой половине и, сидя на совещаниях, прислушивается к сообщениям телевизионных дикторов.

    Свои кадровые решения он принимает, глядя в телевизор, — там, среди экспертов Fox News, он находит кандидатов на важнейшие вакансии в правительстве. Это дитя телеэфира, его порождение, его гомункул: меня показывают — ergo sum. Никакой реалити помимо телевизора для него просто не существует. В телевизоре он черпает доказательства своей гениальности и свидетельства заговора против себя. Телевизор, в свою очередь, тиражирует его хвастовство и косноязычные нападки и увлеченно комментирует их.

    Это смотрящие друг на друга зеркала, дурная бесконечность в духе Кэрролла.

    Обычно говорят о его гипертрофированном самомнении, мании величия. Но есть подозрения, что весь этот нахрап — наоборот, от неуверенности и уязвимости. Его нарциссизм — следствие комплекса. Вся его энергия направлена на самосохранение. Он нападает, потому что защищается.

    Он все еще ведет президентскую кампанию. В его приватной столовой рядом с Овальным кабинетом, где он проводит бóльшую часть рабочего дня, до сих пор висит карта Америки с результатами президентских выборов 2016 года. Он дарит экземпляр посетителям в качестве сувенира. Ему необходима подпитка от восторженной толпы. Сразу после выборов он отправился по городам и весям в «турне победы», потом ему организовывали митинги в сложные моменты, чтобы ободрить и показать народную поддержку. Затем пришел черед выборов в Конгресс, и он опять разъезжал по стране, хвалил республиканских кандидатов, но в основном самого себя. Он до сих пор уверен, что его поддержка обеспечила кандидатам избрание, хотя это далеко не так. Но иное у него просто не укладывается в голове. Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда.

    У тех, кто работал со мной на этих невероятных выборах середины срока, поддерживал определенную политику и принципы, все отлично. Те, кто этого не делал, говорят гудбай!

    Он продолжает считать два дополнительных места в Сенате «эпической победой», о которой молчит «пресса фальшивых новостей» (разумеется, сообщили все), а результат выборов в нижнюю палату (республиканцы потеряли 37 мандатов) называет «лучшим, чем у любого другого президента». На самом деле это худший результат президентской партии с 1946 года.

    Он называл Белый Дом помойкой, уезжает оттуда при малейшей возможности, но уже начал кампанию за свое переизбрание.

    В администрации Трампа рекордная текучка кадров. У него уже третий шеф аппарата, третий советник по национальной безопасности, второй госсекретарь, вакантны посты министра юстиции и министра обороны. Генерал Мэттис, подавший в отставку из-за несогласия с преждевременным выводом войск из Сирии, дал Трампу два месяца на подбор своего преемника, но президент, недовольный выносом сора из избы, настоял на увольнении Мэттиса с 1 января. Некоторые госслужащие установили также рекорд краткости пребывания на своем посту. Советник президента по национальной безопасности Майкл Флинн занимал свой пост 24 дня. Директор Белого Дома по коммуникациям Энтони Скарамуччи — 10 дней. Но когда обстановку в Белом Доме называют хаотичной, президент говорит, что это фальшивая новость.

    И даже не потому, что он хочет обмануть публику, — он и правда не считает эту обстановку хаосом. Он в ней как рыба в воде. Скандалы и ссоры подчиненных его только бодрят и освежают. Утверждают, что он даже доволен победой демократов на выборах в нижнюю палату: он видит в них «полезного антагониста», ему нужна конфликтная атмосфера, которая, по его убеждению, повышает его шансы на переизбрание.

    Фактчекинг превратился в отдельный жанр журналистики и самостоятельную рубрику. После каждого публичного выступления президента медиа публикуют перечень его дезинформирующих публику заявлений, «альтернативных фактов» и просто откровенного вранья. А ему и горя мало.

    И наконец, последний нюанс моего метода: привлекать внимание к моим проектам это некоторая бравада, невинное хвастовство, призванное поразить воображение публики… Я называю это правдоподобной гиперболой и считаю всего лишь невинной формой преувеличения, но вместе с тем мощным средством рекламы.

    Так пишет он в книге «Искусство заключать сделки». У него 56,3 миллиона подписчиков в твиттере, он повторяет одно и то же десятки раз — иди опровергай в своих газетенках. Да он и не заботится о правдоподобии. Волшебный горшочек варит и варит круглые сутки, каша лезет и лезет изо всех щелей, забивает нам глаза, уши и мозги.

    Он понимает только игру с нулевой суммой. Еще одна цитата из книги:

    Мой стиль — прямота. Я всегда ставлю перед собой большие цели, а затем действую решительно. Налегаю и налегаю до тех пор, пока не получаю того, что хочу.

    Вот так он недавно налегал и налегал на лидеров оппозиции, упорно отказывающихся финансировать сооружение пограничной стены. Что такое компромисс, он не знает. Одеяло надо перетянуть на себя полностью. Дискуссия сводится к тому, что он твердит и твердит свое, не слушая и не слыша оппонентов. Подход «все или ничего» закончился шатдауном — остановкой работы четверти федеральных агентств и ведомств. Не горит даже рождественская елка у Белого Дома: она находится в ведении Нациольной парковой службы, не получившей финансирования из-за каприза президента.



    Он ощущает себя совершенно одиноким. Все его предали или готовы предать, особенно когда говорят, что он не имеет права делать все что хочет.

    «Никто не знает систему лучше, чем я, — вот почему я один могу ее исправить», — говорил он в своей речи на национальном съезде республиканцев, принимая номинацию и обещая «осушить вашингтонское болото». Многие надеялись, что система его приручит и обтешет. Этого не произошло, но и он ее не исправил.

    У американской политической системы большой запас прочности. Отцы-основатели были наивными скептиками. С одной стороны, они не обольщались относительно человеческой природы и сделали все, чтобы обуздать ее негативные импульсы. С другой — изобретенная ими система держится буквально на честном слове и предполагает наличие в человеке таких сдерживающих факторов, как стыд и совесть. «Все, что способно влиять на сознание человека, — клятва, совесть, любовь к родине, семейные привязанности и родственные узы — является гарантией их порядочности», — писал Джон Джей о сенаторах. Сегодня подобные сентенции воспринимаются разве что с горькой усмешкой.

    И все же, к чести отцов-основателей, система доказала свою жизнеспособность. Она находила легитимный выход из самых тяжелых кризисов. В 2000 году девять членов Верховного cуда присудили победу в президентской гонке Джорджу Бушу-младшему. Сторонники Гора были раздражены и недовольны этим решением, но никто не пошел с дрекольем штурмовать Белый Дом. Дональд Трамп живет в иллюзорном мире. Его убеждение в том, что народ восстанет, если ему устроят импичмент, выглядит нелепо и смешно.

    Его одинокий подкоп под устои американской демократии — разделение властей, свободу прессы, верховенство закона — в конечном счете обречен, но вреда он может наделать еще много. По этой причине боссы Республиканской партии сегодня задумываются, стоит ли делать ставку на переизбрание Трампа на второй срок. Задумаются и избиратели, проголосовавшие за Трампа для прикола. А одной «электоральной базы» — твердого ядра трампистов — ему может и не хватить.



    О другой стороне облика Трампа пишет немецкий комментатор Marc Pitzke в онлаин-публикации журнала «Шпигель». Ниже — мой пересказ.

    Дональд Трамп и юстиция

    Как уголовная организация


    Контакты с Россией, обман на выборах, отмывание денег: вокруг президента США Дональда Трампа в настоящее время кружит уже 17 уголовных дел. При этом следователи применяют те же методы, что и при раскрытии преступлений мафии.

    Дело Михаэла Коэна Nr. 18 Cr. 602 (WHP) закрыто и передано в архив. Последний документ в деле подтверждает, что бывший частный адвокат Трампа, осуждённый к трём годам тюрьмы, обязан, к тому же уплатить 500.000 долларов штрафа. В качестве получателя судья William Pauley указал «Бюро американской прокуратуры округа Южный Нью-Йорк, отдел отмывания денег и оргпреступности». И это не случайно: делом Коэна занималось именно это легендарное бюро по борьбе с мафией при нью-йоркской прокуратуре. И это кое-что говорит и о самом Коэне и о Трампе, при котором Коэн исполнял роль «консильери», прикрывающего грязные дела своего прежнего шефа, а ныне — президента США.

    Американская юстиция относится к Трампу и его окружению в точности как к мафиози, только без совершённых убийств. Ищейки терпеливо прогрызают путь к центру круга власти, снаружи — внутрь. Сначала уличают мелкую рыбёшку, потом — крупных гангстеров и делают их свидетелями обвинениая, чтобы в конечном итоге, возможно, поймать самого крупного гангстера.

    Среди 17 околотрамповых дел идёт речь об отмыве денег, коррупции, мошенничестве и уклонении от налогов. Ровно те же обвинения, которые привели ранее в тюрьму многих других мафиози. Всё большее число американцев начинает понимать, что ими правит человек, который на протяжении десятилетий окружал себя ворами, моженниками и подозрительными типами.

    Кто следующий?
    Семья Трампа, его друзья и фирма — это единая сеть. И почти каждый начинает «сотрудничать» со следствием, как только ему предъявят официальное обвинение. Коэн, экс-советник по нацбезопасности Майк Флинн, бывший помощник в выборах Пауль Манафорт, бывший вице-шеф в кампании выборов Рик Гейтс, бывший советник на выборах Джордж Попадопулос. Кто будет следующим?

    Снаружи-внутрь и снизу-вверх: эксперты говорят о «сценарии Рико». «Rico» — это «Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act», американский закон 1970 года, нацеленный на разгром преступных банд путём поблажек некоторым из преступников, которые стали сотрудничать со следствием. Эта тактика зарекомендовала себя в борьбе с мафией и её американскими филиалами. Именно так в руки правосудия попала нью-йоркская «семья» Гамбино, чей палач Сэмми Гравано начал «сотрудничать» со следствием.

    Мафиози называют таких своих предателей «крысами». И точно так же, «крысой» обзывает сейчас негодующий Трамп Коэна.

    «Сценарий Rico»
    Прокурора, который упёк в тюрьму мафиози Готти, звали Роберт Мюллер. В роли борца с мафией, а потом — и шефа ФБР, Мюллер досконально изучил возможности и методы «сценария Rico». Стоит ли удивляться, что те же методы он использует сейчас — в роли спецпрокурора по делу о связях Трампа с РФ.

    Но, может, это — охота на ведьм, жертвы которой невинны? Или заговор против Трампа?

    Сам Трамп называет «жертв» Мюллера из своего окружения либо героями, либо «крысами». Оценка зависит от того, какими неприятностями показания грозят самому Трампу.

    Михаэль Коэн, хорошо знакомый с тайнами Трампа и лично общавшийся с русскими и украинскими гангстерами, стал ключевым свидетелем Мюллера и провёл 70 часов, давая показания. Для Трампа Коэн стал «крысой», на чью голову Трамп публично призывает самые страшные кары.

    Пауль Манафорт, которому грозит пожизненное, напротив, — «хороший человек» по мнению Трампа. Ведь он, по всей видимости, весьма скуп на признания. Майклу Флинну Трамп пожелал удачи в суде, прежде чем судья вместо приговора дал Флинну ещёп три месяца для дачи показаний следствию о контактах с РФ.

    Твитты Трампа
    Твитты Трампа — пример ужасающего вмешательства в дела следствия. Они сигнализируют, что «расколовшимся» не следует ждать пощады, тогда как молчащих президент может позже помиловать. Похожий принцип применяет и мафия: кто «поёт», тот должен умереть.

    Но нью-йоркской прокуратуре наплевать на Трампа. Многие её выходцы становились потом министрами юстиции, федеральными судьями, директорами ФБР. Один нью-йоркский прокурор, специализировавшийся на борьбе с мафией, стал бургомистром города. Его зовут Руди Джулиани. Сейчас он работает личным адвокатом Трампа — вместо Михаэля Коэна.

    4 комментария

    avatar
    Китай впервые в истории разрешил импорт риса из США. На такие беспрецедентные уступки Пекин решил пойти в преддверии торговых переговоров с Вашингтоном, сообщает Reuters.

    Аналитики, опрошенные агентством, отмечают, что это «жест доброй воли» со стороны Пекина в рамках напряженных переговоров двух стран о достижении нового торгового соглашения. О разрешении импорта проинформировало Главное таможенное управление Китая.

    Лучше с Америкой потерять, чем с Россией найти. Си Цзы 356 г. нашей эры.
    +1
    avatar
    Все мемноновские влажные мечты о том как Китай на счастье расии уничтожает США накрылись медным тазом.
    Впрочем как и все остальные «виличилки».
    Осталось только жалобное повизгивание ЯОй… ОйЁй
    +1
    avatar
    Будет прикол, если Трампа избирут на второй срок )))Мне кажется, что не только Трампа окучмвали, почти в этом уверен, но и Клинтоншу то же окучивали российские спецслужбы, то есть одна команда занималась Трампом, другая Клинтон.Просто Клинтонша не попала в поле зрения американской юстиции, но будь она избрана…
    0
    avatar
    Будет прикол, если Трампа избирут на второй срок )))
    именно таких замечательных людей и выбирают, кмк.
    если не он, то кто?
    0
    У нас вот как принято: только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут делиться своим мнением, извините.